Форум » Когда-нибудь, однажды... » "Лошади и маки", замок Гайярэ, провинция Эпинэ, 383 год к.С. » Ответить

"Лошади и маки", замок Гайярэ, провинция Эпинэ, 383 год к.С.

Катарина Оллар: Действующие лица: Робер Эпинэ Катарина Ариго

Ответов - 63, стр: 1 2 3 All

Катарина Оллар: - Мишель! - глаза Катарины засветились радостью, - О, какое счастье, наконец-то! Она обвела взглядом старшего кузена и всех подъехавших и тут же смутилась. - Мы... наверное, потом все объясним, - тихо сказала девочка, - Это все получилось случайно... Из-за меня... Катарина сжала ручки на груди, с мольбой глядя на Мишеля. - Роберу нужна помощь! - горячо воскликнула она, - У него рана на голове, мы как смогли, остановили кровь, но я все равно очень боюсь! И нога... Он ее, наверное, сломал. Пожалуйста, Мишель, не ругайте нас! Мы с трудом выжили тут, почти ничего не ели, плохо спали. Поругайте нас, пожалуйста, потом, - тихо проговорила она. - Но Робера не надо, только меня. Это все из-за меня произошло!

Робер Эпинэ: - Не нужно, - со всей твёрдостью, на которую он был способен, сказал Робер, глядя снизу вверх на брата. Более внимательный и человек, да к тому же обладающий поэтическим даром, сказал бы что было видно как между ними летают молнии (Эпинэ!). Так это было или не так, но почувствовать как сгустился, в момент их молчаливого поединка, воздух было дано каждому. Едва ли все слова кузины были услышаны. Зато они с братом понимали друг друга без слов: - Какие кошки потащили вас в лес? Ладно у тебя нет ума, но о кузине ты мог подумать? З-защитник! – взгляд Мишель выражал презрение к младшему брату. - Я не виноват, - взгляд переместился на безмятежную закатную тварь в конском обличье, - это все он. - Ах он… - Мишель отвернулся от Робера, выражая абсолютную брезгливость. - Не нужно, Катари, - громко сказал он и в его голосе отчётливо сквозили холодные и злые нотки, - я сам виноват, в том, что произошло и с меня спрос. Но об этом можно поговорить позже, - эти слова были уже обращены к спине Мишеля, который делал какие-то распоряжения, - а сейчас надеюсь, вы поможете кузине и, - «так уж и быть еще и мне» мысленно ввернул он, - поможете нам? Я был бы вам очень признателен.

Катарина Оллар: Слуги под руководством Мишеля очень осторожно подняли Робера и усадили его на лошадь. В седло с ним сел один из них, поскольку Мишель осмотрел рану брата на голове и принял такое решение. Кроме того, у Робера болела нога, и конечно, он не смог бы сам управлять лошадью. Катари Мишель взял к себе в седло, чему она была бесконечно рада, но не показывала этого явно. Он, во всяком случае, ничего не понял и думал лишь о том, как бы поскорее привезти всех в замок, и хоть бы с Робером действительно не было чего-то серьезного. Через некоторое время путь до замка был преодолен. Ехали медленно, чтобы Робера не слишком трясло. Было видно, что ему больно, хоть он и старательно не подавал никакого вида, но старший брат все понимал. Наконец, они въехали в ворота. Каролина сразу кинулась к Катарине, Жозина к Роберу, и на обоих детей вылился поток любви и нежности, слез и упреков сразу. Потом Робера устроили в спальне и его мать осталась там с врачом, который его осматривал, а Катарина плакала в объятиях своей матушки, успев, правда, перед этим поблагодарить Мишеля и подарить ему несколько восхищенных взглядов.



полная версия страницы