Форум » Когда-нибудь, однажды... » "Для маленькой компании большой такой секрет", Оллария, 398 год к.С. » Ответить

"Для маленькой компании большой такой секрет", Оллария, 398 год к.С.

Дженнифер Рокслей: Действующие лица: Катарина Оллар Дженнифер Рокслей Марсель Валме

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 All

Дженнифер Рокслей: Дженнифер так внимательно разглядывала свои руки, как будто бы на них были написаны все тайны мира. Она не собиралась вступать в разговор, тем более что она все равно ничего не могла изменить, да и ее мнение никого не интересовало. Но, казалось, она поняла в чем дело: этот злосчастный юноша был любовником Катарины, которому она подарила что-то очень дорогое, что могло бы ее скомпрометировать, а потом пожалела об этом. И теперь королева хочет вернуть эту вещь, потому что в противном случае она будет разоблачена. И не перед Фердинандом, а что гораздо хуже - перед Алвой! -Да у нее дела еще хуже, чем у меня! - подумала графиня Рокслей, приободрившись.

Марсель: Валме искоса глянул на свою "сообщницу" и понял, что окончательное решение придется принимать в одиночку. Собственно, в данный момент можно было сделать только одно: соглашаться со всем, что говорила королева, а уж потом, где-нибудь в более уютном месте, чем дворец, все хорошенько обдумать... и поступить по-своему. - Ваше величество, - сокрушенно вздохнув, сказал он, - прошу вас дать нам указания на данную личность, на упомянутую вами вещь и на место, где водится и то, и другое, настолько точные, насколько вы считаете возможным. Думаю, что мы с госпожой Рокслей вдвоём (это слово он подчеркнул интонацией и дополнил выразительным взглядом на молчащую даму) сумеем выполнить задачу наилучшим образом.

Катарина Оллар: Дженнифер все также молчала, не поднимая глаз и словно бы со всем соглашаясь, и с ее стороны это было самым разумным сейчас. Марсель же тоже повел себя не менее мудро, согласившись выполнить условия Катарины. А каким именно способом он станет их исполнять, королеву мало волновало. Сейчас главным было вернуть шкатулку во дворец и поставить Штанцлера на место известием о гибели его дорогого племянника, такого же мерзкого подлеца, как и он сам. Август должен понять, что он зарвался. - Благодарю вас, - ответила Катарина Марселю и описала в точности внешность будущей жертвы, а также название городка и даже трактирную вывеску, где он должен будет появиться завтрашним вечером. - При нем должна быть шкатулка, - сказала Катарина, - маленькая, из темного гладкого камня, с серебряной горлицей на крышке. Открыть ее не пытайтесь, замок снабжен опасным секретом.

Дженнифер Рокслей: Коварство королевы не знало границ: она сама назначила бедному пареньку встречу в захолустной гостинице, намереваясь подослать к нему убийц, иначе откуда бы она знала, что он будет делать завтра вечером. - Интересно, кого бы нашла Катарина, если бы не застала врасплох меня с Марселем, - думала Дженнифер, поглаживая рукав платья, - наверняка, отрядила бы кого-нибудь из влюбленных в нее юнцов, рассказав слезливо-благородную историю. Графиню Рокслей всегда поражала и, если совсем честно, очень раздражала манера Ее Величества влюблять в себя наивных юношей, при этом не давая им ни единого шанса. Вокруг были куда более достойные внимания дамы, но юнцы все так же тянулись к Катарине, как мотыльки к свету. Похоже никто не замечал, что такое Катарина на самом деле.

Марсель: В рассказе королевы были неувязки, которые следовало обдумать, и Марсель не был уверен, что после обдумывания сделает все именно так, как хотелось ей величеству. Но сейчас было не время для раздумий. - Ваше величество, - внимательно выслушав наставления Катарины, сказал он, - ситуация непростая, а срок вы даете нам совсем небольшой, потому нам с госпожой Рокслей нужно немедленно приниматься за дело. Соответственно, нам пора удалиться, причем порознь - я сразу отправлюсь домой, а госпоже графине лучше побыть во дворце еще немного. Но мы тут находимся и беседуем с вами уже довольно долго - это могли заметить служащие. Было бы хорошо и для вас, и для нас, придумать некое благовидное объяснение для нашей беседы, чтобы все мы в случае расспросов говорили одно и то же. ("Вот это и называется "преступный сговор", - подумал при этом виконт, - когда речь не идет о титулованных особах, и уж тем более - о коронованных!")

