Форум » Провинции Талига » "Don't scream", 16-17 Зимних ветров, 399 к.С. » Ответить

"Don't scream", 16-17 Зимних ветров, 399 к.С.

Дейдри Окделл: Дейдри Окделл Айрис Окделл Ротгер Вальдес Рокэ Алва Луиза Арамона Неравнодушные (НПС)

Ответов - 24

Дейдри Окделл: Крики и стенания в очередной раз смолкли, и Дейдри Окделл сползла по стенке на пол. Ее хрупкие меленькие плечи тряслись по мере того, как она сама старалась бороться со слезами. Она действительно боялась матери, но желать ей смерти или вот такого безумия она не могла никогда. Братик в постели. Неизвестно, когда он встанет. Матушка сошла с ума. Сестренка... Тоже изменилась. Дейдри не узнавала ее, раньше бывшую с ней такой ласковой, милой. Пусть сестренка и производила впечатление бойца, который грудью готов лезть под пули, но она была ласковой. Она могла всегда помочь, а теперь она словно стала сама прохладнее, хотя Дейдри и была предоставлена теперь самой себе. Младшая сестренка тоже вела себя тихо, и 12летняя девочка старалась не показываться на глаза никому - только Луиза и ее дочка были с ней мягки, но и у них было мало времени. Нет, сестра Айрис любила Дейдри - в этом не было сомнения. Она подарила девочке краски, помня о любви малышки к искусству, но она уставала. Уставала и потому не могла найти достаточно времени для того, чтобы утихомирить страхи своей сестры. Страхи и давящее чувство вины. Сестренка старалась сделать все, что в ее силах, Дейдри заранее знала ее позицию и потому не удивилась, когда Айрис стала расстилаться перед Маршалом Алвой и вице-адмиралом Вальдесом, но Дейдри порой не могла ответить на вопрос: зачем все это? Почему люди просто не могут положить оружие и любить? Ведь Дейдри, как и, кажется, почти все люди в Надоре, за пару дней увидела, как относится к ее сестре вице-адмирал. Какими глазами он на нее смотрит - это каждая девушка заметит. Дейдри самой хотелось, чтобы когда-то на нее смотрели так. Так почему нельзя просто любить друг друга и жить мирно? Намного легче станет жить и работать, если войн не будет, если каждый человек сможет жить в мире с другим и не пытаться распространять на других свои убеждения. Почему нельзя просто позволить людям верить в то, во что они хотят? Почему? Дейдри устала от всего этого. Она просто хотела мира. И сестру с братиком.

Луиза Арамона: В темной и душной комнате было нечем дышать, и Луиза тщетно пыталась расшнуровать воротник негнущимися пальцами. Она сидела возле постели плачущей Аурелии Ларак, мужа которой вчера нашли убитым в лесу. Вдова покойного не могла предаваться своему горю в одиночестве, ей нужна была благодарная публика, роль которой пришлось исполнять Луизе. Дуэнья не верила ни одному слову Аурелии, так как знала милые подробности семейной жизни Эйвона, но сочувственно кивала вдове. Наконец всхлипы скорбящей перешли в мерный храп, и Луиза тихо вышла из комнаты. Ей надо было прогуляться, иначе она могла сама сойти с ума. Селины не было в ее комнате, по-видимому, она пошла к Айрис посекретничать, поэтому Луиза решила зайти и проверить, не хотят ли погулять младшие сестренки Айрис. Дуэнья осторожно постучалась в комнату Дейдри, ей показалось, что она слышала рыдания. Неудивительно. В такой-то день.

Дейдри Окделл: Поспешно вытерев слезы, Дейри открыла Луизе. Она не знала, чего сейчас хотела. Хотела брата, хотела сестру. Зотела маму - но такую... Ласковую. В девочке в одночасье боролись желание ткнуться в женщину и стать Окделлов. 12 лет и то, что девочку методично ломали долгое время, пересилило - малышка порывисто обняли Луизу, утыкаясь ей в грудь и всхлипывая. - Почему нельзя просто мирно жить? Я Айрис хочу. И Дика хочу. И маму!.. - бессвязно бормотала Дейдри.

