Форум » Провинции Талига » "Я вам пишу письмо", 15 Зимних Волн, 399 к.С. » Ответить

"Я вам пишу письмо", 15 Зимних Волн, 399 к.С.

Айрис Окделл: Действующие лица: Айрис Окделл Катарина Оллар

Ответов - 5

Айрис Окделл: Айрис сидела за столом в кабинете, ощущая себя в этой комнате очень неуютно. Ощущая себя маленькой в ней. В Надор приехал наместник и привез с собой учителей и книги, и Айрис засела за тетради. Засела - и не высовывала носа из них, с упоением листая страницы, делая выписки и изучая формулы, зависимости. Изучая литературу по всевозможным вопросам: от структуры формирования налогов до того, как нанимают работников предприятия от шахт и железоплавильных заводов до пекарен. И вот теперь Айрис сидела за письменным столом и писала письмо, на время убрав книги в сторону. "Ваше Величество Катарина Оллар, Пишу Вам письмо в смиренной надежде, что новости моего гористого края будут вам интересны. В молитвы Создателю и заботы в нашем герцогстве постепенно стали приходить перемены. После прискорбной болезни, поразившей мою матушку, герцогиню Мирабеллу Окделл", - Айрис чуть усмехнулась, понимая, что Катарина при всём своем ангельском личике не поверит ни на грош в страдания верной дочери, - "хозяйкой замка стала я. В порывистом желании все изменить, что появилось во мне после посещения блистательной столицы Талига, я начала пытаться провести перемены в плане управленческих вопросов, уплаты налогов и работы. Однако самая значительная перемена последовала после того, как в наш край приехали Первый маршал Рокэ Алва, вице-адмирал Ротгер Вальдес и его оруженосец Валентин Придд. Изначально приехав с целью проведать своего оруженосца, Рокэ Алва милостиво согласился выслушать мои слова и навести порядок в Надоре своим влиянием и своей рукой. Подавив краткое и небольшое восстание дезертиров, чьей жертвой и временной заложницей у дезертиров к моему прискорбию стала моя младшая сестра - успешно спасенная Первым маршалом и вице-адмиралом, герцог Алва покинул Надор, прислав в замок выбранного им наместника и выбранных им учителей для меня. Свидетельствую о моем глубоком к вам почтении и готовности служить вам, моя королева. Ваша верная подданная, Герцогиня Айрис Окделл" Айрис откинулась на спинку кресла, унимая дрожь в пальцах, которая делала почерк слишком корявым. Надо успокоиться и переписать письмо набело несколько раз. Чтобы перед Ее Величеством лег идеально красивый лист с идеально понятными буквами. Айрис со смешком стала вспоминать свои уроки чистописания...--

