Форум » Провинции Талига » "Спасти Рудольфа Ноймаринена", 3-4 Зимних Ветров, 399 к.С. » Ответить

"Спасти Рудольфа Ноймаринена", 3-4 Зимних Ветров, 399 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Ротгер Вальдес Валентин Придд Рокэ Алва Рудольф Ноймаринен(НПС) Гвардейцы и повстанцы(НПС)

Ответов - 30

Ротгер Вальдес: Новый Круг был встречен на марше, что несколько удручало. Нет, не то чтобы Бешеному не приходилось встречать его раньше на войне. Бывало всякое. Но тогда это в любом случае происходило на борту родной «Астэры», где Вальдесу был знаком каждый дюйм такелажа и каждый матрос. Часто, на привале, в свободное от обсуждений дальнейших планов и прошедших стычек с наводнившим Придду отребьем время, Вальдес корпел над листом пергамента, с тщательностью вычерчивая планы любимого корабля. Но, если отбросить ностальгию, то пока что всё шло крайне удачно для той авантюры, которую они с Росио затеяли. В замке Приддов компания оказалась через день после памятной встречи с Валентином. Человеком мальчишка-Придд оказался… Интересным. Вальдес был удивлён железной выдержке и гибкому уму юноши. Никакого сравнения с тем же Окделлом, хотя они были ровесники. Молодому герцогу, похоже, самим Ундом суждено было пойти далеко. Так или иначе, прибыв в замок и обсудив положение со старшей сестрой и прибывшим по её просьбе мужем – Августом Гирке, Кракены, наконец, пришли к решению, которое полностью устроило Бешеного, и на которое так рассчитывал Первый Маршал. Помощь в освобождении Придды от заполонившей её швали в обмен на спасение Ноймаринена. Честная сделка. Ну а дальше… дальше началась потеха. Гвардейцы Придды и Гирке, под командованием самого вице-адмирала и Валентина, пожелавшего лично возглавить операцию, выступили из фамильного замка северных герцогов. Разбившись на множество мелких, но прекрасно сообщающихся друг с другом отрядов, они начали делать то же, что сделали Рокэ с Вальдесом на мельнице с приятелями Ганелона. Нападать внезапно, по ночам, окружая, делая засады и провокации, ыстро и решительно подавляя любые попытки мерзавцев к сопротивлению. И тут вновь отличился Ганелон. Парень словно нутром чуял, когда и где нужно ударить, чтобы психологический эффект был максимальным. Так, что порой довольно крупные отряды дезертиров брались горсткой гвардейцев. Кое-кого показательно вешали. Для пущего эффекта, который сразу отрезвлял других и они загорались желанием вновь послужить родине и искупить кровью вину перед Отечеством. Так день шёл за днём. Засады, нападения, казнь, участливый разговор с выжившими пленниками. Пока сильно разросшиеся силы Приддов не подошли к тракту. И вот тут начиналось самое весёлое.