Луиза Арамона: Луиза сочувственно обняла рыдающего ребенка и тупо и обреченно уставилась в стену напротив, она чувствовала, что еще одной истерики сегодня не выдержит. Почти бессознательно она начала гладить девочку по голове и говорить банальные слова утешения, те, что всегда говорят в подобных ситуациях: что темней всего перед рассветом, что все будет хорошо, что осталось лишь немного подождать, что надо быть сильными и молиться Создателю. Сама она уже ни капельки не верила в свои слова, но это было неважно. Когда рыдания маленькой Дейдри начали стихать, Луиза предложила ей умыться и пойти погулять вместе, немного отвлечься от переживаний.

Дейдри Окделл: Дейдри умылась и она с госпожой Арамоной вышла в сад погулять. Подышать свежим воздухом. Прийти в себя. Так хотелось сестренку. И маму. И в какой-то степени Луиза была... Как мама. А госпожа Арамона устала. Очень устала, и это было видно Дейдри с ее непосредственным детским взглядом. Во лбу женщины были видны морщинки, которые делали ее внешне старее, чем та на самом деле являлась. Но... Её присутствие, как присутствие ундины - успокаивало. Как Милосердная Святая в белых одеждах, она помогала малышке Дейдри одним только нахождением рядом. - Госпожа Арамона, - Дейдри еще раз прижалась к ней. Крепко-крепко. - Я... Вижу, вы устали. Спасибо вам за помощь. Спасибо... - Дейдри крепко обнимала женщину, словно находя в й спасение от этого качающегося, слепого мира. - Отдохните. Пожалуйста. Вы устали... Простите за эти слезы. Я... Больше не буду, - со всей детской искренностью произнесла малышка, веря в свои слова. Хотя понтыно, что молодой юной девице придется вынести много и пролить много слез. - Отдохните. Спасибо... И Дейдри осталась одна, отдыхая в саду. Слезы больше не душили ее, но на сердце было пусто. Как она хотела, чтобы мама - настоящая, добрая, теплая мама, как в сказке - была рядом. Она хотела, чтоб хоть кто-то - человек, ребенок или даже кошка - улыбался ей. Показал, что в мире возможны еще радость и смех. Чтобы... Ее любили. Чтобы можно было просто жить.

Бледный Гиацинт: Что могло случиться с девочкой в заснеженном саду собственного замка, за оградой и охраняемыми воротами? Абсолютно ничего плохого, только если бы ограждение не было настолько старым, чтобы имело прорехи в некоторых местах, а охрана, не смотря на добросовестность, была малочисленной и не такой уж надежной и всевидящей. Так что, одному из бунтовщиков - местных жителей удалось подобраться к стене вокруг замка незамеченным и позвать Дейдри через одну из щелей в стороне сада. - Помогите, - прохрипел он достаточно громко, чтобы она могла услышать, - Ради всего святого, помогите!

Дейдри Окделл: Дейдри вздрогнула: нечасто услышишь такое в собственном саду. Первой ее мыслью было позвать кого-то из взрослых, но она поняла - и довольно быстро - что тогда бедняге скорее всего просто помогут умереть. Быстро сбегав на кувшином с водой, она пошла на голос, все еще уверенная, что там кто-то есть. - Что с вами?