Катарина Оллар: - Да, конечно, - согласилась королева, - Вам нужно отправляться поскорее. И пусть графиня Рокслей останется еще ненадолго во дворце после того, как вы уйдете - вы правы, виконт, так будет лучше. Чтобы не скомпроментировать ее, мы сейчас выйдем из комнаты с ней вместе и отправимся в женскую часть дворца, так что можно будет представить и для слуг, и для всех прочих, что графиня все это время была с нами, сопровождая нас по коридорам. Вы же, виконт, выйдете из комнаты позже, по возможности, незаметно, и сразу отправитесь домой.

Дженнифер Рокслей: За все время разговора Дженнифер впервые подняла голову: - А где мы должны встретиться с вами, виконт, после того как покинем дворец? Вы можете ждать меня с каретой в квартале от дома госпожи Марвин. Госпожа Марвин была подругой юности Дженнифер, жившей неподалеку в симпатичном бледно-розовом небольшом особнячке. Генерал Рокслей искренне ненавидел подругу жены, потому что после каждой крупной ссоры его жена демонстративно приказывала подать карету и отправлялась к госпоже Марвин приводить нервы в порядок, один раз даже это затянулось на целую неделю. Вот и теперь графиня Рокслей собиралась устроить бедному Генри внеочередной скандал, а после обиженно удалиться в сторону бледно-розового особняка - этот ход гарантировал, что по крайней мере несколько дней ее никто не станет искать.

Марсель: - Пожалуй, если вам так удобнее, можно и с каретой, - весело согласился Марсель. - Госпожа Марвин? Ээээ... такая милая дама средних лет, и живет в розовом домике, верно? Но своей кареты у меня в столице нет. Мой отец считает, что и мне, и моим братьям, когда они меня сменяют, полезнее ездить верхом. Так что либо мне придется нанять экипаж, либо вы, графиня, обеспечите свой. Тогда я должен буду подсесть к вам, и это лучше сделать подальше от кварталов, где и вас, и меня многие знают.

Дженнифер Рокслей: - Лучше, конечно же, нанять! - немедленно отреагировала графиня, - меньше будет шансов быть узнанными. Дженнифер помялась секунду, словно решая, говорить ли следующую фразу: "Но все-таки если нас вдруг застанут врасплох еще в начале поездки лучше притвориться просто незадачливыми любовниками, решившими выехать куда-нибудь подальше от столицы".

Катарина Оллар: - Ну что ж, если все оговорено, то нам пора идти в дамское крыло, графиня, - обратилась Катарина к Дженнифер, вставая с места. - А вы, виконт, постараетесь выйти из дворца, не привлекая лишнего внимания, как договаривались. Королеве вместе с графиней Рокслей удалось беспрепятственно выйти из зала и пройти по коридорам к будуару, не натыкаясь на лишних свидетелей. Затем, через какое-то время, Катарина отпустила Дженнифер из дворца.

Дженнифер Рокслей: Когда графиня вернулась домой, то, к ее удивлению, Генри еще не было. Что ж, так даже удобней - можно было спокойно собраться, не привлекая ненужного внимания. Когда Дженнифер, рассчитывая на еще одну ночь в компании Марселя, осторожно укладывала очень красивую сиреневую сорочку, так идущую к ее глазам, наконец вернулся генерал Рокслей. Даже не спускаясь вниз, женщина легко определила по голосу супруга, что он слегка навеселе. О, это был прекрасный повод для скандала! Медленно спустившись по лестнице, Дженнифер сказала мягким, но не предвещающим ничего хорошего, тоном: - Генри, ты слегка припозднился. Через пятнадцать минут все было кончено, а еще через двадцать графиня Рокслей постучала в окошко неприметной кареты, укрывшейся в тени большого дерева неподалеку от розового особняка: - Марсель, надеюсь, я не заставила вас долго ждать?