Валентин Придд: Многие мудрецы говорят, что есть совсем немного способов быстро учиться: когда ты совсем маленький ребенок, когда тебе активно вдалбливают науку и когда у нет иной возможности. Когда поджимает настоящая необходимость. И такая необходимость появилась и у Валентина. Молодой человек был рад, что он смог оставить на сестру своих младших братьев - всё же готовность прийти на помощь родственникам - это не такое уж и частое качество в семье Приддов, если вспомнить страшную историю смерти Джастина. Так или иначе, беспокойство за жизнь младших братьев прошло, и Валентин мог себе позволить учиться, полностью погрузиться в этот мир войны, опасности, кипящей крови в жилах, стратегии, которая не оставляет равнодушным. Да, многое ему приходилось схватывать на лету - чем он и занимался. Окружать, захватывать, бороться. Они двигались темной ночью, и часто брали в кольцо более крупные, чем их сами, отряды, убивая их всего лишь измором и психологическим давлением. И чем больше смотрел Валентин на Ротгера Вальдеса, которого невольно мог считать своим учителем, тем быстрее он понимал, что психологический эффект в его нападениях был не только его своеобразным коньком, с которого он не желал слезать, но и тем, что помогало ему выигрывать битвы легкой кровью. Более того, то, что видел Валентин своими глазами, то, о чем читал в истории восстания того же Эгмонта, то, что он слышал ранее, лишь более и более убеждало его в том, что и сам Алва такой театральностью и такими психологическими эффектами добивался своих целей. Да, военная стратегия была безупречной, но удар в то время, когда противник стоит обескураженный, в состоянии шока, помогало выигрывать тяжелые битвы. Так или иначе, Валентин понимал, что его холодный разум, его умение мыслить прохладно мешало проделывать такие трюки, которые О2 многом полагались в том числе и на удачу. Сам Валентин любил все просчитывать, измерять, и понимал, что такой азарт, который испытывает тот же Ротгер Вальдес, был ему чужд. А значит, что-то Валентин терял - как воин, как полководец. Он не мог так же лихо, играя со смертью, вести солдат. Не мог придумывать такие легкие и сбивающие с толку своей наглостью ходы. Не мог так наслаждаться жизнью... Его стихией были идеально ровные математические вычисления, которые подчиняются холодной логике и просчитывают каждое мгновение, но не свободный полет и не веселое царство фортуны, что так изменчива порой. И постепенно Валентин надеялся эту науку постичь... Научиться и перенять. Поэтому он следил за Ротгером краем глаза, пока на то была возможность. Скоро они подъедут к ставке Алвы. Скоро начнется настоящая игра, по результатам которой Валентин или выиграет, или проиграет. Или покажет себя верным стране героем, или трусом, или окажется, что и с сторону он выбрал не ту, хотя в последнем Валентин был как минимум не уверен. Все было в руках самого юноши, и это одновременно радовало и пугало.

Бледный Гиацинт: Повстанцы и предатели короны обосновались у тракта как следует. С обеих сторон был "напоказ" разбит лагерь, но конечно, это были далеко не все силы, которыми они располагали. Сам тракт был перекрыт наглецами в прямом смысле, они просто не пропускали на этом участке дороги никого просто так, ни торговцев, ни случайных путешественников. За то, чтобы двигаться дальше в ту или иную сторону, нужно было заплатить, также они могли обыскать и отнять все, что понравится, будто разбойники. Со стороны, с безопасного расстояния, их лагерь можно было рассмотреть, но часть сил повстанцев оставалась скрыта. Обо всем этом, а также о встрече в условленном месте и времени Вальдесу и Придду было доставлено письмо с посыльным от Алвы и Ноймаринена. В письме с вензелем Ворона в это условленное место предлагалось их проводить сразу по его получении, чтобы не тратить время впустую.

Ротгер Вальдес: Прочитав письмо, Ротгер с хитринкой взглянул на молодого Придда. - Ну вот мы и добрались до сути, герцог... Похоже, тракт оказался более крепким орешком, чем мы предполагали. Их разведчики действительно многое проморгали. Нет, про то, что лагерь этого отребья был потдельным, сделанным специально "напоказ", известно было. Но вот месторасположение основных сил и прочего... "Интересно. А Росио как эти сведения получил?" Вальдес скатал письмо в трубочку и повернулся к гонцу. - Подождите в лагере. Как только мыс Герцогом Приддом кое-что обсудим, мы отправимся на встречу. Как только гонец отошёл, Бешеный обратился к Валентину. - Вензель вензелем, но знаете, Валентин... Мне кажется, Рокэ не будет против, если за нами немного в отдалении поедет отряд прикрытия. А если это НЕ Алва... Ну что же, им будет приятный сюрприз, - Вальдес хмыкнул. - Не то что бы я был параноиком, но мне совершенно не хочется попадать в лапы этих ублюдков по счастливой для них случайности.

Валентин Придд: Уж чему-чему, а некоторой параноидальности Валентин Придд научился, пребывая в тяжелых ситуациях и мыслях в столице или родном поместье. Приятного там было мало, так что странная ситуация, в которой Алва внезапным образом все это узнал, не могла не вызвать у Валентина некоторое подозрение. Рокэ отрастил крылья? Или кэцхен сменили любовника и переметнулись от Вальдеса к Рокэ? В любимо случае, что точно понравилось Тинэ - жто реакция Ротгера. С таким можно работать, и это радовало. - Ну, раз вы не хотите быть параноиком, оставьте эту роль мне, адмирал, - с иронией сказал Тинэ.