Бледный Гиацинт: Оборванный бедолага с обмотанной кровавой грязной тряпкой головой жадно припал к текущей из кувшина влаге, который поддерживали маленькие ручки Дейдри. - Спасибо, милая эрэа, - проговорил он, когда отдышался, - Теперь со мной все в порядке... благодаря вам. Этот глоток воды был мне необходим. Оборванец посмотрел на Дейдри блестящими лихорадкой глазами. - Но если вдруг вас не затруднит, - начал он, - дело в том, что я ранен, и из-за преследований скрываюсь в лесу... Не ел ничего уже несколько дней... Сюда, к замку эрэа Мирабеллы я пришел от отчаяния, хотя и знаю, что со мной сделают, если обнаружат тут... Вы только никому не говорите, что видели меня здесь у ограды и помогли.

Дейдри Окделл: - Я могу постараться сходить на кухню и принести чего-то съедобного, - испуганно сказала малышка, которая раньше такой крови не видела. - Сушеных яблок или хлеба... И разумеется, я никому никому не скажу... - в некотором оторопении шепнула она.

Бледный Гиацинт: - Благодарю вас, добрая эрэа, - прохрипел повстанец, - Только я не могу здесь долго оставаться… Охрана может меня увидеть. Но если вы хотите мне помочь… не могли бы вы принести немного еды для меня и других несчастных в одно место неподалёку, в лесу? Я объясню, куда все принести. Этим вы спасёте меня и моих товарищей от неминуемой смерти… Но не говорите никому, куда идёте, добрая эрэа, а то мне несдобровать… Он прервал свою речь хриплый кашлем.

Айрис Окделл: С самого утра день не задался. Айрис была как минимум в плохом настроении, как будто буря должна вот вот грянуть. У нее болела голова, а в корсете было нелегко дышать. И в самом деле. Грянула. Началась. Рванула. Письмо, которое принес ей старый лекарь дома Окделл, сразу вызвало в Айрис неприятные ощущения. Еще до того, как его открыла. А когда открыла, ее горло схватил спазм. К письму была привязана нитка с небольшим недорогим кулончиком: как только Айрис стала старшей она сделала сестричкам такие подарки. "Милая эрэа, полагаю вы узнаете подарок, который мы вам прислали. Он был на шее Вашей маленькой сестры Дейдри. Малышка замерзла, напугана, голодна. Если вы хотите облегчить положение своей сестры, то через два дня, 19 числа Зимних ветров, мы ожидаем вас на большой поляне к югу от замка. Ожидаем вас с охранной грамотой от Герцога Алвы, что даст нам свободный проход по Талигу. Помимо этого, мы требуем передать нам 10 000 талов. Вашей сестре 12 лет. И судя по всему она еще девственна и жива. Вы же понимаете, какие для нее будут последствия, если вы не выполните наше требование? Неравнодушные." Горло Айрис сковало настоящим ужасом. Такие деньги... Столько денег придется скрести со всех уголков. Да и как будет выглядеть она, если ради одного человека - пусть и такого маленького и любимого человечка - она отдаст столько. Эти неравнодушные... Они не могли не быть дезертирами. Дезертиры. Иначе не могло быть. В голове Айрис тяжелым молотом билось отчаяние. Отдавать? Или постараться перехитрить? Айрис сама видела голого мужчину только мельком - когда убегала в убежище во время крушений в Олларии и это зрелище ее напугало. Она побаивалась даже думать о собственном плотском испытании - не насильном. А так... От грязных лап этих... Дезертиров! Бедная малышка. Дейдри... А если ее... О Создатель! Айрис обессиленно упала в кресло, тяжело дыша и тяжело думая. Отбить ее? Но... Айрис не воин. Но теперь и Дейдри... Эта потеря Айрис просто сломает. Не может не сломать. Взгляд еще раз упал на письмо. Охранная грамота от Герцога Алвы. Или казнь дезертиров от рук герцога Алвы. Айрис быстро пошла в кабинет, где сейчас находились Рокэ и Ротгер. Да, они собирались скоро уехать... Но Айрис не могла не рискнуть. - Эры... Прошу простить меня, - прерывно говорила она, задыхаясь от ужаса и быстрой ходьбы. Под взглядом синих и черных глаз она еще больше сжалась. - Но... - Айри просто протянула бумагу, падая рядом на стул. Она старалась сохранять спокойствие. Очень старалась! Но руки ее дрожали.

