Форум » Когда-нибудь, однажды... » "Лабиринт во тьме", Лаик, 397 год к.С. » Ответить

"Лабиринт во тьме", Лаик, 397 год к.С.

Северин Заль: Действующие лица: Северин Заль Катарина Оллар

Ответов - 59, стр: 1 2 All

Северин Заль: Северин поднялся с пола и огляделся. Темно, сыро, холодно. И болит бок, потому что падать с размаху на каменный пол - сомнительное "удовольствие". А что делать? Слуга-мышь в сером, несмотря на тщедушный вид, оказался жилистым и крепким. И так толкнул пленника, что тот полетел. И даже не против ветра. "Небось, Эстебана так не приложили бы" - угрюмо подумал Северин. Где-то капала вода, звук падающих капель был резким и неприятным. "Но вода - это хорошо, хоть от жажды не умру" - решил он. То, что они натворили своей веселой компанией за несколько часов до этого могло бы сойти за обычную шалость. Просто унар Эстебан умудрился стащить где-то веревку. А унар Константин сделал из нее ловушку-сеть. Они все втроем намеревались поймать Ричарда или Валентина. Но попался мэтр Шабли, который упал на пол и в довершение всего начал задыхаться. Друзей, сидевших в засаде - как ветром сдуло. А Северин не сбежал - он остался помочь ментору выпутаться. За что и поплатился. "Вот так - не делай добра, не получишь зла" Он вздохнул и подумал, что его выпустят - если не забудут. А могут и забыть - дня на два-три. он ведь не сын вице-кансилльера и не внук тессория. А просто сын погибшего в Торке барона. Так что ему, Северину, не намного лучше, чем тому же Ричарду. Впрочем, жаловаться - даже самому себе и в одиночестве - не входило в планы. Почему-то захотелось пить. И, держась за ушибленный бок, он стал наощупь продвигаться туда, откуда слышался звук капель.

Бледный Гиацинт: Благотворительные посещения королевскими особами школы оруженосцев Лаик случались нечасто. Хотя это и входило в традиции, но ее не соблюдали, вернее, соблюдали, но не до конца. В саму школу никто не ездил, а ее глава и так получал каждый год необходимые для содержания там унаров дотации. Капитан Арамона на эту тему был совершенно расслаблен. Последней, кто когда-то приезжал в Лаик, была Магдала Оллар, бывшая Эпинэ, но она даже в коридоры не заглянула, только поприсутствовала на плацу при выстроенных там унарах, посмотрела первые минуты показательного фехтования, а потом сопровождающие передали капитану кругленькую сумму, и на этом посещение закончилось. Это было так давно, что почти совсем забылось, так что известие о прибытии новой королевы, Катарины Оллар, да еще и на несколько дней, свалилось Арамоне как снег на голову. Помимо бешено-тщательной подготовки, уборки и прочего, он устроил зверскую муштру, причем, не только унаров, но и менторов, и прислуги.

Северин Заль: Северин понял, что если он не найдет источник падающих капель, то просто умрет от жажды. Он принялся исследовать подземелье. Наощупь - факела ему не оставили. Но к счастью, глаза постепенно привыкли к темноте. Северин ориентировался на ощущения больше, чем на зрение - и почувствовал легкий сквозняк внизу. "Где-то есть выход". Он стал проверять стену - внизу был узкий лаз, заложенный камнями так, что их можно было отодвинуть. Ободрав пальцы до крови, он справился и с этим делом. Но надо было еще пролезть внутрь. Унарская куртка только мешала - юноша снял ее и бросил у лаза. И с трудом протиснулся - любой другой человек, более плотного телосложения, там бы непременно застрял. Худощавый и гибкий Северин пролез, при этом разорвав рубашку и ободрав спину - и все тот же многострадальный бок. "Закатные Кошки", - прошипел он сквозь зубы и побрел по лабиринту. Уже отойдя от лаза, он вспомнил, что забыл куртку у лаза. "Не беда - подумал он, - я напьюсь воды и вернусь. Может,все-таки выпустят пораньше". И, чутко прислушиваясь к каплям, он шел на этот звук. Каменные холодные стены,казалось, давят на глову и плечи. Было очень холодно - Северин пожалел, что не взял куртку. Небольшой подземный источник он обнаружил не сразу. Но, найдя, обрадовался - рядом была вода. Напившись и умыв лицо и саднящие руки, он намочил платок и приложил к ссадинам на боку. Стало чуток полегче. "Все, теперь пора возвращаться". Но, повернувшись назад, Северин понял, что заблудился. Лабиринт разветвлялся, и найти дорогу обратно было невозможно. Он пошел вперед, уткнулся в стену, повернул направо - снова стена, налево - какой-то незнакомый ход. И все это - в кромешной тьме.

Катарина Оллар: День выдался приятным и солнечным, но выходя из кареты после прибытия в Лаик, Катарина как обычно выглядела печальной, не смотря на ее ответную, чуть вымученную улыбку расплывшемуся в радостном приветствии капитану. И сейчас это почти не было лицемерием. Удовольствия в пребывании в Загоне она не видела для себя никакого, и по дороге в Лаик переживала, что ее отправили сюда так надолго. Да, традиции... Но это всего лишь предлог для Дорака, который, Катарина не сомневалась, всему этому поспособствовал. Будь его воля, он упек бы ее в монастырь, а то и в тюрьму, если не на плаху. Лаик пока все-таки был не худшим из зол, и приходилось терпеть. Королева приняла известие о "ссылке" стойко и намеревалась так и держаться. Ничего другого ей все равно не оставалось. Что-то относительно приятное в визите в Загон все-таки было. Не смотря на то, что это место было гораздо более убогое и мрачное, чем дворец, здесь можно было почувствовать какую-то свободу... и что-то еще, пока необъяснимое и тревожное, но притягательное. Катарина не могла объяснить, что именно встревожило ее под сводами этого каменного строения и пока стоял день, старалась об этом не думать. Да и свободной минуты до самого вечера почти не выдалось, Арамона подготовился тщательно, чтобы показать королеве в Лаик все лучшее, но ничего лишнего, устроить пышное застолье, выступления менторов, продемонстрировать успехи унаров и разумеется, при каждом удобном случае намекать на нехватку средств для того, чтобы докупить то и это, доделать и починить, все ради унаров и удобства их содержания. Королева рассеянно кивала, слушая его, но давала указание сопровождающему делать пометки далеко не со всех слов Арамоны, на самом деле она слушала и смотрела очень внимательно, где-то про себя складывая собственное мнение о Загоне и его условиях. Юноши не выглядели слишком замученными, но все же были бледны. В коридорах и классах было холодно. Не говоря уж о кельях - одну ей показали, самую образцовую, но все равно... В этом жить целых полгода... К концу дня Катарина так устала, что у нее на самом деле начала кружиться голова. Она сослалась на слабость, чтобы наконец избавиться от общества шумного и заискивающего капитана, и оказалась в подготовленных для нее покоях, где немедленно бы уснула, если бы... Здесь тоже ощущалось что-то странное и тревожное, что мешало уснуть, огромная луна светила даже сквозь зашторенные окна. Королеве было не по себе, она промаялась в постели почти до рассвета, так и не уснув, решила встать и одеться в домашнее платье, и только после этого задремала в кресле. Сон был тоже странным. она увидела себя со стороны, спящей, и тянущиеся к ней призрачные руки прямо из стены комнаты. Очень длинные и полупрозрачные. Они уже почти обняли ее, и сопротивляться этому одновременно и хотелось, и нет... Катарина вздрогнула и проснулась. Сквозь портьеры на окнах в покои пробивался рассвет. Шея в кресле неудобно затекла. Королева не стала никого звать, налила себе в стакан воды из графина и выпила, а потом посмотрела на стену, из которой в ее сне высовывались те руки... Там, в обивке натянутой ткани, зияла прорванная дыра. Она притягивала к себе странным образом. Катарина отставила стакан с недопитой водой, встала и подошла к этой неровной прорехе. Сейчас она не думала о том, что вчера этой дыры не было. Ей только очень сильно захотелось узнать, что там, за ней... Королева тронула разорванную ткань пальцами, потом сунула руку внутрь. Там была пустота... Она ощутила холодный воздух на коже, как-будто чье-то ледяное дыхание, а потом что-то сильно схватило ее и дернуло. Голова закружилась, Катарина потеряла сознание. Она пришла в себя в полной темноте, на холодном, то ли каменном, то ли земляном полу. Рядом никого не было, хотя, разглядеть что-то в такой кромешной тьме было невозможно. Катарина осторожно поднялась на ноги и оправила подол. Она отчетливо помнила свои покои, сон, прореху в тканевых обоях и то, как что-то ухватило ее за руку. Все это походило на дурной сон, но Катарина почему-то понимала сейчас, что это не сон. Что все происходит по-настоящему. Стараясь справиться со слишком частым сердцебиением, она медленно пошла вперед, выставив перед собой руки. Где-то впереди она услышала, звук, похожий на то, как капли воды разбиваются о камень. Может быть, возле источника что-нибудь прояснится...