Бледный Гиацинт: Посыльный дождался, когда господа все оговорят, и повел их и сопровождающих неширокой тропой среди заснеженных елей. Погодка стояла та еще, ледяной ветер пробирал, даром, что месяц Зимних Ветров только начался. Особняк, в котором все это время находился Ноймаринен, располагался одновременно хитро и удобно относительно тракта. Удобно для тех, кто знал, как к нему пройти, хитро для незванных гостей, которым, чтобы найти его, пришлось бы напрямую прочесывать лес. С узкой тропы в какой-то момент пришлось сойти и ехать дальше между деревьями, посыльный хорошо помнил все повороты, но и то на несколько мгновений останавливался в раздумье перед каждым, вспоминая, куда дальше, чтобы не заплутать. Наконец, лапы елей разошлись, показалась стена особняка. - Ну вот и на месте, - произнес посыльный, - Там вас ждут, господа.

Рокэ Алва: Рокэ сам подъехал к Ротгеру и Валентину. Он ждал посыльного, отправленного с утра, ждал их, и вот, они на месте. Ворон тронул бока гнедого полумориска, который настороженно втягивал ноздрями запах чужих лошадей, и улыбнулся краем рта: - Бешеный, - сказал он, - наконец-то! Рад тебя видеть. И вас тоже, герцог Придд, - добавил учтиво, но без какой-то нарочитой издевки. - Я, как и Ноймаринен, который провел немало времени в этом особняке, уже наслышан о ваших подвигах на землях герцога и их окрестностях. Теперь осталось окончательно прижечь бунтарям хвосты прямо тут, на этом тракте. Предлагаю обсудить подробности в кабинете у нашего будущего регента, - сказал Рокэ, - Господа, следуйте за мной.

Ротгер Вальдес: - Подкрепление прибыло, соберано, - ухмыльнулся Вальдес своей форменной кошачьей улыбочкой в ответ на улыбку маршала и упоменание об их подвигах на при зачистке Придды. - Впрочем, я смотрю, вы с Ноймариненом тоже времени зря не теряли. Спешившись и последовав следом за Алвой, (а заодно дав сигнал отряду прикрытия, что можно выходить из засады, за что получил одобрительный смешок Рокэ) вице-адмирал поднялся по лестнице на второй этаж и прошёл в кабинет. Там вполне могли разместиться с удобством четверо мужчин. Поприветсовав Ноймаринена и, приметив около одного из кресел неоткрытую бутылку "Янтарной Слезы", Бешеный устроился там.

Валентин Придд: - Приветствую вас, Первый Маршал, - склонил голову чуть ниже положенного Валентин. Ротгера и Рокэ всегда тянуло к вину, Валентин же устроился в самом дальнем от бутылки месте. Рокэ Алва, немного бледный, слегка склонный к тощему телосложению, выглядел даже немного величественно. Он был сух и деятелен, в движениях в который раз чувствовалась жестокая грация, которая самого Валентина тоже восхищала. Это было даже странно, насколько этот человек - уж порядком в возрасте - мог выглядеть молодо и свежо. И вот от этого человека зависели судьбы и жизни. Валентин весь превратился в слух, напрягая и без того загруженный мозг, стараясь уловить все детали, хотя уставшему и желающему сна мозгу это и было трудно.

Бледный Гиацинт: Рудольф Ноймаринен поприветствовал вошедших. Предупредительный слуга тут же предложил господам, преодолевшим немалый путь до особняка по заснеженному лесу, вино и легкие закуски. Будущий регент страны надолго застрял в глуши, но судя по обстановке в его небольшом кабинете и вышколенности слуг никакой паники здесь не наблюдалось. Ноймаринен ждал подкрепления и дождался его. Теперь следовало обсудить и составить план будущих действий, откуда и как ударить, как распределить силы и выбить противника с тракта. Он предложил это сделать господам, в первую очередь Рокэ Алве, после первого выпитого бокала вина. Своих гвардейцев у Ноймаринена после нескольких отражений атак повстанцев оставалось немного, но, разумеется, и они могли быть задействованы.

