Форум » Иные государства » "Под седыми елями", Алат, 1-2 Зимних Скал, 398 к.С. » Ответить

"Под седыми елями", Алат, 1-2 Зимних Скал, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Робер Эпинэ Альдо Ракан

Ответов - 39, стр: 1 2 All

Робер Эпинэ: Чем больше волновался возница, тем смешнее он был, и тем сложнее его было понять. - Погоди, погоди любезный, - спокойно как ребёнку стал втолковывать Робер, боясь, что вообще не сможет понять не слова этой тарабарщины, - скажи, где мы находимся и можем ли мы надеяться на ужин и кров? Посление слова потонули в ответной тарабарщине, скрипе ворот и шуме людей. Пока герцог соображал что же ему сказать, на сцену вышел Альдо, великолепный и царственный как и всегда. Эпинэ даже подумал ,что если и есть в человеке королевская кровь, то ее сразу видно как бы человек не выглядел. Между тем дочка гици Вереса была очень недурна собой, как и все алатки и уже начала с любопытством посматривать на незнакомцев, один из которых с удовольствием тоже посмотрел, но боялся навлечь на себя гнев хозяина замка. Потому он напустил на себя серьёзный и сосредоточенный вид и внимал разговору сюзерена с гици.

Бледный Гиацинт: Хозяин с еще бОльшим подозрением смотрел на Альдо и Робера, а его дочь с еще большим любопытством. - Родню искали, заблудились? - переспросил он, - А есть ли у вашей родни имена и титулы? А у вас самих? Сначала назовите себя, объясните, кто вы такие, а потом посмотрим, опускать ружье, или в ход его пускать, - сурово сказал гици. Но тут дочь громко зашептала ему на ухо, так что, слышно было всем: - Взгляните на них, отец, они явно нездешние и очень устали. Разговаривают они, как благородные, и одеты также, а оружия у них с собой, кажется, нет... Давайте впустим их переночевать в замок, а завтра объясним, как добраться до места. Прошу вас, отец... Лицо Вереса смягчилось после просьбы дочери, но он продолжал ждать, когда незнакомцы хотя бы назовут свои имена.

Альдо Ракан: Альдо вздохнул и выложил все карты. - Я родственник герцогини Матильды Алатской, если вы слышали о такой, - ответил он, - Она сестра вашего правящего герцога Алатского Альберта. Вот его замок мы и искали, чтобы найти там приют. А имя мое... Альдо Ракан, - сказал он, решив, что им нечего терять, - И со мной герцог Робер Эпинэ, мой друг и кровный вассал. - Мы попали в беду, потеряли лошадей и сопровождение, - объяснил он, стараясь говорить убедительно, - Все, что нам нужно - приют на эту ночь, какой-нибудь ужин и пара лошадей. Даю вам слово, что герцог Альберт отблагодарит вас за то, что вы помогли его родственнику и возместит все расходы, когда мы доберемся к его замку. А подтвердить, что я тот, кем являюсь, я могу фамильным кольцом. Альдо протянул руку, чтобы Верес мог рассмотреть его перстень с вензелем и поднял глаза к небу и верхушкам деревьев. Все эти объяснения перед владельцем замка его порядком утомили.

Робер Эпинэ: — Шапка… — Невидимка? — До сих пор ищем. Робер молчал и наблюдал за тем, что происходило под воротами замка. Когда выступает сюзерен негоже вассалу, пусть даже он и десять раз друг, встревать в разговор. Потом, когда они останутся наедине, герцог попытается возможно донести до Альдо некоторые свои мысли. И возможно даже будет услышан. Но пока он, стоял подле друга, но чуть позади него и внимательно наблюдал за всем. Вот дочка гици Вереса что-то говорит своему батюшке и отдельные слова долетают до них достаточно, чтобы понять, о чем речь. Мужчина слушает, наблюдает и сравнивает. Робер невольно ищет знакомые черты и, конечно же не находит. Насколько ярка Марика, настолько спокойна была Мэллит. Глядя на эти пушистые ресницы, на чёрную косу и гибкий стан сложно представить, что возможно быть красивее. Но он знает – возможно. Услышав, как назвали его имя, Робер поклонился. Поклонился ровно так, как следовало, чтобы выразить почтение и радость от знакомства. И ни грамма больше. Вот только он совсем не был уверен, что под этим кровом будут рады видеть принца-изгнанника и мятежного герцога. Пусть даже принц будет хоть сто раз племянником их герцогу Алатскому, а герцог во время мятежа был ещё юношей не перечившим слову деда. К слову сказать, мерзкий старый жмот было, по мнению Робера, было самым лестным определением, которого мог удостоиться герцог Алатский, Своего мнения Эпинэ конечно же не стал высказывать, памятуя о том на чьей они земле и чей родственник его сюзерен. А ведь им еще только предстояло добраться до замка Матильды.

