Форум » Провинции Талига » "Передышка в скалах", 12-14 Зимних Ветров, 399 к. С. » Ответить

"Передышка в скалах", 12-14 Зимних Ветров, 399 к. С.

Ротгер Вальдес: Действующие лица: Айрис Окделл Валентин Придд Рокэ Алва Ротгер Вальдес

Ответов - 29

Ротгер Вальдес: - Иногда мне кажется, что время здесь остановилось, - хмыкнул Вальдес, с некоторой иронией смотря на фамильный замок Повелителей Скал. - Что в прошлый раз, что в этот... вид один и тот же. Со времени их победы на тракте прошло примерно полторы недели. Многое изменилось. Например, теперь они путешествовали в сопровождении гвардии Валентина Придда. Сам же молодой Кракен... с ним история произошла интересная. Всё же, не каждый день вице-адмирала просили принять присягу оруженосца. Впрочем, причин отказывать перспективному молодому человеку Бешеный не имел, так что принял Валентина в ученики прямо в том особняке. И тут же дал первое задание. Тут как раз и пригодились вице-адмиралу чертежи "Астэры" с подробными комментариями, которые он вычерчивал у костра во время зачистки старой Придды. "Этого вам хватит, чтобы вы могли в теории подробно ознакомиться с судном, на котором предстоит служить, - он протянул герцогу свёрнутый в свиток пергамент. - Когда мы окажемся на палубе моего корабля, устрою вам экскурсию. А вы мне расскажете всё, что запомнили" Начиная от Надора пути Первого маршала и вице-адмирала снова расходились. Вальдесу пора было в Хексберг. Набралось слишком много дел, которые надо решать. Но до этого момента... Ротгер слегка улыбнулся самому себе. Он отдавал себе отчёт, что был бы не против снова увидеть свою спасительнцу - Айрис. Хотя бы за тем, чтобы сказать спасибо за те "ночные бдения"

Валентин Придд: Спать в седле юноша Придд научился, наверное, за первые два дня. Едешь, дремлешь... Тем более, что по ночам юноша изучал карты и активно запоминал все, что можно было запомнить, а значит, откровенно недосыпал. В конце концов, если начал быть оруженосцем серьезного эра, то стоит быть до конца. А помимо этого, изучать, если принять собственную жизнь за сценарий к рассказу, сюжетно-важную информацию нужно в определенной обстановке. Всё же он надеялся стать идеальным оруженосцем под руководством такого эра. Надор. Бедная девчушка, которую Валентин доставил домой, выглядела испуганной, когда направлялась в дом, а сейчас, узнав про Ричарда, Тинэ понимал, что Мирабелла в преотвратном состоянии и потому за девочку даже в какой-то степени волновался, если, конечно, то, что он сам своими собственными руками привез овцу на убой, позволяло ему это. В любом случае, если все было на только ужасно... Быть может, Тинэ сможет уговорить Ротгера бедняжку увезти в тот же Хегсберг? Вряд ли она, привыкшая к жизни церковной мыши, будет причинять много хлопот, а потом ее можно будет разместить в одном из домов. Пусть хоть бедняжка вздохнет хоть ненадолго спокойно - так думал Тинэ, хотя и сам удивлялся легкой нерациональности и эмоциональному подходу собственных суждений.

Рокэ Алва: - Перемены – это не всегда хорошо, - заметил Рокэ. Крепкий конь под ним преодолевал препятствия и весь нелегкий путь в Надорский замок по снегам, но как же Алва скучал по Моро! Каррьяра, как скучал! - Но Надору они бы точно пошли на пользу. Может быть когда-нибудь тут что-то и изменится, но может быть и нет. Я даже не уверен, смогу ли разбудить в этот раз Ричарда, в такой застывшей спячке все тут находится. Хотя, еду я сюда именно за этим. За чем едет сюда Бешеный не трудно было догадаться. Время от времени выражение его лица приобретало столь мечтательное выражение, что Алва с трудом сдерживался, чтобы не отпустить какую-нибудь на этот счет незлую колкость. Вот и отправляй дев бдеть над героями, что называется. Ворон передернул плечами под меховым плащом. Проклятый северный холод пробирал до костей. - Не набавить ли нам темп, господа? – спросил он, - Не то чтобы я был уверен, что в Надоре нас ждет хорошо натопленный камин, но и здесь, скажем так, нежарко! Рокэ неожиданно дернул ветку дерева, на которой лежала шапка снега, и метко припорошил им Бешеного и его новоявленного оруженосца Придда, чтобы немного добавить обоим бдительности. Потом он фыркнул со смеху и пришпорил коня, пока его не настигло возмездие от пострадавших.

Ротгер Вальдес: - Ах ты ызарг агарисский! Вальдес со смехом пустил лошадь в догонку за приятелем, на ходу прихватив пригоршню снега и лепя оружие возмездия. Поравнявшись с Рокэ, Бешеный запустил снежком прямо в черноволосую гриву Первого Маршала, припорошив её белым. - За мной, герцог! Берём его в клещи и открываем бортовой огонь! А замок всё приближался...

