Форум » Когда-нибудь, однажды... » "Свадьба в Савиньяке", замок и одноименная провинция, 398 к.С. » Ответить

"Свадьба в Савиньяке", замок и одноименная провинция, 398 к.С.

Лионель Савиньяк: Действующие лица: Лионель Савиньяк Марианна Савиньяк Арлетта Савиньяк, родственники, друзья(НПС)

Ответов - 87, стр: 1 2 3 All

Лионель Савиньяк: Наконец-то Ли может представить свою жену матери и родне. Ему давно хотелось устроить свадебное торжество в замке, ведь венчание в Олларии было торопливым и скромным. Но зато Марианна была во дворце, королева приняла ее, кардинал "отпустил" все былые грехи. Супруга Савиньяка получила признание в обществе, теперь она должна быть признана и родней. Да и хотелось Лионелю устроить праздник по поводу своей женитьбы в родном замке, который он, к тому же, давно не навещал. Карета едет по заснеженному полю. Грядут праздники начала нового Круга. Это время волшебное и очень подходит для семейного торжества, на котором Марианну примут в "круг" родни Лионеля.

Марианна: Новоиспеченная графиня очень волновалась перед встречей с родней Лионеля, но и старалась не показывать этого состояния мужу. Чего стоило ей только дождаться его после кровожадной ночи и общения с Дораком, а потом встречи с Ее Величеством. От общения с кардиналом было своего рода удовольствие, ведь не каждый день бываешь допущен в святая святых всей Олларии, да еще и пообщаться с самым хитрым лисом всего Талига. А с Катариной общаться было совсем другое удовольствие, женщины как-то сразу поняли и приняли друг друга, посему графиня официально стала допущена ко дворцу, их брак с Лионелем благословлен и оставалось самое трудное – стать признанной семейством Савиньяк, непосредственно самой величественной матерью, Арлеттой. Вот уж кто заставлял сейчас Марианну нервничать, хотя самое время было обнимать мужа и не думать больше о горестях, наслаждаться заслуженным счастьем. - Дорогой, - она положила голову на плечо мужа, - У нашей любви теперь будет самое серьезное испытание, но я тебя не подведу, вот увидишь, - мысленно она выстраивала возможные цепочки своего поведения, что можно сказать и как ответить. - Если уж мы прошли испытания брачной ночи, то и тут устоим.

Лионель Савиньяк: Лионель обнял жену, поцеловал ее в висок под теплой шалью. - Все будет хорошо, вот увидишь, - улыбнулся он, - Тебе не о чем волноваться. Я уважаю свою мать, но все-таки я уже давно большой мальчик. Матери я писал о тебе, как и то, что наш брак одобрил кардинал, королева и регент, как и то, что ты была представлена ко двору. Все будет хорошо, - повторил он и потянулся к ягодно-вишневым губам возлюбленной, таким ярким и соблазнительным в этом зимнем пейзаже вокруг.

Бледный Гиацинт: Арлетта была не в восторге от женитьбы сына. Бывшая куртизанка, и с чего вдруг именно жениться, делать ее графиней, вводить в семейный круг. В обществе, когда еще она сама выходила в свет, такое считалось бы позором. Но делать было нечего. Бывшую баронессу Капуль-Гизайль поддержали и кардинал, и королева, не смотря на то, что оба они находились по разные стороны "баррикад". Значит, сын сумел этого добиться. Значит, ему это было очень нужно, он так хотел. Если только его не вынудили, например, шантажом. Но что такого могла раскопать или придумать про него куртизанка, чтобы заставить не только покровительствовать себе, но и жениться! Причем, так скоро, без родительского благословения. Арлетта имела ввиду, конечно, себя, есть ли у Марианны родители, были ли они когда-нибудь, она даже не задумывалась. Пожилая графиня лишь ждала невестку, чтобы посмотреть на нее и понять, что за точки давления на ее сына имеются в ее руках. Замок, между тем, готовили к прибытию молодоженов, пиршеству и празднеству. Как бы то ни было, но дело сделано, теперь Лионель женат, и остается это принять, а к невестке лишь как следует присмотреться.

