Форум » Когда-нибудь, однажды... » "Для маленькой компании большой такой секрет", Оллария, 398 год к.С. » Ответить

"Для маленькой компании большой такой секрет", Оллария, 398 год к.С.

Дженнифер Рокслей: Действующие лица: Катарина Оллар Дженнифер Рокслей Марсель Валме

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 All

Марсель: Появление Дженнифер пришлось Марселю как нельзя более кстати: дриксен не был его любимым языком, и в детстве он основательно манкировал соответствующими уроками, несмотря на твердое мнение папеньки Валмона, что знать языки нужно в максимально возможном количестве. Он улавливал отдельные слова, но толком понять, что лепечет странный юноша, не удавалось. Но то, что даме следует уделить внимание, незнакомец должен был понять без объяснений. - Ах, моя дорогая, как это досадно! - громко сказал виконт, подойдя к графине, приобнял её одной рукой и шепнул на ушко: - Он упорно бормочет на дриксен, а я даже не пойму, это родной его язык или такая маскировка... Неужели её величество вздумала заводить отношения с иностранцем? Как-то не верится... Сейчас я попробую заставить его говорить по-человечески, а вы следите и, если понадобится, подхватывайте! Что Марсель подразумевал по словом "подхватывайте", он не мог бы сейчас точно объяснить. Ситуация была слишком неопределенной. Оставалось надеяться, что Дженнифер сама сообразит, что делать. - Не пугайтесь, - снова громко сказал он, нежно поцеловав даму в висок, - не стоит решать так поспешно! Мне нужно побеседовать с этим юношей, подождите! Виконт дополнил эти слова, адресованные молодому человеку, выразительным взглядом, смысл которого можно было бы передать так: "Видите, как всё сложно, пойдите же нам навстречу!"

Бледный Гиацинт: Молодой человек, между тем, то ли расчитывал, что его поймут, то ли, что ответят на его языке, но он почему-то беспомощно глянул на появившуюся на крыльце Дженнифер, потом снова на Марселя, выждал еще немного, и вдруг ринулся с места вглубь темного двора, прижимая одной рукой шпагу, а другой так и придерживая что-то на груди под плащом.

Марсель: Марсель немедленно ощутил азарт преследования, как и подобало наследнику рода с борзыми на гербе. - Вы видели? - громким шепотом обратился он к Дженнифер. - У него что-то под плащом! Всё определилось! Теперь я бегу за ним, а вы... вам, наверно, лучше пойти за мною и наблюдать издали - мало ли как обернется дело! Мне кажется, что для нашей встречи с этим молодцом необходим свидетель... Но если вам не хочется - просто ждите меня в зале. Не дожидаясь, пока сообщница сделает свой выбор, он наскоро чмокнул её в щёчку. как простую поселянку, и быстрым шагом направился вдогонку за дичью, которая, судя по всему, сама охотно загнала себя в угол.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер искренне не поняла, зачем Марселю потребовался свидетель, тем более, что ей совсем не улыбалось смотреть на драку, а, возможно, и убийство. Одну секунду женщина стояла в нерешительности, а потом пошла вглубь двора прямиком к источнику шума. Было так темно, что она споктнулась и, не удержав равновесия, растянулась в липкой и вонючей грязи. Путаясь в длинных юбках при попытке подняться, графиня Рокслей даже не плакала, вместо этого она флегматично рассуждала, стоило ли минутное удовольствие таких проблем. По всему выходило, что она полная идиотка, и ее даже не утешала мысль, что Катарина еще более идиотична, если взяла в любовники дриксенского шпиона. В том, что юноша был шпионом, Дженнифер даже не сомневалась - достаточно было посмотреть на его физиономию, у приличных людей таких не бывает.

Бледный Гиацинт: Дриксенец, очевидно, понял, как жестоко ошибся, приняв Марселя за того человека, которого он ожидал в таверне, и помимо всего прочего его теперь пытались догнать, должно быть с целью отнять то, что он скрывал под плащом, и что отдавать было никак нельзя. Когда юноша понял, что затеряться в темном дворе не получается, преследователь его сейчас нагонит и нападет со спины, он остановился, обернулся, достал шпагу и приготовился драться.

