Форум » Когда-нибудь, однажды... » "Лошади и маки", замок Гайярэ, провинция Эпинэ, 383 год к.С. » Ответить

"Лошади и маки", замок Гайярэ, провинция Эпинэ, 383 год к.С.

Катарина Оллар: Действующие лица: Робер Эпинэ Катарина Ариго

Ответов - 63, стр: 1 2 3 All

Катарина Оллар: С приездом гостей в Гайярэ стало шумно и весело. Поначалу это нравилось юной Катарине. Она понемногу присматривалась к таким выросшим и изменившимся с последней встречи кузенам, прислушивалась к их разговорам с братьями, даже участвовала с ними в некоторых забавах, если ей разрешала это матушка. Большинство улыбок и взглядов от Катарины во время совместных игр и бесед доставалось старшему из юношей Эпинэ, Мишелю, но он в ответ особенной заинтересованности не проявлял. Возможно, отчасти и поэтому Катарине в какой-то момент захотелось немного тишины и спокойствия в эти шумные дни. Можно было укрыться у себя в комнате, но туда в любой момент могла прийти матушка и отправить ее снова к гостям, или завести какой-нибудь свой разговор с дочерью, а Катарине этого совсем не хотелось... Потому, она решила улизнуть в отцовскую бибилотеку. Вряд ли туда заглянет кто-нибудь в ближайшее время, или вздумает там ее искать, и можно будет тихо посидеть на подоконнике с книгой.

Робер Эпинэ: Робер уже несколько дней, как приехал с семьёй в Гайярэ. Жозине очень хотелось навестить родственников, но ехать одна она не желала, братья тоже хотели немного развеяться. Самому же Роберу, если честно, было как-то всё равно, где проводить время. В последнее время ему хотелось тишины и спокойствия, а не шумных компаний. Самое первое, что приходило в голову - это удрать на конюшню, оседлать коня и скакать, куда глаза глядят. Но подобное поведение было бы недопустимо в гостях. В раздумьях, где же спрятаться, хоть ненадолго, Робер увидел приоткрытую дверь библиотеки. А это, оказывается выход. В библиотеке никто искать не будет, а если случайно кто и увидит, то не удивится и не обидится. Робер аккуратно открыл дверь и зашел. На первый взгляд в библиотеке никого не было. Он прошел к ближайшему стеллажу и начал искать, что-либо не напрягающее. На краю полки лежала книга, видимо, он ненароком зацепил её, проходя мимо. Книга упала на пол с таким звуком, что Робер аж подпрыгнул от неожиданности.

Катарина Оллар: Катарина, скрытая портьерой, от резкого звука хлопнувшейся на пол книги едва не уронила с колен свою. Кто-то все же пришел в библиотеку... И рано или поздно ее здесь обнаружит, так что лучше уж сразу обнаружить себя самой. Девушка со вздохом закрыла свой том со сказками и положила его на подоконник рядом с собой, а затем спрыгнула на пол и вышла из-за портьеры. Как оказалось, в библиотеку вошел Робер Эпинэ. Наверное, его сюда за ней послали, подумала она. - Робер, - она вышла навстречу к юноше, - Вы... ты сюда за мной пришел? Матушка послала?

Робер Эпинэ: Робер только собрался поднять книгу, как вдруг на подоконнике рядом что-то зашуршало. Похоже, что в библиотеке он был не один. Из-за портьеры вдруг мягко вышла кузина. Вот теперь уже точно неудобно, она тоже наверняка хотела уедениться в тишине, а теперь всё выглядит так, будто он специально за ней сюда пришел. Надо было бы как-нибудь успокоить и тихонько поискать другое место для уединения. - Ох, дорогая Катари, простите, что я Вас побеспокоил. Я вижу, что я Вам помешал. Ещё раз простите, наверное я просто поищу другое тихое место. - смущенно пролепетал Робер.

