Форум » Когда-нибудь, однажды... » "Дети Бакры", Вараста, 19-20 ЛС, 398 к.С. » Ответить

"Дети Бакры", Вараста, 19-20 ЛС, 398 к.С.

Рокэ Алва: Действующие лица: Рокэ Алва Ричард Окделл Лионель Савиньяк Эстебан Колиньяр Марсель Валме

Ответов - 72, стр: 1 2 3 All

Эстебан Колиньяр: Эстебан стоял там, откуда кулем, на кого Бакра пошлёт, грохнулся Окделл и пристально вглядывался во тьму. И мерещилось ему там ужасное. То показательный перед строем расстрел, то тесная камера гарнизонного цугундера в Тронко, куда, несмотря на строжайший запрет посещений, еженощно являлся призрак убиенного им межеумка, укоризненно качал отчекрыженной бириссцами башкой и то ли в упрёк, не то по рассеянности - всякий раз забывал её на столе... А когда узрел наяву живёхонького, при башке и со шпажкою Окделла, вывалившегося на лунный свет из отбрасываемой выступом тени - не сразу поверил своим глазам. - Истинно говорят - везёт дуракам! – потрясённо выдохнул он и почти безотчётно пальнул, прикончив одного из нашвырнувшихся на падшего подсвинка бириссцев. А пока перезаряжался, остальных нападающих покосили другие стрелки, оставив в опасной близости только двух недобитков, которых отсюда было не достать, а занимавшие более выгодные позиции бойцы почему-то в них не стреляли. Впрочем, вскоре стало ясно – почему именно: с той стороны, где ещё оставалась непосредственная угроза для Окделла, к нему прорубился небольшой чёрно-белый отряд.

Лионель Савиньяк: Окделл не отвечал, или Лионель не слышал его, что было бы здесь немудрено. Но потом он его увидел. Мальчишка выступил из тени скалы на лунный свет. Он дрался с теми, кого не смогли или не успели положить стрелки. Савиньяк рванулся на помощь и скомандовал своим не подпускать, сдерживать других врагов. Впрочем, сзади уже подбиралась конница, сминая и гоня давящих друг друга бириссцев вперед, навстречу их погибели. - Окделл, держитесь! - крикнул Лионель. Он пристрелил бросившегося на Ричарда седуна, а другого тот прикончил сам. - Как вы? - спросил он, - Ранены? Парень стоял на ногах, но рукав куртки вверху был подозрительно мокрым, впрочем, это могла быть и не его кровь.

Ричард Окделл: Еще один бириссец упал прямо перед Ричардом. Мышцы расслабляются, выражение лица становится безразличным, а глаза стеклянеют. Был человек и нет человека. Все тело била мелкая дрожь. Дик наконец смог оторвать взгляд от трупа перед собой и поднять голову. Перед ним с пистолетом в вытянутой руке стоял Лионель Савиньяк. От пистолета шел еле заметный дымок. Так это Савиньяк застрелил барса, - отрешенно подумал Окделл и осмотрелся. А того Заката, что творился так близко, больше не было. Отряд Савиньяка не давал подобраться барсам слишком близко. А те, кто все же попал в этот "круг", уже лежали, повержанные пулями и шпагами. Ричард растеряно глянул на мужчину перед собой. Он что-то говорил, а юноша даже слышал, но никак не мог понять. Кажется, его окликнули. "Ранены?" Ричард инстинктивно отрицательно мотнул головой, а потом все же кивнул: - Немного. Ричард понимал всю глупость своего вида тогда, но поделать ничего не мог. В голове было как-то слишком пусто. Дик мотнул головой, приходя в себя, и попытался сделать так, чтобы мысли прояснились, а голос не дрогнул. О том, что он скорее всего мертвецки бледен, юноша предпочитал не думать. - Все хорошо, монсеньор. Задели плечо, но это просто царапина.

Лионель Савиньяк: - Ну что ж, с боевым крещением вас, Окделл, - сказал Лионель и поднял голову вверх. Им уже скинули веревки с ближайшего выступа. - Держитесь за нее здоровой рукой. Вас втянут наверх. Нужно подниматься скорее, иначе, нас раздавят. Я вам помогу. Ли помог поднять Ричарда на выступ, затем туда взобрались гвардейцы, а после он сам. И это было вовремя, ущелье уже ревело и тряслось от гонимых и сминаемых конницей бириссцев. Савиньяк прижал Окделла спиной к скале, пока внизу пронеслась эта закатная туча, оставляющая после себя кровавое месиво, но замыкающим уже был передан приказ притормозить. Ли снял с себя шейный платок и затянул им рану на плече мальчишки. - Сейчас поедете назад в лагерь, - сказал он, - врач вас осмотрит и перевяжет. Назад не рвитесь, все равно не пустят. Хотя, бой уже почти закончен, скоро мы все вернемся. Юношу снова спустили вниз, один из гвардейцев взял его в седло и поскакал в лагерь.