Валентин Придд: Валентин на секунду стушевался, пытаясь понять, чего от него хотят. Поднять руку со снежком на стоявшего выше по званию? Заниматься такой... странной вещью - брать снег и швырять в друг друга? Это как минимум холодно и нерационально... Но приказ есть приказ, и Валентин, поняв общий принцип, хотя и с трудом понимая, что в этом приятного, стал тщательно лепить снежки, стараясь параллельно держать лошадь в галопе. Задней мыслью Тинэ оценил, насколько плохими были липкие качества снега, поэтому попытка сделать снежок постепенно рыссыпалась. А так как для игры был нужен именно снежок, Тинэ упорно старался вылепить его, и потому время тянулось, пока Рокэ и Ротгер сыпали снегом друг на друга. Слух юноши уловил движение за спиной, и обернувшись, он увидел, как Алва ехидно находился сзади. На рефлексах Тинэ швырнул пригоршню снега в Первого Маршала, попав в плечо. Веселое и проказливое выражение лица последнего словно спровоцировало Валентина, и тот швырнул еще один снежок. В общей суматохе черные волосы Алвы изрядно "поседели", и Придд стал находить в этой игре некую прелесть. Едва улыбаясь, словно старался не пропустить веселье под свою невозмутимость, Тинэ начал активнее включаться в игру, когда почувствовал, как в него самого ощутимо приземлилась пригоршня снега. Что-то в этой игре есть, во всяком случае, Валентин чувствовал интерес и даже некоторую веселость, чего не было уже довольно долго после смерти отца. Ему даже нравилось!

Рокэ Алва: - Квальдето цера! Алва сердито встопорщил бы свои черные перья, если бы лони у него были, а на деле только мотнул головой, чтобы вытрясти из волос хотя бы часть возмездия. Медлить он не стал и пустил коня галопом по застывшей корке снега к спасительным деревьям, пока Ротгер и старательный оруженосец окончательно не превратили его в сугроб. Там, за деревьями, он притаился, подпуская к себе поближе, и опять прицельно обсыпал Бешеного и Спрута снегом с веток, но теперь уже в большем количестве, чем в прошлый раз. Рокэ чувствовал себя Росио, веселым и беззаботным, как южный птенец, который внезапно добрался до целой равнины снега, и сначал удивленно раскрыл клюв перед огромным холодным богатством северной страны, а потом кинулся его исследовать и вовлек в это всех, кто находился рядом. Когда-то давно он таким был, очень и очень давно. Гвардейцы сопровождения смотрели на них с недоумением, но держались почтительно, немного отстали, чтобы не мешать. Рокэ поднял голову вверх. Серые стены надорского замка будто бы перекрывали собой небо и давили сверху. Странный эффект, они ведь еще не настолько близко к ним подъехали.

Валентин Придд: Когда Алва отряхнул свои пёрышки, Валентин невольно умилился Ворону. Впрочем, умиление прошло довольно быстро, когда он увидел, как Рокэ пустил коня наутек и скрылся за деревьями. Понимая, что теперь он и его эр Первого маршала не достанут, вновь припорошенный снегом Тинэ всеми силами души - а как давно он в последний раз так сильно желал чего-то, тем более в игре! - захотел как-то Маршалу отомстить. Что-то странное почувствовал юноша, когда желание стало усиливаться по мере того, как все дальше уезжал Алва. Казалось, будто от души Валентина случился отток сил, а потом ему показалось, что он падает. Тинэ крепче сжал поводья, но не упал, зато случилось нечто другое, весьма странное. Со всех веток ближайших деревьев снег прицельно упал на Алву и на Ротгера, превратив тех в самые настоящие ходящие сугробы - и только глаза торчали у новоявленных снеговиков. И впервые после смерти старшего брата Валентину пришлось прикладывать усилия, чтобы не прыснуть в кулак. Хотя и не до конца у него получилось - он всё же издал странный звук, непонятно на что похожий, эдакое полуфырчание, полу задыхание

Айрис Окделл: С самого раннего утра Селина уговаривала Айрис прогуляться на лошадях, подышать морозным зимним воздухом, поморозить пальцы и прийти в себя после нескольких напряженных рабочих дней. Селина пыталась помочь подруге, которая по самые уши засела в бумагах, а порой пустым взглядом смотрела в камин. Иногда Айрис читала романы, которые могла бы найти в библиотеке Надора, но все они были проникнуты довольно приторными идеями, и потому их было довольно трудно читать новой Айрис, на плечах которой теперь лежала ответственность. Но желание спастись от вечной усталости было таким жгучим, что малышка Айри с радостью читала бы даже Книгу Ожидания! Что тогда говорить о прогулке! Гвардейцы, два крепких плечистых парня, замерли в стороне, издалека наблюдая за госпожами. А сама Айрис наслаждалась компанией Селины. Как приятно вот так с подругой обсудить что угодно. От книг до того, как холодно в замке было и как стало хоть немного теплее. Как только Мирабелла сняла с себя бразды, Айри приказала топить в помещении. Да, это было дороже, но Дейдри уже кашляла, а допустить болезни сестричек старшая не могла. Слава ангелу Селине, та даже помогала с лечением сестренки. - Айри, милая, тебе эти всадники не кажутся знакомыми? - Надорский кабанчик бросила взгляд туда, куда уже смотрели васильковые глаза ее подруги. Всадники, которых заметили глаза Селины, и в самом деле были знакомы. - Сэль... Это же Первый Маршал... И вице-адмирал, - чуть зарделась Айрис, смотря на всадника с моряцким загаром, - и герцог Придд. - Ты покраснела! - тонко рассмеялась красавица, - Я думала пригласить их в замок для того, чтобы ты обговорила все, что планировала, но раз ты зарделась при виде одного из них, как земляника в летнюю пору, то повод пригласить стал еще более веским. - Мне кажется, не очень хорошо будет, если мы вот так... Просто подъедем, - начала было Айри, но была прервана подругой. - Если ты стесняешься, я приглашу их сама от твоего имени, а потом в Надоре запру тебя и... - Глупости, - перебила Айри, перехватывая поводья. - Вовсе я не стесняюсь, - начала посмеиваться Айри, видя, какими милыми сугробами стали вице-адмирал и Первый Маршал. - Особенно теперь, - легкие смешки превратились в громкий и задиристый смех, к которому присоединилась и Сэль. - Это не хорошо, что мы так смеемся над господами, - выдавила белокурая девушка, которой от смеха уже не хватало воздуха. - Но... Но... - сама же Айрис от смеха не могла выдавить ни слова, зоть и боялась, что их услышат: не так далеко они стояли.

