Форум » Провинции Талига » "Тверды и незыблемы", 12-14 Зимних Ветров, 399 к.С. » Ответить

"Тверды и незыблемы", 12-14 Зимних Ветров, 399 к.С.

Рокэ Алва: Действующие лица: Рокэ Алва Ричард Окделл (НПС) Айрис Окдлл

Ответов - 13

Рокэ Алва: Слуги проводили Ворона в мрачную спальню, где уже столько времени его оруженосец лежал без сознания. Здесь было мало света, мало свечей, мало воздуха. Рокэ рывком отдернул пыльную портьеру и приоткрыл окно, чтобы впустить немного бодрящей морозной свежести с улицы. Он посмотрел на камин- там тлели жалкие уголья. Рокэ опять позвал слугу и приказал его почистить как следует и растопить по-новой. В спальне должно быть тепло и свежо одновременно, никакого затхлого воздуха. Затем, он сел рядом с кроватью Дика и всмотрелся в его бледное лицо. Юноша очень осунулся. Отросшие волосы были с одной стороны как-то странно подстрижены, будто бы припалены. Следовало выяснить, что это значит - свеча неудачно упала на подушку, или что-то еще? Пока Ворон только взял оруженосца за руку и прикрыл глаза. Но комната перед глазами не исчезла, только немного видоизменилась. Кровать оказалась заправлена, в ногах на покрывале дремало кудлатое существо без головы, черное, с красными копытцами, будто охраняло постель хозяина и его самого. Ричард стоял на коленях у стены, перед ликом святого Алана. И еще, Рокэ видел себя со стороны, сидящим в кресле. Юноша тревожно обернулся и встретился взглядом с ним. На его лице мелькнуло удивление, и Рокэ знал, что услышит дальше. - Монсеньор? Как вы здесь оказались? Я думал, что я умер, неужели, и вы тоже?

Бледный Гиацинт: Дик поднялся с колен и широко распахнутыми глазами смотрел на своего сеньора. - Я не могу выбраться из этих стен, - сказал он, - Сначала Лабиринт, теперь эта комната. Неужели я здесь навечно? Никто не приходит сюда... Только он все время со мной, - юноша указал рукой на Невепря и спросил, - Что мне делать, монсеньор?

Рокэ Алва: Картинка стала расплывчатой, и Рокэ увидел, как он же в кресле протирает глаза руками. Видно стало лучше, и это был не морок, который могли нагнать раттоны. Нет сомнений, Ричард перед ним был настоящим. - Нужно терпеть, юноша, - сказал Алва, - и не сдаваться. Я не могу вывести вас отсюда, вы должны сами. Вытащить нас из Лабиринта у вас прекрасно получилось. Вы - Повелитель Скал, и даже фальшивые каменные стены вам поддались. Но вы потратили много сил, их надо восстановить. Помните о том, что вы Повелитель. Сейчас вы дома, и Надор подвластен вам. Слушайте скалы, ведь они ловят каждое ваше движение, каждое слово. Даже лежа в постели без сознания вы способны вызвать дрожь земли. Сейчас самое подходящее время, чтобы познать себя. Тогда вы сможете выбраться отсюда.

Бледный Гиацинт: Дик покачал головой. - Я буду стараться, монсеньор, - сказал он, - Я уже что-то чувствовал, или мне казалось, что чувствовал... Я попытаюсь еще. Здесь так одиноко... Как там мои мать и сестры? Им ничего не грозит? - спросил он встревоженно.

Рокэ Алва: - Нет, юноша, - твердо ответил Рокэ, - с ними все в порядке. Но это не значит, что вы им не нужны. Чем раньше вы вернетесь, тем будет лучше для всех, но не казните себя, если в ближайшее время этого не получится. Ваши сестры и матушка не останутся без присмотра. Я обещал проявить заботу о Надоре, и я это сделаю. Потом он встал из кресла. Хотелось подойти к растерянному Ричарду и взять его за плечо, ободрить, но похоже, в таком месте было невозможно подобное. Рокэ только сказал: - Не падайте духом. Мы еще обязательно увидимся с вами, юноша. Ворон улыбнулся краем рта, и картинка ушла. Перед глазами поплыла темнота, обморок, как плата за эту недолгую встречу где-то там, за тонкой гранью.