Марианна: Ответив на поцелуй, Марианна только прижалась к мужу. - Я понимаю, радость моя, прекрасно, что может ощущать твоя матушка. Прошлое у меня отнюдь не безупречное и на ее месте я бы насторожилась, задала тебе очень много вопросов. В свою очередь постараюсь с ней быть предельно откровенна. Признаюсь честно, она будет теперь моей единственной матерью, как бы она ко мне не относилась, - в дороге Марианну слегка укачало, она открыла окошко, чтобы холодный воздух снял недомогание. - Дорогой, скорее бы, - сжала графиня руку Лионеля.

Лионель Савиньяк: - Спасибо за то, что все понимаешь, - Ли улыбнулся и погладил так доверчиво прижавшуюся к нему Марианну по плечику, - Я люблю тебя. Он еще раз поцеловал черные шелковые пряди волос жены, которые выбились из-под шали, и тоже посмотрел в окно. Карета подъехала к воротам замка, и привратники поспешили их открыть. Лионель вышел наружу и подал руку Марианне. Он вдохнул морозный воздух родного Савиньяка, чистый и пряный до головокружения. - Смелее, любовь моя, - сказал Ли Марианне, - Нас ждут.

Бледный Гиацинт: Как только слуги оповестили о прибытии в Савиньяк кареты со старшим сыном и его женой, Арлетта не выдержала, набросила на голову и плечи теплую шаль и как есть, в домашних туфлях вышла встречать приехавших на крыльцо. Лионель как раз подавал руку Звезде Олларии, как называли Марианну раньше, помогая ей сойти с подножки. - Добро пожаловать домой, - сказала Арлетта, когда дети подошли поближе.

Марианна: Все же у Марианны перехватило дыхание, когда она сделала первый шаг из кареты, подавая руку мужу, навстречу имению Савиньяк. Она испугалась. Но больше она боялась чужого разочарования. Как бы не любил ее супруг, но семейные должны признать ее и самое имение должно принять новоиспеченную графиню в свои объятия, как родовое гнездо. Каково это - стать одной из знатных дам и быть представленной матери семейства? Это всегда было самым трудным для невестки - понравиться свекрови. И дело вовсе не в красоте или уме, есть особое чутье матерей, которые или будут покровительствовать избраннице сына, или увидят в ней соперницу, нежелательную захватчицу... Марианна увидела, как статная дама в домашней шали вышла к ним с приветствием. "Арлетта..." - едва они подошли, жена старшего сына, опустила взгляд и присела в реверансе. Говорить что-то первой край неприличия, пока супруг не представит ее матери семейства.

Лионель Савиньяк: Лионель поддерживал Марианну под руку, когда они шли к крыльцу. Ее волнение и страх он чувствовал, но надеялся, что матушка примет ее хорошо, и все пройдет. Когда они подошли ближе, он поклонился матери, которая не выдержала и в одной шали вышла на крыльцо их встречать, а потом широко улыбнулся и произнес: - Ну вот и мы.

Бледный Гиацинт: Арлетта оглядела подошедшую пару и улыбнулась, сначала сыну, потом невестке. Марианна и правда была роскошна, даже в зимнем плаще и шали, которые скрывали ее фигуру и прическу. - Надеюсь, дорога не была слишком тяжелой, - сказала она, - Входите поскорее, замок ждет. Эмиль и Арно еще не прибыли, но это к лучшему, вы сможете спокойно отдохнуть, восстановить силы перед торжеством. Арлетта сделала знак прислуге, чтобы поскорее открывали двери замка перед сыном и его женой, и проследовала вперед. Она говорила ровно, глаза ее светились радостью при виде сына, но Марианне пока достался вежливо-сдержанный взгляд. Едва Лионель и Марианна сбросили плащи и перчатки на руки слугам в холле замка, как Арлетта тут же увлекла их к теплому камину в уютной гостиной, усадила в удобные кресла и сама опустилась напротив. - Не могу на вас насмотреться, - призналась она, - потому не отпущу вас отдыхать раньше, чем мы не отметим ваш приезд, - Арлетта взяла кубок с прогретым пряным вином и предложила Лионелю и Марианне сделать то же самое, - Пейте, это вино согреет вас с дороги. Ваша комната подготовлена конечно же, и хорошо протоплена, но сначала мы будем разговаривать и знакомиться с твоей супругой, дорогой сын, - она снова улыбнулась Лионелю, пригубила вино и тут же посмотрела на Марианну, - Ли, разумеется, писал мне о вас, - сказала Арлетта, - но расскажите и вы сами немного о себе. Ведь мы видимся впервые.