Ротгер Вальдес: Когда снег обрушивается на тебя в слишком большом количестве, превращая в натурального снеговика, это неприятно. Совсем. Вальдес зафырчал, кое-как высвобождая голову из холодных объятий. Вдвойне неприятным было то, что, похоже, сделал это Валентин, ударив в спину собственному наставнику. Видимо, решив выйти единственным победителем из снежной баталии. Причём ударил с помощью силы Повелителя - уж что что, а за время общения с кэцхен и Росио Бешеный научился чувствовать такие вещи. - Ызаржонок. Маршал, мои союзные силы меня предали. Предлагаю... Взгляд вице-адмирала зацепился за кое-что за спиной Алвы. А именно, за двух девушек, сидевших верхом и смеявшихся почти в полный голос, смотря за баталией. Одна из них волосами напоминала Луизу Арамону, а вторая... Второй девушкой была никто иная, как Айрис Окделл. Увидев это, Бешеный разом выбрался из сугроба вместе с конём, сердито отфыркиваясь. Не то, чтобы он боялся предстать перед дамами в смешном виде. Времена смущений давно прошли. Но вот то, что дражайший Кракен в шуточной баталии всё таки победил его перед глазами той же Айрис... - Предлагаю отомстить миоейшему герцогу Придду за то, что он победил нас присутствии дам, Росио... "Он у меня месяц палубу Астэры драить будет!" В этот момент физиономия фице-адмирала приобрел выражение ехидства и предвкушения мести за поруганную честь.

Рокэ Алва: Рокэ внезапно почувствовал, как со всех сторон его облепил холодный белый снег, набился в рот и нос. Он еще услышал Ротгерово: "Ызаржонок!", а потом перед глазами встало видение. Рокэ десять лет, Ротгеру двенадцать. В Алвасете яркое, буйное лето. С самого утра под присмотром Хуана они купаются в море до одурения, а потом идут исследовать ближайшие скалы, и, о удача, Росио находит грот, которого он не видел здесь раньше. Хуан сидит на берегу на солнышке, он считает, что молодым людям сего возраста нужно проявлять самостоятельность. Учитывая его особенность появляться рядом на несколько мгновений раньше, чем что-то случится, которых хватает для того, чтобы предотвратить беду, им и правда ничего не грозит. Росио смело бросается в грот, Ротгер не отстает. У них еще нет их кличек. Ротгер получит свою "Бешеный" только на флоте, Рокэ станет "Вороном" уже при дворе. А пока они Росио и Рохелито, как ласково называют Ротгера в Алвасете. И еще, они великие исследователи. Впереди маячит что-то белое. Неужели они наткнулись на соляные пещеры, намытые морем внутри скалы? Росио весело смеется и снова бросается вперед, чтобы побыстрее достичь пещеры. Вдруг оказывается, что это не соль внутри, это снег. Много снега. А они с Ротгером уже взрослые, и на них мундиры. Снегом заваливает их, он лезет везде. Рокэ разрывает его леденеющими руками. Снег и лед забирается под рубашку и достает до самого сердца. Потом, впереди, возле снежного сугроба Рокэ видит что-то черное. Он подбирается ближе. Это подошвы сапог. Рокэ раскапывает их из снега, просит Ротгера помочь, и вдвоем они отрывают в снегу человека. Сапоги офицерские, черная военная форма. Рокэ стряхивает с его мундира снег заледеневшей, уже ничего не чувствующей ладонью. Дриксен. На мундире серебряные нашивки дриксенского военного флота. Лицо человека все еще скрыто под снегом, под ним видны только кончики его каштановых волос. Рокэ тряхнул головой, избавляясь от снега, который залепил лицо, и вдохнул глубоко, будто бы вынырнул из воды. Его конь тоже словно вышел из оцепенения и отряхнулся вместе с ним. - Мне нужно будет поговорить с твоим оруженосцем, Ротгер, наедине, - сказал он, вытирая перчаткой покрасневшее от снежного массажа лицо, - И тебе кое-что объяснить. У мальчика проявляется сила Повелителя, я думаю, ты это и сам понял. Но я сейчас кое-что видел, надеюсь, полезное нам. Рокэ чуть пошатнулся в седле. - Каррьяра, - проговорил он негромко, чтобы не напугать девушек, которые веселились поблизости, - Чем ближе Надор, тем больше путанных мыслей в голове. Надо во всем разобраться. После этого Рокэ демонстративно-вежливо поклонился дамам, и вдруг схватился рукой за луку седла и опустил голову, тяжело восстанавливая дыхание.