Айрис Окделл: Быть может, Луиза и была права. Надо было с ним просто поговорить в более спокойной обстновке, и ситуация изменилась бы? Айрис знала, что Рокэ Алва сейчас находится у Дика, и шла туда. Плечи, на которые была накинута скромная шаль, дрожали. Всё же Айрис теперь его боялась. Всякий раз, когда она с каждым своим шагов представляла, как пройдет этот разговор, она дрожала от страха. Ей было трудно признаться самой себе, но пронизывающий взгляд холодных синих глаз был для нее страшнее, чем все вопли матушки. Ее снова трясло, и она старалась как-то собраться и взять себя в руки, но ей хотелось убежать. Позорно убежать, как самой последней слабой и трусливой девчонке. Не встречаться снова с этим человеком, запереться в своей комнате и ничего не слушать. Не слышать и не замечать и стараться как минимум не думать о том, что она должна теперь нести. Выносить этот взгляд и это презрение. "Я справлюсь. Я смогу. Я выдержу", - так, храбрясь, думала девочка, водя ладонью по тяжелому дереву, но не решаясь открыть дверь. Сделав резкий полувздох-полувсхлип, она всё же вошла. Алва сидел рядом с Ричардом, в кресле, тяжело дыша и заваливаясь на бок. Вот он - шанс. И жалко мужчину. Что с ним такое? Айрис быстро подбежала, обхватывая Алву за плечи и удерживая от падения. На столике рядом с кроватью Дика привычно стояла вода, которой они больного обтирали, но тряпочки как назло не было. Смочив собственную ладонь прохладной водой, она провела по лицу Маршала. Было не до формальностей, а ее приводили в чувство так. Нюхательные соли, как всегда, были при ней, и она поднесла флакончик в бледному, точеному носу Маршала, смотря, как зрачки потихоньку начинают сужаться и реагировать на окружение. Так она и стояла, стараясь положить удержать Алву в кресле поудобнее и дрожа одновременно от страха и напряжения (все же эр Маршал был очень нелегким для тоненьких ручек!) - Постарайтесь дышать глубоко и размеренно, эр Алва, - шепнула она, откидывая его на спинку кресла. - Вот вода, - Айрис поднесла стакан к губам маршала, стараясь свой страх перебороть, хотя ее и трясло и хотелось забиться в самый дальний угол комнаты.

Рокэ Алва: Чьи-то руки поддержали его и не дали упасть. Прикосновение нежной ладошки девушки к лицу, прохладная влага на ней помогла. Темная пелена сошла с глаз, и комната вернулась на место. Теперь Ричард лежал на постели, как и раньше, а рядом была Айрис. Рокэ услышал ее голос и улыбнулся перед тем, как сделать глоток воды из стакана. - Благодарю вас, милая эрэа, - сказал он, - Не пугайтесь, мне лучше. Наверное, я должен объяснить, или, хотя бы попробовать это сделать. - На изломе времен мир истончился, и чуждые этому миру силы пытаются захватить в нем все, что возможно. Звучит это странно, но это так. Повелители, к которым относятся ваш брат, герцог Придд и я, могут чувствовать друг друга не как обычные люди, они могут больше, но и требуется с них больше. Ричард борется изо всех сил, - сказал Рокэ, - но это непросто. Я сейчас говорил с ним, а платой за это была потеря сознания. Вы помните, как вы помогли вице-адмиралу. Он был не болен, а подвергся тому самому нападению темной мистики, а вы вывели его на свет. Теперь вы помогли мне, и я благодарю вас еще раз. Ворон с почтением поцеловал пальчики Айрис, еще мокрые от воды.

Айрис Окделл: Айрис вспыхнула, почувствовав, как девичье сердце привычно затрепетало на поцелуй ее руки, но как-то слабее. Как будто - застарелым чувством, которое исчезало. Айри вспомнила другие губы - на ее губах, ласковые, с легким запахом вина. Айри предназначена другому мужчине, которого сама пыталась полюбить - которого хотела полюбить. И к сожалению, смотрела на Рокэ прямее. Без того обожания, которое туманило разум. - Не стоит благодарить. Мне нравится видеть улыбки, когда кому-то помогаешь. Лечишь, утешаешь или... еще как-то, - Айри чуть намекнула на разговор. Волнение успокоилось, и брови Айрис смешно нахмурились, а сама она забилась в уголок, на краешек кровати брата, смотря на Алву глазами, в которых было увлечение идеей и легкая перед ним, самим Алвой боязнь. - Насколько ужасны эти силы? Какие шансы, что они справятся и... победят? И... могут ли помочь простые люди или не такие одаренные, как Повелители? - внезапная догадкв пронзила мозг Айрис, и она вытаращила глаза, - получается, Вам нужны все Повелители? Эпинэ... и Ракан? - часто заморгала девушка, вспоминая все, что знала про Ракана. Мать говорила о нем с таким энтузиазмом, что было понятно, что он - невероятный мерзавец. Взгляд девушки упал на Ричарда, заволоченный пеленой слез. Всхлипнув - как же тяжело было видеть таким брата! - Айрис с горечью шепнула. - А брат... он... может не выйти, да? Я могу помочь ему? Хоть чем-то? Скажите мне, что делать - клянусь, я постараюсь выполнить все, - жарко сказала Айрис, кутая свою маленькую фигурку в шаль и снова начиная дрожать. - могу я помочь вывести третьего благородного сударя из этих мистических ловушек? - словно храбрясь улыбнулась девочка.