Катарина Оллар: Вот как, значит, Робер тоже устал от шума и суеты и решил поискать себе здесь тихое пристанище... Катарина посмотрела на кузена, а потом улыбнулась ему. Со стороны он казался ей таким взрослым, а сейчас неожиданно стал похож на засмущавшегося мальчишку. - Наверное, нам можно быть на "ты", - предложила она, - Не извиняйся. Мне... тоже захотелось побыть немного в тишине, как и тебе, но, я бы хотела, чтобы ты остался, - призналась Катарина.

Робер Эпинэ: Робер благодарно улыбнулся кузине. По крайней мере, он уже не один искал в этом замке тишины. Ему до сих пор было неловко за прерваное уединение. Но Катари, похоже, была не против его присутствия, если, конечно это не просто вежливость. Роберу очень хотелось надеяться, что нет. Но как же всё-таки неудачно он зашел... А что если предложить кузине конную прогулку? Вдвоем это уже не будет выглядеть так странно и невежливо. Тем более, что она наверняка должна знать вокруг замка красивые места, и тогда не пришлось бы искать их самому. Интересно, а как Катари относится к конным прогулкам? - Конечно можно. - Робер ещё раз улыбнулся. - А я вот тут подумал, просто в библиотеку могут зайти ещё люди, мне неловко предлагать, но как ты относишься к лошадям? Прогулка верхом - это же так прекрасно! А тишина природы никогда не сравнится с тишиной библиотеки. - Роберу наверное всё же не стоило, так сразу предлагать, но так не хочется сидеть в душном замке...

Катарина Оллар: Услышав неожиданное предложение кузена, Катарина обрадовалась. Вырваться из каменных стен "на волю" ей очень хотелось, тем более, день выдался теплым и солнечным, а в полях вокруг цвели ее любимые маки. Можно будет показать Роберу и лесок неподалеку, и реку, и... Катарина посмотрела на стоящего перед ней юношу и внезапно вздохнула. - Мне бы этого очень хотелось, - сказала она, - Но матушка ни за что мне не позволит. Она должно быть и сейчас ищет меня по замку и сердится оттого, что до сих пор не нашла. Впрочем... раз уж она в любом случае меня отругает, сейчас мы могли бы уйти потихоньку. Я не слишком хорошая наездница, но в дамском седле ездить умею, только не слишком быстро. А оседлать лошадей ты сам сможешь? Если просить слуг, то они обязательно нас выдадут, - Катарина улыбнулась.

Робер Эпинэ: - Конечно смогу! - обрадовался Робер. Он с раннего детства прекрасно обращался с лошадьми. В их семье никогда не видели ничего зазорного в том, чтобы седлаться самостоятельно. - Только до конюшни ещё дойти надо. Ты не знаешь, тут можно как-нибудь незаметно выскользнуть, чтобы никому на глаза не попастись? - Юноша ободряюще смотрел на кузину. Ну ведь действительно будет досадно, если по дороге их кто-нибудь остановит. А Катари, которая выросла в этом замке, наверняка должна знать все закоулки и безлюдные места.

Катарина Оллар: - Знаю, - кивнула Катарина обрадованно. Как все-таки здорово, что вместо того, чтобы ей весь вечер прятаться за пыльной портьерой, сейчас она с Робером, словно два заговорщика, тихонько проберутся по замку к выходу, стараясь не попадаться слугам на глаза, а потом в конюшню, и кузен сам оседлает им лошадей, а потом... Потом, выехав в поле, где цветут ее любимые яркие цветы, можно будет ощутить свободу, вдохнув чистый свежий воздух теплого летнего дня... - Пойдем, - шепнула она, протягивая руку Роберу, чтобы провести его за собой по пути "на свободу"

Робер Эпинэ: Они выглядели как два маленьких преступника, и кто из них был большим, еще стоило решить. Маменька Катари не погладит его по головке за то, что потащил кузину кататься на лошадях. Но ведь она не узнает! Откуда ей узнать? У взрослых свои разговоры, а братьям сейчас уж точно не до них. Когда вспомнят про младших детей (к коим Робер себя уж никак не относил) они уже вернутся. - Эрэа, - юноша отвесил самый учтивый поклон, на который был способен, - для меня честь сопровождать вас на прогулке, - он крепко сжал маленькую, хрупкую ручку и задорно подмигнул, - ведите! Лошадьми я займусь сам, - важно заявил Робер, гордо вскинув голову.