Северин Заль: Сколько он бродил по лабиринту, то удаляясь от источника, то снова приближаясь к нему - Северин не знал. Вокруг были только каменные стены, да узкие проходы между ними. И темнота - казалось, больше никогда он не увидит дневного света, и не услышит никаких звуков, кроме этих бесконечных капель. В какой-то момент стало жутко - умереть в шестнадцать лет, не на войне, и даже не на дуэли, а по собственной глупости и по прихоти борова, носящего имя капитана Арамоны - что может быть хуже. Его не найдут, и теперь судьба - вечно скитаться по лабиринту. С какого-то момента - уже в виде призрака. Может, о нем будут рассказывать будущие поколения унаров, пугая друг друга байками о юноше-призраке. Когда-то они с Эстебаном и Константином любили рассказывать подобные истории. Сейчас их не хотелось вспоминать. И матушку жаль - она так болела, узнав о гибели барона Заля. Каково ей будет пережить смерть сына, точнее - известие о том, что он пропал без вести. Устав от блужданий и собственных мыслей, Северин сел на пол и задремал, прислонившись к холодной стене. Ему снилось, что к нему подходит собственный двойник - уже призрак. Его шаги слышны совсем близко. Северин открыл глаза - сон исчез, а шаги были слышны. Легкие, тихие - капитан и слуги так не ходят. Кто-то из унаров? Навряд ли.... - Кто здесь? - спросил он, вглядываясь в темноту. Силуэт казался темнее даже стен. Кто-то приближался к нему.

Катарина Оллар: В темноте, осторожно ступая на звук падающих капель, Катарина дошла до источника и подставила под капли ладонь, а потом немного освежила лицо. Стало легче, хотя и не менее страшно. Вдруг, чей-то голос раздался от стены. Это был молодой голос, голос юноши, но в этой ужасной темноте истинным обладателем голоса мог оказаться кто угодно. - Я... Я не знаю, как сюда попала, - ответила Катарина неуверенно, - Может быть, вам известно, где здесь выход? И... мое имя Катарина. А ваше? - спросила она дрожащим голосом.

Северин Заль: - Здесь в Лаик мне запрещено называть родовое имя, - ответил Северин, - я - унар Северин, но вообще-то в день Святого Фабиана меня назовут барон Заль. Тут он понял, кто разговаривает с ним в темноте и подошел близко. Ему приходилось еще до Лаик бывать во дворце - баронесса Заль была придворной дамой Катарины Оллар. Он встречал Ее Величество и знал ее голос. Но как могла оказаться королева в подвале Лаик? Впрочем, это неважно. - Ваше Величество, это вы? - знание этикета не забылось и в лабиринте, - Я... я рад служить вам. Он встал перед ней на одно колено и взял ее руку для поцелуя, думая, что хорошо, что она не видит в темноте, какой у него вид. Весь в ссадинах, рубашка разорвана, на щеке царапина - явно не для приема августейшей особой. - Я сам ищу выход, - признался он, - только не знаю, давно или нет. Я тут потерял счет времени.

Катарина Оллар: - Значит, мы все еще в Лаик... Белая рубашка юноши немного виднелась в темноте, Катарина поняла, что он подошел поближе, нашел ее руку. - Да, вы правильно поняли, барон, - ответила она, теперь понимая, кто перед ней, - Я приехала сюда с визитом, а потом мне приснился сон... Что-то словно втянуло меня за стену, в дыру в обивке стены. Это так странно... Но может, все это до сих пор снится, - растерянно проговорила королева, - А как вы сюда попали?

Северин Заль: - А меня заперли в подвале, - просто ответил он, - я пошел искать воду, расчистил старый лаз. А когда стал возвращаться - то на его месте стояла стена. И искал выход и заблудился. Но я уверен, что мы обязательно выберемся. Его голос стал увереннее. Былые страхи и печали отступили. Надо было любой ценой поддержать Ее Величество. "Женщины - они такие хрупкие, - подумал юноша, - им во сто раз тяжелее. К тому же попасть сюда во сне... " Ему самому часто снились странные сны, но когда он просыпался, то ничего не менялось, а сон оставался всего лишь сном.

Катарина Оллар: - Заперли? - тихо переспросила Катарина, - За что? Это капитан Арамона сделал? К своему стыду, королева поняла только сейчас, что на представлении унаров во время вчерашней церемонии Северина Заля не было, и он даже не был назван и не упомянут никак. А ведь она знала, что сын ее придворной дамы, баронессы Заль, сейчас учится здесь, но вчера о нем даже не вспомнила... За что же юношу наказали так строго и даже не выпустили из подвала ради церемонии? То, что Арамона мог просто позабыть о запертом в подвале унаре, Катарине не пришло в голову. Но следовало подумать о другом - как найти выход отсюда в такой кромешной темноте?

Северин Заль: - За шалость, - Северин улыбнулся, хотя этого было не видно в темноте, - я сделал ловушку, просто хотел пошутить. Глупо, конечно, - он вздохнул, - капитан очень рассердился и запер меня. И, наверное, позабыл - столько суеты было. Он помолчал и добавил: - Ваше Величество, я думаю, надо идти вперед. Пожалуйста, дайте мне руку. Тут так темно, а под ногами камни. Я прошу прощения, Ваше Величество за подобную вольность - но нам надо выбраться. Сейчас он забыл и о том, что болит ободранный бок, что устал от холода и темноты. Главное - спасти Королеву. И сама мысль об этом вселяла уверенность. Они выберутся, обязательно. И потом он расскажет... нет, ничего и никому не расскажет. Это останется их тайной - его и Катарины Оллар. Ее маленькая ладошка лежала в его руке. - Сейчас мы пойдем вперед, - спокойно говорил Северин, - и на втором повороте повернем направо.

Катарина Оллар: - Вы хотели птицу поймать, или какое-нибудь животное? - простодушно спросила Катарина. Ее не столько интересовал ответ, сколько желание отвлечься от страха, который в темноте и сырости подвала мурашками пробегал по ее телу пяток до макушки. - Да, конечно, - королева вложила свою ладонь в руку Северина, и сразу стало как-то легче. Его рука была теплой и крепкой, так что она окончательно уверилась, что рядом с ней настоящий юноша-унар, а не какой-нибудь выходец. Юноша говорил спокойно, и его спокойствие передалось и Катарине. Она пошла вместе с ним вперед, так, как он говорил.

Северин Заль: - Нет, не птицу. Нас пока в парк не выпускают, ведь еще не прошло положенные четыре месяца, после которых нам можно будет общаться между собой и гулять на территории Лаик. Я хотел подшутить над приятелем. Унары -они всегда что-нибудь придумают, чтобы обойти запреты. Здесь их столько - ничего нельзя, ни говорить, ни выходить по ночам, никуда отлучаться. Удивительно, что дышать можно. Северин говорил, пытаясь отвлечь королеву от ужаса темного лабиринта. А поскольку в голову лезло исключительно про его лаикское существование, то и разговор получался соответствующий. В какой-то момент он подумал, что его рассказ о "жеребячьем загоне" похож на жалобу. - Простите, Ваше Величество. Мне не стоит говорить так о Лаик, да и о господине капитане - тоже. Лишения закаляют характер - так говорится. Они шли уже достаточно долго - и вдруг впереди снова послышался четкий звук падающих капель. - Похоже, мы снова шли по кругу, - немного растерянно проговорил юноша, - так бывает. Но выход должен быть, наверное, мы просто свернули не там. И через некоторое время спросил: - Вы не устали, Ваше Величество? Можно отдохнуть.

Катарина Оллар: - Капитан на самом деле не самый приятный человек, - ответила Катарина, - И в Лаик мне далеко не все понравилось, но вряд ли здесь когда-нибудь будут проводить реформы, хотя я попытаюсь этого добиться. Когда Северин сказал, что они ходят по кругу, Катарина расстроилась, но вида не подала. Ноги у нее и правда устали, кроме того, без чулок было холодно. - Да, - ответила она, - Я действительно хотела бы немного отдохнуть. Давайте присядем здесь, у воды, унар Северин. Она опустилась на собственный подол домашнего платья, что было на ней надето, и подвернула ноги в легких туфлях под себя, в надежде так хоть немного согреться.

Северин Заль: Северин понял, что Ее Величество замерзла. Ему самому было зябко в одной рубашке, но он уже притерпелся к холоду. - "Что делать? - лихорадочно думал он, - как выбираться? Нас же должны искать. Может, мы услышим голоса слуг и Арамоны? Ладно, про меня могут и забыть, но королеву хватятся вот-вот". Юноша прислушался - только все тот же привычный звук капель - и ничего больше. Он сел рядом с Катариной и взял ее руки в свои. - Так теплее, верно? И можете отдохнуть, даже вздремнуть немного. Я буду беречь ваш сон. Он попытался сесть так, что бы королеве было удобнее отдыхать, положив голову ему на плечо. - Нам осталось лишь верить в то, что нас найдут. Или - что мы выберемся сами. Ваше Величество, вы верите в старые легенды? Я читал, что есть некий лабиринт, который просто так не найти.Недаром же вы попали сюда во сне. Это хорошо. что тут нет никаких... существ, которые могли бы причинить вред. Северин подумал, что про них он сказал явно зря, но - сказанного не воротишь.