Айрис Окделл: Айрис со стучавшим сердцем подъехала к кавалерам и наклонила голову. Вот она - ее судьба. Во всех смыслах. Необходимо любыии средствами заманить Алву в замок, чтобы обговорить ее, Айрис, будущее. А помимо этого... Айри взволнованные глазами смотрела на герцога и на вице-адмирала. Когда серые глаза остановились на Ротгере, они стали сияющими. Неловкую паузу, которая было повисла, когда Айрис собиралась с мыслями, чтобы начать, прекратила Селина. - Приветствуем вас! - нежно сказала Сэль, а Айри подышала на собственные пальцы. - Стоит ли нам после вашей ванны стоять на морозе? - ехидно и задорно спросила та, с обеспоколением смотря на Алву, который вцепился в луку седла, - в замке будет теплый камин, я прикажу растопить, чтобы вы согрелись, судари, - ласково и тепло сказала Айри, намекая на свое новое положение и готовя осаду. Глаза еще раз опустились на холодных мужчин, а девушка чуть больше покраснела словно от холода при виде Ротгера.

Ротгер Вальдес: -Росио? Увидев, что маршал пошатнулся, схватившись за седло, Бешеный слегка поддержал друга за плечо. - Опять? - шепнул он, намекая на слабость, которая всегда накатывала на Рокэ после видений. Да и на самого Вальдеса тоже. Тем временем подъехали дамы, приглашая гостей домой. Судяпо сочетанию слов "прикажу" и "тёплый камин", кое что в Надорском замке всё таки поменялось. В частности, хозяйка. - Рад видеть вас, Селина, - Бешеный тепло улыбнулся белокурой девушке, а потом повернул голову к Айрис. - И вас, моя прекрасная спасительница. Вас можно поздравить с передачей Надора в ваше владение? Серые глаза с легкой смешинкой и откровенной симпатией встретились с такими же, только двичьими, и слегка им подмигнули.

Валентин Придд: Тинэ смотрел на эти переглядки и посмеивался в душе. Он заметил, как пошвтнулся Рокэ, и поспешил бы подхватить его, если бы уже не подоспел Ротгер. Он почти не услышал того, что сказали друг другу, так как на него самого навалилась слабость, и у него зазвенело в ушах. Тепло улыбнувшись девушке, которая подъехала и приветливо пригласила в теперь свой замок. Тинэ порадовался за девушку, которая, судя по всему, сумела перехватить власть в нужное время. - Сударыни, - поклонился Валентин, готовясь в случае чего поддержать Рокэ, несмотря на свою усталость.

Рокэ Алва: - Благодарю, я в порядке, - ответил Рокэ негромко, когда Ротгер поддержал его, - Скорее всего, дело в моем оруженосце. Если бы ему стало лучше, мы бы увидели его сейчас на прогулке вместе с сестрой. Но увы, похоже, Ричард так и не оправился. Я надеялся, что стены родного замка, скалы, Надор помогу ему прийти в себя. Значит, что-то мешает. Надо разобраться, что. - Эрэа Айрис, госпожа Арамона, - Рокэ улыбнулся краем рта, когда девушки подъехали ближе, - Мы с удовольствием воспользуемся вашим приглашением. Тем более, что я наведался сюда для того, чтобы навестить вашего брата, который давал мне присягу. Вице-адмирал и его новый оруженосец Валентин Придд тоже погостят немного в Надоре с вашего позволения, чтобы немного восстановить силы для возвращения в Хексберг. А как здоровье вашей матушки, эрэа Мирабеллы? - как бы между прочим, но с иронично-вежливым участием спросил Рокэ.

Айрис Окделл: - Я с радостью приму вас, - наклонила головку Айри. - Здоровье матушки... весьма прозаично, - улыбнулась она, ведя коня в замок. А Надор и в самом деле изменился, а Айрис и не заметила. Да, топить стали больше, пыль при госпоже-тиранше стали лучше вычищать, больше ставили свечей, но убого-бедная обстановка бросалась в глаза. С ней Айри, ставшая госпожой, но не бежавшая покупать роскошь, сейчас чувствовала себя скованно и неуютно. Айрис протянула ручки к огню, а потом оглянулась на гревшихся мужчин. - Полагаю, сначала нам всем стоит увидеть моего брата, а после пройти в мой кабинет, - Окделл скованно и храбрясь смотрела на мужчин, будто стесняясь теперь бедности, которой она же сама хозяйка.