Катарина Оллар: Если у Катарины и возникло удивление, когда ей принесли письмо из Надора от юной герцогини Айрис Окделл, то она никак не выказала его. Корреспонденцию она получала нечасто, и послание от Айрис, адресованное лично ей, вызвало у нее одобрение. Королеве было известно о том, что происходило в Надоре. То, что Ричард Окделл оказался там, впавший в долгое бессознательное состояние, ее пугало. Ее волновала не только сама его болезнь, а те странные вещи, в результате которых все это случилось. Ведь Рокэ и Вальдес тоже оказались в Надоре, просто исчезнув из Олларии. Да, они быстро помогли Рудольфу Ноймаринену прорваться сквозь повстанческие засады, но... Это все было слишком невероятно, странно и страшно. Ежедневно королева молилась о благополучии страны, но после кровавого видения на окне, явившегося ей и племяннице кардинала, после превращения ее покойного супруга в выходца, в конце концов, она понимала: в Талиге происходят скверные вещи, которые тем больше скверны тем, что мало объяснимы... Да, Рокэ что-то знал. И видит Создатель, как Катарина была счастлива его возвращению в столицу, но на все вопросы о странностях, которыми, она осознавала, понимала, чувствовала, постепенно накрывает Талиг, он либо едко отшучивался, либо молчал. И вот теперь письмо от Айрис... Рокэ на этот раз очень серьезно помог Окделлам. Помолвка Ротгера Вальдеса и юной герцогини тоже сыграла свою роль, но Катарина знала, что до Совета, на котором обсуждалось изменение судьбы Надора, он очень много говорил с кардиналом. И о Повелителе Скал, который теперь лежит там и держит при этом скалы "своими плечами", в том числе. Не то чтобы Дорак стал очень суеверным и набожным, но он видел, как позеленевший Фердинанд вставал при нем из гроба. Видел, и не сошел с ума. Но похоже, все-таки стал более лояльным. Впрочем, после прихода к власти Рудольфа Ноймаринена, позиции Дорака были частично потеснены. Рокэ в общем-то всегда делал то, что считал нужным, но теперь при Ноймаринене ему стало проще. И Надор теперь может меняться, не оглядываясь назад, эту главную мысль королева постаралась донести в своем ответном письме, ведь для девочки, сменившей серый надорский траур матери на черно-белые цвета Олларов, это было самым важным. Дорогая герцогиня Айрис Окделл! Мы были несказанно рады получить от вас это послание и узнать, что вы и ваши младшие сестры, пострадавшие от нападения повстанцев и дезертиров, пребываете теперь в добром здравии. Также мы желаем поздравить вас с вашей помолвкой, которое вызывает наше полнейшее одобрение. Самоотверженно ухаживая за вице-адмиралом Ротгером Вальдесом, когда здесь, в столице, его недомогание было серьезным, вы оказали Талигу немалую услугу. Теперь вице-адмирал защищает страну от дриксов, а вы можете понемногу принимать участие в изменениях в Надоре, которые должны были начаться с приездом наместника-управляющего. Мы рады этим переменам, и вы всегда можете просить нас об оказании какой-либо нужной помощи, ведь своим верным подданным мы никогда не отказываем в ней. Единственное, о чем просит вас ваша королева - заботиться о Ричарде Окделле, вашем несчастном брате. Ричард должен выжить, хоть все мы и знаем, что на всё воля Создателя, и смиренно поклоняемся ей. Мы продолжаем надеяться, что тот тяжелый недуг, который сразил его, при должном уходе отступит. Также мы скорбим о частичной потере здоровья вашей матушки и искренне надеемся на то, что Создатель в скором времени облегчит ее участь. Мы желаем поощрить вашу храбрость и стремление улучшить жизнь в Надоре. Если таковым может оказаться для вас продолжение нашей переписки, то мы с удовольствием будем ждать нового вашего письма. Катарина Оллар, королева Талига.