Катарина Оллар: Королева чуть вздрогнула, но рук не отняла, - так и правда было теплее. От юноши исходила какая-то надежность, хотя он и сам был растерян, не знал, куда идти и что делать. Может быть, действительно попробовать поспать? Северин порядочный юноша, она верила в это, как и в то, что он не воспользуется ситуацией дурно. А здесь сейчас все равно никого больше нет... И если положить голову ему на плечо и попробовать уснуть, то вполне ведь может быть, что она проснется утром в своей постели в Лаик, и все это окажется просто дурным сном... Катарина осторожно прижалась щекой к плечу юноши и закрыла глаза. Только надо будет завтра утром сказать, чтобы его выпустили из подвала... Да, спать ей хотелось, но когда Северин упомянул существ, которые могли здесь оказаться, королева встревоженно встрепенулась. - Вы... унар Северин, вы думаете, что мы могли попасть в Гальтарский лабиринт, откуда вышли сякие изначальные твари? - испуганно проговорила она.

Северин Заль: - Ваше Величество, прошу прощения, я опять сказал глупость. Здесь нет никаких изначальных тварей. - он очень старался, чтобы его голос звучал уверенно, - здесь нет никого , кроме нас. Вскоре королева спала, положив голову на его плечо. Это было так волнующе, что сам Северин , хотя устал, не мог и глаза закрыть. Катарина казалась ему совсем хрупкой, беззащитной и очень нежной. В этот момент он был готов умереть за одно слово Ее Величества. Стараясь не шевелиться, он сидел, пока не почувствовал, что тоже засыпает - усталость брала свое. Так он сидел, слушая ровное дыхание спящей королевы и то проваливаясь в дрему, то выныривая из нее,как из омута и вслушиваясь в темноте. Но вдруг в какой-то момент он услышал: - Рин. Этим детским прозвищем его никто не называл уже давно - когда-то так звал его отец, Альфред Заль. Юноша распахнул глаза - и увидел колышущийся в воздухе силуэт, от которого исходило зеленоватое свечение. Сомнений не было - это его отец, барон Заль явился за ними. Северин ясно видел черно-белый мундир с дырой в груди, усталое лицо и даже перевязь, которую им с матушкой привезли из Торки вместе с известием о гибели отца. И в то же время он видел сквозь призрачную фигуру камни лабиринта. - Отец? - он едва смог задать вопрос. Но погибший Альфред Заль приложил палец к губам. - Вставайте и идите за мной. Северин не слышал никаких слов - они просто звучали в его голове. Может, это было галлюцинацией после многих часов блуждания в темноте? Но он легонько тронул спящую королеву за руку. - Ваше Величество, надо идти. "Только бы она не испугалась призрака", - подумал он. Сам он не боялся, напротив - при появлении погибшего отца в душе поселилась уверенность. Как в далеком детстве - отец поможет, выведет из лабиринта. Или - уведет в царство мертвых. Но в любом случае, им не придется скитаться по подземелью.

Катарина Оллар: Сон пришел почти сразу и был такой приятный... Плечо Северина оказалось уютным и удобным, он сидел так тихо, чуть дыша, так что Катарина очень быстро уснула в наступившей тишине, согревшись от тепла юноши. Потом просыпаться совсем не хотелось, сон не отпускал из своих мягких объятий, но Северин настойчиво звал ее и объяснял, что нужно куда-то идти. Катарина открыла глаза и сразу увидела призрак в зеленоватом свечении, которое было хорошо видно в темноте. Она испуганно сжала руки юноши и посмотрела на него. - Значит, мы все-таки умерли, да? - прошептала она, вне себя от страха, - А это наш провожатый в потусторонний мир? Признаться, быть мертвой совсем не хотелось. Жизнь королевы о дворце была непростой, но были в ней и удовольствия. И немало, гораздо больше, чем виделось окружающим.

Северин Заль: - Прошу вас, не говорить ничего, - Северин старался, чтобы его голос звучал твердо, - просто идите за мной. Держитесь крепче. И когда я скажу - просто закройте глаза. Так надо, я потом вам все объясню. Сейчас он понял, что от него требуется. Отец, пришедший из лабиринта, поможет им выбраться. Неважно, куда - главное выйти из подземелья. Он встал, помог подняться королеве и крепко держа ее за руку, пошел вслед за призраком. Было нелегко -как будто с каждым шагом уходили силы. Северин понял, что они проходят сквозь стены лабиринта. Удивительно, но камни становились прозрачной вязкой массой, через которую они могли беспрепятственно проходить. - Закрывайте глаза, Ваше Величество, - сказал юноша, когда они подошли к первой стене. Он очень хотел нести ее на руках, но боялся, что не хватит сил. А упасть с Катариной на руках было страшнее всего. Погибший барон все шел, не оборачиваясь, будто знал, что его сын и королева идут за ним. Путь казался бесконечным. Под конец Северин почувствовал, что в голове раздается непрерывный звон, по вискам текли капли пота, руки слегка дрожали. Но он думал только о том, каково же королеве. "Ей во много раз хуже, но скор мы придем куда-нибудь". Эх, знать бы еще - куда их выведет призрак барона Заля. Последние шаги дались с трудом. - Ваше Величество, - прошептал он,- позвольте, я подхвачу вас. И, собравшись с силами, шагнул вперед - Катари на руках только вздрогнула всем телом и прижалась к нему покрепче. Они оказались в какой-то небольшой комнате. Похоже, призрак вывел их во дворец.Северин заметил кушетку в углу, а над ней - витой шнур со звонком для вызова прислуги. Уложив Катарину, он дернул шнур.Теперь осталось сделать лишь шаг к креслу - но комната закружилась, и наступила темнота.

Катарина Оллар: - Ну хорошо, - проговорила Катарина, решив довериться юноше и зеленоватому призраку, ведь ничего другого ей не оставалось. Она послушно шла рядом с Залем и делала все, как он говорил, закрывала глаза, когда приходилось пробираться вперед через что-то странное, мягкое и невесомое, как паутина, которая не липла к лицу. Королева так и не поняла, что в этот момент они проходили сквозь стены подземелья, что так их вел призрак - погибший в Торке отец Северина. Идти Катарине становилось все труднее, она еле волочила ноги, и когда она окончательно поняла, что вот сейчас упадет, Заль подхватил ее на руки. Катарина вздрогнула и прижалась к юноше, сознание мутилось, но еще не совсем покинуло ее. Северин шагнул вперед, и они оказались в какой-то комнате, обстановкой напоминавшей дворец. Здесь было светло, в отличии от подземелья, и Катарина зажмурилась от непривычно яркого света. Юноша уложил ее на кушетку, и тогда королева открыла глаза. Теперь она смогла рассмотреть своего спасителя, с чумазым лицом и в разорванной рубашке. Он дернул шнур звонка, чтобы вызвать слуг, а потом, Катарина не успела ничего ему сказать, как Северин пошатнулся и упал рядом с креслом, в которое не успел сесть. А хуже всего было то, что на звонок никто не пришел, хотя Катарина слышала, как он раздался где-то за стеной комнаты. Королева снова почувствовала подступающую панику, но постаралась взять себя в руки, сесть на кушетке и осмотреться. Нет, это все-таки был не дворец. Хотя все здесь было роскошно, она не помнила во дворце комнаты с такой обстановкой. Скорее, это был чей-то богатый дом. Катарина подождала еще немного, не появится ли кто-нибудь на их звонок, но никто так и не пришел. Тогда она встала на ноги и подошла к Северину. Он дышал, но был без чувств. Страх снова накатил, что делать, если не удастся его разбудить... Королева увидела на столике рядом кувшин с водой для умывания, фарфоровый таз и полотенце. Она намочила полотенце и отерла Залю лицо, называя его по имени. - Очнитесь, унар Северин... пожалуйста... Здесь никого нет... мне страшно.

Северин Заль: Северин очнулся, когда почувствовал прикосновение к нему чего-то влажного и мягкого. От резкого света заболели глаза. - Ваше Величество, - прошептал он, приподнимаясь на локте, - мы не во дворце? И где слуги? Немного кружилась голова, но Катарина шептала, что никого нет, что ей страшно. А он взялся защищать свою королеву. Поэтому сел ровно, взял из ее рук полотенце. - Благодарю вас, Ваше Величество. Я... мне уже лучше. Простите, что в неподобающем виде... но сейчас я умоюсь, и... Тут он огляделся. - Куда же мы попали? Явно не Лаик. И не дворец,как вы уже убедились. Я... не пойму, где мы.

Катарина Оллар: - Это не дворец, - тихо подтвердила Катарина, - и не Лаик, это точно. А слуги не пришли на звонок. Наверное, нам придется осмотреться тут самим и выяснить, куда мы попали. Если только дверь не заперта... Вы можете встать, унар Северин? Катарина подошла к двери и осторожно повернула ручку. Дверь поддалась. - Здесь незаперто, - королева осторожно высунула нос в коридор, - И там тоже никого нет...