Ротгер Вальдес: Замок тепреь выглядел куда более уютно. И теплее. Значительно теплее. "Вот теперь я не прочь задержаться тут на несколько дней", - Вальдес блаженно жмурился, подставляя руки теплу. До того, ка кон узнал о произошедших изменениях, он думал ограничить своё пребывание одним днём. Теперь же... Бешеный слегка ободряюще улыбнулся явно стеснявшейся юной хозяйке. - Думаю, вы правы. Возможно, в этот раз соберано удастся достучаться до вашего брата, - в тоне мелькнули нотки сочувствия. - Благодарю вас за гостеприимство. Замок при вашем руководстве буквально ожил.

Рокэ Алва: - Прозаично - в каком смысле? - переспросил Рокэ. Но когда они вошли в надорский замок, стало ясно, что он так или иначе, изменился. В гостиной стало теплее и чище, даже слуги стали приветливее, будто бы ожили, превратились из каменных статуй в людей. Рокэ попросил позаботиться о гвардейцах, которые приехали с ними, накормить и напоить их, устроить на ночлег. - Эрэа Мирабелла так занемогла, что не спустится вниз? - спросил он, - Или она просто не желает видеть непрошеных гостей? У камина было тепло, и Ворон, зажмурился, словно кот, когда оно пробралось под рубашку и заструилось по телу. - Зачем всем беспокоить вашего брата, тем более, раз он еще не здоров. Вы проводите меня одного к нему, но позже, - мягко сказал Алва девушке, - А пока расскажите, как тут обстоят дела, ну и мы поделимся с вами новостями, - он улыбнулся краем рта, - Граф Ларак, я так понимаю, в отъезде?

Валентин Придд: - Эрэа, - улыбнулся Валентин, - Я рад, что мои опасения по поводу вашего самочувствия в связи с вашей матушкой, не сбылись, - шепнул Валентин, входя с остальными в кабинет. Кабинет был довольно тяжелым, словно оставшимся еще со времен Эгмонта, но уже был немного освежен бумажными снежинками, которыми украшала находившаяся в кабинете девочка. Кажется, младшая сестренка Айри - похожая на нее, как только было возможно. Да. В замке стало уютнее, несмотря на завывающий все еще ветер. Или это было что-то другое?

Айрис Окделл: - Герцог Придд, благодарю вас, - искренне улыбнулась Окделл. - Вы очень помогли мне и... Спасибо за Ваше волнение. - Проходите, - улыбнулась Айри, стараясь игнорировать завывания, которые безумная Мирабелла снова начала во время молитв Создателю за смерть брата да за упование предательницы-дочки. - Здоровье матушки... Слышите это? Тепло улыбнувшись Дейдри, которая украшала вырезанными из бумаги снежинками ее кабинет. Надор изменился после прохода к власти хозяйки-тиранши: слугам пришлось работать, вытирать пыль и убираться, но был снят запрет на веселье и обязательство на молитвы. Дейдри, долго скрывавшая от матушки свои таланты к прикладному искусству, на сей раз получила возможность использовать свои таланты как можно сильнее и обширнее и старалась украсить Надор, пока еще бедный и обшарпанный, своими поделками из бумаги и своими картинками. Айрис купила ей небольшой набор из небольших холстов и красок - хотя бы это она могла себе позволить - и сестренка раскрывала свои таланты по полной мере. Девочка поприветствовала эров реверансом. Ласково поцеловав в лоб сестренку, Айрис жестом пригласила ее выйти, пообещав взглядом поговорить потом. Еще один реверанс. - Присаживайтесь, - улыбнулась она, садясь сама за стол, - Вы спрашивали меня о Эйвоне Лараке. Он по моей просьбе в отъезде. Как видите, теперь хозяйка Надора - я, - завывания стали громче, и Окделл чуть прижмурилась от неприятного звука, - И вы, эры, сами понимаете теперь мое положение, я думаю, - скованно и зажато начала Айри, поправляя воротник. - Эр Алва, думаю, вы сами знаете то, что я вам скажу?

Рокэ Алва: Рокэ удивленно вскинул бровь. - Вот эти завывания издает ваша матушка? - переспросил он, - Что ж, примите от меня мое сочувствие. Что говорит врач? Они прервались, когда вошли в кабинет и увидели там младшую сестру Айрис. Рокэ учтиво поклонился девочке, но она быстро ушла. На предложение юной герцогини присесть, Ворон кивнул и устроился в одном из кресел кабинета. - Ларак вам нужен, - сказал он девушке, - вам нужен управляющий. Куда вы его отправили, надолго ли и по какой причине? Он снова вскинул бровь после вопроса Айрис. - Я не знаю, что вы мне скажете, но могу предположить, что сейчас вы остались почти одна и нуждаетесь в помощи. Мы не сможем задерживаться в замке долго, но я скажу вам прямо. Помощь может быть оказана вам и Надору только в том случае, если вы отринете традиции, установленные здесь вашей матушкой, и примете действующую власть. Тогда к вам станут относиться снисходительнее, чем раньше. Если вы поддержите повстанцев, уверяю, что это не пойдет на пользу вашей провинции. Остатки мятежников, которые разбежались по стране, рано или поздно будут полностью зачищены. Если вы собираетесь принимать их здесь, то вместе с Надором, - пообещал Рокэ. Он не хотел пугать девушку, но сейчас надо было дать ей понять, что от решений, которые лежат на ее хрупких плечах, зависит судьба ее семьи и всех прочих людей герцогства.

