Форум » Провинции Талига » "На пороге войны", Валмон, г. Мантье, 20 Зимних Скал, 398 к.С. » Ответить

"На пороге войны", Валмон, г. Мантье, 20 Зимних Скал, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Марсель Валме Эмиль Савиньяк и проч. (НПС)

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Марсель: Хотя виконт Валме и возвращался в Олларию охотно - возможные трудности там его не пугали, а вот оставаться в Валмоне под присмотром родителей и в компании с Дженнифер Рокслей было неинтересно, - однако на обратном пути он скучал. В карете он мог бы хотя бы читать что-нибудь, на худой конец просто спать, но карету пришлось оставить дома - для молодого дворянина, путешествующего в одиночку, это средство передвижения было слишком медлительным и громоздким, к тому же очень не хотелось услышать от отца комментарии насчет "изнеженности этих столичных штучек". Поэтому виконт отправился в путь верхом, на всякий случай (по настоянию матушки) прихватив слугу. Он выбрал Бенуа - смышленого и ловкого парня, служившего при конюшне, своего ровесника, который, бывало, содействовал Марселю в разнообразных похождениях. Пока погода оставалась сносной, они ехали не спеша, от нечего делать перебрасываясь шутками, вспоминая детские времена, останавливаясь где вздумается, но когда с неба посыпалось то, что менторы именуют "атмосферными осадками", Валме поторопился добраться до первого же приличного городка на дороге - и там надумал остановиться, пока небо снова не станет ясным. Городок назывался Мантье, и приличным его можно было назвать лишь потому, что тут имелось целых два неплохих постоялых двора, с почти чистыми комнатами (за умеренную цену) и искусными поварами. Сняв угловую комнату на втором этаже, где было два окна, что позволяло наблюдать и за двором гостиницы, и за соседним садом, виконт первым делом потребовал себе теплой воды, умылся, переменил белье, надел свежий костюм, а тот, в котором ездил, велел местной прислуге вычистить. (Загружать подобными лакейскими делами Бенуа он считал неправильным.) После чего спустился в общий зал - пообедать и на людей посмотреть.

Бледный Гиацинт: Обеденный зал постоялого двора был почти пуст, за исключением небольшой компании, занявшей длинный деревянный стол-лавку у одного из окон, и одинокого хорошо одетого постояльца, который с аппетитом ел поданные ему блюда. В отличии от Марселя при нем не было даже слуги. Постоялец бросил в сторону столика Валме один или два смазанных взгляда. Судя по всему, он был не против случайного собеседника, но сам подсаживаться к Марселю не торопился.

Марсель: Марсель занялся обедом со свойственной ему обстоятельностью: подозвав хозяина, долго выяснял у него состав и качество подаваемых блюд, потом выбрал баранью похлебку (грубовато, зато сытно и в сырую погоду полезно), рагу из кролика с тушеными овощами и пирог с капустой и яйцом (простонародно, однако - местная специальность, нужно же попробовать). Хозяин, в полном восторге от такого заинтересованного клиента, предложил "кувшинчик нашего вина, не хуже столичного", но виконт, зная свойство местных вин ударять в голову и усыплять, особенно при такой погоде, решительно отказался и велел подать тот же кувшинчик, но с горячим напитком из сушеных фруктов, с медом и специями. Пока заказанные яства подавали на стол, Марсель, откинувшись на спинку стула, исподволь рассматривал присутствующих в зале. Человек в приличном костюме, разумеется, сразу привлек его внимание, но, понаблюдав за ним, виконт не смог определить, кто он: путешествующий коммерсант, столичный житель, покинувший Олларию из-за беспорядков, провинциал, у которого все деньги ушли на модный костюм, а на слугу уже не осталось? Эта неопределенность насторожила Валме: ему не нравилось, когда он чего-то не понимал. Потому первым знакомиться со странным постояльцем он не стал, но несколько раз взглянул на него, как бы отвечая на его взгляды.

Бледный Гиацинт: Между тем, одинокий постоялец уже покончил со своими блюдами, расплатился с хозяином, но уходить не спешил. Он сидел и потягивал из кубка свой напиток, время от времени оглядывая зал безразличным взглядом. Со стороны могло показаться, что он ждал кого-то. Но, видимо, так и не дождался. Постоялец взглянул еще раз на Марселя, на компанию у окна, и затем бросил быстрый взгляд в само окно. После этого он отодвинул от себя свой кубок и спешно покинул зал.