Северин Заль: Северин встал, немного постоял, держась за спинку кресла. Голова перестала кружиться. Зато мысли лихорадочно скакали. - "Куда нас завел призрак отца? - думал юноша, - Что за дом без людей?" Он очень жалел, что при нем нет ни шпаги, ни кинжала, не говоря уже о пистолетах. Эх, жаль, что в Лаик оружие забирают. - Ваше Величество, не выходите в одиночку, - предостерег он, - я иду. Они прошли по коридору - там было несколько дверей, но все они были заперты. Ничего не оставалось,как вернуться в свои покои. Там все было по-прежнему. - Ваше Величество, - сказал Северин, - так вы говорите, что попали в лабиринт во сне? Мне до этого тоже снился сон, еще до Лаик. Странный такой - тоже дом, где все люди - невидимые. Но если хорошо присмотреться, то можно различить полупрозрачные силуэты. Я потом забыл - а сейчас вспомнил. И мне кажется, мы попали в тот самый дом. Тут он обернулся. - Вы не помните, откуда тут взялась вот эта книга? Готов присягнуть, когда мы вышли в коридор, на столе ее не было. Я стоял тут и увидел бы ее обязательно. Никто по коридору не проходил, было бы слышно. он понял, что королеве неуютно - еще бы, дом без людей, книги, неизвестно откуда появляющиеся в комнате. - Не бойтесь, Ваше Величество. Пока - это всего лишь книга. Северин осторожно взял ее через то полотенце, которым его вытирала королева. Конечно, брать книги мокрыми полотенцами не следует, но прикасаться голыми руками к неведомой вещи тоже было бы неосторожно. Он открыл книгу. - Страницы пустые, - разочаровано сказал Северин. И тут на белых листах начали проступать алые буквы.

Катарина Оллар: Катарина с опаской шла по коридору, но здесь никого не было, только двери, которые были заперты. Зато по возвращении в комнату их с Северином ждал сюрприз... Книга. Катарина осторожно заглянула юноше через плечо, когда он взял ее, чтобы открыть. Также она огляделась вокруг, от слов юноши о том, что это может быть дом, населенный полупрозрачными призраками, стало еще страшнее, но теперь королева не подала вида, взяла себя руки и даже попыталась рассмотреть незаметные силуэты в комнате, но так и не сумела. Зато на пустых страницах книги вдруг начали проступать алые буквы. Это было так неожиданно, что Катарина вскрикнула. - Что это?! Письмена были исполнены в старинном стиле, но на талиг, и их можно было разобрать. - Я - хозяин этого замка, - прочитала Катарина дрожащим голосом, - но не могу показаться вам, моим гостям. Мое тело было украдено и подвергнуто глумлению моими врагами, от этого страдает и дух. Под моей властью находятся призраки умерших, но помочь мне сейчас могут только живые. Поэтому вас привели ко мне в замок. Если вы сумеете помочь - получите свободу. Если нет - останетесь здесь навсегда...

Северин Заль: Северин дерзко вздернул подбородок. Так вот оно что - какому-то неведомому выходцу понадобилась их помощь. Когда загадка наполовину разгадана, то уже не кажется такой сложной. Юноша посмотрел на королеву и громко - может, чересчур громко ответил: - Сударь, я понял вашу просьбу. Но прием, который вы оказали Ее Величеству Катарине Оллар, оставляет желать лучшего. Почему нет достойной комнаты, ужина и отдыха? Ее Величество устала во время блуждания в лабиринте и желает отдохнуть. Что касается меня, то я согласен выслушать вас. После такой тирады Северин повернулся к королеве и улыбнулся лукаво - как ребенок, стащивший на кухне варенье. - Надеюсь, они не разгневаются на нас. Но в любом случае, вам необходимо отдохнуть.

Катарина Оллар: Катарина испуганно смотрела на Северина, когда он так дерзко разговаривал с королем призраков, как она назвала про себя хозяина этого замка. - Я боюсь, - тихо проговорила она, - Вы были так дерзки, вдруг он и правда рассердится? Но бесплотный хозяин вроде бы не рассердился, в книге снова проступили письмена. - Вы оба можете отдохнуть, - стала читать Катарина дальше, - В коридоре откроются две двери с вашими именами - это будут ваши комнаты для отдыха. Книгу пусть юноша возьмет с собой. Внизу для вас будет накрыт стол, а за дверями замка сад, вы можете там гулять, но не пытайтесь сбежать за пределы сада. На отдых у вас есть день и ночь. Завтра утром я сообщу вам, что нужно сделать.

Северин Заль: Северин галантно подал королеве руку: - Ваше Величество, прошу к столу. Я полагаю, накормят нас тут похуже, чем во дворце, но всяко лучше, чем кормят унаров. Внизу и правда был накрыт стол на двоих - в огромном зале, украшенном затейливой резьбой и старинными гравюрами. Но ни на одной из них не было изображения людей - только пейзажи. Юноша осматривался вокруг, держа книгу под мышкой. Положив книгу на край стола, он ловко отодвинул стул с высокой спинкой, предлагая королеве присесть. Налил вино в бокалы. - Ваше Величество, я предлагаю тост за ваше мужество. вы так смело переносите все невзгоды и лишения. Да простится мне моя дерзость, но вы - очень смелая и отважная. Сказав это, он покраснел и подумал( как обычно, с запозданием) не сболтнул ли чего лишнего. Обед прошел быстро - оба устали и мечтали скорее добраться до своих комнат и отдохнуть. Северин думал, а действительно ли все, что он хочет из еды, может появиться на столе. И совсем уже решил попросить засахаренных орехов, но счел сей поступок недостойным. В конце-концов, он - унар, а не ребенок. - Ваше Величество, если вы не желаете посидеть за столом еще, то я готов проводить вас с вашу комнату.

Катарина Оллар: Катарина присела за стол. Кусок не лез в горло от ужаса пережитого, но вино помогло, а также спокойный и уверенный голос Заля. Юноша держался хорошо, и королева понимала, что он делает это для нее, чтобы она не тревожилась слишком сильно, хотя приключение, в которое они попали, было жутким. На его тост она ответила измученной улыбкой. - На самом деле, мне очень страшно, - призналась она, - И если бы я попала в эту историю одна, без вас, то наверное, сразу бы умерла. Так что спасибо вам, унар Северин, что вы со мной... Вы очень храбры. Катарина приподняла свой бокал в ответ. Все-таки она смогла немного поесть и выпить вина, а потом тело невольно расслабилось, очень захотелось спать. - Да, пойдемте, отыщем наши комнаты, - проговорила она, поднимаясь из-за стола.

Северин Заль: Северин и сам держался из последних сил. Он улыбался королеве, но ужас пробирал от мыслей, что они останутся в мире мертвых. Теперь даже Лаик казался чем-то далеким и приветливым. На ответ Катарины на его тост юноша улыбнулся. - Главное - не показывать страх, а у вас, Ваше Величество, это получается прекрасно. Я все-таки рад, что чем-то смог помочь вам. Но пойдемте, вам надо отдохнуть. Проводив королеву, он прошел в свою комнату. Она была просторнее лаикской кельи. И главное - кровать, такая мягкая и уютная. Глаза сразу начали слипаться. Книгу он положил в изголовье - как когда-то дома клал романы о смелых рыцарях и прекрасных дамах. Тогда он мечтал сам стать таким, храбрым и мудрым, победить дракона, и спасти свою даму. "Ну, что же, - подумал он, засыпая, - даму я почти спас. Осталось победить дракона". На следующее утро он проснулся поздно, и, полагая, что Ее Величество еще спит, позволил себе поваляться в кровати. Сразу открыл книгу - и вновь страницы были пусты. А на стуле у кровати лежала новая рубашка и чистое белье. Умывшись и одевшись, Северин сел и стал ждать, когда королева проснется. В замке по-прежнему было тихо, и не было никого. Тогда Северин задал вопрос Хозяину Замка. - Скажите, ваши слуги невидимы? Ответ сразу проступил на странице: - Да, вы их сможете увидеть только когда будет снято заклятие. Или когда вы сами станете мертвы. - Благодарю, - на всякий случай Северин встал и неклонил глову, хотя не был уверен, что его кто-нибудь видит. Но отчего-то упоминание о том, что они могут остаться в мире мертвых навсегда, было жутковатым. На всякий случай, Северин решил ничего не говорить Ее Величеству. И при встрече лишь поинтересовался,как она спала.

Катарина Оллар: Комната оказалась скромнее дворцовых покоев, но в ней было все необходимое, чтобы как следует отмыться от подвальной сырости и грязи, переодеться в чистое и отдохнуть. Правда, здесь не было прислуги, но Катарина ни за что не согласилась бы принять помощь от призрачных камеристок, уж слишком жутко это было. Но она справилась и сама. Постель был мягкой и удобной, и королева не заметила, как уснула. Пробуждение утром было приятным, пока Катарина не проснулась окончательно и не вспомнила все, что произошло накануне. Она села в постели и невольно расправила складки ночной рубашки. Мысли о том, что же у них затребует призрак и удастся ли им вернуться назад снова ее растревожили. Катарина встала с кровати, чтобы умыться, и увидела, что призрачные слуги подготовили ей новое платье, не вычурное, но и не такое простенькое, как то домашнее, в котором она пришла сюда. Королева сумела надеть и зашнуровать его перед зеркалом, заведя руки назад, а вот с прической было сложнее... Волосы Катарины были слишком тяжелыми и длинными, чтобы соорудить ее самостоятельно. Так что, она лишь переплела косы, растрепавшиеся после сна, чтобы выглядели аккуратнее. Теперь можно было выходить из комнаты. Внизу ее встретил Северин, у накрытого для завтрака стола. - Спасибо, хорошо, - ответила Катарина ему на его вопрос, - Я думала, что не усну, но уснула сразу, едва закрыла глаза... А как вам спалось? - спросила она в свою очередь, - И где же книга? Король призраков что-нибудь еще говорил через страницы?

