Форум » Провинции Талига » "Молчание камня" » Ответить

"Молчание камня"

Ричард Окделл: Действующие лица: Ричард Окделл Айрис Окделл Луиза Арамона

Ответов - 18

Ричард Окделл: Это было тяжело - знать, что подвел всех. Что это из-за тебя, из-за того, что твоей поддержки лишились все - мать обезумела, сестра продала себя, а быть может - влюбилась. Было тяжело понимать, что ты не можешь, не имеешь права выпасть из жизни. Чувство вины мешалось с яростью на несправедливость. - Отведите меня к камню. Нашему священному, - с трудом сказал Ричард. Он знал, что должен делать. Спасения нельзя искать в нежных женских руках и в слезах сестер. В силе камня, в силе мужчины. Он должен пройти еще одно испытание, и если он справился с птице-крысой, он справится и здесь. "Помоги мне, вепренок", - взмолился Ричард, когда после долгой дороги, утомительной как для него, так и для всех остальных, после долгих споров, в которых Ричарду пришлось настаивать, он оказался на холодной земле, прикованный к священному камню и готовый к смертельному испытанию. Быть может, через три дня его сестренке достанется только холодный труп. А быть может - Ричард сможет обнять ее и защитить свою семью как своим положением, шпагой, так и силами повелителя.

Луиза Арамона: Луиза с трудом уговорила Айрис немного поспать, так как взвинченная последними событиями девочка все время находилась в каком-то странном полуистерическом состоянии. Как только ее подопечная уснула, женщина взяла флягу с водой и отправилась к камню, где был прикован ее брат. Она скептически относилась к решению герцога Окделла, но все-таки допускала мысль, что в этом был смысл. Ритуалы старой Талигойи в народе считались очень могущественными. Прикованный к камню юноша выглядел очень бледным и обессиленным, казалось, что он в забытье. - Герцог Окделл! - тихонько позвала Луиза.

Ричард Окделл: Безумно хотелось пить. Хотелось, чтобы это все закончилось. Ричард как будто и не возвращался из того кошмара, как будто все еще был там. Мерещились крысы. Было холодно, Дика был озноб. Но земля хотя бы здесь была живая, Надорская. - Госпожа Луиза? - отозвался Ричард, держась за землю и чувствуя ее пульсации, исходившие как будто изнутри. Он пил землю, чувствовал, как из нее по его венам текут силы, энергия. Но, к сожалению, пока что он забирал совсем немного, хоть и больше чем в самом начале.

Луиза Арамона: - Да-да, я здесь! - облегченно отозвалась Луиза, так как ей уже успело на мгновение показаться, что Ричард умер, но, слава Создателю, он был жив. Госпожа Арамона опустилась на землю рядом с прикованным мальчиком, отвинтила крышку фляжки и поднесла воду к его губам: - Вам надо попить. Позвольте, я вам помогу! От земли тянуло холодом, и Луизе вдруг, ни с того, не с сего, стало страшно и очень неуютно.

Ричард Окделл: - Спасибо, Луиза, - хрипло сказал Ричард, сам удивляясь, как потусторонне звучал его голос. Как будто он был под землей и говорил оттуда. Как из могилы. - Я справлюсь, Луиза. Это моя стихия. Я справлюсь, - выдохнул он, чувствуя, что земля стала отдавать ему больно сил. - Не уходите, Луиза. Когда я вижу здесь кого-то... Легче с ней бороться... - по лбу Ричарда скатились капли пота, но ему становилось немного лучше. Даже показалось, что земля стала немного живой, как будто он видел струйки зеленой энергии, что бежали в ней.

Луиза Арамона: - С кем бороться? - не смогла удержаться от вопроса Луиза. Еще ее старая няня рассказывала ей в детстве, что Повелители четырех стихий - это не просто титулы, что за этими титулами всегда стояла реальная связь со стихией. Тогда маленькая Луиза считала это все сказками, но сейчас она была уверена в обратном.

Ричард Окделл: - Они... Как крысы. Как демоны с крысиными головами. Но к камню им подойти трудно - как будто вокруг него поле, которое я могу контролировать. Если прорвать поле, то мои силы утекают, но внутри круга, если он целый, то я черпаю силы из земли, - с трудом сказал Ричард, сжимая кулаки и как будто собирая в кулаке энергию. Зеленую, пульсирующую, ласковую. Как будто с одной стороны каменный человек, а с другой ласковая девушка с корзиной плодородия стояли за ним.