Айрис Окделл: Айрис лихорадочными пальцами вскрыла печать с гербом ее величеств и почти безумными глазами впилась в строчки письма. Катарина приняла ее. Катарина... В письме не было насмешек и какого-то жестокого завуалированного издевательства, которого она могла ожидать в своем положении. Королева была с ней мила... Тепла, в какой-то степени. Ее письмо вселило в Айрис надежду. Надежду на то, что все однажды станет лучше. Что Надор станет богатым краем, а она сама - Айрис Окделл - будет носить шелка и золотые украшения по праву. "Моя королева, Если бы существовали слова, способные передать всю глубину моей признательности Вам, которую я чувствовала, читая письмо от Вас, я бы высказала их незамедлительно, но таких ярких слов в языке не найти. Потому посылаю свое письмо Вам со всеми моими чувствами. Пока что действия наместника, присланного Первым маршалом, выглядят для меня практичными, правильными и законными, насколько могу судить я, только начавшая постигать науку под пристальными глазами учителей. И пока я не испытываю потребности просить вас о помощи - только желание искренне Вас благодарить. Заверяю вас в том, что о моем брате, Ричарде Окделле, я забочусь так, как только может заботиться любящая сестра о брате, понимающая при том всю важность своего брата для нашего мира." Айрис остановилась, в раздумьях грызя сушеное яблоко. Стоит ли... Писать далее? Айрис била в пустоту, в небо в своем предположении, что Катарина вряд ли может с кем-либо обсудить те мистические и пугающие вещи, что происходили в Талиге. Что происходили с Первым маршалом. Она не могла не знать. Когда тот был в Надоре, он лишился чувств и у него было видение - это только в Надоре. В столице Ротгер Вальдес лежал в горячке именно из-за этой... Магии. Учитывая то, как много и тесно по слухам общается королева с Рокэ Алвой, она не могла не знать. Напугана ли она? Страшно ли королеве? Айрис била в небо, надеясь намеком на общую тайну установить контакт с Ее Величеством. Видит Создатель... Видят Четверо, Ее Величество еще сыграет роль в судьбе девочки Окделл. "К сожалению, нам не дарованы силы Повелителей, и я по воле Четверых и Создателя, не могу помочь своему брату и Первому маршалу никак, кроме бережного на братом ухаживания. В мужской силе остановить грозу, в нашей - сделать все, чтобы они сумели побороть напасти. Моя королева... Я уповаю на нашу стойкость духа, твердость воли и незыблемость убеждений. Ваша верная и любящая подданная, Герцогиня Айрис Окделл." Последние строчки оказались чуть чуть раз мазанными - их Айрис писала быстро, слегка содрогаясь от всхлипов, словно боялась, что если не напишет сейчас - на напишет уже никогда. Всё же болезнь брата и страх перебороть было трудно. Очень трудно.


Катарина Оллар: События в Олларии и Талиге происходили столь странные, что Катарина решила держаться за переписку с маленькой упорной герцогиней, как за что-то надежное, отрезвляющее, не дающее впасть в истерику или отчаяние. К тому же, благодаря этой переписке она знала, что происходит с Ричардом, жив ли он, а это было важно. "Дорогая герцогиня Айрис Окделл! Нам было приятно получить ваше очередное письмо в эти непростые времена. Сейчас нам всем следует "собраться" под знаменем Талига, что означает - помнить друг о друге и друг друга поддерживать, хотя бы вниманием и добрым словом, если иной возможности пока не предоставляется. Мы рады знать, что дела в Надоре пошли вверх, и это означает, что не только наместник хорошо справляется со своими обязанностями, но и вы стараетесь и наверняка преуспеваете в учебе, в заботе о вашем скалистом крае, о каждой дворянской и крестьянской семье, живущей на его земле. Мы уверены, что вы справитесь, и жизнь в вашем крае обязательно наладится. Ведь не смотря на твердость и незыблемость, присущую Окделлам, у вас она не граничит с упрямством и глупостью, нетерпимостью к власти династии Олларов в Талиге. Повторюсь, что взаимная поддержка сейчас очень важна для всех. Мы желаем вашему краю процветания, и это так и будет, если Создатель окажет свою милость и защитит сейчас нас всех. Помните, что у вашего рода есть покровитель. Он невидим, но обитает в замке, и неотрывно находится рядом с вашим братом. Об этом мне стало известно от герцога Алва, он видел его во время посещения Надора, и у нас нет никаких причин для недоверия его словам. Потому, если вдруг необъяснимые беды или напасти достигнут вашего края, постарайтесь оказаться как можно ближе к Ричарду. Мы бы желали продолжать эту переписку с вами, герцогиня. Чтобы знать о ваших успехах, о продвижении дел и развитии Надора, которому теперь - это нам известно наверняка - никто не препятствует. Мы будем ждать вашего нового послания с нетерпением и интересом. Катарина Оллар, королева Талига."