Марсель: Марсель на время позабыл о странном посетителе, пока занимался похлебкой, рагу и всем прочим. Но вот обед подошел к концу, общаться в зале было явно не с кем - ни одной женщины, между прочим, - и виконту ничего не оставалось, как подняться к себе в комнату. Там он нашел Бенуа - вполне довольного жизнью, так как ему удалось пообедать на кухне в приятном обществе кухарки и судомоек. - Вам что-нибудь нужно, сударь? - спросил он. - А то я бы не прочь отправиться на боковую - погода уж больно сонная. Да и от еды осоловел малость. - Да, конечно, можешь отдыхать, - согласился Марсель. - Только сперва выполни одно дело... И виконт велел Бенуа расспросить местную прислугу про того необычного постояльца. Он сам не мог понять, зачем интересуется этими подробностями. Скорее всего, просто от скуки. Выпроводив Бенуа, Марсель улегся на широкую и довольно удобную кровать с записной книжкой и серебряным карандашиком - хотел вкратце отметить события дня. Но писать особо было нечего, и Валме незаметно для самого себя задремал.

Бледный Гиацинт: Слуга снова отправился вниз, чтобы выяснять подробности о постояльце, интересующем его хозяина, но ничего особенно интересного на свой взгляд не узнал. Лишь то, что путешествовал он один, за постой платил щедро, а еще, ясно было, что не местный - на талиг говорит вроде чисто, но потом раз и ввернет какое-то странное слово, как будто собьется, а потом снова нормально говорит. На постоялом дворе живет уже не первый день, как заселился, отдал письмо в почтовый обоз, а теперь, наверное, ответа ждет. Лошадь у него породистая, холеная. Берет ее для прогулок каждый день, а потом снова в стойло возвращает. Когда съехать собирается - пока не говорил. Все это рассказал Бенуа, конечно, не хозяин, а разные люди из прислуги, с которыми он уже успел завести знакомство.

Марсель: Марсель услышал доклад Бенуа ближе к вечеру, когда проснулся - примерно за час перед тем. как приличные люди ужинают. Похвалив слугу за расторопность, виконт стал и так и этак обдумывать то, что было сказано, и пришел к выводу, что странностей вокруг неизвестного постояльца скопилось предостаточно - он не только внешне, но и по поведению не укладывался в рамки обычных проезжих: останавливаться в таком местечке более чем на два дня, не имея на то каких-то веских причин, не стал бы ни торговец, ни путешествующий дворянин, ни уж тем более посланный с поручением курьер. Причиной могла быть болезнь - но незнакомец явно был здоровехонек. Могла быть женщина - однако среди постояльцев не имелось ни одной вообще, а среди прислуги - ни одной моложе сорока лет. Погода? Она не настолько плоха, и в любом случае, обычный человек, если уж вынужден застрять из-за распутицы, от скуки заводит знакомства с другими постояльцами или местными жителями, коротает время за болтовней или игрой в карты, а не выезжает ежедневно гулять верхом - кстати, если он это делает невзирая на осадки, то почему вообще не уезжает? Все эти вопросы требовали ответов, и виконт, приведя в порядок волосы, растрепавшиеся во время сна, спустился вниз, чтобы заказать ужин и попробовать хоть что-то выяснить. Разговор с поваром много времени не занял, но ни сидеть в зале перед пустым столом в ожидании еды, ни возвращаться на полчаса к себе в комнату Марселю не хотелось; поскольку общаться было решительно не с кем, новых приезжих не наблюдалось, а уже знакомые постояльцы, похоже, залегли спать без ужина, он решил выйти во двор - оценить состояние погоды, проведать лошадей, да и просто подышать свежим воздухом. Решение это виконт немедленно осуществил - и не пожалел об этом. Снаружи было в меру холодно, небо над городком очистилось от туч и украсилось яркими звездами, лошади в старой, но опрятной конюшне явно чувствовали себя хорошо. Все это было довольно приятно, и виконт в наилучшем настроении уже направился к дверям зала, но тут он заметил боковым зрением, как что-то шевельнулось в плохо освещенном уголке между конюшней и дровяным сараем. Там кто-то стоял! Чтобы выяснить, кому это вздумалось прятаться здесь в такое время суток, Марсель, дойдя до крыльца, повернул неспешным шагом обратно, как человек, который совершает моцион перед сном. Не доходя до сарая несколько шагов, он остановился, поднял голову, как бы любуясь звездным небом, и пошел обратно. Но этой короткой остановки ему хватило, чтобы понять, что там, в тени, беседуют двое, причем беседуют приглушенными голосами. И один из этих двоих - тот странный постоялец, который поглядывал на него днем, за обедом. Заинтригованный виконт вернулся в зал, занялся ужином, но мысли его занимала теперь тайна, окружавшая незнакомца.