Марсель: Марсель употребил оставшееся до условленной встречи время на то, чтобы заехать домой, отправить слугу за наемной каретой, переодеться (самый неприметный костюм и темная, без пряжек и даже без перьев, шляпа) и взять необходимые мелочи - в первую очередь деньги. Он даже успел наскоро умыться и перекусить. Объяснив кучеру, куда ехать, Марсель забрался в нутро кареты и только тут наконец смог задуматься всерьез над тем, что ему предстояло сделать. Думал он недолго, но успел понять, что исполнять задание королевы в том виде, как она его сформулировала, он не намерен. Но это означало, что ему нужно будет еще убедить Дженнифер, чтобы она рискнула ослушаться её величества. Именно в этот момент его раздумий графиня появилась у кареты. - Нет-нет, я только что приехал, - ответил он, открывая дверцу и помогая даме войти. - Усаживайтесь поудобнее, дорогая Дженнифер, и давайте поскорее выберемся из города! Здесь мне что-то становится неуютно... Виконт велел кучеру ехать к городским воротам, откинулся на потертую обивку наемного экипажа и добавил, покачав головой: - Чем больше я рассматриваю наше дело, сударыня, тем меньше оно мне нравится. Хотелось бы услышать ваше мнение по этому поводу!

Дженнифер Рокслей: Дженнифер немного обиделась, что Марсель сразу завел разговор о деле вместо того, чтобы ее хотя бы разок поцеловать, но не подала виду. - Мне это дело совсем не нравится, - пожала плечами графиня, - убивать несчастного юношу только потому, что он был ее любовником... Конечно, он сделал большую глупость, решив ее шантажировать тем, что находится в шкатулке, но меня поражает то, что Катарине недостаточно просто получить шкатулку, она еще и жаждет крови. Графиня наклонилась к любовнику, и, обдавая его цветочным ароматом, прямо в ухо тихо прошептала: - Представьте на секунду, Марсель, что она не застала нас. Что бы тогда она делала? О, это возможно и стало бы ножницами, срезавшими Талигойскую Розу.

Марсель: Дженнифер придвинулась совсем близко, и Марсель не мог упустить такого удобного момента - он обнял даму за плечи с самыми добрыми намерениями, но на слова, сказанные ею, не мог не возразить: - Если роза - то у неё достаточно прочный стебель и неплохие шипы, смею вас уверить. У нас в Валмоне целый цветник засажен розами, так что я уж знаю точно, поверьте! Думаю. что её величество нашла бы кого-нибудь другого для исполнения этой задачи. Возможно, кого-то более преданного её и... эээ... менее ценного. Мы с вами, во всяком случае, вряд ли отправимся на тот свет - в Закатную или Рассветную его часть, не могу судить, - после того, как выполним задачу. А кто-то менее заметный...

Дженнифер Рокслей: Дженнифер положила голову на плечо любовника и задумалась о том, куда же на самом деле их втянула Катарина. Если отбросить очевидное предположение, что у королевы просто не было другого выхода, чем привлечь их к этому делу, то картина вырисовывалась крайне скверная - прекрасная и кроткая Катари вела какую-то игру, в которой они были всего лишь марионетками. Все это было слишком сложно для понимания, и Дженнифер почувствовала, что она запуталась в своих же мыслях. - А что думаете про все это, вы, Марсель? - поинтересовалась графиня Рокслей, нежно дотронувшись до локона виконта, ей всегда нравились его волосы.

Марсель: Марсель склонил голову так, чтобы его завитые кудри оказались поближе к руке графини - нужно же было доставить ей какое-то невинное удовольствие после сегодняшнего инцидента, - и сказал напрямик: - Я категорически не хочу исполнять роль наемного убийцы. Вот это я знаю совершенно точно. Да и вам, сударыня, отнюдь не желаю оказаться соучастницей такого темного дела. Тем более, что планы такого рода всегда гладко выглядят в разговоре, а на деле может произойти сто разных неожиданностей, и все пойдет к кошкам! Её величеству нужен некий предмет? Прекрасно, мы его добудем и доставим. Но проливать кровь совершенно неизвестного ни мне, ни вам человека, не выяснив хотя бы приблизительно, кто он и что с ним неладно, не буду. Думаю, вы понимаете, что шпагой я владею и убить могу. Но - не бессмысленно, не вслепую. Это было бы... - он пошевелил пальцами, подбирая слова, - всё равно что ввалиться в тронный зал в грязных сапогах.