Марсель: Марсель слышал шаги Дженнифер у себя за спиной, слышал характерный всплеск, но не оглянулся - он не мог себе позволить выпустить цель из виду даже на мгновение. Его настороженность оправдалась, когда незнакомец взялся за оружие. Но Марсель не торопился вступать в поединок. Ещё многое хотелось выяснить - не для её величества, нет, для самого себя. Вся эта история в целом отнюдь не казалась ему ясной. - Вот тебе и на, - с видом величайшего изумления проговорил виконт, остановившись в нескольких шагах, так, чтобы даже резким выпадом юноша не мог зацепить его. - Это вы к чему? Мне всего-навсего хотелось угостить вас местным пивом... Сударь, у нас есть о чем поговорить, я не враг вам, я всего лишь посланец... особы, которая, возможно, дорога вам. Вы видите, - тут Марсель широким жестом, но не оборачиваясь, указал в ту сторону, где должна была стоять Дженнифер, - я взял с собою даму, которая дорога мне, чтобы вы не усомнились в моих мирных намерениях. - К острым аргументам (тут виконт указал на выставленный в его направлении клинок) мы всегда успеем прибегнуть. Я не понимаю вашей речи, но, простите, не верю, что вы совсем не владеете нашим языком. Мы наверняка можем договориться!

Бледный Гиацинт: В ответ юноша лишь помотал головой и сделал выпад, давая понять, что либо ему сейчас дадут уйти, либо он постарается убрать с дороги "препятствие" с помощью шпаги.

Марсель: - Да что ж вы так нервничаете! - с досадой проворчал Марсель. Ситуация нравилась ему все меньше, к тому же, молчание Дженнифер где-то у него за спиной удивляло и нервировало, но отвлечься на помощь даме сейчас было нельзя. - Ладно, не хотите говорить, и не надо. А только уйти с пустыми руками я, понимаете ли, не могу... С тяжелым вздохом виконт подхватил край своего плаща левой рукой, обмотал ткань вокруг локтя в два оборота, потом сдвинул шляпу набекрень, так, чтобы широкое поле хотя бы как-то прикрыло правое плечо и шею, и наконец, выхватив шпагу, шагнул навстречу этому нелепому юнцу. - Ну же, атакуйте! - сердито воскликнул он. - Покажите, что умеете!

Бледный Гиацинт: Дриксенец сразу бросился в яростную атаку, по его движениям было видно, что он напуган и зол одновременно, и хотел бы покончить с непредвиденными обстоятельствами в виде Марселя и его дамы поскорее, с помощью своей шпаги.

Дженнифер Рокслей: Приведя себя в слабое подобие порядка, Дженнифер уже было продолжила свой путь, как вдруг остановилась, услышав звон металла - драка, похоже, началась. Графиня Рокслей осталась стоять в тени, там где ее настиг шум, как бы ей ни хотелось подойти поближе. Она прекрасно понимала, что ее появление на поле боя отнюдь не внесет смуту в ряды противника, а только сделает ее удобным средством, чтобы манипулировать Марселем - ведь шпиону ничего не стоит приставить шпагу к ее горлу. Судя по всему, оставалось только надеяться на мастерство виконта. На секунду дуэлянтов заглушила подъехавшая к главному входу карета, и внимание Дженнифер невольно обратилось на нее. Она могла бы поклясться, что где-то уже видела эту карету, но не могла вспомнить где. Вышедшего из нее человека женщина рассмотреть тоже не смогла, так как он скрывался под плащом с низко опущенным капюшоном, да к тому же он очень быстро вошел в двери трактира. Первым порывом Дженнифер было вернуться в трактир, ей почему-то показалось, что очень важно разузнать, кто это приехал, но, тем не менее, она осталась на прежнем месте, прислушиваясь к дерущимся.