Рокэ Алва: Алва на мгновение прикрыл руками глаза, и морок ушел окончательно. Осталась Айрис, которая уже отстранилась от него, будто бы на безопасное расстояние. В глазах девушки мелькнул страх пополам с азартом, но больше пугать ее Ворон не собирался. - Основная задача лежит все-таки на Повелителях и их вассалах, - объяснил он, - А шансы победить есть всегда. Что касается Ракана, возможно, судьба сама приведет его куда надо в подходящий момент. Я слышал, что из Агариса его похитили. Эпинэ тоже пропал, но это не происки раттонов. Я бы понял, если бы это было так. Рокэ почувствовал себя в силах подняться из кресла и встал, легко оперся рукой о спинку и посмотрел на девушку своим обычным взглядом, с улыбкой, но без насмешки. - Конечно, вы можете помочь брату, - сказал он, - Навещайте его, ведь ваше присутствие действует исцеляюще, я и сам это сейчас почувствовал. И снова благодарю вас за это. И еще, думаю, я должен попросить у вас извинения за свою недавнюю резкость. Рокэ немного склонил голову перед девушкой, но потом продолжил. - Причиной был не только мой дурной характер, как вам это могло показаться, - опять улыбнулся он, - я был вынужден вас отрезвить и вернуть с небес на землю. Иначе, обстоятельства в стране сделали бы это с вами гораздо жестче меня. Постарайтесь понять, милая эрэа, и прошу вас, не обижайтесь на меня.

Айрис Окделл: - Ох, братик, - Айрис положила руку Дика на свои колени. - Я побуду здесь с ним, вы не против? Я постараюсь сделать все, чтобы он очнулся. Разумом Айрис прекрасно уже понимала, что он пытался просто донести ей эту мысль. С легким сарказмом, подняв на Алву серые полные эмоций глаза, она шепнула. - Вы заметили, да? Извините. Я разумом все прекрасно понимаю. Правда. И что вы так говорили, чтобы я больше не задавала вопросов, а осознала сразу - понимаю. Если какая-то обида и страх и таятся - то вряд ли они связаны с непониманием. Сама не знаю, с чем связаны, иначе и могла бы их заглушить. Пожалуй, вынуждена извиниться за то, что я побежала из кабинета. Просто... Было очень нехорошо, - сбивчиво тараторила Окделл, - а падать перед вами тремя в обморок не хотелось, - а перед одним вице-адмиралом, получается не страшно. Айри сама чуть улыбнулась иронии. - И если вы не против, я бы с радостью продолжила наш разговор. Про учителей. Вы говорили, что я получу возможность. Я очень и очень надеюсь обучиться. И, быть может, скажу в защиту дам: сходные мечты получить разные знания есть у многих девушек, - с легким азартом шепнула Айрис, - Необходимость работать для того, чтобы научиться, меня не пугает. Правда... Я пока не знаю... Насчет средств. Я постараюсь что-то придумать, - Ротгер сказал, что он готов сам найти ей менторов, скорее всего он согласится оплатить. Тогда, один вопрос решен, о чем и стоит Алве намекнуть. С легким и веселым азартом, что внезапно проснулся в серых глазах, Айрис сказала, - Знаете, я сейчас вспомнила. Ротгер Вальдес говорил, чтобы я передала вам, если вас увижу, что он хотел с вами поговорить.

Рокэ Алва: - Я рад, сударыня, что вы поняли меня верно, - сказал Рокэ, - Что касается обучения, наместнику будут отданы все распоряжения на этот счет. Он не будет препятствовать тому, чтобы вы вникали в дела Надора, а напротив, поможет. А о средствах можете не беспокоиться, за этим дело не станет. Ворон снова чуть поклонился Айрис. - На самом деле, я одобряю ваше рвение. Ответственность за немощную мать и брата, сестер, полуразоренную провинцию, желание не сидеть, а что-то делать - это похвально. Затем он усмехнулся: - Насчет вице-адмирала, конечно. Как же мы сможем лечь спать, не пожелав друг другу доброй ночи. С вашего позволения, эрэа, я пойду и отыщу его в вашем замке.

Айрис Окделл: - Эр Алва, еще одно. Скоро накроют ужин. Я надеюсь, вы простите... Наша еда довольно скромная. Не как при матушке, но изысканной кухни в Надоре все еще нет, - легко улыбнулась Окделл, заливаюсь румянцем на похвалу и поворачиваясь к брату, когда Маршал вышел.

Рокэ Алва: - Благодарю вас, - Рокэ снова учтиво наклонил голову, - Это тоже скоро изменится, обещаю вам. Вы и ваша семья не будете больше довольствоваться таким скромным меню, как раньше. Скоро все будет иначе, - пообещал он и вышел из комнаты. Эпизод завершен



полная версия страницы