Марсель: На Марселя этот короткий боевой эпизод произвел не слишком впечатляющее действие. Все вышло как-то глупо: фанатичный шаман, или как там служители богов называются у бакранов, глупая вылазка "барсов", нелепая история с падением Окделла - вот только причина этого падения, которое могло закончиться очень печально для мальчишки, который не виноват, что родился Окделлом... Стрелять стало незачем - любоваться действиями конницы виконт не стал, отошел от края выступа, осмотрел свои пистолеты и сунул их за пояс, одновременно наблюдая, как Савиньяк возится с Диком - парень просто чудом получил только одну рану, да и то, кажется, неопасную. И все-таки... - Лионель, - сказал Марсель, подойдя к Савиньяку, когда Окделла увезли, - у меня есть к вам важный и малоприятный разговор. Если у вас сейчас есть свободная минутка, прошу вас, давайте отойдем в сторонку, и я объясню, в чем дело...

Эстебан Колиньяр: - Обошлось! – просиял Эстебан, когда слегка подраненного подсвинка выудили из кровавой купели и, подсадив к какому-то не слишком обрадовавшемуся кавалеристу, отправили в лазарет. Разумеется, Окделл наверняка сдаст его с потрохами, если уже не сдал, но что есть слово какого-то корнета? Поэтому единственным, о чём теньент Колиньяр сейчас сожалел, было то, что сеньор не взял его с собой на эту рисковую вылазку – если сегодня где и можно было отличиться, то только там. Засада была спланирована на совесть, но не на славу - каждый боец был на своём месте, а места для Подвига нигде не осталось... Пальба между тем поутихла - с другой стороны тоже подошла кавалерия, и ущелье огласилось костным хрустом и воплями. Бириссцы хрустели и выли, талигойцы орали славу. Талигу и, конечно же – Алве. Вот что значит – живая легенда! Его вообще мало кто видел. Как ни сражение, так он всегда куда-то уехамши. Но армия по всеобщему заблуждению держится только на нём. И славу орут тоже ему. Бывалому воину орать не приличествовало, поэтому Эстебан, сам себе салютуя, выстрелил в воздух, заодно ознаменовав очередную Победу в памятной битве при... кстати, как называется эта вонючая деревня? и хотел подойти к вернувшемуся Савиньяку, чтобы немедленно выяснить этот исторически важный вопрос, но его уже с какими-то своими глупостями опередил виконт.

Лионель Савиньяк: Савиньяк убедился, что Окделла увезли назад в деревню, отпустил гвардейцев обратно по местам и поднялся к своим. Бой уже заканчивался. Вой гибнущих внизу бириссцев стоял невероятный, выстрелы еще раздавались, но большой нужды в них уже не было, враг был раздавлен и в прямом, и в переносном смысле. Марсель сразу подошел к Лионелю, чтобы сообщить что-то важное. - Я Вас слушаю, виконт, - кивнул Савиньяк. - Говорите, в чем дело. Колиньяр тоже подошел поближе. В этом бою он снова проявил себя неплохо, Ли видел, как оруженосец стрелял, и выстрелы достигали цели.

Марсель: - Неприятная история, господин генерал, - начал Марсель осторожно, желая, чтобы Лионель сразу понял, что разговор официальный. - Я имею в виду, история с Окделлом. То есть сам Дикон повел себя молодцом, и я очень рад, что он пострадал не слишком тяжело. И то, что барсов основательно прижали, тоже просто отлично. Плохо только то, что Окделл при прочих равных вполне мог остаться невредим, и ни вам, ни вашим солдатам не пришлось бы рисковать жизнью, спасая его. Виконту не понравилось, что Колиньяр подошел достаточно близко - шалуну не следовало знать, что разговор идет о нем. Поэтому Валме говорил очень тихо и сохранял при этом на лице приятную светскую улыбку.