Бледный Гиацинт: Марика теперь восхищенно смотрела на Альдо и Робера из-за плеча отца. - О, отец, ты слышишь, кого привела к нам судьба? - горячо зашептала она, - Это племянник нашего правителя и его друг! Пригласи же их поскорее в наш замок! Девушка сама поспешно присела в реверансе перед Альдо и Робером, ее отец похмыкал, разглядывая перстень Альдо, и все-таки дал знак стражнику убрать ружье. - Сам Альдо Ракан, значит? - недоверчиво сказал он, - Кто вас знает... А если вы разбойники и украли это кольцо? Впрочем, ладно... Оружия у вас при себе нету, выговор вроде похож на талигский-агарисский... Если я дам приют родне герцога, он будет доволен. Да и лучше ночуйте внутри, чем снаружи, - махнул он рукой и пропустил их обоих во двор. - Эй, Вилма! - кликнул он тучную экономку, - Гости у нас сегодня. Распорядись, чтобы подали им умыться, переодеться, и подготовили постели в нижней комнате. Ну и насчет ужина тоже... А ты запри ворота покрепче, - велел он стражнику. Недавний возчик тоже был отправлен хозяином разбираться с телегой и грузом. Марика проводила Альдо и Робера, которых увела за собой в замок Вилма, сияющим взглядом.

Альдо Ракан: - Ну наконец-то, - выдохнул Альдо и кивнул владельцу замка, - Не сомневайтесь, сударь, благодарность от моих родственников не заставит себя ждать! Он подмигнул хорошенькой Марике и поспешил за Вилмой вместе с Робером. - Любезнейшая, - обратился принц к необъятной экономке, - Мне будут необходимы чернильница, перо и бумага, пусть их доставят в комнату, которую вы нам отведете, и поскорее. С дороги мы устали смертельно, но я обязательно должен отписать несколько писем, чтобы утром их забрали. У вас ведь возят почту? – спросил он.

Робер Эпинэ: Хозяин не выглядел польщённым от такой неслыханной чести, как принимать у себя принца, да еще и на пару с герцогом. Он был насторожен и предусмотрителен. Но слава Создателю, за порог не выставил и даже не попытался пристрелить для личных (Чучелки набить. Вдруг кто не поверит, что сам Ракан захаживал?) и государственных целей (а вдруг поверят?). Робер его не осуждал, трезво оценивая ситуацию. Он не знал, как поступил бы на месте гици Вереса, который как раз утверждал, что ночевать лучше внутри чем снаружи. После их приключений, Эпинэ уже и не знал каких тварей еще опасаться. Когда все так переменилось, что сказки оказались былью, а быль рассыпалась прахом на лживые слова? Почему он не заметил этих перемен, ударивших по ним внезапно как молотом по наковальне? Уже в комнате, куда их отвели, Робер, занявший место в проеме окна, сказал другу и сюзерну: - Что ты про все это думаешь? Говорить о делах, а уж тем более об их запутанном положении, конечно, было самое время. Эпинэ это понимал, но все равно не мог держать в себе накопившееся. Вернее не все мог. Про то, что его тревожила судьба рыжеволосой гоганни, он молчал. - А эта девушка-то, - после недолго молчания сказал он, - Как ее? Марика? – он вопросительно посмотрел на Альдо, усмехаясь, - так и не сводила с тебя глаз.

Бледный Гиацинт: Экономка проводила обоих гостей замка в довольно скромную комнату, где по стенам стояли две кровати, и оставила их. Правда, вскоре она вернулась с горничной помоложе, которая внесла кувшины с горячей и холодной водой для умывания, полотенца и пару свежих рубашек из не такого уж грубого сукна. Горничная оставила все, присела в книксене и вышла. Вилма положила на стол перед Альдо письменные принадлежности и пергамент. - Хозяин сказал, что завтра утром ваши письма будут отправлены, надо будет за завтраком ему их передать, а он позаботится, - объяснила она, - Вы тут отдыхайте, гици, а к ужину вас позовут. Вилма тоже присела в реверансе, подобрав юбки, и оставила Альдо и Робера одних.

Альдо Ракан: Альдо сбросил свой плащ прямо на кровать и развалился в кресле. Путешествие в скрипучей телеге его утомило, хотелось спать. - Не могу я думать, - признался он Роберу, - Есть хочется, умыться хочется и завалиться в постель. Когда я просплю хотя бы часов пять подряд, тогда буду думать. А пока... ну о чем волноваться? Ну попали не в тот замок, перепутали, бывает. Зато тут тепло, и крыша есть над головой. Не на улице же, в снегу ночевать! Принц устало прикрыл глаза. - Марика эта... да ну ее, - сказал он, - с дочкой хозяина замка я крутить не собираюсь. Женить еще захочет... Он зевнул, и в этот момент в комнату вошла Вилма со служанкой. - Так, отлично, - Альдо приободрился, когда увидел письменный прибор, - Теперь Матильде можно написать. К ужину мы придем, - пообещал он экономке и пересел за стол, когда она и служанка ушли. - Голова, конечно, как ватой забита, - сказал принц и взялся за перо, - Но после еды глаза совсем слипнуться, а письма надо отправить как можно скорее. Он обмакнул перо в чернила и стал писать. Эпизод завершен



полная версия страницы