Северин Заль: - Вот она, - Северин показал книгу, - пока ничего не было. У нас впереди еще один день, Ваше Величество. И добавил: - Вам, наверное, трудно без камеристок? Если потребуется помощь, я счел бы за честь сделать что-нибудь для вас. Завтрак был неплох. Северин подливае вина в бокал и натянуто шутил. Его глаза загорелись шальным огнем - как в Лаик, когда они с Эстебаном и Константином придумывали очередную каверзу. Юноша решил проверить, возможно ли отсюда сбежать. Мысль сама по себе была безрассудная - но когда еще делать опрометчивые поступки,как не в шестнадцать. В саду было тепло и солнечно, но деревья в глубине сада тонули с плотном тумане. Северин решил проверить, возможно ли пройти сквозь туман и подойти к ограде. И вообще - существует ли эта ограда. - Ваше Величество, не волнуйтесь, - сказал он, улыбаясь как можно беззаботнее, - вот, пусть пока побудет у вас. Он положил книгу на край стола возле королевы. - А я хочу кое-что узнать. Он почувствовал, что Катарина испугалась, и, прежде, чем она успела бы сказать хоть слово, проворно скрылся в тумане. Туман был не просто плотным - он казался осязаемым - и очень враждебным, если так можно сказать о тумане. Северин шел, от одного дерева к другому - пока не почувствовал, что не может дышать. Когда-то он болел - и было такое же ощущение, хочется вдохнуть - но воздух будто не проходит в легкие. Юноша закашлялся, и схватился рукой за ствол дерева. Стало мерзко - вместо древесной коры ладонь нащупала нечто похожее на мертвое, уже застывшее животное. Еле передвигая ноги и передергивая от омерзения плечами, непрерывно кашляя, он вышел на поляну. Вид у Северина был отнюдь нестоль бравым,как тогда, когда он уходил "в разведку". - Со мной все в порядке, Ваше Величество, - еле вымолвил он, - а что там в книге написано по поводу моего блуждания в тумане?

Катарина Оллар: Книга была у Северина с собой, но призрак пока не говорил со своими гостями, или пленниками, через нее. Впрочем, сегодня был день отдыха перед тем заданием, что им предстояло выполнить, чтобы получить свободу. Шадди на завтрак не подали, но было вино, как будто специально, чтобы не допустить у королевы и унара ясности ума. - Спасибо, - Катарина поблагодарила Северина за его предложение помощи, но знала, что не воспользуется им, это было бы не слишком хорошо. После завтрака они вышли в сад, в глубине подернутый туманной дымкой. Королева присела на скамейку в беседке возле маленького резного столика, и юноша вдруг оставил книгу на его краю рядом с ней, а сам отправился исследовать сад. Очень скоро он скрылся в тумане с головой, на некоторое время пропал, вызвав у королевы очень сильное волнение, а потом вернулся очень бледный. - Присядьте поскорее, - попросила его Катарина, - Вы очень бледны, я принесу вам воды... Но стакан с водой сам собой появился на столике перед Северином, а королева поспешно открыла книгу и вскрикнула. Призрак, видимо, был очень зол тем, что юноша пытался найти возможность сбежать. - За то, что вы меня ослушались, - дрожащим голосом прочла Катарина, - вы будете наказаны. Женщина может остаться в саду, юноша должен провести остаток дня в своей комнате. Она подняла глаза на Заля: - Я пойду с вами, мне в этом саду будет страшно одной.

Северин Заль: Вода помогла. Вскоре Северин стал дышать легче. "Да, - подумал он, - за неподчинение всегда бывает наказание". И подав руку Ее Величеству ответил: - Не стоит бояться, вам ничего не грозит. Но я буду рад, если вы пойдете со мной. По правде говоря, ему и самому не очень хотелось оставаться в саду. В комнате он сел за стол. - Простите, - обратился он к Хозяину Замка, - вы не могли бы дать мне сонеты Вененна? Раз уж нам нельзя прогуляться, то я бы хотел развлечь Ее Величество. Томик появился на столе. - Видите, тут не только книга с алыми буквами, с помощью которой Призрак общается с нами. Вот, надеюсь, вы любите Вененна. И стал читать вслух. Он так не читал ни дома, ни на уроках словесности в Лаик. Северин старался вложить в строки всю нежность, голосом показать красоту древней поэзии. Пусть хоть что-то хорошее будет за день у Катарины - ведь теперь по его вине ей приходится сидеть взаперти. Унар чувствовал себя виноватым перед ней. Он читал все подряд, и, устав, тихо вздохнул: - Простите, Ваше Величество, я виноват. Я не думал, что смогу убежать, мне просто хотелось узнать, что там, за туманом. Оказалось - ничего, просто плотный туман. Он помолчал и спросил в пространство: - Интересно, что день грядущий нам готовит? И наугад раскрыл томик стихов: Сраженья сталь ведет к исходу битвы. Слышны стенанья, плач или молитвы.

Катарина Оллар: Катарина слушала, как Северин читал, и это помогло ей немного успокоиться. В конце концов, просто сидеть в комнате - не такое страшное наказание. А они нужны призраку, значит, пока ничего плохого он им не сделает. О том, что придется сделать завтра, Катарина старалась не думать. Но Веннен невольно об этом напомнил... - Скорее бы он наступил, этот день, - прошептала она, - Нет ничего хуже страха ожидания.

Северин Заль: Северин утром проснулся ни свет ни заря. Потому, что лучше встретить неприятность лицом к лицу, а не сидеть и ждать неведомо чего. И сразу же полез в книгу. Там уже ждала его надпись. "Твое испытание - первое. Сразись и победи,как рыцари древности. Твой противник - тот, кто стоит на пути в свободе. Оружие и доспехи ждут тебя в зале внизу. Иди сразу, не жди женщину. Прощание отнимет время и силы". Сожалея, что не может сообщить Катарине о том, что идет сражаться с неведомым противником, Северин вышел из комнаты и направился по лестнице вниз. Он заметил, что одна из дверей, обычно запертых, распахнута. Зал был огромным. Даже фехтовальный зал в Лаик намного уступал ему размерами. Он увидел старинные доспехи, какие были во времена завоевания Франциском первым Кэбителы. По спине пробежал холодок. Еще ни разу ему не приходилось сражаться в железных доспехах. Да еще огромным слегка заржавленным мечом. Он видел подобный, и даже держал в руках. Но тяжелую "железяку" было сложно поднять, не то чтобы размахивать ею. Когда он надевал доспехи, то чувствовал чье-то холодное дыхание и помощь незримых рук. Было немного неприятно, но самому было бы сложно облачиться в них. И вот, едва переступая, Северин Заль взял меч и приготовился ждать противника. "Я сумею, - убеждал он себя, - я справлюсь, ведь это - просто меч и доспехи. Если круг назад юные рыцари сражались подобным образом, то значит, смогу и я". Страшный грохот послышался под сводами зала. Второй рыцарь передвигался угловато и неуклюже,как плохо сделланная марионетка. Но он был больше, выше, а его меч казался гигантским. Меч Северина по сравнению с ним был что придворная шпага против военной. Рыцарь подошел на такое расстояние, чтобы достать юношу мечом. Если бы не странные, чуть дерганные движения, то было бы трудно противостоять ему. Но Северин увернулся и сам нанес удар. Однако он не достиг цели. Под сводами зала шла битва, достойная сражений на стенах Кэбителы. Оба противника бились, звенела сталь, слышалось тяжелое дыхание. В какой-то миг меч рыцаря ударил в грудь. В глазах стало темно. Северин едва удержался на ногах. И, улучив момент, юноша смог нанести удар туда, где была щель между забралом и нагрудной пластиной. Противник зашатался и рухнул. Под старинными доспехами ничего не было. Они осыпались грудой жестяных пластин. Северин, стянув шлем, присел на корточки. Среди доспехов обнаружилась лишь горсть пыли - или пепла. "Ты победил", - услышал он. А потом он не помнил,как снял доспехи,как поднялся в свою комнату. И когда открыл глаза, то увидел, что лежит на своей кровати. А рядом сидела Ее Величество.

Катарина Оллар: Катарина с тревогой вглядывалась в лицо юноши, который уже целые сутки не приходил в себя. Накануне утром страшная книга почему-то оказалась у изголовья ее кровати. Прежде, чем открыть ее, королева бросилась в комнату Северина, дверь там была приоткрыта, но его самого в ней не было, только аккуратно заправленная кровать. Тогда она вернулась к себе и открыла книгу. На страницах проступали алые буквы, и королева принялась читать, дрожа от страха. Это было ее задание - перевести с древнего языка страницу текста. Можно было воспользоваться словарями, стопка которых появилась рядом. Переживая за Северина, который где-то наверняка выполнял свое задание, Катарина провела за словарями целый день, и кое-как смогла разобрать строчки. Они гласили о том, что тело короля призраков можно отыскать в подземельях Лаик, но нужно быть осторожными в поисках, потому что оно охраняется... Катарина прочла все это вслух и призрак, видимо, счел ее задание выполненным, потому что дверь ее комнаты распахнулась, а из соседней раздался стон... Она кинулась туда. Северин лежал на своей кровати в забытьи. Жуткий ушиб на его груди расплылся темным пятном, оно было видно даже сквозь рубашку. У Катарины не было ничего кроме воды и полотенец, и она прикладывала их к ушибу, отирала юноше лицо, а он все не приходил в себя. Королева просидела ним всю ночь. Так страшно ей еще никогда не было. Она очень боялась, что Северин так и не придет в себя, и она останется совсем одна. Она звала его, даже плакала, пыталась поить водой, но все было тщетно, и вот... следующим утром он открыл глаза. - Как вы меня напугали, - прошептала Катарина, - Как же вы меня напугали...