Рокэ Алва: Карта местности, которая была развернута на столе у Ноймаринена, сейчас занимала Рокэ намного больше, чем вино. Он сделал глоток за приветствие прибывших и поставил бокал, чтобы взять слово. - Теперь, с прибытием подкрепления, мы превосходим противника, - сказал он, - Думаю, ловить повстанцев по лесам большого смысла нет, нужно сразу двигаться к основной точке тракта, который эти негодяи сделали своим так называемым "пропускным пунктом". Там поблизости находятся их основные силы. Их следует окружить и с легкостью разбить, - Алва небрежно поправил кружевной манжет на этих словах и продолжил, - Господа, если возражений нет, прошу взглянуть на карту, чтобы я мог объяснить наглядно, куда и как предстоит двигаться каждому подразделению. Герцог Придд, - Ворон посмотрел на Валентина, - Вы будете сами командовать своими людьми, рэй Вальдес ударит своим подразделением с другой стороны.

Ротгер Вальдес: - Так мы сможем окружить их, - констатировал факт Вальдес, приглядевшись к карте. Местность была на удивление подходящая для его излюбленного стиля нападения - густой лес почти вплотную прилегал к тракту. - Я выделю из своего отряда несколько мелких подразделений. Их задача - наводить побольше шуму, создавая иллюзию глобального численного превосходства. Ну, не мне тебе рассказывать, Росио. Пыль столбом, отдача команд мнимой коннице и прочее, - Вальдес ехидно улыбнулся маршалу, а потом повернул голову к молодому Кракену. - Как вы считаете, герцог?

Валентин Придд: - Монсеньор, вы не будете против прислать для этих целей еще отряд ведьм? - тонко, но в то же время напряженно улыбнулся Валентин, так, что даже легкий смешок выглядел как идеально-вежливый акт. Только платочком осталось помахать. Как же ему... все это нравилось. Казалось, будто вся обстановка, несмотря на войну и близость боя, способствовала размораживанию юноши. А еще ему казалось, что с легким смешком в глазах стратеги смотрели на него, словно выжидая и изучая - в том числе и книжный ли он червь или всё же человек дела, - Мои люди сейчас ждут только указания. Располагать людей для окружения можно уже сейчас, мой маршал. Коротко нападать с громкими криками со всех сторон готовы, - выпрямился герцог по струнке.

Ротгер Вальдес: - Увы, но ведьмы хороши на море, а не на суше, Повелитель Волн. Хотя ветер свободно бороздит воздушные просторы, лучше всего он чувствует себя над морем, - улыбка не покинула лица Вальдеса, разве что сталачуть более жёсткой.Как ни крути, а держать лицо и улыбаться, даже когда задели за живое, Бешеный умел. Вот и теперь,услышав намёк на девочек, сейчас всё ещё томящихся в плену поганых крысоголовых тварей, он лишь отшутился. Постепенно мысли Ротгера перешли с кэцхен на другую особу, которая не уступала темпераментом вольным духам воздуха, и вице-адмирал улыбнулся уже искренне. Мысли о спасшей его из тенёт лабиринта девушке вернула ему хорошее настоение. - Хотя я знаю ведьму, которая чувствует себя прекрасно и на суше, особенно - среди скал. Но и до неё далековато, так что обходиться придётся своими силами.

Рокэ Алва: - Прекрасно, герцог, - сказал Алва Валентину и поглядел на Ротгера с усмешкой. Он понимал, что речь идет отнюдь не о Мирабелле Окделл, когда Бешеный упомянул надорскую ведьму, ну хотя бы из-за выражения мечтательности на лице вице-адмирала. Все-таки что-то такое было в этих Окделлах, раз и мимо Бешеного не прошло. Не только в необъяснимой притягательности повелительской крови было дело, явно, а еще и какая-то дикарская чистота, чуждая девушкам столицы и других больших городов. - Ведьм, волшебниц и прочих милых дам мы обязательно обсудим позже, - пообещал Рокэ, - в более подходящей для этого обстановке. А пока приступим к делу. Если план действий ясен и всеми одобрен, то я не вижу причин с ними тянуть. Выступаем прямо сейчас, господа.