Марсель: Таинственный незнакомец, может, и был обучен фехтованию, но слишком нервничал. а главное, он не додумался куда-то отставить не менее таинственный предмет, который прятал у себя под плащом. Это заметно сковывало его движения, и Марсель решил сделать все возможное, чтобы заставить противника выронить свою ношу - ведь именно предмет ему нужен был, а не жизнь этого нелепого субъекта... От бурного натиска виконт попросту увернулся и, оказавшись сбоку от нападающего, попробовал достать его уколом в руку. Но острие клинка скользнуло по ткани плаща, и первая проба не удалась. Понимая, что ему сейчас предстоит вертеться во все стороны и постоянно менять позицию, Марсель забеспокоился о Дженнифер, которая могла пострадать от драки, и, по-прежнему не оглядываясь, чтобы не пропустить новый удар незнакомца, окликнул её: - Дорогая, простите, что не уделяю вам внимания! Тут дело серьезное, сами видите. Пожалуйста, вернитесь в зал и подождите там!

Бледный Гиацинт: Дриксенец, конечно, видел, что Марсель фехтует лучше, но у него не было другого выхода, и он снова ринулся в отчаянную атаку, придерждивая ценную ношу под плащом. Он запыхался, явно был напуган, особенно, когда острие шпаги Марселя скользнуло по его руке, но умирать юноше не хотелось. Поэтому, он продолжал делать все возможное, чтобы убить.

Дженнифер Рокслей: - Конечно, милый виконт, я сейчас же вернусь в зал, тут стало слишком для меня жарко! - немедленно откликнулась Дженнифер, давая понять, что с ней все хорошо. На самом же деле она осталась стоять во дворе, хотя и на достаточном расстоянии от дерущихся. В таверну входить ей совершенно не хотелось - вдруг в смутно знакомой карете приехал кто-нибудь, кто не должен был видеть ее здесь ни при каких обстоятельствах.

Марсель: Марсель, совершенно успокоенный репликой своей сообщницы и уверенный, что графиня сумеет позаботиться о собственной безопасности, полностью сосредоточился на поединке. Бессловесный парнишка явно воспринимал происходящее всерьез и наседал на виконта не слишком искусно, зато основательно. При этом расстаться со своей таинственной ношей он не спешил. Один раз, потом еще один, шпага незнакомца чуть было не задела рукав Марселя, и при мысли, что этот нелепый юнец может ненароком повредить любимый костюм, человеколюбие виконта довольно быстро улетучилось и сменилось холодной злостью. От обороны и уверток он перешел к нападению и, сделав резкий выпад, проткнул противнику руку - ту самую, которой тот придерживал непонятный предмет - повыше локтя. - Образумьтесь! - все еще довольно человеколюбиво предложил Марсель, рассчитывая, что парень поймет если не слова, то интонацию. - Сдавайтесь, и разойдемся навсегда! Одной дырки вам достаточно или хотите еще?

Бледный Гиацинт: Дриксенец взвыл от боли в руке и отдернулся, как только мог, и хотя он понимал, что сталь Марселя его достанет прежде, чем он сорвется с места, все равно нервно заозирался по сторонам. Раненая рука обвисла, но то, что он скрывал под плащом, на землю не выпало. За оградой фыркнули лошади и скрипнули колеса подъехавшей кареты, а потом промелькнул силуэт темной фигуры в капюшоне, и это как-будто подхлестнуло парня, он вдруг с рычанием бросился на Марселя в новой отчаянной попытке заколоть мешающее ему сбежать препятствие, но вместо этого он сам напоролся на умело выставленный виконтом клинок и захрипел, заливаясь собственной кровью. Затем он упал на спину, из-под плаща выкатилась шкатулка, подходящая по описанию той, про которую говорила королева. Шляпа упала с головы дриксенца, светлые спутанные волосы пятном выделялись на темной земле.

Марсель: - Эх, кошка меня заешь! - с досадой воскликнул виконт. - Я же не хотел! Он подошел к упавшему противнику, наклонился, надеясь, что тот только ранен, но шпага виконта была нацелена верно - парнишка встретил её сердцем. Всё было кончено, желание королевы исполнено... Теперь пора было удалиться, и поскорее. Ах да, еще эта проклятая шкатулка! Марсель покачал головой, сокрушаясь о незнакомце, которого он отправил в Рассвет - да, скорее всего, туда - не желая ему ничего плохого, даже не зная его. Потом отер свой клинок полой его же плаща, подобрал упавшую шляпу, прикрыл ею застывшее лицо, взял шкатулку и, спрятав за пазуху, направился к выходу из двора. Сделав несколько шагов, он разглядел впереди, под оградой, женскую фигуру и понял, что Дженнифер все-таки осталась с ним до конца. - Все сделано, - подойдя ближе, тихо сказал он. - Пойдемте в дом, дорогая, нам нужно выпить и расслабиться. Уехать сразу мы не можем...