Марианна: Странно, но впервые Марианна почувствовала смущение. Было даже детское желание встать за спину супруга, попросту спрятаться, но это всего лишь порыв от неуверенности в себе, в своем поведении, чуть ли не в происхождении в конце концов! Кровь прилила к щекам баронессы, хотя к вину она едва притронулась, мельком взглянув в сторону мужа. Тот был спокоен и доволен, родные стены кругом, рядом матушка. Но выглядела она как королева здешних мест и Марианне, даже как новоиспеченной графине, было неловко. - Даже не знаю, с чего начать, Ваша светлость... - она опустила взгляд, чтобы хоть немного взять себя в руки. Откуда такая робость? С мужчинами, даже при самом Дораке Марианна так не смущалась! - Сразу хочу сказать, что мое происхождение далеко не так безупречно, как хотелось бы. Однако же судьба милостива и мне выпал жребий не только получить образование, быть вхожей ко двору Ее величества, но и встретить Лионеля. Да, я была замужем на момент нашей встречи, однако сделала свой выбор, ведомая лишь собственным сердцем, хотя и рассудок мне никогда не изменял... - Марианна опять взглянула на супруга, накрыла рукой его руку, - Нам выпало испытание пылающего восстанием города, когда Ли исполнял свой долг по защите порядка и я поклялась, что никогда не потеряю его, и найду опять. Я люблю вашего сына, миледи. Люблю всем сердцем. Я знаю, что первая встреча мало что решает, но я счастлива, что наконец встретилась с вами, матерью таких замечательных сыновей. Счастье каждого из них зависит от вашего мнения. Говорить о том, что она была не то что бы женой, а птичкой в клетке для привлечения, развлечения и, чего уж душой кривить, для добычи средств для бывшего мужа, и информации, сплетен, слухов, Марианна сейчас не могла. Образ куртизанки отпечатался на округлых плечах, темных локонах, томном взоре и порозовевшей коже. Арлетта может подумать, что Ли попал в сети прелестной авантюристки и сложный разговор его все еще ждет.

Лионель Савиньяк: Савиньяк расположился в кресле рядом с возлюбленной супругой. Напротив сидела горячо любимая мать, которую он не видел так давно. Лионель наслаждался присутствием обеих женщин возле себя не меньше, чем теплом в зале, что исходило от камина, горячим вином и закусками, тем, что он оказался в родном замке после долгой дороги по ненастью, в самом прекрасном обществе, которое только мог себе представить. Но в разговор он не спешил встревать. Матушка была сдержанно вежлива с Марианной, начала задавать ей вопросы, на которые та отвечала так, что у Лионеля в груди еще больше потеплело. Он нашел руку жены и нежно ее погладил.

Бледный Гиацинт: Арлетта слушала новоиспеченную графиню и наблюдала при этом за сыном. Таким расслабленным и умиротворенным она не видела его очень давно. Его жест, когда он погладил руку Марианны, тоже не укрылся от ее взгляда. Лионель совершил опрометчивый поступок, женившись на куртизанке, и хотя сейчас этот брак был якобы всеми одобрен, позже его все равно начнут попрекать и подкалывать, ставить подножки, без этого не обойдется. Но пока он полностью счастлив. Так пусть побудет дома в приятной и дружелюбной атмосфере. Мать не станет язвить и портить ему настроение, а эта томная куртизанка рядом с ним... пусть родит ему детей. Арлетта сосредоточилась на этой мысли. Принять внуков от Марианны она сможет с радостью, ну а ее саму, что ж, все равно придется. - События в столице были ужасны, - согласилась Арлетта, - Но к счастью, стараниями моих сыновей и Рокэ Алвы все обошлось без непоправимых потерь. Теперь мы сможем спокойно отметить приход нового Круга, и конечно, ваше воссоединение с Ли.