Северин Заль: Вместе с сознанием вернулась боль. Больно было не только шевелиться, но даже дышать. И от жажды в горле пересохло. Но Катари смотрела так испуганно, что Северин забыл о своих неприятных ощущениях. Его Королева испугалась за него. И глаза ее заплаканы. Сколько он пролежал тут? Он не знал. Неужели все это время она не отходила от него? - Ваше Величество, не плачьте. Мне уже лучше, - прошептал он пересохшими губами, - прошу вас, дайте воды. Выпив два стакана один за другим, Северин откинулся на подушки. - Простите, я напугал вас, - сказал он, - но первое испытание пройдено. Я убил его. Слегка поморщившись от боли, он продолжал: - Я... не знаю, кто это был. Доспехи рухнули, а внутри - никого и ничего. Просто доспехи, как в замке Сэ, мне Арно рассказывал в Лаик, там стояли доспехи, и его братья их задели. Все и упало. ОН помолчал, переводя дыхание. - Ваше Величество, - он взял тонкую нежную руку Катари и поцеловал прохладные пальцы. А потом прижался к ним щекой. Было хорошо, спокойно так. И хотелось передать немного своего спокойствия королеве. Она, наверняка, очень расстроилась из-за него. Он лежал, прикрыв глаза и думая о том, что не сможет сказать Катарине о том, как дорога она стала для него за время их блужданий по лабиринту и жизни в пустом замке. Она - августейшая супруга, а он - всего лишь унар, да еще и не самого знатного рода. Поэтому Северин ничего не сказал, лишь открыл глаза и снова поцеловал ладонь Ее Величества. - А что нам говорит книга? Она уже сообщала вам что-нибудь пока я был там... в зале?

Катарина Оллар: Катарина поспешно подала Северину воды и выслушала его рассказ. - О, это было так бесстрашно и мужественно с вашей стороны, - проговорила она, - И теперь это значит, что мы оба справились с первым заданием, но призрак задал еще... Я вчера весь день переводила какое-то послание с древнего языка, и там было сказано, что тело призрака было спрятано в подземельях Лаик, кроме того, оно охраняется. Мы должны его отыскать и забрать оттуда, наверное, снова придется с кем-то сразиться, но вы после первого сражения встанете нескоро... Надеюсь, призрак позволит вам выздороветь... Катарина замолчала, не став отнимать у Северина свою ладонь. Было видно, что юноше тяжело разговаривать, он устал и затих. Королева молча сидела рядом, рассматривая его черты. В нем было столько чистоты и храбрости. Карл тоже должен стать таким же, подумалось ей. Скромность вместо заносчивости и бравады, вежливость вместо дерзости, сочетающиеся с храбростью и самоотверженностью, таким она хотела бы видеть своего сына в будущем. Вот только он наверняка унаследует черты характера своего отца... Катарина задумалась, и тут юноша зашевелился, снова поцеловал ее ладонь и спросил о книге. - Пока ничего, но скорее всего, нас снова отправят в подземелья Лаик, искать тело призрака, - ответила она. - Только как же сделать так, чтобы вы поскорее встали на ноги... Едва королева произнесла это, как на столике рядом с кроватью появилась баночка с какой-то мазью и бокал с питьем. Катарина взяла бокал свободной рукой - жидкость пахла, как тинктура. - Унар Северин, - произнесла она, - Наверное, вам нужно это выпить, а ушиб на груди следует смазать этим бальзамом...

Северин Заль: - Из ваших рук и яд покажется бальзамом исцеляющим, - ответил он ей, процитировав Дидериха и добавил, - ментор по словесности всегда требовал не только выучить слова, но и мастерски прочесть пьесу. Питье было не горьким, и пахло какими-то травами. А что касается ушиба, то сначала Северин немного смутился - все-таки Ее Величество не пристало смотреть на раны, хотя крови нет, но выбирать не приходилось. И немного помедлив, он стянул через голову рубашку. И закрыл глаза, чувствуя, как щеки горят. - Ваше Величество, вы так добры ко мне, - прошептал он, - я сделаю все, чтобы мы смогли попасть в Олларию. Когда ушиб был смазан, унар вновь надел рубашку и улегся поудобнее. - Знаете, Ваше Величество, матушка всегда говорила, что вы добры и благочестивы. А когда я в первый раз увидел вас, то подумал что вы похожи на добрую фею из сказки. Но тогда мне было всего семь лет. Видя усталую улыбку на устах Катари, он сказал: - Ваше Величество, вам стоит пойти отдохнуть. Мне намного лучше, и грудь почти не болит. Здесь и мазь, и тинктура какие-то волшебные. не удивлюсь, что время течет по-другому, чем в столице. Представляете. мы пробудем здесь несколько дней, а когда вернемся, то окажется, что мы отсутствовали всего несколько минут - а может, целый Круг. Вскоре глаза его стали слипаться, и юноша не заметил как уснул.

Катарина Оллар: - Я очень надеюсь, что это второе, а не первое, - прошептала Катарина, подавая бокал юноше. Но выпитое зелье сказалось на нем неплохо. Щеки порозовели, бледность ушла, глаза стали смотреть яснее. Он снял рубашку, чтобы можно было втереть мазь в его ушиб, и Катарина осторожно сделала это. Затем Северин снова лег и стал говорить ей приятные вещи. Королева улыбалась, слушала и кивала, глядя, как юноша засыпает. Наверное, подействовало питье из кубка. Очень хотелось надеяться, что завтра он проснется здоровым, а их отсутствие в Лаик и правда будет всего в несколько минут... Северин попросил ее пойти отдыхать, прежде, чем уснул сам, и когда его веки сомкнулись, Катарина встала, чтобы укрыть его одеялом и уйти в свою комнату. Она и правда очень устала, а главное, сильно изволновалась за последний день.

Северин Заль: Удивительно, но здесь действительно раны исцелялись быстрее. Там, в Талиге он бы проболел несколько дней, если не неделю. А тут Северин проснулся с ясным умом и бодростью в теле. То ли отдых помог, то ли лекарства. И сразу же раскрыл книгу. - Сегодня вам дано последнее задание, - прочел он на страницах, - возьми оружие, что по праву принадлежит тебе. Оно поразит врага, который един в тысяче. А твоя спутница возьмет то, что пригодится ей, дабы помочь тебе. - "Интере-есно, - сказал он в пространство, - что это за враг, который един в тысяче? Я конечно, знаю о блестящих победах герцога Алвы, но у него все-таки была армия". И тут же на страницах прочел ответ: - Если не сумеешь победить - присоединишься к миру мертвых. - Это понятно, а где искать оружие? Тут на столе появился кинжал. Северин взял его и чуть не вскрикнул: - Откуда? Это был фамильный кинжал Залей. считалось, что он был у старшего брата Альфреда Заля - Готфрида. Дядя Северина участвовал в подавлении мятежа Эгмонта Окделла и погиб в Ренквахе. Юноша взял кинжал, взвесил на ладони и сунул в ножны, с которыми оружие и появилось на столе. - А какое оружие необходимо Ее Величеству? Он искренне надеялся, что Катари не придется размахивать мечом или чем-то подобным. Но на его вопрос в руках появилась прочная шелковая сеть. Почему-то держать ее было приятно. - Иди, - вновь проступили слова на странице, - скажи ей все что ты узнал. Северин с сетью и кинжалом спустился в сад. Королева уже была там. - Ваше Величество, - сказал он после приветствия, - я узнал от призрака, что нам предстоит одолеть врага, который един в тысяче. И это - он протянул сеть - для вас. А вот кинжал, - он показал оружие, - удивительно, но в нашей семье считается, что он был утерян пять лет назад. Во время восстания.

Катарина Оллар: Катарина сидела в саду, кутаясь в шаль. Смотреть на туман поодаль было неприятно, но рядом вокруг даже светило солнышко. Кто-то заботливо выставил плетеные кресла так, чтобы можно было греться в его лучах. Королева села в одно из них и подставила лицо теплому солнцу. Как же его не хватало в последнее время... Скоро, наверное, уже сегодня, их отправят в подземелья Лаик, где снова не будет света... Катарина вздохнула. Оставаться сильной было сложно, но она делала это не только себя, но и ради тех, кто остался в Олларии и был ей дорог, и даже ради этого юноши унара, который уже столько прошел вместе с ней и тоже ради нее. Даже победил какую-то жуткую тварь... А что еще предстоит... Тут Северин позвал ее, он вышел на крыльцо, и в его руках было оружие. Значит, пора... Королева взяла в руки шелковую сеть. - Мне никогда не приходилось раньше справляться с подобными вещами, - проговорила она, рассматривая ее, - Я не уверена, что у меня получится... И еще мне очень, очень страшно, унар Северин, - призналась королева в очередной раз.