Катарина Оллар: Катарина еще раз смущенно-задорно улыбнулась Роберу в ответ. Кузен казался ей таким взрослым, а сейчас он будет уделять внимание только ей, ей одной! И на прогулку они поедут сами, без сопровождения старших, без слуг. Это было настоящим приключением! Девочка еще раз восхищенно взглянула на кузена и потянула его за руку. Они шли теми ходами по коридорам замка, которые она давно изучила и была уверена, что по дороге они не встретят никого из слуг, правда, один раз пришлось остановиться и спрятаться, переждать за углом, пока пройдет горничная, а потом бежать быстро и бесшумно. Скоро показался выход, в Гайярэ он был не один, Катарина толкнула заветную дверь, и они оказались во дворе. - Теперь пройдем к конюшням, - проговорила она, - Пойдем скорее, Робер, пока нас никто не видит! И она увлекла его по залитому солнцем двору за собой.

Робер Эпинэ: Робер послушно позволял увлекать за собой его маленькой кузине, но едва они вошли в конюшню, как юноша перестал быть ведомым. Он был в своей стихии, хоть и конюшня была чужой, но ведь лошади то, лошади они везде лошади и Эпинэ их чувствуют, иначе они не Эпинэ! - Я возьму вот этого коня? Как его звать? – осведомился у кузины Робер, указывая на темно-буланого линарца, от которого так и веяло спокойствием. Душа юноши уже принадлежала гнедому полумориску из соседнего стойла, но голова Эпинэ еще была на месте. Тот конь хоть и был красавцем, но был очень сложного нрава, насколько мог судить он. Это добавляло азарта во взгляд юноши, но здравый смысл говорил о том, что сегодня нужно брать коня поспокойнее, поскольку с ним дама, - а какого тебе оседлать? - забыв про свою игру спросил Эпинэ.

Катарина Оллар: В конюшне тоже никого не оказалось. Лошади спокойно стояли в стойлах, лишь лениво покосились на вошедших. На улице было тепло, даже жарко, и животные отдыхали, пожевывая свежее сено в своих кормушках. - Это Буран, - сказала Катарина, - Но, не смотря на свое имя, это покладистый и добрый конь. А я чаще всего езжу на Лане, - она показала на невысокую смирную лошадку серой масти, - Говорят, что она хорошо объезженна, - старательно выговорила девочка это слово. - Я умею держаться в седле, - подтвердила она, чтобы Робер не передумал.

Робер Эпинэ: Лана с подозрением посмотрела на Робера и фыркнула, что юноше очень даже не понравилась. Спокойствие исходившее от Бурана, он практически осязал, чего не мог сказать о кобыле. Нет плохих коней, но есть плохие наездники. Если бы он сам поехал на ней, то был бы спокоен, но лошадку выбрала кузина и в душе юноша немного за нее беспокоился, считая Лану, лошадью с сюрпризом. - Сейчас оседлаю, - кивнул Ро, взяв с колышка уздечку и седло, - я мигом! - снова кивнул он, почти светясь от счастья. Лошадок он любил и, кажется, они ему отвечали взаимностью. Эпинэ уверенно и быстро вошел вначале в одно стойло, а затем в другое. Руки сами делали то, что было им привычно. Иной бы сказал, мол я не конюх, чтобы запрягать или чистить лошадей, для Ро же, как и для любого Эпинэ, это было радостью, а конь был самым верным другом. - Готово! – через некоторое время радостно возвестил Робер, выводя к кузине ее Лану, - может тебе лучше взять Бурана? - неуверенно спросил юноша, - галантно подавая руку кузине и готовясь провести и помочь залезть на ту лошадь, которую она выберет для прогулки.