Бледный Гиацинт: Между тем, незнакомец вернулся назад в зал постоялого двора и тут же заказал у хозяина большую кружку гретого вина со специями. Вид у него был весьма довольный, как будто он только что заключил какую-то очень выгодную для себя сделку или получил большой гонорар. Впрочем, даже если это было и так, швырять деньгами он здесь явно не собирался, выпил свое вино за стойкой, но прежде, чем удалиться на верхний этаж, в комнаты, сказал хозяину кое-что, двигая к нему пустую кружку. - Сегодня... Все уже оговорено. Как только зажгутся факелы, откроешь дверь.

Марсель: Если бы в зале было много народу и все бы болтали, как обычно бывает в трактирах по вечерам, или же если бы странный постоялец заговорил с хозяином просто понизив голос, виконт, распробовавший сладкий пудинг с цукатами, конечно, ничего бы не расслышал; но шепот порой привлекает к себе внимание ничуть не меньше громкого крика. Марсель насторожился и уловил почти всю фразу - кроме начала. С большим трудом он заставил себя не оборачиваться и вообще никак не выдать свой интерес к разговору; он взял нож, чтобы отрезать себе еще кусочек пудинга, но мысли, вызванные этой короткой фразой, так завихрились в его голове, что он на несколько минут застыл, прежде чем использовал нож по назначению. Даже в неполном виде слова незнакомца были достаточно ясны: он точно затевал что-то нехорошее, и хозяин был в курсе его затей, вот только что именно? И когда? Увы, мыслительная деятельность плохо сочеталась с процессом еды, и потому Марсель, дожевав отрезанный кусочек, всем видом дал понять, что сыт и всем доволен, и не спеша, сонно щурясь, направился к себе в комнату. Однако ни о каком сне речь уже не шла. Завернувшись в одеяло, виконт забрался на широкий подоконник с видом на сад, и предался размышлениям. Вариантов могло быть два: либо затевается нападение разбойников на гостиницу, либо незнакомец при содействии хозяина намерен с кем-то свести счеты. В первом случае содействие хозяина выглядело весьма странно - какую выгоду он мог извлечь из разорения собственного дела? Хотя... если грабить будут только постояльцев, а он потом прикинется несчастной жертвой... Отдельный вопрос - когда начнется представление? Вряд ли незнакомец стал бы раздавать конкретные указания загодя. Значит - скоро? Марсель присмотрелся к саду за окном - там было тихо, ничто не шевелилось, не раздавались никакие подозрительные подозрительные звуки. Он спрыгнул на пол, перешел ко второму окну и осмотрел двор, освещенный большим фонарем над воротами конюшни - тоже ничего. Зато его внимание привлекла лестница-стремянка, приставленная к стене - видимо, она служила для того, чтобы забираться на сеновал. Виконт растолкал Бенуа, сладко сопевшего на своем тюфяке, уложенном прямо на пол и без предисловий спросил: - Тебе говорили, в какой комнате этот тип остановился? Любитель конных прогулок под снегом? - Ага... - к чести Бенуа, он проснулся сразу и не стал переспрашивать. - На конце коридора. А что? - Во дворе лестница. Берешь, тихо тащишь к его окну, приставляешь и - тихо! - заглядываешь. Все, что увидишь, запоминай и доложишь мне. Лестницу не забудь вернуть на место. Ясно? - Ага! - парень явно не потерял вкуса к ночным проказам. - Тогда - быстро туда-сюда! Отправив слугу, виконт прилег, прикрыл глаза, но спать и не думал.

Бледный Гиацинт: Слуга Марселя не был трусливым, но при этом имел голову на плечах, так что, приказ хозяина ему удалось исполнить не обнаружив себя ни перед кем. Осторожно он поставил лестницу возле стены так, чтобы можно было тихо подняться на нее и заглянуть в окно с самого краю. Комната постояльца, который так интересовал Марселя, была освещена тускло, но даже в этом блеклом свете Бенуа заметил несколько фигур по разным углам и узнал самого подозрительного типа. Он стоял ближе всех к подсвечнику горящих свечей, и его лицо было хорошо видно. Странный постоялец что-то говорил остальным, живо, горячо, распаленно. В теплое или хотя бы осеннее время года можно было бы услышать хотя бы отдельные фразы наверняка, ведь оконные рамы не прилегали к стеклу слишком плотно, но сейчас об этом позаботилась зима, "законопатив" их льдом и снегом, и как Бенуа не прислушивался, слова до него не долетали. Зато он увидел на хорошо освещенном столе сложенное оружие, шпаги, пару пистолетов, кинжалы. Слуга подождал еще немного, а потом медленно спустился, бесшумно отнес лестницу на место, вернулся в комнату Марселя и рассказал ему обо всем.