Северин Заль: Северин подошел ближе, дал сеть Ее Величеству и коротко поклонился в знак приветствия. И когда Катари сказала, что ей очень страшно, Северин просто обнял ее. Нежно обхватил руками за хрупкие плечи, хотя в душе немного волновался. Все-таки с детства вбитое в голову знание этикета и отношение к Ее Величеству,как к некоему Божеству, которое не то, что обнять - окинуть взглядом и то не всегда позволительно. Но сейчас перед ним была не просто королева, а в первую очередь - испуганная женщина, нуждающаяся в защите. Последнее испытание. И они вместе будут сражаться с врагом, который "един в тысяче", по словам короля призраков. Таковы его условия. А если они оба останутся в мире мертвых, то какое будет иметь значение этикет и прочая ерунда? - Ваше Величество, прошептал он, - не бойтесь, я с вами. Подумал, что звучит немного глупо. Так в пять лет он уговаривал не бояться няню, когда сам дрожал от страха в темном коридоре. - У вас все получится, я верю. Смотрите, вот какое оружие дали мне. Северин показал фамильный кинжал. - В нашей семье считалось, что он пропал давно. И я буду сражаться этим оружием с врагом, который "един в тысяче". Как вы думаете, Ваше Величество, что это за враг? Тут зашелестела страницами книга, будто привлекая к себе внимание. "Пора. Идите по проходу из холла, он приведет вас к нужному месту. Книгу оставьте здесь" Юноша с сожалением разжал объятия и подал руку королеве. - Идемте, и помогут нам все силы Кэртианы.

Катарина Оллар: Катарина тихо замерла, когда Северин обнял ее, и почти перестала дышать. Она понимала, что он лишь хочет утешить ее, сделать так, чтобы ей было не так страшно, и она постаралась улыбнуться. - Спасибо, - ответила она, - Если бы не вы, я бы давно умерла тут со страху... Затем юноша показал ей кинжал и объяснил, что это давно утерянная фамильная вещь. - Надо же, - проговорила Катарина, - Должно быть, призрак отыскал ее не просто так, чтобы вложить вам в руки... Из холла вдруг раздался шелест страниц, и королева испуганно обернулась. Они подошли к книге вместе с Северином и прочли, что нужно идти по проходу в холле. Значит, скоро все начнется. Катарина сжалась, но надо было идти... - Да поможет нам Создатель, - прошептала она и взялась за руку унара, чтобы ступить с ним в открывшийся проход.

Северин Заль: Снова - темнота. Только вместо запутанных проходов лабиринта - один длинный абсолютно черный коридор. Северин шел, в правой руке держа наготове кинжал, а левой придерживая руку королевы. Надо было идти вперед. Что там? Кто поджидает в кромешной тьме? Будет ли выход? И - найдется ли тело того короля призраков,как назвала его Катари. Мертвые не лгут, - вспомнил он где-то прочитанную фразу. Они шли уже довольно долго - как ход неожиданно свернул влево, и в открывшейся нише послышалась возня и писк. Крысы! Полчище крыс, мерзкие серые твари. Северин подумал, что если Катари потеряет сознание, он не успеет подхватить ее. Разум отказывался верить в происходящее. Но кинжалом он уже ударил одну тварь. И другую. теперь надо было бить без промаха и без остановки. Но некоторые проскакивали мимо. А надо, чтобы и они не ушли. - Ловите их сетью,- скомандовал он. И продолжал действовать. Кинжал в руке мелькал, серый твари падали на каменный пол, но на их место приходили новые. И казалось, их становится все больше и больше.

Катарина Оллар: В темноте Катарине снова было не по себе, но потом стало еще хуже. Крысы... очень много крыс. "Я не боюсь их, - шептала она про себя, - не боюсь, не боюсь, ведь это же не пауки..." Насекомых королева и правда боялась, а вот крыс не слишком, только сейчас их было очень много и они были воинственно настроены. Северин принялся бить их кинжалом, она с ужасом смотрела на это, пока его голос не вывел ее из оцепенения. Да, ловить... у нее же есть сеть. Королева храбро шагнула вперед и бросила сеть. Крысы запищали, запутавшись в ней.

Северин Заль: Крысы разбегались. Надо было не упустить их, поэтому Северин старался одним ударом убить двух-трех. Думать о чем-то , кроме них он не мог. Только убивать, бить врага, который по словам призрака "един в тысяче". Теперь юноша понял значение этих слов. Враг был один, но крыс было много - если не тысяча, то несколько сотен, наверняка. Уйти не должна ни одна. Крысы падали, а Северину казалось, что они не погибают. Это было не так - просто на место убитых все шли и шли новые. И битва продолжалась. Еще две... три... И вдруг - будто в один миг все закончилось. Только что крысиное полчище прибывало, пищало, разбегалось - но больше не было ни одной. Удивительно - но исчезли и убитые крысы, и шелковая сеть. Лишь кинжал - фамильное оружие Залей оставался в руке. Третье задание было пройдено. Северин вбросил его в ножны - хорошо, что они не потерялись. И обернулся к королеве. - Ваше Величество,... Катари...

Катарина Оллар: - О, Северин! - Катарина испуганно огляделась, но крыс вокруг больше не было, ни одной. Только что крысиной кровью и трупами было усеяно все вокруг, королеву трясло от этого зрелища, но она даже не замечала этого. И вдруг все исчезло, когда юноша расправился с последней. Катарина вдруг почувствовала головокружение и подошла, чтобы опереться о плечо Заля. - Значит, тело призрака охраняли крысы... И теперь нам осталось лишь найти его.

Северин Заль: Северин поддержал королеву, чувствуя, как ей страшно от этого крысиного нашествия. - Все кончено, - он улыбнулся ей, - а тело надо найти. Придется опять бродить по темным коридорам. Обопритесь на мою руку. Но через несколько шагов он подхватил ее на руки. - Ваше Величество, мы почти у цели. Полагаю, вам лучше закрыть глаза и... Тут он шагнул в какой-то проем - похоже, это была ниша в подземелье. Нечто вроде кельи -только без двери. Северин бережно поставил Катари на пол. - Вы можете немного побыть здесь? Я посмотрю,туда ли завел нас путь. - Туда, - раздался не то вздох, не то стон. Тело в истлевших лохмотьях,некогда бывших парадным камзолом столетней давности, невероятным образом сохранилось в подземелье. Может быть, воздух или холод способствовали тому, но оно пролежало тут сто лет, а то и больше, и стало похоже на высохшую холтийскую мумию. О таких рассказывал ментор в Лаик. Северин присел рядом с "мумией" на корточки, думая только, что Катари может снова испугаться. Да, лучше бы ей не видеть это. - Катари, - он услышал шелест платья за спиной, - не смотрите, прошу вас. Я тут, с вами. И снова обнял ее, уводя от тела. Король-призрак мог быть доволен. Только что делать с телом теперь? Нести? И если нести, то куда? Все эти мысли промелькнули вспугнутыми птицами - и пропали. Потому что рядом с ним была его Королева. И ей явно было нехорошо. Северин вновь подхватил ее и понес дальше от этого места. Он звал ее по имени, нежно дотрагивался до щек, но ту услышал звук падающих капель. - Отсюда началось наше путешествие, - подумал он и пошел к источнику.

Катарина Оллар: Вид полуистлевшего тела в темноте, а также то, что оно разговаривало, так потрясло Катарину, что она почувствовала себя совсем без сил. Северин не спрашивая подхватил ее на руки, и она прикрыла глаза. Он понес ее куда-то, королева уже не осознавала, куда. Она понимала, что нужно помочь Северину с телом призрака, но ее собственное отказывалось слушаться... - Постарайтесь сделать все, что нужно, - прошептала Катарина, когда Северин усадил ее возле источника, - и пожалуйста, вернитесь за мной...

Северин Заль: - Обязательно, - пообещал Северин, - я не оставлю вас, Ваше Величество. бережно усадив ее на камни, он набрал воды из источника, немного плеснул на руки Катари, дотронулся влажными пальцами до ее висков. И прижался губами к пепельной пряди возле одного. - Простите меня, - сказал он на ухо ей едва слышно, - все это слишком тяжело для вас. Я.. я вернусь. И, встав во весь рост, шагнул назад, и пошел к той нише. Мумия была все еще там. Он, стараясь не думать о том,как это жутко - прикасаться к мертвому телу, поднял его и пошел по лабиртну назад. Точнее не по лабиринту - то тому коридору, где они с королевой шли утром. Надо было донести его д дворца. Северин искренне надеялся, что по пути ему никто не встретится. В какой-то момент туман - такой,как был в саду, - окутал весь темный коридор. Стало холодно - очень холодно. А тело... оно зашевелилось в руках. Юноше потребовалось собрать все самообладание и не уронить его на камень, не заорать дурным голосом и не грохнуться в обморок. Вместо этого он поставил мумию на пол, прислонил к стене. И передернул плечами -от холода и отвращения. Северин Заль, = услышал он голос, - я хозяин этого тела, и твой очень далекий предок. ты помог мне, и сможешь уйтив мир живых. Но твоя спутница останется со мной. Северин в гневе сжал кулаки. - Почему? Мы сделали все. Неужели теперь даже призраки не держат слово? Ответом был издевательской хохот. - Но ты можешь исправить все. - Как? - Дай мне часть своей крови.Возьми кинжал и проведи по запястью. Кровь поможет мне и ей. А ты - выживешь или нет, решать тебе. Ну,как , согласен? - Согласен! Удар ножа по левому запястью, кровь хлынула на тело, оно ожило от нескольких капель. - Вы свободны, оба, - раздался громоподобный голос, который раньше походил на шелест опавшей листвы. Северин, зажав рану ладонью, спешил назад - сообщить Катари весть о свободе. Он думал, что теперь они точно выберутся из лабиринта. Звук падавших капель становился все громче. - Катари, - крикнул он, чувствуя, что голова предательски кружится, а ноги - подкашиваются, - Мы свободны. Вдали показался прблеск света.