Ротгер Вальдес: - Тшшш. Успокойтесь, Эреа Вальдес мягко обошёл кресло, в которое рухнула Айрис, сзади, ласково положив ей руки на плечи и поцеловав в макушку. Девушка была напуганна - это было видно невооружённым глазом. И ей была необходима поддержка. Бешеный ласково коснулся волос малышки Окделл, проведя ладонью по голове и ниже - словно успокаивал котёнка, забившегося под одеяло. А затем взял письмо из дрожащей протянутой руки, вчитываясь в строки. - Осьминожьи дети!! - Бешеный, полностью оправдывая своё прозвище, выругался, сжимая ладони в кулаки настолько сильно, что ногти впились в кожу. - Прошу прощения, Айрис,- он протянул письмо соберано. - Полюбуйся, дружище. Вице-адмирал мягко взял пальцы девушки в свои, стараясь успокоить. - Сначала Лорак. Теперь вот это... Ставлю "Астэру" против шлюпки с худым днищем, работали одни и те же люди.

Рокэ Алва: Рокэ взял послание из рук Вальдеса и бегло просмотрел строки. - Вот же негодяи, - усмехнулся он, - Но это они зря. Не надо было красть девочку. Взгляд Ворона стал злобным и опасным. Он говорил спокойно, но в этом спокойствии были особые нотки, которые похитителям Дейдри, если бы они их могли услышать, очень бы не понравились. Впрочем, все еще впереди. - Не волнуйтесь, сударыня, - сказал Рокэ Айрис, - Ваша сестра будет спасена, мы с Ротгером вам это обещаем. Но вам придется взять себя в руки и помочь нам, иначе, похитители просто не отдадут ее, - он хотел сказать живой, но промолчал, ведь девушка и так сама все понимала. - Бешеный, нам нужно обсудить, как мы будем действовать, -продолжил Рокэ, - Эти негодяи должны поверить, что герцогиня Окделл готова выполнить их требования. Главное -это забрать у них девочку, а потом мы сможем расправиться с ними.

Айрис Окделл: Айрис, даже не стесняясь присутствия Алвы, сжала руку Ротгера Вальдеса, прижимаясь к его ладони щекой. Она крепко держала руку вице-адмирала, трясясь, как котенок и стараясь найти в этой руке защиту. Алва в это время говорил, а Айрис старалась слушать сквозь пелену ужаса и страха. Ее трясло, но она старалась прийти в себя. Айри очень крепко держала руку жениха. - Да... Да. Я приду в себя. Я должна буду прийти на ту поляну, чтобы потом вы проследили за их маршрутом, вы об этом? - Айрис бежала от своей боязни к разуму и мыслям. При этом она, сама того не понимая, держала Ротгера Вальдеса за руку очень крепко, вжимаясь в кресло, словно в объятия. Хотя и не собиралась. Не хотела. Но только так она хоть как-то могла прийти в себя. Держа за руку Вальдеса. - Я... Я уже все. Извините мою истерику, - чуть понурилась девушка.

Ротгер Вальдес: - Не думаю, что это хорошая идея, - отрицательно покачал головой Вальдес, когда Айрис заикнулась о том чтобы прийти на поляну. Слегка проведя пальами по щеке девушки, он поднял взгляд на Алву. - Если эти отродья ызыргов не дураки, а дураками они пока-что не выглядят, им нет особого смысла отпускать девочку, после того, как они получат то, что требуют. Зато есть смысл взять ещё одну заложницу, с которой они будут чувствовать себя уже гораздо более увереннее. И не факт, что мы в этой ситуации что-то сможем сделать. Лучше отправить на переговоры человека, который сможет за себя, в случае чего, постоять.