Айрис Окделл: "Моя королева, Я пишу Вам это письмо, пребывая в большой радости и возбуждении. Быть может, те новости, что я принесу Вам, обрадуют и Вас. Мой глубоко уважаемый наставник, столь быстро завоевавший восхищение почти всех жителей Надора, сказал, что первые плоды поверхностной уборки нашего "дома" начали проявлять себя, и в качестве умственного испытания сказал мне самой проанализировать отчет казначея, после чего показал мне иную бумагу, составленную по его личному требованию. Не буду утомлять Ваше Величество длинными подробностями того вечера, но быть может, новость, что казна герцогского дома начинает пополняться более скоро, нежели ранее, и что Надор будет в силах в весьма близком времени выплатить свои долги. Я все более убеждаюсь в его словах, что сказанные и свято охраняемые правила ведения торговли порой сильнее помогают всеобщему счастью, чем ужесточение налогов и наказаний, и пребываю в возбуждении от похвал и уверенности наставника в своих способностях. С сестрами и госпожой Луизой, как и все дамы, мы долгим вечерами ждем окончания войны, а днями - учимся, читаем труды и тяжело работаем. Но более светлый облик Надора теперь трудно сравнить с тем, что было ранее. Быть может, Вас позабавит, что единственная рукодельница по душе и сердцу в моей семье - мо младшая сестра Дейдри - вышивает теперь серебряных змеев, черных ворон и черно-белых драконов. Омрачает мою радость лишь одно - состояние моего возлюбленного брата. Он не просыпается, порой стонет в лабиринте кошмара, он страдает от этого. Порой ему становится легче, если прохладной тряпицей протереть лоб моего бедного брата, но единственное, что может помочь ему и недолгое время успокоить, позволив мне держать его красивую голову на моих коленях - это земля Надора. Госпожа Луиза принесла в его комнату горшки с набранной у святого камня землей. Порою я чувствую чужое присутствие в той комнате, иногда пугающее, иногда - умиротворяющее. Но порой - я уверена... - мой брат слышит, что происходит с нами. Он, как мне показалось, стал слышать нас - или стал слышать тот, кто его охраняет. Ричард... От стонов мой милый брат даже стал хрипеть, а я старалась успокоить его, поддержать, защитить. Из его закрытых глаз порой катились слезы, как будто кто-то делал ему больно. Госпожа Арамона и я зажгли свечи в известном ритуале, но это не помогало. Тогда я в отчаянии стала кричать и проклинать, взывая к силе моего брата и стараясь прогнать врага. Мне казалось, как будто воздух стал плотным, обхватывал меня и Луизу, душил нас, словно испытывали как мою, так и ее - волю... Было страшно... Как будто кто-то хотел растерзать нас, унизить и задушить за попытку встать между ним и моим братом. Мы зажигали свечи, а встали рядом, стояв кольцом вокруг брата... А он... Как будто понял, стиснул зубы... Он стал бороться и в те несколько минут, что мой возлюбленный Ричард в... ином мире дрался с этим существом - я молилась, как никогда в жизни. Быть может, так молится женщина во время тяжелых родов, прося о жизни своего ребенка. После он успокоился, я чувствовала какое-то касание к моей руке, но Луиза - нет. Но мой брат был спасен. Моя королева, если это хоть как-то возможно - я молю Вас передать мои слова Первому Маршалу. Я готова защищать брата, но я не знаю, что делать, если нападения станут опаснее, и он сам не сможет собраться с силами. Даже ради своей сестренки. Целую Ваш перстень и перстень Первого Маршалла за такой подарок, за такую возможность и такую помощь. С искренним восхищением ваша любящая подданная, Герцогиня Айрис Окделл." Айрис уняла пальцы, все еще передивая тот ужас, который тогда ее охватил. Неужели с этим Ричардц приходится бороться? Зачем Айрис делилась всем этим с Ее Величества в таком сумбурном письме? Впрочем... Ей казалось, что информация о брате, которая может от королевы перейти к Первому Маршалу - может быть полезна.



полная версия страницы