Бледный Гиацинт: Рудольф поднялся из-за стола с развернутой на нем картой. План Алвы был прост, но хорош, в их ситуации и не нужно было выдумывать что-то вычурное. Силы были, и ими было можно и нужно ударить как можно скорее. Юного герцога Придда Ноймаринен окинул оценивающим взглядом, ни одному Придду он никогда не доверял до конца, и молодой щенок не будет исключением, хотя, как он понял, Вальдес и Алва его уже как следует натренировали, но это ничего не значит. Что ж, посмотрим, как он проявит себя. - Наши люди готовы, - сказал Рудольф, - займем позиции. Ощутимый морозец пощипывал лошадей и их седоков, замерших несколькими отрядами среди заснеженных деревьев недолго, по команде они сорвались с места, чтобы сначала вспугнуть взятых в окружение повстанцев, а потом гнать их на пули и холодную острую сталь, ждущую с другой стороны.

Ротгер Вальдес: На Марикьяре и в Кэналоа с давних пор существовала легенда о Девяти Чёрных Всадниках, вырвавшихся из Заката. Облачённые в иссиня-чёрные плащи с капюшонами и доспехи, на вороных конях, из глаз и пастей которых вырывались искры молний, с мечами, не знающими промаха. Страшная дружина нападала на врагов ночью, оглашая воздух ледянящим души воем, столь похожим на завывание северных врагов. И там, где проходили Всадники, враги обращались в бегство... Такими байками в детсве пугал Первого Маршала старший брат, а Росио, в свою очередь, пересказывал их своему другу. Повстанцам в эту ночь не повезло, ибо вице - адмирал Ротгер Вальдес, так же известный как Бешеный, байку эту помнил и любил. - Воем, ребята, воем, - приказал он своим людям, когда они, надрывая глотки, вырвались из ночного леса и обрушились на бунтовщиков оставляяпосле себя трупы. Секундой позднее отряд Ганелона сделал тоже самое, ударив несколькими десятками ярдов левее. За ним ещё несколько отрядов. Отряды конницы двигались широким фронтом, создавая ощущение большого сосредоточения сил. Что, в купе с ночью, факелами, чёрными плащами, в которых Вальдес успел обрядить некоторых своих людей, и воем, достойным Девяти Всадников Заката, сыграло свою роль. Напуганные до полусмерти, ополченцы сопротивления дрогнули. Линии войск стремительно прогнулись назад, а затем и вовсе побежали, окончательно сломав порядки. - Бойтесь! Ибо воины Леворукого пришли за вашими душами!!! - Замогильным голосом провыл Вальдес, пришпоривая коня и пронзая клинком одного из обратившихся в бегство.

Валентин Придд: Валентин тонко улыбнулся, давая указание. Рассредоточиться и притвориться, что их много - не настолько трудно. Хотя забавным было то, как вел себя Вальдес. Но с другой стороны... Панталоны! Панталоны! - Сказано, напугать, - шепнул Тинэ своим людям, - а пугать - это дело серьезное, - тонко улыбнулся он. И честные старательные Приддовы честно и старательно присоединились к пуганию, наступая широким строем. Кто бы мог подумать, что Суза-Муза крылся в вице-адмирале? А эффект был: пугаться огромного воинства повстанцы стали. И побежали. Четко, слаженно и геометрически красиво. Как только собьются в кучу, их можно будет взять в окружение и перебить до единого.

Рокэ Алва: Кольцо получилось красивым, как Ворон и ожидал. В Бешеном он, конечно же, не сомневался, но хотелось посмотреть, как сработает Придд. Тот сработал на отлично - с его стороны бежал такой же поток повстанцев, как и со стороны Вальдеса. Вой стоял знатный. Алва усмехнулся краем губ и легким изящным движением выхватил из ножен шпагу и взмахнул ею в воздухе. - Вперед! - крикнул он своим людям. - Живых не оставлять!

Бледный Гиацинт: Гвардейцы давно ждали этой битвы. Негодяи, захватившие тракт, промариновали их на этой точке столько времени, что сейчас было настоящим наслаждением сдвинуть их с места и гнать в самый Закат, чем сейчас занимались со своей стороны Вальдес и Придд. Ноймаринен скомандовал своим. Захват повстанцев сужался, и сегодня каждый получит сполна.