Дженнифер Рокслей: От подошедшего Марселя веяло жаром разгоряченного дракой мужчины, это странно взволновало Дженнифер, и ей захотелось немедленно подняться наверх в снятую комнату. К сожалению, было одно но. - Милый виконт, - графиня немного замялась, - боюсь, у нас проблемы. Я не уверена, но, пока вы дрались, мне показалось, что я видела знакомую карету, подъехавшую ко входу, только не помню, чью именно. Может, нам стоит пройти наверх через черный ход? Мы позвоним в колокольчик, и нам чего-набудь принесут. Вдруг луна, показавшаяся из-за тучи, осветила Марселя, и Дженнифер увидела темное пятно у него на груди: - О, дорогой! Вы ранены? - воскликнула женщина.

Марсель: - Знакомая карета? Вот только этого не хватало! - с досадой отозвался Марсель. - Нет, дорогая, я не ранен, просто запачкался. Эта шкатулка упала на землю, а тут грязно... ("Очень грязно, - подумал он. - Вся эта история...") В свете луны он разглядел, что внешний вид графини оставляет желать лучшего. Он никогда еще не видел Дженнифер такой... несовершенной. И отчего-то именно это несовершенство вдруг пробудило у него чувство, совершенно неуместное в данных обстоятельствах. Впрочем, они ведь заказали комнату... - Давайте и в самом деле пройдем в дом, как вы сказали. Думаю, наша комната уже готова. Нам обоим нужно отдохнуть и почиститься. Да и выпить чего-нибудь не помешает, верно? Подхватив свою даму под руку, он направился вглубь двора, обойдя неподвижное тело несчастного незнакомца. - А карета... - сказал он, когда они благополучно нашли крыльцо черного хода и поднялись к двери, - про неё мы разузнаем у прислуги, я думаю.

Дженнифер Рокслей: - Я такая грязная, хочется побыстрей снять эти тряпки и никогда их не видеть вновь,- пожаловалась Дженнифер, наблюдая, как виконт открывает комнату. Ключ скрипнул в замке, и дверь открылась, представив взгляду постояльцев обстановку бедную, но претенциозную. Кровать была большая и мягкая, но балдахин над ней в некоторых местах был протерт до дыр; это, явно, была лучшая комната в гостинице. Особое внимание Дженнифер привлекла маленькая приоткрытая дверь, из-за которой был виден пар. Там, в небольшом закутке, стояла ванна, почти до краев наполненная горячей водой. По всему чувствовалось, что Валме был очень щедр с трактирщиком. Оглядев все это великолепие, Дженнифер чопорным тоном проговорила: - Надеюсь, сударь, вы окажете мне честь, разделив со мной эту ванну?