Айрис Окделл: - Она неизлечима, Эр Алва. И теперь Надор не под ее рукой. После последних слов Алвы Айрис даже вскинула голову. В глазах ее промелькнула искра легкой ярости. - Эр Алва. Я давно это поняла. И я не прошу вас о совете. Я прошу вас о сотрудничесте. Я хотела написать Ее Величеству, но волей судьбы встретила вас. Я давно решила принять власть действующую. Я готова предоставить в Ваше пользование то, что может использовать армия для победы, в Надоре. От постоя до... Надор... - Айрис очень лукаво посмотрела на Алву, - издавна славился рудой. Богатства гор наших до окончания войны в вашем распоряжении, но после войны мне будет нужна помощь в поднимании мастерства надорских сталелитейных мануфактур. Мастера, обучение. Я заставляю людей работать, я сама смотрю рассчетные книги, а граф Ларак после моец проверки уехал к рудникам и мануфактурам следить, чтобы воровство и простаивания не повторялись, но в знаниях мы отстали.. И не только со сталью. Шерсть, ткани. Я намерена помочь вам всеми своими силами и хочу заключить соглашение. Эр? - в напряжении посмотрела Айрис на Алву. Ее шанс. Ее жизнь.

Рокэ Алва: - Граф Ларак поехал туда один? - быстро спросил Рокэ, - Это было опрометчиво с его стороны. Он посмотрел на Айрис, хрупкую шестнадцатилетнюю девушку, которая, казалось, утонула в массивном кресле за деловым столом. - Вы не можете ничего и никому предложить, - сказал он, - Вы владелица Надора только формально. Богатства этого края с момента краха намерений вашего отца уходили на сторону, в окрестные земли, в том числе и в Олларию. И будут уходить, - пообещал Ворон. - Для того, чтобы заявить о своих правах, вам нужен весомый аргумент, эрэа. А у вас его нет. Все, чем вы владеете - это груда пыльных серых камней в виде стылого замка и полтора престарелых калеки в виде их охраны. Поверьте, с этой груды вас сбросят очень быстро, как только вы начнете пытаться что-то здесь менять. Сбросят те, кого устраивает нынешнее положение вещей, поскольку оно напрямую связано с благосостоянием их кошельков. Подданные герцогства вряд ли захотят с вами делиться. Однако, мои советы вам не нужны, - вспомнил Рокэ, - И я не стал бы здесь сотрясать воздух понапрасну, если бы не ваш брат, который сейчас лежит в этих стенах.

Айрис Окделл: Айрис дернулась после слов Рокэ, как от удара. Она подошла не с того бока, она решила сразу броситься с места в карьер. Довольно смешно стать мужчиной, будучи женщиной. Сделав судорожный вдох: вновь дала о себе знать болезнь - Айрис спрятала трясущиеся ручки под столом. - Вы правы, эр Алва. И прошу простить мой тон, вызванный моей эмоциональностью. Мое положение вы, - прикусила губу девушка, словно вспомнив о Ее Величестве, - описали более, чем верно. Я действительно в отчаянии, но вы попали в цель с тем, что Надор я хочу изменить, чтобы в будущем моему брату не пришлось волноваться за него. Мне больно видеть именно такой Надор, но если я всего лишь возьму и присягну открыто Ее Величеству, то радикально настроенные дворяне сбросят меня с башни или насильно выдадут замуж за одного из них, где меня будут мучить, с такой же легкостью, как и если я начну менять что-то. И это будет в любой ситуации, если я что-то сделаю и заявлю права. И тогда моему брату ничего не останется. Но кто возьмет Надор? Граф Ларак, который первым же делом отдаст его мятежникам, слишком он уверен в идеях Святого Эгмонта. Я рискую жизнью, но если я просто попрошу о защите, то буду всего лишь брошенным котенком без всего. А у меня всё же есть Надор, - продолжала Айрис, выглядя абсолютно жалостно, чтобы Рокэ увидел ее, маленькой женщины, страдания. - И если о защите меня будет заявлено, если я буду под защитой, то я действительно отдам то в Надоре, что может быть ценно, вам для войны - ведь сейчас богатства не убегают, а хоть и воры-дворяне выбросили верность герцогскому дому, он был уважаем среди простых людей даже при Мирабелле. А в будущем буду стараться возвратить мастерство его работы. Это все, что, пусть и эмоционально, - покорно и робко смотрела Айрис на Рокэ, хотя после его отповеди была слишком зла, - я хотела сказать, эр Алва. Что бы вы сделали на моем месте? - чуть затряслась Айрис от смеси жалости к себе и невероятной злости дикой медведицы.