Марианна: Не смотря ни на что Марианна чувствовала себя в этой прекрасной гостиной запятнаной. И эти пятна расползались по ней, как проказа, как некрасивые, отпугивающие пятна на теле жаб или змей, когда болезнь проступает на теле человека - как было страшно и неприятно это ощущать! Она ведь прекрасно понимает, что вышла замуж за Лионеля не ради желания вырваться из клетки, где щебетала всем, кто больше даст золотого зерна ее бывшему мужу, и не ради славы и доблести капитана королевской охраны. Она ведь полюбила Ли! А значит она уже уязвима. Так же как и он! Прошлое не оставит в покое и придется изо всех сил игнорировать чужие разговоры, умело обращать все в шутку или просто не замечать? А если у них будут дети? Что скажут им среди этой блистательной элиты детей знати?! Тут у графини перехватило дыхание, она побледнела и невольно сильно сжала руку Лионеля, повернув к нему лицо, на висках выступила испарина, взгляд остановился. - Дорогой... - она судорожно вздохнула, - Прости, я наверно слишком устала.

Лионель Савиньяк: Лионель тут же обнял жену другой рукой за талию, чтобы поддержать. - Должно быть, тебя утомила дорога, - сказал он, а потом обратился к матери, - Матушка, ты извинишь нас? Путь был длинным, по холоду, карета трясучей, так что Марианне отдых необходим. Ты не будешь против, если я устрою ее наверху, а потом вернусь к тебе, чтобы продолжить наш разговор?

Бледный Гиацинт: Арлетта обеспокоенно взглянула на невестку и тут же позвонила в звоночек, чтобы горничные помогли нвоиспеченной графине Савиньяк подняться наверх и устроиться в комнатах. Сыну она, конечно, тоже не стала препятствовать проводить жену наверх. - Отдыхайте, - приветливо сказала она невестке, при этом охватывая ее внимательным взглядом, словно пытаясь выявить истинную причину ее недомогания, - Располагайтесь поудобнее, ведь теперь этот замок и ваш тоже, дорогая. А тебя я конечно же подожду внизу, Лионель, - добавила Арлетта сыну, - Скоро и твои братья должны будут приехать.

Марианна: Мысленно Марианна была очень благодарна своей свекрови, что она отнеслась к ее такому неуместному недомоганию с пониманием. Вполне возможно, что это все волнение и завтра молодая графиня, чуть пообвыкшись и погуляв в окрестностях, почувствует себя гораздо лучше. Здесь так красиво и величественно... Может и это величие так давит на бывшую куртизанку, которая хоть и привыкла к роскоши, но сейчас думала совершенно не о богатствах семьи, в которую вошла? Будь Ли простым солдатом, она бы ушла с ним не спросясь у мужа, но зачем эти мазохистские мысли? Она должна быть счастлива, ведь они с Ли любят друг друга, не бедствуют. Осталось завоевать расположение его семьи, а сейчас. Охххх..... Перед глазами заплясали мерцающие мошки и в ладонях началось покалывание - признаки надвигающегося обморока, корсет не дает дышать. Взгляни на себя со стороны, Марианна бы пожалела, что не нарумянила щеки - она слишком бледна и темные глаза казались на лице еще больше, чем обычно. Лионель повел ее по лестнице вверх, заботливо придерживая под руку и обнял за талию. Он чувствовал, что еще немного и жена потеряет сознание. Озадаченный и обеспокоенный, граф ввел супругу в опочивальню. - Милый, иди к матушке, - вяло проговорила Марианна, - Слуги мне помогут. Уверена, я всего лишь переволновалась. Ты ведь понимаешь, что значит для меня вхождение в твою семью. Пожалуйста, иди вниз, за меня не беспокойтесь, - если Ли и захотел бы остаться, то она это пресекла жестом руки. Служанка уже заносила побольше свечей и воду для умывания. Едва за супругом закрылась дверь, графиня попросила помочь ей раздеть и едва видела служанку, когда тесный корсет, наконец, с нее сняли. Что бы не пугать слуг, она попросила оставить ее с нюхательной солью на случай головной боли и оставить одну. Когда комната опустела, Марианна упала на кровати на подушку и закрыла глаза... Временный, но спасительный обморок накрыл ее.