Марсель: Выслушав толковый доклад Бенуа, виконт уже почти не сомневался в том, что речь идет о чьей-то личной мести - в таком случае становилось, в частности, понятно, почему хозяин гостиницы оказывает постояльцу помощь: его имуществу ничто не угрожало, а в случае кровавой развязки драмы его никак нельзя было бы назвать соучастником. О том, что кровь должна пролиться, свидетельствовало наличие у постояльца целого арсенала оружия, но чья кровь? Кого-то из той бесцветной компании, что обедала в общем зале? Или жертва еще не приехала, и именно поджидая объект своей ненависти странный человек регулярно выезжал кататься верхом? И, кстати, кто те люди, что неизвестно откуда взялись в номере у постояльца? - Ты можешь что-то еще сказать о тех типах, которые сидят в комнате? - спросил он. - Сколько их всего, не сосчитал? Как они выглядят, какого возраста? Местные жители или одеты по-столичному?

Бледный Гиацинт: Бенуа быстро кивнул: - Да, Ваша милость. Затем на лице слуги отразилась усиленная работа мысли, и через полминуты он выдал: - Еще трое их было... кроме этого гайифца. Одеты так себе, не сказать, чтобы по-столичному, гайифец - просто франт напротив них. Так что, местные, пожалуй. И рожи у них поди что бандитские, Создатель не даст соврать. Он замолчал и добавил: - Дурное тут что-то готовится, Ваша милость. Может, съехать нам отсюда, пока не поздно? Не за себя боюсь, за вас только переживаю.

Марсель: - Гайифец? - переспросил виконт, удивленный, почему слуга так назвал незнакомца, но тут же, вспомнив все, что видел сам, объяснений спрашивать не стал: да, Бенуа угадал правильно! Но если этот тип - гайифец, тогда все остальные сведения должны означать нечто совсем другое... - Судя по всему, дурное готовится, ты прав. Съехать отсюда можно.... - раздумывая, как лучше поступить, Валме потер подбородок и машинально отметил, что неплохо бы и побриться. - Сделаем так: собери вещи, аккуратно выведи наших лошадей - лучше через боковые ворота, те, что за конюшней, чтобы из дома никто не заметил этого. Отправляйся на тот, другой постоялый двор, оставь животных и багаж там, заплати сразу. Марсель достал из кармана кошелек, выдал нужную сумму и добавил: - Пусть лошадей устроят как следует, комнату тоже возьми, но не задерживайся - посмотри, что делается на том дворе и в городке на улицах, а потом возвращайся ко мне сюда. Этих доморощенных заговорщиков нужно остановить!

Бледный Гиацинт: - Так ведь у него серьга павлинья в ухе, - пояснил Бенуа, - Так-то за волосами незаметно, но как повернулся он у стола, золотом в свечах и блеснуло. И одет не по-нашему, и разговаривает тоже, - добавил он, втайне гордясь своей наблюдательностью, - Павлин, как есть. Затем он внимательно выслушал виконта, взял деньги, сказал: "Слушаю, Ваша милость!", и радостный от того, что хозяин решил поступить разумно - просто съехать, убраться прочь от надвигающейся опасности, пока она еще не грянула, побежал выполнять приказы.

Марсель: Пока Бенуа исполнял данное ему поручение, у виконта было время обдумать ситуацию. Гадать, что именно затеяли эти люди, каким образом местные жители попали под влияние гайифца и кто он такой, Валме не стал - все это можно будет выяснить потом, когда эту компанию схватят. Сейчас важно было другое: собственно, как их остановить, как схватить? Вдвоем с Бенуа Марсель мог бы ворваться в комнату, затеять ссору, но если сообщники павлиньего господина не только для виду запаслись оружием, но и владеют им, то шансов выиграть тут будет немного. Нужно подкрепление, а где его взять? В связи с этим вставал другой вопрос: какое отношение к заговору имеет хозяин гостиницы? Его подкупили, придумав какую-то историю, или он посвящен в дело? Наконец в голове у виконта сложился определенный план, и когда Бенуа вернулся, он тотчас получил новое задание: - Отыщи хозяина этого заведения, если он уже лег спать - подними с постели и устрой ему сцену по поводу кражи наших лошадей. Мол, ты пошел их на ночь проведать, а там... Но старайся не слишком шуметь - нам нельзя спугнуть тех птичек! И приведи хозяина сюда.

Бледный Гиацинт: Бенуа поклонился Марселю: - Хорошо, Ваша милость! И отправился выполнять новое задание. Парень он был смышленый и расторопный, так что, перед хозяином постоялого двора разыграл все достоверно, убедил его, что лошадей в стойле нет, и что прежде всего виконт требует его к себе. Что было подозрительно теперь даже для слуги, хозяин гостиницы еще не спал, не смотря на такой поздний час. Бенуа застал его одетым и не заспанным. Для разбирательств идти он очень не хотел, но пришлось, иначе, слуга пообещал переполошить весь постоялый двор, чтобы каждый постоялец проверил свое добро, раз уж тут воруют, и если что, стребовал с хозяина.