Дженнифер Рокслей: Графиня Рокслей согласно кивнула: - Мне тоже мысль о кровопролитии ужасно не нравится, гораздо лучше бы было, если б нам удалось достать шкатулку, не применяя крайних мер. Знаете, я тут подумала о небольшой мистификации - может, вам стоит притвориться тем человеком, которого он ждет? Увидев непонимание на лице Марселя, Дженнифер пояснила: - Откуда бы Катарине знать, когда и где появится этот юноша, если только она сама не назначила место и время? И абсолютно естественно, что королева не может появиться в пригородном трактире собственной персоной, а значит, она пошлет переговорщика. Почему бы вам не сыграть эту роль, милый виконт? Я уверена, что ваш дипломатический талант не менее остер, чем ваш клинок. Дженнифер хотела добавить еще одну крайне двусмысленную фразу про клинок, но потом решила, что подобное более приличествует куртизанке, нежели даме.

Марсель: Лестную фразу насчет таланта и клинка Марсель воспринял весьма благосклонно, однако деловое предложение графини следовало обдумать. Валме откинулся на спинку сиденья и, похлопывая пальцем по губам, внимательно рассмотрел идею . Да, в ней была некая изюминка, и воображение виконта очень быстро построило сразу несколько вариантов возможного развития событий. - Дорогая Дженнифер, вы не только прекрасны, но еще и изобретательны! - объявил Марсель спустя несколько минут. - Ваш план принимается в первом чтении, как говорят дипломаты. Подробности обсудим по прибытии на место! Тут он выглянул в окошко кареты, окинул взглядом местность и добавил: - Кстати, мы скоро прибудем на это самое место. Я когда-то останавливался в этом городишке по дороге домой, в Валмон. Главная площадь, она же единственная, три улицы и пять переулков. Главный предмет гордости жителей - некое особое варенье из розовых лепестков. На площади есть приличная гостиница, и я предлагаю вам в ней остановиться. Даже если там найдутся еще какие-нибудь гостиницы, мы уж как-нибудь их обойдем. Но остается вопрос: под каким соусом мы подадим тамошнему люду самих себя? То есть... простите, я задумался об ужине... кем мы назовемся, за кого себя выдадим?

Дженнифер Рокслей: - О, это очень просто! - рассмеялась Дженнифер. - Вы нас представите, как виконта Валме с дамой. Имени дамы, естественно, называть не надо. Чтобы ни произошло, люди должны думать, что ветреный сын графа Валмона решил провести приятный вечер с любовницей в сельской гостинице, это же так необычно и романтично! А дама, конечно, замужем, поэтому надо соблюсти ее инкогнито. Мне кажется, что эта история выглядит достаточно логичной. Графиня Рокслей выглянула в окно и заметила, что карета уже въехала в город, если его можно было так назвать. Маленькие серые домишки, слякоть, и до невозможности провинциально одетые дамы, в общем смотреть было не на что. Повернувшись к собеседнику, женщина добавила: - Марсель, скажите мне, что этот юноша остановится в гостинице на площади! Она, конечно, выглядит отвратительно, но другие же еще хуже!

Марсель: Марсель расстроился: из деликатности предложив даме первой высказать свое мнение, он упустил шанс блеснуть изобретательностью: Дженнифер-то придумала правильно! Он и сам бы, наверно, это предложил... Воистину, верно говорят, что с хитроумием женщины ничто не сравнится! Что королева, с её изящным способом загребать жар чужими руками, что графиня... - В том, что вы предлагаете, есть некоторая доля истины, - нехотя признал виконт со вздохом. - Во всяком случае, так проще всего. Но тогда, если понадобится походить по другим гостиницам, вам придется сидеть в одиночестве, а людям трудно будет объяснить, почему кавалер бросил даму, а сам шатается по злачным местам. Ибо шататься нам вдвоем категорически не стоит. В общем, нам обоим следует попросить у высших сил, чтобы искомый объект оказался именно здесь... Найдя слабые места в идее госпожи Рокслей, виконт успокоил свое самолюбие и уже улыбаясь, высунулся в окошко, чтобы дать указания кучеру. Через несколько минут карета остановилась, кучер подошел к дверце, открыл ее, выдвинул подножку. Марсель вышел и, обернувшись, чтобы подать даме руку, весело - и громко - сообщил: - Вот здесь, дорогая, мы и остановимся. Прелестное местечко! Розовые лепестки! Это была, что называется, беспардонная ложь, но Марсель давно уже научился не краснеть. Так или иначе, гостеприимно распахнутые двери гостиницы с оригинальным названием "Щит Короля" были в трех шагах от кареты, игра началась, и это было захватывающе интересно. - Честно слово, вам понравится, - добавил он и даже подмигнул ради пущей лихости.