Лионель Савиньяк: Лионель вышел из спальни, но только для того, чтобы попросить извинения у матери, что он не сможет провести с ней вечер и продолжить беседу. Ли очень беспокоился за жену, и он не собирался оставлять ее одну наверху. Прислуга не в счет, что они могут? Нужно было послать за семейным врачом Савиньяков, который жил неподалеку от замка. Что Ли и сделал. Потом он вернулся в спальню к Марианне. Она как будто спала, и он не стал будить. Лионель сбросил камзол и сапоги и прилег на кровать рядом. Любимая, родная... Он не дотрагивался до Марианны, только смотрел на нее в темноте, слушал ее дыхание, вдыхал аромат ее волос и кожи, тонких духов, запах которых витал в комнате.

Марианна: Марианна, казалось, спала очень крепко, не шелохнувшись даже когда муж прилег рядом. В полумраке Ли мог не увидеть, что это и не сон, потому как было видно, как дышит жена и как она бледна. Спустя полчаса Марианна слабо застонала и приподняла руку, что бы коснуться своего лица, приоткрыла глаза и испуганно вскрикнула. - Где я?!... Ли! - она чуть не расплакалась и потянулась к мужу, - Милый мой, любимый! Не оставляй меня больше! Как страшно без тебя!... Мне показалось, что ты опять подавляешь бунт и я не могу тебя найти!

Лионель Савиньяк: Савиньяк крепко прижал к себе жену. - Ну что ты, не плачь, - утешал он, - С бунтом покончено. Теперь нам ничего не грозит. Мы в нашем фамильном замке, разве ты забыла? Ли гладил возлюбленную по шелковистым волосам, потом нашел ее руку своей и поцеловал пальцы. - У тебя очень холодные руки, - сказал он, - Ты, наверное, в дороге простудилась. Я уже послал за врачом, скоро он будет тут и тебя осмотрит. А я не собираюсь остаалять тебя одну в этой комнате. Братья еще не приехали, а матери я все объяснил. Так что, не волнуйся.

Марианна: - Я счастлива, милый...счастлива, что весь этот кошмар показался сном, а мы теперь под защитой твоего дома, - Марианна все же расплакалась и уткнулась лицом в грудь мужу, не стыдясь этого истеричного поступка. - Прости. Я, наверно, матушке твоей внушила опасения. Мало того, что меня могли принять довольно холодно, так я еще и выгляжу больной. Просто лучше не бывает. Мне так стыдно. Обещаю, завтра мне станет намного лучше, - она полностью перебралась к мужу и чуть ли не свернулась клубком, обняв колени у него под боком.

Лионель Савиньяк: Лионель прижимал к себе Марианну, гладил и утешал жену. - Не надо слез, милая, - попросил он, - Все хорошо. Мать только с виду холодна, она ведь еще совсем не знает тебя, но она узнает и поймет - тебя нельзя не любить. Она поймет, что теперь ты и только ты освещаешь мою жизнь. Ты нужна, необходима мне, - добавил Ли. - Не огорчайся, прошу тебя. Савиньяк перебирал шелковые пряди волос возлюбленной, которая так доверчиво свернулась на постели рядом с ним. Он тревожился за здоровье и состояние жены, но полагал, что это все из-за их длинного путешествия. - Тебе надо отдохнуть, и тогда все пройдет, - сказал он, но тут в дверь постучали - горничная привела врача, за которым посылал Лионель. Он встал и поцеловал руку жены. Горничная внесла свечи, кувшин с водой и полотенце, чтобы врач мог вымыть руки. - Марианна, дорогая, тебя сейчас осмотрят, - сказал Ли, - Я вернусь, как только врач покинет твою спальню, обещаю. Он вышел.

Бледный Гиацинт: Врач поклонился графине, а после сосредоточенно ополоснул руки под струей воды из кувшина с помощью горничной. Затем он подошел к Марианне. Осмотр не занял много времени, лекарь был вежлив и предупредителен, затем он отослал служанку и сообщил графине его результаты.