Марсель: Виконт сидел у стола в кресле, заложив ногу на ногу, с самым сердитым видом, какой только мог изобразить. То, что хозяин явился полностью одетым, его насторожило так же, как и Бенуа. С этого момента Марсель и решил начать. - Так-так, - сказал он, выбив пальцами дробь по столу, - вас, почтенный, я вижу, не манит теплая перина в такой холодный вечер! Надумали прогуляться? Или открыть дверь кому-то, кто любит разгуливать по ночам, когда все добрые люди спят?

Бледный Гиацинт: Хозяин гостиницы тоже пришел очень хмурый, устало и недобро посмотрел на Марселя, хотя днем ему заискивающе улыбался и старался во всем угодить. А тут он только буркнул, что возится с хозяйством и расчетными книгами, потому что днем времени не хватило, вот и не ложился еще. И предложил поскорее разобраться с лошадьми, якобы пропавшими. - Пойдемте поглядим, что ли, - хмыкнул он, - Ваши лошади в стойле стоят, что им сделается. Нет у нас конокрадов и не бывало, а слуге небось со сна привиделось, Ваша милость.

Марсель: - Хорошее дело - со сна! - возмутился Бенуа. - Можно подумать, у вас одного дел невпроворот. Я перед сном всегда лошадей проверяю, мне господин виконт так велит, а я ему на совесть служу! А нынче даже два раза ходил! - То-то и оно, - улыбнулся Марсель. - Плох тот путешественник, который не заботится о средстве передвижения... особенно когда рядом с конюшней появляются какие-то неизвестные на ночь глядя. Во всяком случае, мне показалось, что кто-то там крутился, и я послал Бенуа проверить еще раз. Лошадей нет, почтенный хозяин. Можете пойти и убедиться сами. Я на холод выходить не собираюсь!

Бледный Гиацинт: Хозяин как будто спохватился и поклонился Валме. - Конечно, я пойду, Ваша милость, все проверю. А если слуга ваш прав, так и ущерб вам возмещу, только шуму не поднимайте, - взмолился он, - А то ведь постояльцы ездить ко мне перестанут. Ну не случалось тут у нас воров раньше! Может, тогда слуга ваш со мной пойдет, чтобы на месте разобраться? Он предложил это, готовый пойти в конюшню.

Марсель: - Мы пойдем все втроем, - постановил Марсель, очень довольный, что пока все идет, как он задумал. - А вдруг лошади просто решили прогуляться перед сном и теперь ждут нас в своих денниках? Бенуа фыркнул, оценив шутку виконта, которая заставила хозяина гостиницы опасливо посмотреть на знатного постояльца: в своем ли тот уме? Эти опасения еще усилились, когда он увидел, что виконт перд выходом во двор надел не только камзол, но и перевязь со шпагой. Разумеется, стойла оказались пусты, заодно Бенуа, порыскав туда-сюда, объявил о пропаже обоих седел и седельных сумок. Ему стоило большого труда изобразить возмущение и беспокойство, если учесть, что он сам совсем недавно седлал обеих лошадей и навьючил на них вещи. А виконту изображать холодную злость не пришлось - он действительно был зол, хотя и не на несчастного хозяина, а на его странных гостей, из-за которых ему не удалось лечь спать и приятно почитать на ночь книгу. - Ну, убедились? - процедил он сквозь зубы, вышел из конюшни во двор и указывая рукой на освещенное окно, за которым Бенуа видел вооруженную компанию. - Кто бы это не лег спать до сих пор, хотя зимняя ночь так располагает ко сну, раздери их кошки! Я уверен, что воры - там! Не давая хозяину опомниться, он стремительно зашагал к дому, взмахом руки приказав слуге следовать за ним. Через минуту он уже шагал через две ступеньки вверх по лестнице.

Бледный Гиацинт: Хозяин гостиницы суетился внизу с жалким видом. Он понимал, что должен остановить виконта, иначе, те, кто наверху, могут остановить его другим способом... И так и случилось. Как они ни кричал: "Постойте, Ваша милость, не надо бы вам туда, спускайтесь вниз, это ведь просто постояльцы!", пуля, вылетевшая в сторону Марселя из двери была гораздо более красноречива. Хозяин присел и прикрыл голову руками, проклиная свою судьбу, а потом попытался рвануться в сторону и сбежал бы, если бы не Бенуа.