Марсель: Марсель не падал в лужу, но чувствовал себя не лучше Дженнифер. Осторожно поставив с таким трудом добытую шкатулку на столик возле кровати, он сразу сбросил камзол, а идея забраться в горячую воду и понежиться, конечно же, пришлась ему по душе. - Если у вас есть во что переодеться, грязное можно будет и впрямь бросить тут. Здешние горничные будут в восторге и сумеют приспособить ваш наряд для себя, - ответил виконт и заглянул в закуток. Там было тесновато, однако нашлась и маленькая печка с большим чайником для подогрева воды, и сиреневое мыло, и вполне приличные, хотя далеко не новые, полотенца. - Отлично! - констатировал он. - Проблема только в том, что эта лохань не слишком велика. Нам будет тесновато. Если это вас не смущает, я охотно поддержу ваше предложение. Но, поскольку я занимаю явно больший объем, чем вы, имеет смысл мне залезть первому, а вы уж как-нибудь... обовьетесь! Сделав замысловатый жест, в качестве иллюстрации к своим словам, Марсель живо разоблачился и через минуту уже удобно сидел в ванне, которую опытная служанка не забыла выстелить изнутри мягкой простыней.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер раздевалась гораздо дольше Марселя, только чтобы расшнуровать корсаж ей потребовалась уйма времени, не говоря уж об остальном. Наконец женщина присоединилась к любовнику, с наслаждением опустившись в горячую ароматную ванну. Чуть ли не впервые в жизни Дженнифер порадовалась своей худобе, так места в ванне было совсем мало, впрочем, это было к лучшему. Уже в постели, обнявшись с Марселем и отдохнув от минувших перипетий и страстей, Дженнифер вспомнила про шкатулку. Осторожно взяв ее со столика, графиня Рокслей начала ее рассматривать и крутить со всех сторон. Это была дорогая и изящная вещица, сделанная из надорского дуба и украшенная ограненными карасами. Дженнифер уже видела в Роксли похожий ларец, и потому вспомнила, что пару кругов назад какой-то знаменитый надорский мастер изготовил несколько уникальных шкатулок для тогдашнего Повелителя Скал и его кровных вассалов. Возможно, это была одна из них. Дженнифер нежно коснулась щеки любовника, привлекая внимание: - Смотрите, милый виконт, видите тут замочную скважину? А она фальшивая! Любой, кто попытается открыть замок, ключом, приведет в действие механизм уничтожения письма, если там, конечно письмо.

Марсель: После разнообразных трудов, с оружием и без, особенно после бурного плавания по водам ванны, Марсель предпочитал перейти от объятий дамы в объятия сна, и это ему почти удалось, но голос Дженнифер прогнал сладкую дрему. - Фальшивая скважина? - сразу оживился он и, присев на постели, взял шкатулку из рук графини. - Я слыхал, что такие штуки существуют, но, признаться, сам еще ни разу не видел. Вы хотите заглянуть внутрь? Не слишком ли это... скажем так, дерзко? Несмотря на это благоразумное замечание, виконт немедленно ощутил жгучее любопытство и, повертев дорогую находку, попытался понять, как же она все-таки открывается. Он по очереди нажал на все карасы, присмотрелся к креплению крышки; она держалась на трех обычных плоских петлях, закрепленных мелкими золочеными гвоздиками. Марселю показалось, что три петли для такой небольшой вещицы многовато, да и шляпки гвоздиков у той, что посередине, были немного другие - но это могло быть следствием ремонта: вещь старая, а крышка обычно разбалтывается прежде всего... На всякий случай он нажал пальцем на каждую петлю, но ничего не добился и вернул шкатулку Дженнифер. - Если вы уже видели подобное, может, вам известен и секрет открывания?

Дженнифер Рокслей: Дженнифер хихикнула и нежно прижалась к любовнику. - К сожалению, неизвестен. Я только знаю, что шкатулку откроет последовательное нажатие четырех определенных карасов. Если хоть раз выбрать не тот камень, или ошибиться в порядке, то механизм не сработает. Отобрав шкатулку у кавалера, графиня Рокслей встряхнула ее - внутри было что-то твердое, явно не письмо. После этого женщина начала быстро и хаотично нажимать на карасы, но ларец не открывался. С разочарованным вздохом неудачливая взломщица бросила неподатливую вещицу на прикроватную тумбочку, и уже было собиралась повернуться к Марселю, требуя утешения, как вдруг раздался щелчок. Шкатулка открылась! Бросив на Марселя восхищенный взгляд, Дженнифер заглянула внутрь, впрочем ничего не коснувшись. Там лежали сапфировые серьги, хорошо знакомые фрейлине. - Вот! - многозначительно сказала она.

Марсель: - И всего-то? - разочарованно протянул Марсель, внимательно осмотрев находку. - Мне кажется, что я эти серьги уже где-то видел. Вещица, конечно, изящная и достаточно дорогая. Сапфир - красивый камень, но и только. Из-за этого рисковать жизнью? А может, здесь есть потайное дно и там найдется что-то посущественнее? Однако, судя по вашим интонациям, вы можете сказать об этих серьгах что-то еще, дорогая?