Катарина Оллар: Северин ушел, и Катарина снова осталась одна, погрузившись в полузабытье, которым ее измученное сознание отгородилось от всего происходящего. Сколько прошло времени, она не понимала, когда, очнувшись, вдруг увидела свет впереди, а рядом с ней оказался Северин, настолько бледный, что его лицо, казалось, светилось в темноте. - Вы сделали все, что нужно? - тихо прошептала она, - Призрак нас отпустил?

Северин Заль: - Да, - прошептал он ей побелевшими губами, - идемте вперед. Призрак... ему нужна была еще и кровь. Сделав несколько шагов, он прислонился к стене. - Ваше Величество, - попросил он, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, - завяжите мне руку. Чем-нибудь. Свет впереди манил, звал идти туда, к свободе. И Северин шел, несмотря на то, что кружилась голова и хотелось лечь прямо на холодные камни.

Катарина Оллар: - Кровь? - в ужасе переспросила Катарина и посмотрела на Заля, представив, как неживое-не мертвое тело призрака сосет из него кровь. Юноша почти без сил прислонился к стене и королева уже готова была поддержать его, невзирая на собственную слабость. Он сказал про руку... значит, порез... Катарина увидела кровоточащее запястье у Северина и поспешно затянула его своим платком. Впереди был проблеск света, нужно было идти вперед и она постаралась помочь храброму и самоотверженному юноше, если не действием, то хоть на словах. Катарина взяла его холодную, почти ледяную руку в свою и стала уговаривать идти вперед, хотя и сама шла с трудом. Когда же они достигли источника яркого света, свет залил все вокруг, и все пропало. Королева проснулась в кресле, в котором уснула ночью. За окном было светло - раннее утро. Она вскочила и осмотрела себя. На ней было надето не ее домашнее платье, а платье из дворца призрака. Подол был измазан в грязи, на рукаве были пятна крови Северина. Все встало в памяти... они сделали все, чего хотел призрак, и их отправили назад. Только Северин, наверное, снова попал в подвал, он там заперт, и он нем просто забыли, и у него идет кровь, его нужно освободить оттуда поскорее, ему нужен врач, он может умереть... Королева стала судорожно стягивать с себя платье, чтобы поскорее переодеться и выйти из комнаты. Грязное платье она спрятала на дно одного из своих сундуков с вещами, стоявших в комнате, затем набросила пеньюар и вызвала своих служанок, чтобы помогли одеться. Ее одевали и причесывали по обыкновению долго... а она не могла слишком подгонять прислугу, чтобы не вызвать подозрений. Раннее утро - куда спешить? Королева приложила немало усилий, чтобы ничем не выдать себя, но к счастью, скоро слуга принес известие о том, что капитан Арамона, поднявшийся рано по случаю визита высокой гостьи, уже ждет ее за завтраком.

Северин Заль: Северин очнулся в своей комнате в Лаик. Рука не болела - скорее, нудно ныла. Но голова кружилась так, что казалось, стены и потолок пляшут какой-то диковинный танец. От света немного замутило, и юноша снова закрыл глаза. В ушах раздавался тоненький звон, как будто где-то звенела тонкая струна. Как он сюда попал? Внезапно вспомнилось все. Подвал, тело-мумия, фамильный кинжал Залей. Где же оружие? Не хотелось бы потерять его. Но если слуги и капитан увидят кинжал, неприятностей не оберешься. "Ладно, пусть остается, где был, - сказал себе Северин, - все равно считается, что фамильный кинжал Залей давно утерян". Он снова приоткрыл глаза и негромко застонал. Очень хотелось пить. Тут к нему подошел старый добряк-лекарь. - Чем вы порезались в подвале, унар? - Я не знаю, - прошептал в ответ Северин. Лекарь пощупал пульс и покачал головой: - Вы потеряли столько крови, что едва выжили. Но теперь все будет хорошо, только не вздумайте вставать. Юноша подумал, что вряд ли ему это удастся. Голова по-прежнему кружилась. - Пить, - тихо попросил он.

Катарина Оллар: За завтраком Катарина как бы между прочим поинтересовалась у капитана, а где сейчас находится барон Северин Заль, мол, она видела его имя в списке унаров, а самого Заля вчера на показательных представлениях не было. Уж не болен ли он... А если да, то оказывают ли ему должный уход... Арамона сперва побагровел и замялся, ведь о Зале во вчерашней суете он совершенно позабыл, а вспомнил лишь сегодня утром, отправил слуг в подвал за юношей, а он лежал там полумертвый с порезанным запястьем. Все это рассказывать королеве ему очень не хотелось, как и ставить в известность родителей Заля, потому капитан схватился за слова королевы про болезнь и должный уход и стал живо объяснять, что да мол, Северин нездоров, лежит в постели в своей комнате, а при нем врач, уход за ним хороший, и навещать его в общем-то не стоит, лишнее волнение может быть для юноши вредно... На самом деле, Арамона надеялся все скрыть, ведь Заль может рассказать посетившей его королеве про наказание и подвал, а она увидеть его порезанную руку, и тогда се может плохо обернуться. Но Катарина настояла. Сказала, что навестить юношу - ее обязанность, и если капитан не станет ей препятствовать, то беспокоиться ему не о чем. Арамона взвесил ее слова и понадеялся, что понял королеву правильно, потому после завтрака вызвал слуг и приказал проводить Катарину к унару Северину, которого поразил недуг. Катарина вошла в келью к Северину, когда врач, напоивший его водой и тинктурами, собрался уходить. Поклонившись королеве, он объяснил ей, что юноша слаб, и не стоит слишком утомлять его. Катарина пообещала долго не задерживаться, и врач прикрыл за собой дверь, а она подошла к постели Заля.

Северин Заль: Глаза слипались. не хотелось ничего - вот было бы чуть потеплее, или хотя бы дали второе одеяло. Северин дремал после тинктур, когда к нему в келью вошла Катари. Ее Величество сейчас совсем не походила на ту испуганную женщину , которую он утешал там, в Лабиринте. Сейчас она была Королевой - с красивой прической, в прекрасном нарядном платье. Но улыбалась по-прежнему - с легкой грустинкой. - Ваше Величество, - юноша попытался приподняться на локте здоровой руки, но это ему не удалось - перед глазами все поплыло, и он снова лег, откинувшись на подушку. "Леворукий побери эти тинктуры, - подумал он, - невежливо засыпать при королеве". Он так хотел поговорить с ней, расспросить,как она чувствует себя и не повредили ли ее здоровью все потрясения лабиринта. Но язык будто онемел, голова по-прежнему кружилась. Не было сил даже поднять руку - причем, не раненую. - Ваше Величество, - наконец, собравшись с силами, сказал он, - не говорите моей матушке, что со мной. Тут глаза его закрылись, и юноша заснул.

Катарина Оллар: Северин был очень бледен, кроме того, врач опоил его тинктурами, и юноша едва ворочал языком, но Катарину он узнал. Она присела на стул рядом с кроватью. - Ничего, теперь все будет хорошо, - проговорила королева, - Мы никому ничего не расскажем. И матушку вашу не нужно волновать... Все пройдет, унар Северин, вы выздоровеете, все забудется... Юноша уснул, а она продолжала говорить с ним тихо и ласково, успокаивая таким образом и саму себя, ведь все страшные события были еще очень свежи в памяти. Когда Заль ровно задышал во сне, Катарина неслышно поднялась и вышла, затоворив за собой дверь. Она знала, что в Лаик они больше не увидятся с юношей наедине. Но самым главным было то, что ему оказали помощь вовремя, он не успел истечь кровью, и был спасен.

Северин Заль: Северин спал беспокойным сном под действием успокаивающих тинктур. Во сне он чуть шевельнул раненой рукой и поморщился от боли, но чьи-то теплые пальцы погладили его по щеке. Он слышал сквозь сон,как скрипнула дверь. Королева ушла. Она вернется во дворец, а он, унар Северин останется в Лаик. И никто не узнает о том,какие страшные приключения произошли с ним и Катариной Оллар в Лабиринте. Это останется их маленькой тайной. Может, скоро все это покажется сном. Тем сном, от которого при пробуждении остаются смутные воспоминания. Эпизод завершен



полная версия страницы