Марсель: Хозяину было невдомек, что виконт отлично знает, что "просто постояльцы" вооружены, и потому соблюдает осторожность. Взбегая по лестнице, он держался правой стороны, куда пуля, вылетевшая из распахнувшейся двери, попасть не могла. - Значит, ваши любимые постояльцы, да? - холодно осведомился Валме, окинув несчастного хозяина уничтожающим взглядом. - Бенуа, хватай этого болвана и тащи сюда, пусть представит нас столь неучтивым гостям! Кстати, сколько их там, не напомните? Конечно, этот приказ был весьма далек от человеколюбия, но виконту очень не нравилось, когда в него стреляют. А в том, что хозяин гостиницы в сговоре с этой шайкой, он уже не сомневался.

Бледный Гиацинт: Хозяин задергался в руках Бенуа, как пойманный заяц, а потом, понимая, что убежать не получится, жалобно забормотал: - Я не виноват, Ваша милость, как есть, не виноват! Меня заставили! Угрожали убить семью, сжечь гостиницу... Я вам все расскажу, только не губите! Он стал упрашивать Марселя не ходить к этим страшным людям, впрочем, наверху уже послышалось шевеление, хлопнула дверь, а потом громкий голос посоветовал излишне любопытным убираться и не мешать отдыхать честным людям, пока им ненароком не подстрелили что-нибудь. Голос имел явный нездешний акцент.

Марсель: *PRIVAT*

Бледный Гиацинт: Перепуганный трактирщик выложил Марселю все, в надежде, что он спасет его шкуру от виселицы и гостиницу от разорения. - Они меня заставили, - клялся он, - Угрожали убить семью... У меня не было другого выхода! Все, что требовалось от несчастного - хранить оружие в каморке с граблями и метлами, пока не настанет подходящий момент, и тогда открыть дверь и проводить "приятелей" гайифца к этому складу. Семью ему разрешили спрятать, а самому тихо сидеть в гостинице и выжить, если получится. - Не губите... - прошептал он.

Марсель: Виконт не столько слушал излияния хозяина - с ним все было ясно, - сколько обдумывал наскоро, что делать дальше. - Хорошо, - сказал он, не дослушав жалобы до конца. - Я все понял. Бенуа, 6еги сейчас же за городской стражей – насколько я знаю, их караульная находится на площади, в крайнем случае спросишь у туземцев. А вы... - Марсель окинул злополучного хозяина соболезнующим взглядом. - Ради ваших кулинарных способностей я вас пощажу и сообщу кому следует, что вы мне помогли. Если, конечно, поможете. Сейчас вы вы пойдете к этим господам и объясните им, как можно подробнее, что вам устроил скандал капризный знатный постоялец, и уговорите их чуть-чуть погодить, пока он, то бишь я, не утихомирится. Потом делайте что вам велели. То есть ведите их к той двери, но не торопясь, с оглядкой. Короче, тяните время как можете. Вам ясно? Он еще не договорил, а Бенуа уже исчез за входной дверью.

Бледный Гиацинт: Трактирщик торопливо закивал и сделал все так, как велел виконт. Он старательно прибеднялся и перед Марселем, и перед гайифцем с заговорщиками, надеясь на то, что сумеет выкрутиться в любом случае, какая бы сторона не победила. А пока старательно тянул время, как сказал ему Марсель.

Марсель: Выждав достаточно, чтобы дать Бенуа добежать до цели и объяснить, что происходит, местным стражам порядка (с учетом того, что стражи наверняка уже улеглись в своей караулке "подремать одним глазком"), виконт, все это время державший хозяина гостиницы под присмотром, дал ему новое поручение: - Я сейчас выйду - куда, вам знать не следует, - а вы повернитесь-ка к стене, досчитайте до трехсот, не торопясь, а потом идите к тем господам, проводите их, куда им надо. Марсель понимал, что хозяин догадается, куда именно он собрался идти, но это его мало беспокоило - у него имелась возможность выбрать себе укрытие так, чтобы даже в случае предательства ловкого трактирщика враги не смогли его найти сразу. Он дошел до двери, нарочито шумно ступая, потом аккуратно прикрыл за собой дверь и, пользуясь темнотой, бесшумно пробрался не к конюшне, а к сараю напротив, откуда, будучи сам в тени, он мог отлично видеть ворота конюшни в свете высоко подвешенного фонаря.

Бледный Гиацинт: Хозяин гостиницы повздыхал, но Марселя послушался и сделал все так, как он велел. Он как смог, потянул время, а затем привел к заветной двери заговорщиков. Трактирщик нервничал, но улыбался господам, чтобы списать все на волнение из-за своего участия в заговоре. Он еще не отпер дверь, как Бенуа вернулся и подвел к Марселю стражников. Слуга понимал, что пока стоит передвигаться тихо, чтобы не вспугнуть негодяев и взять их с поличным, и он объяснил это начальнику стражи.