Дженнифер Рокслей: - Нет, потайного дна тут нет, - разочарованно протянула женщина, - по крайней мере, не должно быть. А серьги вы видели на Катарине в последний день Святого Фабиана. Они у нее появились не так давно, и источник не оглашался. Дженнифер осторожно взяла одну из сережек и стала вертеть в руках. - Сапфиры, белое золото. Сами знаете, милый виконт, кто предпочитает носить сапфиры. Слово "кто" было сказано с особой интонацией, не оставляющей места для нечаянной ошибки. Графиня Рокслей, ничуть не стесняясь своей наготы, откинулась на подушки, сцепила руки за головой и продолжила: - Серьги заметные, необычные, изготовлены явно не в Олларии. Уникальные одним словом. И, представьте себе, мой дорогой, их все увидят на другой даме. Как разочаруется даритель! Какие поползут слухи!

Марсель: Марсель еще раз взглянул на серьги и пожал плечами. - Я все-так чего-то не понимаю. Если кто-то (он произнес это слво с тем же нажимом, что и Дженнифер, подтверждая, что уловил её намёк) подарил эту красивую штучку королеве, а она передарила её сумасбродному юнцу - тогда зачем его, беднягу, преследовать и отнимать подарок? Если же он попросту украл - из горячей любви к королеве, конечно же - то логичнее было бы направить по его следу того, кто, собственно, дарил. Этот "кто-то" отлично справился бы с задачей и убил бы болвана с большим удовольствием. чем я. В любом случае парень вряд ли отдал бы такую драгоценность другой даме! Он бы её хранил и проливал над нею втайне безмолвные слёзы восторга... Марсель усмехнулся, очень довольный придуманной формулировкой. Он был вообще весьма доволен собой после приятного времяпровождения с дамой, но тайна, скрытая за внешними обстоятельствами истории со шкатулкой, не давала ему покоя и сейчас. - Кошка меня заешь, если я понимаю, какая пружина раскручивает всё это дело!

Бледный Гиацинт: Внезапно из коридора донеслись звуки четких чеканных шагов, затем в дверь комнаты Марселя и Дженнифер настойчиво постучали. - Откройте! - потребовал из-за двери мужской голос, - Именем Его Высокопреосященства мы опрашиваем постояльцев этой гостиницы!

Марсель: - Вот тебе и на! - тихонько присвистнул Марсель. - Интересно, это по поводу нашего безгласного знакомца, или случилось что-то еще? Придется открыть, дорогая. Но что мы им скажем? Назовемся своими именами или нет? В любом случае, стоит сказать, что мы с самого приезда никуда не выходили из комнаты. Во дворе нас видеть никто не мог, да и в коридоре не было ни души, когда мы вошли... Давая своей подруге время собраться с мыслями, он сердитым и сонным голосом откликнулся на долетевший из-за двери призыв: - Господа, на дворе ночь, и мы спим... Какие могут быть опросы? Пожар, что ли?

Дженнифер Рокслей: Дженнифер сделала большие глаза и приложила палец к губам. Через мгновение она уже сняла свои серебряные серьги с сиреневым хризопразом и положила их в шкатулку с карасами. Взамен своих сережек она вдела в мочки ушей сапфиры королевы. Шкатулка была немедленно водворена на рассохшийся комод, где, изображая уют и роскошь лучшей комнаты таверны, стояли еще две дешевых шкатулки и куча статуэток самого низкого пошиба. На все действия у женщины ушло менее, чем полминуты - сказывался большой опыт встреч с любовниками в супружеской спальне за несколько мгновений до прихода мужа, иногда ей даже приходилось прятать мужчин в своем шкафу. - Тяжелей всего найти то, что стоит на виду - тихим шепотом она пояснила Марселю, выглядевшему слегка озадаченным ее поведением, а потом легла в постель и сказала уже гораздо громче, понадеявшись, что за дверью ее будет отлично слышно: - Не открывайте, милый виконт, молю вас! Это мой муж! Он нас выследил и теперь убьет!

Бледный Гиацинт: Однако, голоса за дверью были неумолимы: - Открывайте немедленно, или мы вынесем дверь! У нас есть полномочия!



полная версия страницы