Рокэ Алва: - Похитители маленьких девочек подлы и трусливы, - заметил Алва, - Только трус и подлец будет прикрываться ребенком. Поэтому, я сомневаюсь, что они выйдут на переговоры, а вот младшей герцогине Окделл могут навредить в отместку за то, что старшая не выполнила их требования - в частности, рассказала о похищении кому-то еще, когда от нее требовали этого не делать. Так что, к сожалению, без вашей помощи, сударыня, нам не обойтись. Похитители должны поверить в то, что их требования вами выполнены. Что кроме вас никто не знает о письме. Разумеется, на поляну вы пойдете не одна, нам с Ротгером и гвардейцами следует прийти туда заранее, занять позиции, только осторожно. А когда вы явитесь в назначенный час, прежде всего требуйте показать вам сестру. Пусть выведут ее на поляну, чтобы вы убедились, что она жива и здорова. После этого вы можете указать им место в лесу, где спрятано то, что им нужно. А затем придется вступить нам. Ротгер прав, негодяи скорее всего не отпустят ни Дейдри, ни вас, но я не вижу другого способа выхватить вашу сестру из их рук. Как только мы снимем первыми выстрелами нескольких из них, хватайте сестру и бегите с поляны пригнувшись, падайте в снег. Да, это риск, это опасная и страшная затея, но иначе мы не получим Дейдри. Если на переговоры придет кто-то другой, это может разозлить шантажистов, и в следующем письме может оказаться отнюдь не прядь волос девочки, а что-то похуже., и этого допускать нельзя.

Айрис Окделл: - Я... Я все сделаю. Все, что от меня нужно. Когда вы придумаете план, скажите мне... Все, что я должна делать. Более детально. И быть может, немного из того, что я должна говорить. Я не знаю... На что могут обратить внимание они, как они думают.. И сейчас я не могу думать как подобает, - Айри запиналась, спотыкалась, комкала слова и платочек. Она боялась сейчас что-либо решать. Она хотела, чтобы просто ее проблема исчезла. И даже в какой-то степени была рада, что она заточенная в корсет женщина, которая может плакать и опереться на плечо мужчины. - Дайте мне минуту, прошу. И вы думаете, они сейчас обращаются с ней... Совсем дурно? - вскинулась Айрис, - делают ей плохо? Как мужчины... могут, - густо покраснела девушка, - или как-то иначе, - быстро добавила она.

Ротгер Вальдес: - Айри, успокойтесь. Тшшшш. Ротгер слегка обнял девушку за плечи и прислонил макушкой к своей груди, поглаживая "ведьмочку по волосам". Как ребёнка, которому ночью приснился кошмар и он прибежал к маме жаловаться. - Могут, врать я вам не буду. Но скорее всего - не будут этого делать. Им нужны деньги - и помилование. И, в теории, они могли бы получить это. А вот если бы они что то сделали с вашей сестрой - их бы уже преследовали без пощады. Бешеный встретился глазами с соберано, обдумывая его план. - Знаешь, дружище... Будь я на их месте, и такой же подлой скотиной - и подобные "требования показать сестру" были бы встреченны дружным смехом. Она была бы спрятанна в надёжном месте. А когда герцогиня Окделл пришла бы на переговоры - одна, без охраны - она была бы тут же схваченна. И ей бы пригрозили, что если отряд, посланный на переговоры, не вернётся в логогово в течении часа с деньгами и грамотой - девочка умрёт. И потребовали бы показать место, где спрятаны деньги. А, и ещё. Ей бы так же сказали, что если на месте награды их будет ждать засада - девочка тоже умрёт. И всё. Все козыри у меня. Обе девушки у меня. Деньги скорее всего - тоже у меня.

Рокэ Алва: Рокэ посмотрел на девушку - кажется, приступ уже недалеко. Впору вызывать Луизу. - Не беспокойтесь, эрэа, - в свою очередь утешил он Айрис, - У этих негодяев другие планы насчет вашей сестры, они ее похищали ради выкупа и вернут, в целости и сохранности, - твердо добавил он. Спорить с Бешеным сейчас было не время. Поэтому, Рокэ сказал: - Ну хорошо, допустим. И что тогда конкретно ты предлагаешь?