Катарина Оллар: Катари с восторгом наблюдала за тем, как ее такой взрослый кузен занимается лошадьми. Он седлал их сам, очень умело, как показалось девочке, и лошади слушались его. Наконец, все было готово. Робер подал ей руку, и Катарина взялась за его ладонь с улыбкой восхищения и восторга тем, что они собрались совершить. - Я не могу ехать на Буране, ведь он жеребец, а я дама, - сказала она, смущаясь, - Я лучше поеду на Лане, хорошо? Ведь я всегда на ней езжу... Конечно, рядом бывает грум, но сейчас рядом будешь ты, и я совсем не волнуюсь. Катарина потянулась на цыпочках, чтобы взяться другой рукой за седло. Она хотела показать Роберу, что умеет взбираться в него почти самостоятельно, и если ее и нужно подсадить, то совсем немного.

Робер Эпинэ: Ро не был бы Ро, ежели бы удержался от желания капельку порисоваться перед девочкой. Некрасиво конечно, но он ведь самую капельку! И именно поэтому, юноша с самым, что ни на есть беспечным видом отправился седлать лошадок. Буран, в противовес своему имени был самым меланхоличным созданием, какого только видел. Если он и был когда-то "Бураном", то это было достаточно давно. И с тех пор успев увериться в том, что люди созданы лишь для того, чтобы ухаживать за ним, коняшка перестал проявлять чудеса резвости, изредка величественно позволяя немного прокатиться на нем. Однако весь его флегматичный характер не помешал попытаться цапнуть Ро, когда тот излишне перестарался с подпругой. Юноша нахмурился и показав кулак, принялся ослаблять ее, в душе радуясь, что кузина его не видит. Лана же даже не пыталась скрывать с каким презрением к нему относится, но после второго яблока, всё же сдалась и позволила себя оседлать. Проверив еще раз то, как оседланы оба коня, Робер вернулся к сестре, которая, к счастью, не видела его "торговых" отношений с Ланой и разговор с Бураном. - А кто увидит то? – он заговорщицки улыбнулся и пожал плечами. Однако юноша всё еще был уверен, что с Бурана сложнее свалиться. Но препятствовать Катарине не стал, подведя ее к лошадке и немного подсадил, чтобы сестрице было удобнее. После этого Робер обошел своего коня и лихо взобрался в седло, получив в награду многообещающий взгляд Бурана полный укоризны. "Кажется, я поторопился с выводами о его покладистости.." – подумал юноша, которому нестерпимо захотелось почесать затылок. - Где ты любишь обычно кататься? – Ро вопросительно посмотрел на сестру, небрежно подбирая поводья.  

Катарина Оллар: Катарина старательно взобралась в седло с помощью кузена, взяла поводья и аккуратно расправила юбки. Лана стояла спокойно, и девочка протянула руку и погладила ее гриву. Лошадь хорошо отреагировала на привычную ласку и ощущение легкой наездницы в седле. Она только втягивала ноздрями запах незнакомца, который оседлал Бурана. - Обычно я не выезжаю за ограду парка, - ответила Катари Роберу, - Матушка бывает против этого, и за мной всегда следит грум. Но сегодня его нет... И мне бы так хотелось совсем недолго покататься за оградой! Никто ведь и не заметит, и мы быстро вернемся назад, правда, Робер? Девочка с надеждой посмотрела на кузена.

Робер Эпинэ: Буран был конягой приметной и как оказалась способной разочаровать наездника в том, что он умеет держаться в седле. Все навыки, приобретенные в этом деле можно было считать бессмысленными, когда дело касалось этой лошади. Как Ро умудрился выбрать самого норовистого и коварного скакуна, оставалось загадкой. Вероятнее всего это было дело его вечного и невероятного везения. Но юноша, с упрямством осла, оставался сидеть в седле, рисуясь перед кузиной под ехидные поглядывания Бурана. Катари просила его прокатиться за оградой и делала это с таким видом, что отказать юноша ей просто не мог, даже если бы и не строил из себя невесть кого. - Конечно, не заметят! – охотно подтвердил Робер, тихонько трогая коня пятками. Конечно, красивее было вихрем сорваться с места, но он был не один и неизвестно как поведет себя Лана, если Буран решит при этом выкинуть какой-нибудь номер. А еще ему хотелось мчаться на перегонки, но, увы, этому сегодня было не суждено сбыться. Рисковать сестрой он был не намерен, а значит ему предстояла чинная прогулка на открытом воздухе, благо компания была более чем приятная. - А почему она не разрешает? – спросил Ро, держась подле Ариго и не давая себя кусать за колени.