Луиза Арамона: Луизу передернуло от ужаса и отвращения, когда она представила демонов с крысиными головами, но вместо того, чтобы проявить эмоции, она еще раз поднесла флягу с водой к губам Ричарда: - Выпейте еще немного, хоть чуть-чуть. Силы земли - это, конечно, важно, но обезвоживание еще никому не помогало бороться с демонами. Когда брат Айрис снова закрыл глаза и замолчал, женщина потихоньку ушла, решив проведать его еще через несколько часов.

Дейдри Окделл: Дейдри пришла на следующий день, проведать прикованного к камню братика. Обряд, который он должен был проходить, был очень страшным по мнению девочки, и она очень жалела Дика, но понимала, раз он сам принял такое решение после того, как очнулся - значит, так надо. Дейдри присела на корточки возле камня и позвала: - Дик... Она положила маленькую ладошку на руку брата. Рука была теплой, но сам юноша смотрелся очень бледным, так что, сестренка приложила горлышко фляги к его рту, чтобы вода коснулась пересохших губ.

Ричард Окделл: Глаза, которыми Ричард посмотрел на сестру, уже были другие. В них горел огонь азарта и озорства. - Я сделал это Дейдри. Я Повелитель, я одолел землю, - немного величаво сказал Ричард, стараясь подняться и отстегнуть со от камня. Поняв, что вся красота момента растаяла из-за того, что новый Повелитель Скал очень неблагородно лежал в грязи и пыли, Ричард почти умоляюще шепнул Дейдри, стараясь не спровоцировать ее смешки, - отстегни меня. Пожалуйста.

Дейдри Окделл: Дейдри посмотрела на Дика и прижала руки ко рту. Прежде, чем отправиться к камню, он сам упорно всем объяснял, что его может накрыть слабостью и соблазнами, ему может казаться, что он уже получил нужные силы Повелителя, и он будет просить, требовать, умолять отковать его. Но делать этого ни в коем случае нельзя. На третий день испытания Скалы либо сами отпустят своего Повелителя, признав над собой его власть, либо убьют его. А сейчас только второй день... - Дик, Дик, я не могу освободить тебя, - жалобно проговорила Дейдри, - Это искушение, понимаешь? Силы земли и камней тебя испытывают, ты не должен пойти на поводу у своей слабости и гордыни... Ты ведь нам сам это объяснял, помнишь?

Ричард Окделл: - Освободи... - словно молил и требовал одновременно Ричард. Его голос приобретал постепенно все более злые, и молящие, и потусторонние нотки, как будто говорил он из другого мира. - Отпусти! - говорил Ричард, пока Дейдри уходила. - Дейдри! Сестра! Сестренка! Но сестра ушла, а Дик остался один на один.

Дейдри Окделл: Дейдри в ужасе смотрела на брата, на его бледное, но злое лицо. Это был он и не он одновременно. - Дик, - в глазах девочки встали слезы и она повторила-всхлипнула, - Я не могу, не могу освободить тебя! Прости... потерпи еще! Она сорвалась с места и убежала, плача на бегу. Это все было не только испытанием для горячо любимого брата... Это было ужасным испытанием для них всех!

Ричард Окделл: Через час после того, как Дейдри ушла, Дику стало еще хуже, чем прежде. Чем было вообще на протяжении всего ритуала. Ричарду казалось, будто его голова сейчас лопнет, будто от него не останется ничего человеческого. Кровь кипела, но при этом было холодно и бил озноб. Одновременно хотелось и плакать, и рычать от ярости и боли. Эмоции рвали Ричарда на части, уничтожали ту часть, которую еще можно было назвать Окделлом. Эмоции, память, страхи и сомнения - все это разом вылезло наружу, выкатывая и издеваясь. Айрис, Дейдри и Эдит. Мама. Страх перед ней и вина. Рокэ. Вина, страх, уважение, преданность. Все это болело. Валентин. Презрение, сочувствие, понимание. Катарина... Желание, жжение, любовь, горечь, жалость, бессилие. Как Этих Эмоций Было Много. Ричард уже лежал абсолютно без сил, когда увидел, что живительные струйки силы, бежавшие по земле и растениям, стали мощнее и сильнее. Что они стали тянуться к Ричарду, обволакивать и греть. Становилось спокойнее, и Ричард громко крикнул камням: "Вам меня не получить!" Сила наполняла его, струилась в нем и делала его властным повелителем, хозяином своей земли, своей семьи и своей жизни. Достойным наследником отца, достойным потомком и избранником Лита. Он прошел. И несмотря на все сдерживающие его цепи - встал, даже не заметив, как легко они упали. Зрение стало острее, как будто теперь Ричард мог уловить тонкие колебания в земле, в камне, в листьях деревьев.

