Форум » Иные государства » "Ночь знамения", Агарис, 398 г. к.С. » Ответить

"Ночь знамения", Агарис, 398 г. к.С.

Мэллит: Действующие лица: Мэллит Матильда Ракан(НПС) Городская стража, дознаватель(НПС)

Ответов - 34, стр: 1 2 All

Мэллит: - Они не бросили, не бросили... - старательно уговаривала себя Мэллит, обнаруживая очередную комнату пустой. Девушка не хотела верить собственным глазам, но разбросанные по дому вещи говорили совершенно определенно: родители и сестры ушли. Ушли в спешке, настолько, что у них даже не было времени выяснять, где находится Мэллит. От отчаяния опускались руки. Девушка совершенно не представляла, что ей делать и куда идти. Мечтая хоть ненадолго укрыться в собственном мире, Мэллит зашла к себе в комнату, зажгла свечу - и тихо охнула. Одежда, деньги и немного еды... - Мамочка... - девушка торопливо потушила огонек, тускло освещавший комнату. Он мог выдать ее присутствие, если рядом пройдет ночная стража. Почему-то девушка совсем не сомневалась, что был отдан приказ хватать всех, кто найдется в домах гоганов, особенно если остальные гоганы уже покинули город. Куда?... - Куда они могли уехать... - спрашивала себя Мэллит, рассматривая одежду. Отложив платье, девушка уже было взяла кошель с деньгами, чтобы пересчитать, сколько оставили ей родители, но тут увидела небольшой клочок бумаги, который прежде скрывался за шляпой. Задыхаясь от волнения, девушка схватила его, разворачивая дрожащими руками. Записка. В темноте не разглядеть. Мэллит, опасаясь подходить к окну, вышла в коридор и только там снова зажгла свечу. Поставив ее на пол, она поднесла записку в круг теплого, желтого света.

Бледный Гиацинт: На листке бумаги почерком достославного Жаймиоля было выведено: "Оллария. Цв..." Дальше слово обрывалось смазанным росчерком, как будто ему не дали дописать, или он сам бросил лист в спешке.

Мэллит: Почерк в записке был отцовский. Оллария. Одно-единственное слово, написанное его рукой, и следующее затерто. Девушка подняла голову, бессильно уронив руки на колени. Надежда, что клочок бумаги что-то разъяснит, растаяла, словно дым. Единственное, что стало понятно - нужно ехать в Олларию. Вот только как? Девушка, привыкшая к жизни в городе и ни разу не выезжавшая за его пределы, теперь должна была пересечь всю Агарию и половину Талига. Оставаться в Агарисе было нельзя, но и отправляться куда-либо безумно страшно. Отец позаботился о путешествии. Во всяком случае на первое время у нее было все, что нужно. Одежда, еда, деньги. Деньги. Девушка вспомнила, что как раз хотела пересчитать их, когда обнаружила записку. Мэллит решительно поднялась на ноги, возвращаясь в комнату. Кошель лежал на том же месте, где она его оставила. Девушка опустилась на кровать и высыпала монеты на колени. Денег оказалось вполне достаточно для того, чтобы без проблем добраться до столицы Талига, и хотя путешествовать с торговым обозом не казалось безопасно, иного выхода не было. Покупать лошадь или двигаться пешком и ехать самостоятельно, было еще более глупо. Мэллит убрала деньги обратно в кошель и устало легла на кровать. До рассвета оставалось еще какое-то время, и лучше было поспать. Она на мгновение прикрыла глаза и тут же подпрыгнула: стража может заявиться в дом еще раз, и тогда ее снова схватят! Почему-то Мэллит сомневалась, что второй раз ей удастся выбраться с такой же легкостью. Девушка поднялась с кровати, закрыла ставни, чтобы свет не был виден с улицы, и зажгла свечу. Нет, не зря отец оставил ей мужские вещи! Мэллит тряхнула головой, скинула платье и влезла в мужскую одежду. Она оказалась ей несколько великовата, словно была с чужого плеча, впрочем, так оно было лучше. Мэллит посмотрела на себя. Внешний вид, пусть и не идеален, но отлично выполнял свою задачу. Просторная одежда прекрасно скрывала небольшую женскую грудь и округлость бедер. Немного выдавало лицо, но при должной тренировке она вполне сойдет за мальчишку. Мэллит привычным движением заправила волосы за ухо и тут же хлопнула себя по лбу. Именно эта деталь делала ее уязвимой. Резать. Решение девушка приняла быстро. Откопав ножницы, она зажала волосы в кулаке и оттянула их. Золотисто-медная волна прошла сквозь пальцы тяжелой струей. Мэллит зажмурилась, только сейчас понимая, что значат для нее длинные локоны. - Соберись, Ракан бы не сомневался, - пригрозила она себе и резко сжала ножницы, обрезая хвост почти под корень. Толстый пучок остался у нее в руке. Девушка уронила его на пол, а следом бессильно опустилась сама и расплакалась так, словно она плачет в последний раз, прощаясь с той, которая так долго жила в Агрисе. Теперь на нее смотрел совершенно другой человек. Мэллит упрямо сжала губы. - Я найду тебя... Первородный... Клянусь четырьмя повелителями. Где бы ты ни был, найду... Обессиленная девушка упала на кровать и заснула. Проснулась она с рассветом, совершенно разбитая и не отдохнувшая, но дальше спать не стала. Она сунула в дорожную сумку еду, запасную одежду, привязала к поясу кошелек и нож, нахлобучила шляпу и, тем же путем, что и ночью, покинула дом. Пробираясь рассветными улицами, Мэллит опасалась встретиться со стражей. Несколько раз ей приходилось прятаться, пропуская патруль. В остальном Мэллит повезло. На нее почти никто не обращал внимания, и ей удалось беспрепятственно подойти к открытым воротам города, где ее ждало первое испытание. Нужно быть увереннее, спокойнее, убеждала себя Мэллит, в то время как у нее от страха перед холодной камерой тряслись руки. И все же она, не теряя времени, направилась к воротам, стараясь ссутулить плечи и понуро опустить голову.

Бледный Гиацинт: Эпизод завершен



полная версия страницы