Катарина Оллар: Катарина совсем не понимала, что Буран ведет себя странно или представляет какую-то опасность для Робера. Лана под ней вела себя как обычно, и девочка спокойно сидела в седле, держа в руках поводья, и смотрела на кузена лишь с восхищением. Ей казалось, что он все делает очень ловко, умело и при этом грациозно. Что Ро отличный наездник, и с ним можно отправиться не только за ограду, а и гораздо дальше. - Матушка просто волнуется за меня, - сказала Катарина, - Но ведь не о чем волноваться, она и не успеет узнать, ведь правда? Если бы только матушка видела сейчас, что ее сопровождает такой наездник и кавалер, как Робер, она бы не стала волноваться ничуть, наоборот, разрешила бы им поехать, например, хоть к самому берегу Данара, думала Катарина. Между тем, она все-таки не хотела, чтобы их заметили слуги, сразу побегут докладывать! - Давай тогда быстрее поедем за ворота, - тихо предложила девочка, трогая Лану с места.

Робер Эпинэ: Мальчик держался в седле ровно, пусть немного и напряженно, сказывались опасения за далеко не овечий норов Бурана. Однако Ро самодовольно ухмылялся во весь рот и ничуть не смущаясь рисовался перед кузиной, но при этом юноша не забывал посматривать за Ланой, хоть та вела себя смирно. - Мы ей не скажем, а больше здесь никого нет, - чуть наклонив голову, сказал Робер, - мы спустимся вон там, - Иноходец, перебросив поводья в одну руку, другой указал где именно они спустятся, чтобы их не заметили ни отлучившиеся конюхи, ни кто-либо еще из господского дома и вслед за этим, стал претворять свои слова в действие. Осторожно тронув бока Бурана, чтобы не допусти Создатель, эта своенравная кляча не рванула с места в карьер, Робер тронулся в путь, подавая пример кузине. Им пришлось сделать небольшой крюк, но зато они беспрепятственно миновали ворота. - Куда дальше? - поинтересовался Ро у кузины, когда они уже порядочно отъехали от ворот. Юноша хотел, чтобы Катарине было весело и потому позволил выбрать самой даме маршрут их прогулки.

Катарина Оллар: Катарина осторожно, хотя и привычно управляла Ланой. Гораздо больше поведения ее лошади ее беспокоило то, как бы покинуть двор, оставшись незамеченными. И им это все-таки удалось. Когда они с Робером оказались за воротами, девочка даже не поверила сразу, что все получилось, и их не остановили! - Надо скорее ехать, пока нас не хватились! - негромко воскликнула она, глядя на кузена горящими радостью глазами, - Едем туда, там скоро начнутся деревья, и мы сможем за ними скрыться! Катарина показала нужное направление и нетерпеливо дернула поводья. Лана повиновалась наезднице и потрусила в нужную сторону.

Робер Эпинэ: - Как скажете, эреа, - Робер шутливо поклонился в седле, направляя, в сторону леса, злобно косящегося на него Бурана. Юноша был уверен, что только его внимательность и исключительные навыки наездника спасли его от подлой диверсии животного и укушенного колена. Когда повод был натянут, конь (Робер был готов этом поклясться!) фыркнул с разочарованием. И угораздило же его (Внуку Повелителя Молний!) выбрать именно Бурана. Он был такими норовистым, словно сам Леворукий шепчет ему в ухо какую пакость еще сделать. Выровняв Бурана рядом с Ланой, Ро дал шенкелей и направился в сторону леса, стараясь не отрываться от Катарины. Однако такое потребительское отношение роберовскому скакуну пришлось не по вкусу и он, закусив удила, рванул с места в карьер, абсолютно не обращая внимания на хлипкие потуги всадника совладать с ним.