Ротгер Вальдес: - Сделаем с ними тоже, что сделали с мятежниками на тракте. И то, что мы с моим новым оруженосцем делали долгое время во время зачистки Старой Придды, - фыркнул Вальдес. - зажмём в клещи. Психологические штучки по вкусу. Повяжем, тихо, чтобы не успели подать сигнал тревоги. А затем расколем одного из них, - Бешеный сделал движение, словно поймал муху в кулак. - И возьмём этих закатных тварей за чувствительные места в их же логове. Для девушек это будет куда более безопасней, чем пытаться отбить Дейдри во время переговоров.

Рокэ Алва: Рокэ задумчиво склонил голову на бок. - Наша главная задача - чтобы Дейдри не пострадала, - сказал он, - То, что ты предлагаешь - риск. Шантажисты - люди беспринципные. И что, если ты ошибаешься, и они причинят ей зло прямо у нас на глазах? Но, решать в этот раз тебе, ведь ты взял на себя ответственность за прекрасную часть семейства Окделл. Рокэ учтиво поклонился Айрис. - Будем надеяться, что ты прав. Я поддержу тебя во всем и сделаю все, что в моих силах, чтобы освободить плененную негодяями герцогиню.

Айрис Окделл: Айрис, переборов приступ и справившись с собой, посмотрела на мужчин и неловко сказала. - Эры... А ведь... Получается, что у них может быть 3 варианта: они приводят Дейдри на поляну, они держат Дейдри неподалеку, чтобы, получив знак о том, что я, например, не выполнила условие, зарезать. И они держат Дейдри в своем... Логове. Так? - неловкая, робкая, как воробушек речь, стала много сильнее, как только Айрис подумала о своей сестре. Голодной, наверняка. Напуганной. - Получается, если на определенном расстоянии окружить эту поляну, так чтобы были заметны знаки - то можно будет найти тех, кто будет прятать Дейдри неподалеку. Верно? И тогда этот маленький отряд вырезается. В таком случае, правда нужно будет защитить меня, выставить часть людей именно недалеко от поляны, чтобы на меня не напали. Если же Дейдри будет в их убежище, то они не смогут убить ее, так как не будут знать о том, выполнила я требование или нет. Тогда может, стоит будет убить всех на поляне, кроме будущего проводника, не упустив самого главного - гонца и маленькие следящие группы. А потом видимо придется переодеваться, наверное, чтобы они не сразу поняли, что идете вы, а не их люди с золотом. А когда поняли - было бы уже поздно. Глаза Айрис горели, она словно даже немного стала выше, когда говорила. Хотя и боялась, что мужчины воспримут ее слова лишь со смехом. "Ох, Дейдри! Я спасу тебя. Обязательно спасу!"

Ротгер Вальдес: Рей переглянулся с маршалом. - Фактически, это компиляция обоих наших вариантов действий, - заметил он не без нотки гордости. Что ни говори, но Бешеному было приятно, что его невеста отличается завидным умом и всё схватывает на лету. Хотелось взять её подмышки и приподнять в воздух. Чтобы все видели и завидовали. - Я за. Что скажешь, Ворон?

Рокэ Алва: Рокэ изумленно приподнял бровь. - Сударыня, я поражен, - сказал он девушке, - Вы не только слушали очень внимательно, но и проанализировали, и сделали правильные выводы из услышанного. Из этого следует, что вы способны учиться. Очень скоро вы станете полноправной хозяйкой Надора, - уверил Рокэ. - Ну а пока займемся спасением вашей сестры. Ворон кивнул Ротгеру. - Я тоже за. Давай займемся нужными приготовлениями. Эпизод завершен



полная версия страницы