Марианна: Марианна не могла поверить! Хотя, к чему сомнения и страхи?! Она просто счастлива! После того, как доктор ей все объяснил и дал рекомендации, графиня едва не расплакалась. Ее недомогание - благодать и благословение! Пусть она все еще слаба, но это всего лишь первые симптомы. О они пройдут, заменяться другими. Это счастье... - Как я благодарна вам, господин доктор, - Марианна вся светилась, - Прошу вас, я очень хочу видеть мужа! Я ведь могу с ним поговорить сейчас? От волнения она была сама не своя.

Бледный Гиацинт: - Разумеется, - фамильный врач Савиньяков снова поклонился супруге главы семьи, - Примите мои поздравления, госпожа графиня. После этого он вышел и, спустившись вниз, передал графу, что супруга ждет его, и ее здоровье вне какой-либо опасности.

Лионель Савиньяк: Лионель все равно переживал за здоровье возлюбленной. Как только врач сообщил ему, что оно вне опасности, и Марианна ждет его, он чуть ли не стремглав кинулся обратно, в ее спальню. Мать смотрела на все это как будто с осуждением, но Ли не обращал сейчас внимания на это. Она поймет все со временем и примет Марианну в семью. Как-нибудь привыкнет. Савиньяк распахнул дверь и вошел в комнату жены. - Любовь моя, как ты? - спросил он и сел на край кровати, чтобы взять ее руку в свою.

Марианна: - Ох, Ли! - Марианна плакала, но улыбалась. Едва муж взял ее руку, она перехватила ее, чтобы поцеловать его ладонь и прикоснуться влажной щекой к ней, - Милый мой супруг! Как же я счастлива сейчас! Со мной все хорошо, даже прекрасно!... Милый, ты всему виной. В моей любви и положении сейчас только твоя вина, - она посмотрела ему в глаза и тихо проговорила, - У нас будет малыш. Я беременна, Ли. Слабость теперь казалась невероятно приятной, однако сна будто не бывало. Сейчас это было наградой Марианне за все пережитые испытания. Она и предположить не могла, что все случиться именно в ту тревожную ночь, когда она чуть не потеряла мужа в охваченном бунтом городе.

Лионель Савиньяк: Лионель на мгновение просто онемел, но потом его глаза загорелись, он тут же вынул жену из постели и закружил по комнате, вне себя от радости. - Я счастлив, - сказал он, - Я боялся, что с тобой что-то случилось, но это лучшее из всего, что только могло случиться! Марианну он теперь от себя не отпускал, как сокровище, самое ценное в его жизни. - Я счастлив и люблю тебя, - повторил Ли и поцеловал жену глубоким и долгим поцелуем.

Марианна: Ее словно окружили теплым, мягким облаком, вполне осязаемым покрывалом любви! Завернуться бы в него навсегда и подарить мужу все, о чем он мечтает. Хочет он наследника, или преданной любви, или отчаянной ревности, или уютного гнездышка - все это хотелось да, лишь бы он попросил! Или нет. Она все почувствует сама и даст ему, как никто другой... Графиня смеялась, ухватив мужа за плечи, когда он кружил ее. А потом целовала его в ответ, испытав то самое томление, когда не хочется его отпускать никуда и ни за что! Чуть оторвавшись от его губ, Марианна прошептала. - Дорогой, твой долг все же сейчас спуститься к матушке и успокоить ее. Потом тотчас же ко мне... - она посмотрела ему в глаза и опустила взгляд на губы. Желание...

Лионель Савиньяк: Лионель сел на кровать и усадил Марианну к себе на колени. Он не хотел ни на секунду отпускать ее от себя. - Матушка поймет и простит, - с уверенностью сказал он, - Но спасибо и тебе, любимая, что ты понимаешь и готова уважать мою семью. Ли взял руку возлюбленной и почтительно поцеловал ее пальчики, но потом не выдержал и снова перешел к глубокому поцелую нежных манящих губ. Потом он еще раз обнял ее и устроил в постели. - Я вернусь как можно скорее, - пообещал он, - Если тебе будет что-то нужно, вот шнур, - он показал на бархатный шнурок на стене у кровати, - Горничная прибежит по первому звонку и все подаст. Прошу тебя, не стесняйся. Савиньяк - это мой дом, а значит, и твой тоже. Отдыхай, милая. Лионель еще раз поцеловал Марианну и ушел вниз.



полная версия страницы