Катарина Оллар: - Робер! - воскликнула Катарина, поспешно направляя Лану за понесшим кузена конем. Девочка ужасно испугалась, она торопилась нагнать Робера, и потому заставила свою лошадь ускорить бег, но Лана, к счастью, была послушной объезженной лошадкой, и к своей маленькой наезднице она давно привыкла, так что для Катарины ускорившаяся скачка не представляла опасности. А вот за кузена девочка сильно обеспокоилась. - Робер! Робер! - кричала она, пока Лана не въехала в лесок.

Робер Эпинэ: Уж чего только не делал Робер, чтобы остановить или хотя бы как-то замедлить эту закатную тварь в лошадином обличьи - всё бестолку. Буран, оправдывая свое имя мчался и мчался вперед не разбирая дороги прямо в лес и на попытки свернуть в сторону конь никак не реагировал лишь только злобно подфыркивая. Если на ровной дороге Ро мог еще надеяться на благополучный исход, то попадая в лес его шансы стремились к минимуму. Если не первый или второй, то третий сук уж точно будет его. Вот уж светлая пена стала появляться кое где на его боках, а он все не сбавлял скорости. Юноша обернулся и чуть не выпустил поводья. Катари, скакала за ним. Выругавшись под нос так, как папенька совсем не велел он в сердцах крикнул: - Катрина! - он понизил голос и прошипел сквозь зубы "Леворукий тебя побери", - Немедленно остановись! Робер не смотрел назад и продолжал свои попытки взять верх над жеребцом, но тщетно и через пару мгновений он на полном ходу влетел на нем в лес только и успевая уклоняться от веток.

Катарина Оллар: - Робер! - отчаянно крикнула девочка снова. В лесу она пыталась следовать за кузеном, но Буран нес его, не разбирая дороги. Лана, хоть и чуяла жеребца, не собиралась также нестись за ним. Более пугливая и осторожная кобылка свернула на тропинку побезопаснее, бежать между деревьями за Бураном она не стала. Катарина пыталась развернуть ее в ту сторону и подгонять, чтобы не потерять кузена из вида, но Лана хотела скакать только по дорожке, что и сделала, затрусив вперед, вглубь леса. Этот лесок не был слишком густым и непроходимым, в нем были утоптаны тропки, дворовая прислуга собирала здесь летом ягоды и грибы, а выводили все тропинки к реке, на берег. Так Катарина и хотела покататься с Робером, через лесок на речку, но после того, как Буран перестал его слушаться, она проклинала себя за эту прогулку. - Милый кузен, где же ты? - отчаянно воскликнула она, изо всех сил подгоняя Лану, которая бежала по тропинке, не собираясь никуда сворачивать.

Робер Эпинэ: Катарина и не собиралась останавливаться. То ли дело было в том, что она его не услышала, то ли в истинно женском упрямстве. Если Ро не сидел на взбешенном и разгоряченном коне, то он бы даже может быть и позволил бы себе пофилософствовать на эту тему с истинно юношеской любознательностью. Однако ему оставалось только вцепиться в поводья и следить за дорогой, стараясь не свалиться с Бурана раньше времени. Тропа, по которой скакал этот дьявол, петляла так, словно прежде чем ее проложить впереди пустили зайца, и Роберу нужно было всё его внимание, чтобы на первом же резком повороте не сверзиться с Бурана. - Да остановись же ты! - почти рявкнул Иноходец сестре и тут же пропустив внушительно вида сучок, зацепился за него и на всем скаку слетел с коня. То, что проскакав еще с пяток метров, скинувшее его кошачье отродье, остановилось и с презрением фыркнуло на бывшего седока, распластанного на траве, Робер уже не видел.