Лионель Савиньяк: - При прочих равных? - переспросил Лионель, - Объясните, что вы имеете ввиду, виконт. Я вас прошу излагать побыстрее, нам надо возвращаться в лагерь, и срочно. Внизу орали "победу" и славили Талиг. Ехать назад и правда было надо, лагерь сворачивался, Савиньяк должен был это проконтролировать и вывести войско из деревни. Часть бакранов отправятся с ними и будут участвовать в дальнейших боевых событиях, часть сопровождает эвакуируемых ранее и в данный момент жителей. Да, ущелье было единственным выходом из деревни, но у козлопасов были свои пути, продуманные на такой случай. Они поднимались выше в горы, где находилось пристанище, в котором они могли скрыться и пересидеть, пока все уляжется. Да, бириссцы скорее всего отомстят, но пусть они сожгут пустые дома, в которых не останется никакой добычи... Ли мотнул головой, отвлекаясь от своих мыслей и снова переводя на виконта внимательный взгляд.

Марсель: - "При прочих равных" означает то, что и сражение, и победа могли бы состояться без осложнений, вызванных падением Окделла и необходимостью его спасать, - отчеканил Марсель, доставив себе редкое удовольствие говорить напрямую. - Поскольку падения этого могло не быть. Если бы один склонный к неуместным шуткам молодец не подал другому молодцу мушкет, заряженный с излишним усердием. Окделлу еще повезло, что он просто свалился вниз, а не умер на месте от разорвавшегося в дуле заряда. Я видел этот момент совершенно отчетливо и готов подтвердить его, если потребуется, под присягой. И, кстати, эта ситуация меня так неприятно поразила, что я поделился своими чувствами с одним из ваших офицеров почти сразу же, как все это случилось. Не кажется ли вам, что послужной список, состоящий из одних только проказ и шалостей, притом все более и более мрачных, не украшает вашего оруженосца, господин генерал?

Лионель Савиньяк: Савиньяк переварил все, что сказал ему виконт, и стал мрачен, как грозовая туча. Еще проблем с советом не хватало. - Будем разбираться, - сказал он коротко, - Если мой оруженосец действительно виноват, как его сеньор, я за это отвечу. Но что до послужного списка - это уже второй бой, в котором Колиньяр проявляет себя бесстрашным бойцом. Он сражается на благо Родины, не прячется за чужие спины, и на его счету уже немало убитых бириссцев. А вот что в остальное время дурь из него мне так и не удалось выбить, это правда. И я за это отвечу перед советом, если будет надо. Ли окинул взглядом стоящих перед ним. - Теперь идите за мной все. Смотрите под ноги, держитесь за веревку. Надо возвращаться, чем скорее, тем лучше.

Эстебан Колиньяр: Судя по медоточивой улыбке, господин Офицер-Без-Определённых-Занятий подошёл засвидетельствовать генералу своё восхищение и дежурно поинтересоваться - не будет ли для него каких-то особых поручений. Эстебан бы в качестве такового предложил виконту копать сортиры, но прикинув – чем это чревато, с независимым видом отошёл в сторонку и, вдохновясь победными возгласами, стал творить Историю. В этой Истории Савиньяк выстроил боевой порядок именно так, не иначе как по совету своего оруженосца - гения тактики и бога стратегии, коий затем многократно и столь отличился в бою, что в следующем ему обещали вверить командование пусть небольшим, но всё же – отрядом. Количество убитых в ущелье бириссцев значительно увеличилось, а после боя был пир, бал и, разумеется – сеновал, в виду чего качество бакранок чрезвычайно улучшилось и они стали настолько собою прекрасны, что ни в одном языке не найдётся нужной силы эпитетов. Творец не скупился ни на них, ни на подробности и ничуть не боялся, что юное офицерство, для которого эта История была предназначена, полопается от зависти. Хоть и предвидел такой финал. Жаль, что на деле всё было не совсем так. Идя на войну, Колиньяр ожидал от неё получить всё и сразу. Но война, вопреки обещаниям бессмертной славы, чинов, наград и геройских во имя Отечества подвигов, оказалась на редкость суровой скрягой, щедрой лишь на муштру и взыскания. Впрочем, Эстебан уже стал теньентом и пожаловаться на полную безвестность всё же не мог. В Южной армии его имя было у всех на слуху, а "Колиньяр" и "инцидент" так часто звучали вместе, что стали почти синонимами. Но бравый оруженосец не унывал. Ибо знал, что не за горами тот день, когда он станет маршалом, чьё имя будет синонимом Победы. А пока он, в порядке тренировки, небрежно отсалютовал чествовавшему не его войску и припустил за окликнувшим его Савиньяком. Они обеспечили прикрытие непонятной миссии Алвы, наголову разгромили бирисский отряд и теперь возвращались к своим. С Победой! Эпизод завершен



полная версия страницы