Валентин Придд: Валентин пока молчал, как и собирался во время переговоров, мысленно малышке сочувствуя. Ведь она была в том же положении, что и он сам: непонятный тип, неизвестно, на чьей стороне, с определенными богатствами. А потому он не мог вставить и слова, чтобы помочь девочке и не ухудшить собственное положение. Девочка держит ответ сейчас, защищаясь всем, что у нее есть: от гонора, что было неудачной стратегией, до самого Надора и глазок. Это даже роднило его и Айрис. Они оба знали мало любви и тепла, но каждый был готов нести отвественность, а малышка Айрис, судя по всему, была даже готова умереть. Так казалось Валентину. Интересно, каким бы она была мужчиной? Ведь в силу ее женского происхождения ей во время переговоров не хватало - явно не хватало - опыта. Это чувствовалось, хотя и стремления ее были правильными и даже хваткими. Зато теперь понятно, почему она с таким упорством хотела, чтобы Алва ее всё же навестил. Ведь кто еще может ее защитить? Гвардии, в отличие от Тинэ, у нее нет, вот она и ищет того, кто может взять опеку над ней. Все, что было - ее мягкий ум женщины и ее глазки, которыми она всеми силами старалась сейчас эту защиту выбить. И Тинэ это нравилось в ней. И Создатель, как корил себя Тинэ за то, что не может помочь!

Рокэ Алва: - Выпил бы стакан воды, - ответил Рокэ на последний вопрос и встал из кресла. От него не укрылось, как у Айрис задрожали руки, и как сбивчиво она стала говорить. А допускать приступ, которыми, как он знал, страдала девушка, он не собирался. Ворон налил воды в стакан из графина и подошел к Айрис. Он протянул ей стакан и подождал, пока она сделает несколько глотков. Когда ему показалось, что она немного успокоилась, он посмотрел на нее и сказал проникновенным голосом: - У вас нет Надора. Но есть кое-что другое, например, моя признательность за то, что пребывая у меня в гостях, вы очень постарались поднять господина вице-адмирала на ноги. Несколько бессонных ночей, в которые вам это обошлось, пожалуй, стоят того, чтобы я подарил вам это захолустье, которое вы называете домом. Кроме того, мне действительно нужно, чтобы Ричард оставался здесь еще какое-то время. Так что Надор у вас будет. Рокэ сказал это все таким тоном, как будто говорил даже не с любовницей, выклянчившей у него новые дорогие туфли, а с избалованной девочкой, которой приглянулась новая кукла в ярком платье в лавке торговца игрушками, и ему пришлось исполнить этот каприз. - С вашими иллюзиями, которые вы себе настроили и озвучили тут, вам придется распрощаться, - продолжил Ворон, - Надором будет править наместник, который прибудет из Олларии в ближайшее время в случае, если мне удастся договориться об этом с регентом и королевой, а я думаю, что мне удастся. Когда здесь более-менее наведут порядок, вы сможете начать вникать в дела герцогства, но не раньше. Впрочем, учиться вы можете уже и сейчас. Юные сударыни, которые интересуется чем-то еще, помимо вышивки и кавалеров, встречаются редко. Приятно видеть, что вы оказались одной из них.

Айрис Окделл: Айрис выпила, но приступ проходить не стал. Айрис расширенными зрачками смотрела на худое лицо, что так резко стало ей противным. Великодушный? Благородный? Как там говорил Ричард? Набрасываться на нее - так! - из-за одной ошибки? Да, она глупо рвалась в бой, но ведь наместники будут делать то же самое. Они будут проводить проверки, они будут ставить таких же управляющих и следящих, как Ларак, который уехал с такой же целью. У нее не было армии, у них будет - единственная разница. Да, значительная, но всё же... Если уж Рокэ действиельно считает ее лишь юной сударыней, то мог бы заметить, что она поняла свою ситуацию и сделала всего одну ошибку. А если не хотел ее приступа - не надо было его провоцировать. Не менее разозлил Айрис и упрек всем дамам в том, что они не интересуются политикой. Интересно, почему они не интересуются делами государства? "Попробуй сам встать на мое место, когда к тебе относятся, как к глупому человеку и когда все маменьки и нянечки твердят о вышивании. И когда выйти замуж - единственный способ не быть презираемой и отвергнутой. Как бы тогда интересовались вы другими вещами, эр Алва", - зло подумала Айрис, смотря на это лицо. Как она могла влюбиться в этого человека? Наверное, те сплетни, что о нем ходят - в какой-то степени правдивы. Он в чем-то действительно чудовище, хоть и спасшее ее чудовище. Айрис всё так же прямо смотрела на Рокэ, когда его лицо стало пропадать за пеленой черноты, которая иногда накатывала на нее - обычно при резких движениях. Врач говорил, что к голове приливает кровь. - Спасибо, эр Алва. Разумеется, я начну учебу как можно скорее. Поможете выбрать дельные книги? Или быть может, учителя? - кротко спросила Айрис свистящим - проклятый приступ всё же проявился, а как она старалась его сдержать! - голосом, смотря в черную пустоту. Туда, где должно было находиться его лицо. - Извините, господа, - все еще сдерживаясь сказала Айрис, вставая и выходя из комнаты. Мир, залитый чернильной пустотой, чуть прояснился, но поплыл пятнами и закачался, а потом она по памяти вышла из комнаты. - Боюсь, нам стоит продолжать разговор чуть позже. Только за дверьми Окделл схватилась за стенку. Из носа пошла кровь, и девушка прижала к носу платочек, спешно, держась за камни стены, уходя в свою комнату и надеясь, что ее не видели гости. "Добилась своего. Тебе подарили Надор", - задыхаясь, думала девушка, чувствуя проступающие слезы. - "А может, и будет лучше просто выйти замуж, выдать замуж сестер и вышивать гербы дома? Ведь Алва был только первой ступенью, и вряд ли самой страшной. Всё же он меня спас и я должна - должна, обязана! - быть ему благодарной. Хочет за свой спасение унижать меня... Что ж. Теперь я буду готова, и главную свою иллюзию я развеяла. Даже Алва, хоть он и галантный герой, ужасен. И доверяться, как ему - никому нельзя. Никому", - на счастье, кровь она смогла успокоить на время. - "Сначала, правда, надо выйти замуж и учиться. А потом можно будет выбирать. Не сейчас", - думала она, идя потихоньку к себе и задыхаясь. Теперь самое главное - дойти. Просто дойти до комнаты.