Катарина Оллар: Где-то впереди, кажется, не очень далеко, Катарина услышала звук треска веток. - Робер! - снова перепуганно воскликнула она и поспешно подогнала Лану в том направлении. Тропинка начала петлять, и за одним из поворотов девочка сперва увидела Бурана с пустым седлом, который больше никуда не бежал, а просто пощипывал травку у кустов вдоль дорожки, и затем она, наконец, увидела кузена. Только зрелище ее не порадовало. Робер лежал на земле, должно быть, он сильно ударился. Значит, негодный конь его все-таки сбросил... Катарина страшно перепугалась, остановила Лану, спрыгнула с нее, позабыв о своей обычной осторожности при спуске из седла. Благо, она опустилась на ноги удачно и тут же кинулась к мальчику. - Робер! Катарина встала рядом с кузеном на коленки прямо в траву и перепуганно смотрела на него.

Робер Эпинэ: - Ох... - вырвалось из полусомкнутых губ юноши, что лежал на траве и веки его дрогнули. Первое что он увидел - ясное голубое небо в паутине веток по краям. По нему плыли редкие пушистые, напоминающие тонкое кружево облака. Он чуть-чуть попытался приподнять голову, чтобы посмотреть где находиться и голова напомнила ему резкой болью в затылке, что она еще на месте и не намерена прощать такое скверное отношение. Голова гудела как бубен, но Ро терпел, а заметив кузину немедленно спросил встревоженным хрипловатым голосом: - Катарина, с тобой всё в порядке? А позади нее переступая с ноги на ногу стояла Лана томно кокетничая с непарнокопытным родичем закатной твари, что был спокоен и невозмутим и совершенно не напоминал то закатное создание, что неслось не разбиаря дороги и в итоге скинуло его. "Ух и разберусь же я с тобой!" - мстительно подумаю Робер, хотя понимал, что никудышный наездник виноват ничуть не меньше строптивого скакуна.

Катарина Оллар: Робер сначала лежал с закрытыми глазами, и Катарина испугалась так, что чуть не расплакалась, но вот он охнул, зашевелился и открыл глаза. - Да, со мной все хорошо, - дрожащим голосом произнесла девочка, - Лана меня привезла по дорожке, все в порядке, но ты, Робер... Скажи, ты очень сильно ушибся? Тебе очень больно? - пролепетала она, глядя на кузена огромными от страха за него глазами и прижимая руки к груди.

Робер Эпинэ: Да, падать с лошади значительно неприятнее, чем кататься. Это Эпинэ усвоил уже давно, но кто же знал, что это будет настолько неприятно? Затылок саднило так, что хотелось выть, но юноша сцепив зубы терпел и настороженно смотрел, на бледное и испуганное личико кузины. - Это хорошо, - к сожалению, вымучено, а не весело улыбнулся Робер, попытавшись привстать побольше, чтобы можно было сесть и посмотреть ногу. Судя по незабываемым ощущениям, у него было что-то с лодыжкой. - Ничего страшного, Катари. Не беспокойся за меня. Завтра я и забуду об этом недоразумении, - снова улыбнулся он и забывшись, потянулся к затылку, чтобы его почесать. Остановился Ро только тогда, когда нащупал в волосах колтун. Резко одернув руку, юноша посмотрел на нее и поспешно стал отирать ладонь о траву, надеясь, что кузина не заметила на его ладошке крови. Да... Назавтра это приключение забыть никак не удастся и послезавтра тоже. "Ну что? Доволен?" - Эпинэ бросил злой взгляд на Бурана, чья морда, как ему показалась, была ехидной. - Да не бойся ты! - воскликнул он, будучи не в силах больше смотреть на ее скорбный лик, - сейчас отдохнем и поедем домой. Или ты еще погулять хочешь? - как можно более весело сказал Ро, хотя по выражению лица можно было сказать совсем иное. Ему и вправду хотелось сейчас оказаться в теплой постельке, чтобы ничего у него не болело и еще совсем чуть-чуть ему хотелось чтобы его пожалели. Однако он был мужчиной и должен был терпеть и спасать дам. Хотя бы от испуга.



полная версия страницы