Дженнифер Рокслей: Иногда Дженнифер придумывала блестящие хитроумные планы, но, к ее сожалению, еще ни один не сработал, потому что она никогда не думала о деталях. Вот и на этот раз она не учла, что деревенская площадь - это отнюдь не мощеная булыжником улица Олларии, и при выходе из кареты угодила туфелькой, которая стоила целое состояние, в грязь. Две девчонки-замарашки, стоявшие неподалеку, рассмеялись, тыча пальцами в ее сторону. Приключение началось. Пока Марсель разговаривал с хозяином, графиня всерьез задумалась, как выглядят остальные гостиницы в этом городишке, если эта лучшая; в конце концов, она решила, что не хочет этого знать. Из всех людей, сидящих в зале, только один мог быть тем самым юношей, но он сидел в дальнем углу, и его лицо было полностью в тени. Дженнифер незаметно тронула руку Марселя, а потом указала взглядом в искомый угол.

Марсель: Марсель ответил даме улыбкой, означающей: "Да, я тоже заметил", но не прервал переговоров в хозяином заведения. В "тот" угол он даже и не глянул, пока хозяин не заверил, что "самая-самая" лучшая комната не далее как через десять минут будет готова" и предложил "посидеть пока, выпить чего-нибудь горяченького". Вот тут Марсель откровенно оглядел комнату, выбирая самый уютный уголок, и решительно повел Дженнифер к камину, где имелось подобие дивана в виде деревянной скамьи со спиной и несколькими плоскими кожаными подушками. От камина можно было, оглядываясь на дверь, куда ушел хозяин, заодно наблюдать и за молодым человеком в темном углу. - Ну вот, дорогая, все и уладилось, - сладким голосом сообщил он, - сейчас закажем горячего яблочного узвара с мёдом, это наверняка более съедобно, чем здешний шадди. - А потом пойдем к себе в комнатку... Демонстрируя чрезвычайную заботливость о своей спутнице, он похлопал по подушкам, как будто им можно было придать большую мягкость. - Садитесь, дорогая, - предложил он.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер посмотрела с опаской на предлагаемое место и заметила, что к переднему краю подушки прилипло что-то весьма неаппетитное, а на столике, стоявшем рядом, были видны капли жира. К сожалению, выбирать было не из чего, и, подавив вздох, женщина села. Чтобы не оглядываться в угол, где сидел объект их наблюдения, графине Рокслей пришлось напрячь всю свою волю, большую часть которой она уже потратила, садясь на этот жуткий диван. Но, тем не менее, надо было продолжать лицедействовать, и Дженнифер с невероятной любовью во взгляде (потому что очевидно, что без невероятной любви ни одна уважающая себя дама в такой клоаке не проведет и секунды) посмотрела на спутника: - Как вы думаете, он ее взял с собой или оставил в комнате наверху?

Марсель: Марсель осторожно, боком, присел рядом с "дамой своего сердца" (в оценке чистоты помещения их мнения полностью совпадали), взял её за руку и, сделав счастливое лицо, тихо сказал: - Я бы на его месте не выпускал эту вещь из рук, сударыня. Рассчитывать, что запоры на дверях здесь прочны и в комнату никто не наведается, пока постоялец сидит в зале, явно не стоит. Но сей юноша может быть беспечен, самоуверен или просто неопытен... Да и размеры этой штуки могут быть неудобны, чтобы постоянно держать её при себе. В общем, слишком много неизвестных, как сказал бы мой наставник! Я сейчас попробую присмотреться. А вы можете посмотреть мне вслед и понаблюдать со своей стороны! С искренним чувством (чувством этим было сожаление о том, что по вине своей минутной прихоти он втравил ни в чем не повинную женщину в такую авантюру) Марсель поцеловал руку графини, встал и неспешно, поглядывая по сторонам с естественным любопытством приезжего, направился к стойке, за которой пухлая тётка в почти чистом переднике и почти кокетливом чепчике старательно протирала стаканы. - Хозяин рекомендовал нам выпить горяченького, - сказал он, облокотившись на стойку так, чтобы, глядя на тётку, одновременно видеть и объект наблюдения в углу. - Так как насчет? Две кружки узвара с мёдом у вас найдется? Особа уверила его, что найдутся самые-самые большие кружки самого чудесного узвара из груш и яблок, и усердно закивала, так, что оборки чепчика упали ей на нос. Марсель усмехнулся и повернул в обратный путь. Объект сидел на своём месте как пришитый, в напряженной позе, сцепив руки под столом, и явно забыл о кружке с пивом, которая стояла перед ним. Повинуясь внезапному наитию, виконт остановился рядом, наклонился и сказал доверительным тоном: - Я здесь впервые... Не подскажете, пиво здесь хорошее?