Бледный Гиацинт: Хозяин гостиницы повздыхал, но Марселя послушался и сделал все так, как он велел. Он как смог, потянул время, а затем привел к заветной двери заговорщиков. Трактирщик нервничал, но улыбался господам, чтобы списать все на волнение из-за своего участия в заговоре. Он еще не отпер дверь, как Бенуа вернулся и подвел к Марселю стражников. Слуга понимал, что пока стоит передвигаться тихо, чтобы не вспугнуть негодяев и взять их с поличным, и он объяснил это начальнику стражи.

Марсель: Виконт удивился, увидев стражников - он не ожидал от них такой расторопности. Уже позднее он сообразил, что для местных вояк такой случай - редкое развлечение и возможность показать свое служебное рвение. Сейчас он коротко объяснил начальнику ситуацию и распорядился: - Поставьте ваших людей хотя бы по двое у вон той калитки, что ведет на задний двор, и у въездных ворот, на случай, если господа мятежники надумают бежать в этих направлениях. Хватайте их как хотите, только старайтесь не убивать. СЧ ними потом побеседовать нужно будет... Но я надеюсь, что мы их сейчас всех изловим прямо в конюшне. Вперед! С этими словами Марсель знаком велел Бенуа следовать за ним и тихо направился к двери, в которую уже успели войти заговорщики. Хозяин, которому те велели стоять снаружи и караулить, при виде вооруженных стражников ойкнул и немедленно куда-то исчез - как потом выяснилось, каким-то чудом ухитрился взобраться на сеновал и затаиться там. - Они вооружены, но ни о чем не подозревают, - шепотом сообщил Валме начальнику стражи. - Воспользуемся этим!

Бледный Гиацинт: Стражники не стали долго ждать и устремились к оружейному складу в сарайчике гостиницы, чтобы арестовать заговорщиков. Но главный смутьян, гайифец, сумел вырваться, увернулся от пули, и, запрыгнув на первую попавшуюся лошадь, перемахнул на ней через забор. Бенуа заволновался. - Ваша светлость, в погоню?!

Марсель: - Ну ничего до конца довести не умеют! - досадливо воскликнул виконт, увидев, что главный заговорщик сбежал. - А ведь так хорошо начали... Придется догонять! Он предпочел бы после столь хлопотного дня выпить подогретого с пряностями вина и завалиться спать, но игру следовало довести до конца. - Принеси мне шляпу и плащ! - велел он слуге, поскольку в стенах гостиницы эти два предмета ему не нужны были, а сейчас предстояла "прогулка" на весьма свежем воздухе. - Бегом! Пока Бенуа отсутствовал, Марсель объяснил стражникам, что всех пойманных местных жителей надлежит запереть и строго следить, чтобы не сбежали, а у хозяина поинтересовался: - А что за лошадь ухитрился ухватить этот субъект? Как вы думаете, она сможет долго бежать галопом? - Да вряд ли, сударь, - улыбнулся тот, довольный, что для него и для гостиницы все так благополучно кончилось. - Эта лошадка вообще-то упряжная, её у нас местный возчик держит, потому как это дешевле, чем свою конюшню устраивать... - Очень хорошо, - перебил его виконт. - Мы сейчас вас покинем, почтеннейший, но за вами вскоре непременно пришлют как за свидетелем всего, что здесь произошло. Скорее всего, власти не сочтут вас виновным, но должны же вы ответить за то, что не дали мне спокойно поужинать и выспаться! Посему я просто вам не заплачу. Хотя готовят у вас вкусно! Бенуа уже спешил к нему с плащом и шляпой. Как только Марсель оделся, они почти бегом направились в ту вторую гостиницу, где стояли их лошади. - Дорога тут одна, прятаться в незнакомом лесу такой холодной ночью он не станет, - пояснял виконт слуге на ходу, - на придорожные фермы вряд ли рискнет завернуть. Значит, ему ничего не остается, как добраться до следующего городка, где можно как-то затеряться, а может, у него и там сообщники есть. Но его лошадь скоро устанет, и он вынужден будет ехать шагом - это ведь лучше, чем загнать лошадь до смерти и потом идти пешком. Значит, мы его нагоним! Через десять минут они уже были в седле, а еще через пять городок, где случилось такое приключение, уже остался позади.

Бледный Гиацинт: Гайифцу повезло еще меньше, чем предполагал Марсель. Упряжная лошадь не привыкла к седоку, дело усугубляло то, что он гнал и гнал ее по дороге, но она не только устала, с копыта слетела подкова, и беглец был вынужден замедлить ход. Бедняжка припадала на ногу, но деваться было некуда, негодяй ехал вперед так, как это пока еще получалось, и надеялся только на то, что за ним не будет погони, ведь схватили всех заговорщиков, кроме него.