Айрис Окделл: - Дикон... - Айрис замерла, с неверием смотря на брата. С неверием и ужасом. Братик стал другим. Казалось, что он стал выше, а под кожей вместо обычного тела - каменные мускулы. Его движения стали другими, что Айрис испытывала даже иррациональный страх. С другой стороны. Она чувствовала гордость и даже определенное единство с ним. Она - Сестра Скал. Он - их повелитель. Они оба - брат и сестра, которые смогли - каждый по своему - обуздать стихии и тайные силы. Они твердые и незыблемые. Пусть их не могут понять многие люди, они не такие ветреные, не такие мокрые или горячие. Они каменные, и сейчас сестра и брат стояли как два каменных изваяния, как два каменных великана рядом. Айрис видела это так, когда приблизилась к брату, каменному воину, и шепнула, нежно и ласково, как дева плодородия, как земля шепчет горам. - Мой брат?

Ричард Окделл: Дик посмотрел на сестру сияющим взглядом. - Айрис, я... - начал он, а потом поднял руку с раскрытой ладонью вверх, на нее упала снежинка. Начинался снегопад, но Ричард не чувствовал ни ветра, ни холода, хоть и стоял в одной рубашке с распахнутым воротом. Следы от кандалов на запястье юноши сходили сами собой, прямо на глазах. - Я никогда в жизни ничего подобного не чувствовал, - произнес Дик с восторгом. - Идите ко мне! - рассмеялся он, и к его ногам подкатились валуны и маленькие камушки, а по земле под плотным слоем снега прошла дрожь. - Айри, ты тоже это видишь, или я снова сплю? - спросил Дикон, счастливо улыбаясь сестре, - Раньше я уже слышал камень, однажды, в Олларии, но не так, как сейчас... теперь я знаю, я слышу их все, и они готовы мне повиноваться! И даже та, огромная скала! Все, весь Надор, весь Талиг, вся Кэртиана! Вдалеке застонали, зашумели скалы, с них покатились камни, словно отвечая Повелителю, подтверждая его слова. - Я это сделал! - продолжил Ричард, - Я выжил, я услышал, я понял... Ты слышишь, Айри? Ты видишь? Дик сделал знак рукой, и камни от его ног подкатились к краям юбки сестры. Его глаза сияли эйфорией, но не безумием. Он был счастлив, но теперь спокоен, не как в Лабиринте, уверен в себе и своих способностях и действиях.

Айрис Окделл: - Братик... - Айрис подбежала к брату и прижалась к его плечу. После всего пережитого. После всего, что она прошла ради него и ради семьи - теперь ее брат вернулся, он мог взять на себя ответственность за семью, за нее, за весь мир. Он был сильным и прекрасным. Он был ее братиком, который из павшего воина стал настоящим защитником. Только сейчас Айрис поняла, насколько она на самом деле устала, какой груз упал с ее рук, с ее плечей. - Ты смог... Да. Ты смог, все это было не зря, - одновременно и от шока, от горечи и усталости, от радости и счастья всхлипывала Айрис, целуя брата в щеки и шею - где только могла дотянуться. - Ты смог. Ты молодец. Мой брат. Ты молодец. Я люблю тебя, братик... Люблю, люблю, - иступленно шептала Айрис, прижимаясь к братику и пытаясь в нем найти успокоение, утешение и тепло. - Пойдем домой. Я тебя искупаю, переоденешься в чистое и свежее. Поешь... Я тебе расскажу все-все-все. Выпьем отвара, поедим. Братик?

Ричард Окделл: Дик почувствовал, как на него разом навалилась усталость. Он посмотрел на валуны у ног и обнял сестру, с радостью принял ее легкие поцелуи, похвалу, заботу. Да, он теперь Повелитель, но он очень устал. - Айри, спасибо тебе, - сказал он, - Без твоей поддержки и заботы ничего бы у меня не вышло... и Дейдри с Эдит, и госпожа Арамона, я должен их отблагодарить. Пойдем домой... Я хочу, чтобы ты мне все рассказала. Я так соскучился... Ричард легонько сжал плечики любимой сестры. Она - это его дом, его родина. Айрис удалось то, что не получилось у их матери. Обогреть своим теплом и жаждой к жизни его, сестер, весь Надор. Теперь здесь все будет по-другому. Осталось только найти Монсеньора и победить вместе стремящееся поглотить Кэртиану зло. А потом, когда все закончится, он с ним еще поговорит, он ему еще все докажет... Как Повелитель с Повелителем. Эпизод завершен



полная версия страницы