Бледный Гиацинт: Юноша поднял голову и посмотрел на остановившегося рядом виконта. Вид у него был напряженный. В ответ на вопрос Марселя он рассеянно кивнул.

Марсель: - Так хорошее или нет? - заморгал своими длинными ресницами Марсель, входя в роль тупицы. - Мне ведь не только самом пить. мне еще даму угощать... Потому хочется, чтобы уж наверняка... Бросив исподволь взгляд на Дженнифер, проверяя, следит ли она за событиями, потом присел рядом с незнакомцем, подвинул к себе его кружку, старательно понюхал уже оседающую пену и сказал недоуменно: - Пахнет вроде бы хорошо... Почему же вы не пьете?

Бледный Гиацинт: Когда парень увидел, что Марсель подсел к нему за стол и взял кружку, он оживился, на лице его появилось что-то вроде облегчения. Он горячо закивал, можно было подумать, что он одобряет то ли качество местного пива, то ли действия незнакомца, и предлагает ему отбить из его кружки, а может, и то и другое одновременно... Однако, юноша быстро встал со своего места, не сводя глаз с Марселя, плотнее запахнулся в плащ, который не снимал в помещении, нацепил шляпу и жестом позвал виконта следовать за ним, к выходу.

Марсель: Марсель кивнул, как бы отвечая на приглашение, но прежде чем выйти, подошел к Дженнифер, не выказывая никаких признаков спешки. - Вы видели? - нагнувшись к руке дамы, чтобы ее нежно поцеловать, шёпотом сказал он. - Клюнуло! Выпрямившись, он сказал достаточно громко, чтобы его могли слышать окружающие - а он, даже не оглядываясь по сторонам, знал, что эти самые окружающие с любопытством смотрят на залетную парочку: - Подождите, дорогая, пока вам принесут то, что я заказал, а я пока пойду немного подышать воздухом! Окинув графиню любовным взглядом, виконт, как бы не в силах сразу оторваться от созерцания, он наклонился к ней и совсем тихо, сквозь зубы, добавил: - Выждите немного и выходите на крыльцо. Возможно, понадобится ваша помощь.

Бледный Гиацинт: Юноша выглядел обрадованным по дороге к выходу, он также одобрительно взглянул на даму Марселя, возле которой тот ненадолго задержался, а когда они с виконтом оказались снаружи, то и вовсе широко улыбнулая ему. А потом прижал ладонь к правой стороне груди поверх плаща и заговорил с Марселем на дриксен. Выглядел он при этом так, будто для него было вне сомнений, что Валме его поймет, поскольку является тем самым человеком, которого он ждал в трактире.

Дженнифер Рокслей: Графиня Рокслей искренне не понимала, как она может помочь, если последует за Марселем, но спорить не стала. Чтобы выйти на улицу требовался повод, и в поисках оного женщина оглядела помещение. Взгляд графини остановился на каком-то пьяном типе, сидевшем неподалеку и откровенно пялившемся на нее. Незаметно для остальных Дженнифер мимолетом улыбнулась ему, а когда он через мгновение подсел к ней и поинтересовался, что такая прелестная дама делает в одиночестве, то она, не говоря ни слова, встала и с очень оскорбленным выражением лица вышла из трактира. На крыльце стоял подозрительный юноша и что-то втолковывал явно растерявшемуся виконту, причем говорил он на иностранном языке, похожем на дриксен. Любовника надо было спасать, а потому Дженнифер громко воскликнула: - Милый Марсель, это ужасно! Не успели вы отойти, как ко мне подсел какой-то пьяный хам с приставаниями! Ноги моей там больше не будет, мы сейчас же уезжаем! Графиня Рокслей надеялась, что это представление даст Марселю время сориентироваться в ситуации.



полная версия страницы