Ротгер Вальдес: - Потрясающе, - в голосе Ротгера яда бы хватило на то, чтобы перетравить половину армии Талига. - Умеешь ты разговаривать с девушками... соберано. По титулу Бешеный звал своего друга в особо редких случаях. Например, когда был раздражён. К сожалению, Вальдес не мог не признать, что как политик Алва более чем прав. Доверить мятежное герцогство можно было только человеку, в котором Маршал был поностью уверен. Человеку с опытом, матёрому политику. К сожалению, Айрис, при всей своей решительности, таким человеком не являлась. Но вот что касалось манеры, в которой шёл этот разговор... - Сложно было что ли объяснить ей всё это в менее язвительной форме? Например, не называя Надор захолустьем, даже если он им является, - выгнул бровь вице-адмирал. - Будь добрее, Росио. И люди к тебе потянутся. Одну и ту же вещь можно озвучить как две совершенно разные. Вальдес фыркнул и направился к выходу вслед за девушкой. - Я скоро вернусь. Только посмотрю, чтобы она дошла до комнаты.

Рокэ Алва: - Для того, чтобы чего-то добиться, эрэа, нужно приложить усилия, - объяснил Рокэ, - Я нисколько не сомневаюсь в ваших талантах, но хорошие менторы вам бы не помешали. Он тревожно посмотрел вслед девушке, которая выбежала из кабинета, сделал движение, будто бы собирался кинуться за ней, но услышал раздраженный голос Бешеного, который, похоже, решил его опередить. - Чтоб добрым быть, я должен быть жесток, - процитировал Рокэ Дидериха в ответ на его слова, - И не надо ко мне тянуться, - усмехнулся он. Когда Ротгер подошел к двери, Рокэ сказал: - Можешь не спешить возвращаться. Я все равно собирался поговорить с твоим оруженосцем, если ты не возражаешь, а потом навестить своего. Когда Бешеный вышел, Рокэ обратился к Валентину: - У меня действительно есть к вам важный разговор, герцог. Давайте перейдем для него в библиотеку.

Валентин Придд: Что ни говори, но девочку было жалко. Почти потерять брата, осознавать глубину собственного положения, да еще и погрузиться в грязь с головой - с таким трудно справиться, Валентин был согласен. Девочка была яркой и храброй. Будь она мужчиной, обученной править - герцог мог бы выйти. А пока - быть может, будет счастлив тот, кому она достанется. И радовался Придд, что это будет не он - ему нравились другие женщины. Более ласковые, нежные. С более круглыми формами. А теперь - раз бедняжка с благородным спасителем ушли, Валентин остался с Рокэ Алвой один на один и заранее приготовился к тому, что ему придется держать ответ за свои прошлые и будущие поступки. Одно дело - прийти на поле битвы и помочь добить недобитых бывших "союзников". Придды всегда были скользкими, и он, как наследник, вполне мог так поступить, чтобы продолжить выжидательную политику с целью и дальше искать возможности: для подъема ли мятежников, для собственной ли выгоды. А кому нужны такие ненадежные люди тогда, когда совсем недавно закончились отгремевшие восстания - хотя от таких и понятно, чего ожидать? И заверять всех в своей безумной короне преданности Тинэ еще предстояло. Вернуться в столицу и помогать с восстановлением страны или уехать на море с Ротгером Вальдесом? Все зависело от того, как на него смотрели регент, маршал и королева. И был второй вопрос. Снег, вода, силы, что так переполошили Повелителя Ветров. Валентин чувствовал, что Дикон лежит в долгом обмороке не только из-за длительного переутомления. О нет. Дело было в той самой магии, которой владел и Придд. А если начались такие удары - значит ли, что в мир хотят протиснуться силы, с которыми еще предстоит сражаться повелителям? Что мир ждет глобальная магическая катастрофа? "Но самому начинать беседу не стоит", - так решил Валентин, входя в чуть пыльную библиотеку. Что-что, а пыль он недолюбливал. Если он начнет беседу про свое положение как герцога, то наведет на лишние и ненужные подозрения, а если скажет про магию, тоже не обрадует Алву. Молчание не значит незнание, а если он начнет говорить - лишь покажет несдержанность. Лучше выслушать и строить линию обороны, исходя из его слов. - Монсеньор, - слегка наклонил голову Тинэ в учтивом жесте и в ожидании. Эпизод завершен Продолжение для Ротгера Вальдеса и Айрис Окделл Продолжение для Рокэ Алвы и Валентина Придда



полная версия страницы