Марсель: Отдохнувшие и заботливо ухоженные лошади легко несли виконта Валме и его слугу. Несколько раз они останавливались, чтобы прислушаться: ночью на дороге не было обычных проезжих, а звуки в холодном воздухе разносятся далеко, поэтому перестук копыт должен был выказать преследователям местонахождение беглеца. Если бы тот догадался свернуть на обочину и притаиться под прикрытием какой-нибудь рощи, у него еще был шанс остаться незамеченным, но, по-видимому, внезапное разоблачение так испугало гайифца, что соображал он туго, будто вспугнутый охотниками заяц, забывший, как запутывать следы. - О! Вот и он! - воскликнул Марсель, прислушавшись в очередной раз. - Слышишь, какой неровный ритм? Похоже, этот мерзавец вот-вот загонит бедную лошадку... Ну что же, пора прекратить это издевательство над животным. Вперед, галопом, Бенуа! Как только его завидим, подъезжай к нему с левого бока, а я - с правого. И постарайся перехватить поводья, а я с ним заговорю!

Бледный Гиацинт: Когда к гайифцу в темноте с двух сторон подъехали преследователи, он перепуганно глянул на них и схватился за клинок шпаги. Это означало, что огнестрельного оружия у него с собой не было. - Кто вы такие, что вам нужно? По какому праву вы меня остановили? Я еду по срочным делам! - злобно прошипел беглец, хотя он видел и Марселя, и Бенуа во дворе гостиницы, и все прекрасно понимал.

Марсель: Марсель, убедившись, что Бенуа крепко держит поводья чужого коня, заговорил со светской любезностью, так, словно он не в седле находился, а на каком-нибудь удобном диване в гостиной: - Я - виконт Валме, а этот крепкий и ловкий молодой человек - мой слуга. Я очень хорошо понимаю, что срочные дела не терпят проволочек. К сожалению, мое самое срочное дело сейчас - это вы, и, боюсь, ваше срочное желание удрать подальше придется отложить. Вы, между прочим, не оплатили счет в гостинице, хотя вас там весьма прилично принимали. Так что извольте развернуться в обратную сторону и проследовать вместе с нами туда, откуда вы так спешно скрылись. Там нам будет гораздо удобнее беседовать. И не пробуйте удирать - у каждого из нас по паре пистолетов, и все четыре заряжены.

Бледный Гиацинт: Гайифец еще посопротивлялся, потом попытался откупиться, договориться, чтобы его отпустили, предлагал золото, которое было у него с собой. Понимая, что попытка к бегству закончится выстрелом, который сразит его наповал, преступник стал просить не возвращаться в гостиницу, а отвезти его в Олларию, где находится гайифский посол, с помощью которого можно было бы решить все это досадное недоразумение. Он сулил Марселю награду за помощь и понимание.

Марсель: - Вот что значит знакомство с дипломатами! - удовлетворенно воскликнул Марсель, выслушав весь монолог гайифца с неподдельным интересом. - Как вы изящно выражаетесь! Заговор, попытка подбить граждан Талига на вооруженный мятеж или, как минимум, открытые беспорядки - и все это лишь "досадное недоразумение"? Добавим сюда еще попытку подкупа... - Он с ухмылкой повернулся к Бенуа: - Представляешь, как повеселится граф Валмон, когда я ему расскажу, как этот субъект сулил его наследнику иностранное золото? Конечно, неплохо было бы взять пару монет в качестве раритета, для коллекции, но сейчас не до того... Виконт еще раз огляделся, оценил погоду, состояние дороги и добавил. - Единственное, с чем я соглашусь, господин недоразумение, это с направлением нашей поездки. Незачем нам возвращаться в гостиницу. Вещи наши все здесь, значит, можем продолжать путь. Кстати, веревка у нас есть? - А как же! - весело отозвался слуга. - У меня к седлу всегда на всякий случай веревочка приторочена. Сбрую связать, если что, и всякое такое... - Сбруя у нас сейчас ремонта не требует, а вот добычу нашу закрепить как следует - необходимо! Марсель держал пленника под прицелом, пока Бенуа упаковывал гайифца, тщательно обкручивая его веревкой, словно тюк с ценной посудой внутри. Когда "добыча" была крепко привязана к собственному седлу, виконт скомандовал: - Держи его повод, Бенуа, да покрепче. И - вперед! Он пустил своего коня небыстрым шагом, не оглядываясь, уверенный в том, что Бенуа не подведет, и обдумывая, как лучше выстроить маршрут дальнейшего путешествия. Эпизод завершен



полная версия страницы