Ротгер Вальдес: -Жгите тут всё к демонам, - отдал приказ Бешеный, ворвавшись в лагерь повстанцев. И первый швырнул в факел в леворукову баррикаду из сбитых вместе повозок, брёвен и досок, перегородившую тракт. - И добьём их. Только возьмите живьём вон тех, горластых - он указал рукой на пытавшихся ещё командовать предводителей мятежников. Окружённые повстанцы сбились в беспорядочную, давящую друг друга массу. И умирали, умирали, умирали. Падали под выстрелами, ударами клинков, их пронзали копья и топтали копыта боевых скакунов. Сейчас солдаты Талига и не думали брать в плен этих ублюдков Ухмульнувшись, Вальдес с диким воем послал коня прямо в толпу.

Валентин Придд: Солдаты Тинэ присоединились к этому действию, как и сам молодой человек. Убивать он не умел. Он умел драться на мечах, и делал это, как по учебнику. Удар, отбив, укол. Свой факел он тоже бросил в сторону лагеря, и в этом безумии делал все как на автомате. Его голова была намного ярче и легче, когда в самом начале боя он отдал пару приказов. А сейчас... Валентин осмотрел поле боя, которое уже явно несли на себе отпечатки полной их победы: горы трупов повстанцев при малых своих потерях (лишь немногие раненные), плененные, трупный запах, трупный воздух, летя датающий тяжелый и чуть сладковатый запах крови и трупов... Как-то просто это все воспринималось во время самого сражения. Но теперь... Голова юноши стала очень тяжелой, и к горлу подкатила тошнота. Быстро скрывшись за деревом, Валентин пытался перевести дух, но его все-таки вырвало. Он ненавидел себя за эту слабость перед глазами великих адмирала и маршала, и маловероятно, что к такому мальчишке теперь будут относиться серьезно. Пытаясь перевести дух, Тинэ ругал себя за слабость, думая, что любая девушка, не имевшая ни намека на военное образование, повела бы себя достойнее юного герцога. В ответ на собственные мысли и витавший отголосок запаха крови, трупов и рвоты Валентина вырвало еще раз. Оперевшись на дерево, Тинэ вспомнил, как вела себя та же мать во время беременности, когда была необходимость подавить тошноту, и начал дышать глубоко и размеренно ртом, чтобы не чувствовать запаха. Расправив плечи и надеясь на собственный самоконтроль, который снова взял верх, Валентин вышел, видя, как недалеко друг от друга стояли Рокэ, Ротгер и Рудольф. Три буквы "Р", перед которыми Тинэ, бледный, пахнувший рвотой, в заляпанном кровью сюртуке, встал, держа, по собственному мнению, лицо. Ему казалось, что он выглядит невозмутимым, а на деле, наверное, вызывал только смешки за собственный вид потрепанного мальчишки, что упрямо задирает нос и смотрит "невозмутимо" широко раскрытыми глазами.

Рокэ Алва: В некий момент бой превратился в кровавое месиво, которое Бешеный еще и приправил огоньком. Зато теперь тракт был расчищен и в прямом, и в переносном смысле. Завтра регент Талига Рудольф Ноймаринен без помех проедет по нему в сопровождении собственных гвардейцев и бергеров, которых Рокэ предоставит ему. Сам Первый маршал вернется в столицу с заездом в Надор, а с Вальдесом нужно будет еще обсудить дальнейшие планы. Свою основную задачу сейчас они выполнили. Не самую основную, конечно, а одну из. И юный Придд, его дальнейшую судьбу тоже нужно будет решить. Ворон вдохнул морозный воздух с ароматом дыма и посмотрел на Рудольфа и Ротгера, которые подъехали ближе. Он улыбнулся краем рта. - Трупы с дороги растащат за утро, - сказал он, - Теперь это единственная препона на тракте. Заграждение из тех, кто так долго держал здесь препятствие, а теперь сами являются им, хотя и не очень живыми, забавно, правда? Будто бы в ответ на мрачную шутку Рокэ раздался вовсе не смех, а некие характерные звуки поодаль. Уже светало, и в прерассветном сероватом тумане Ворону было не сложно разглядеть фигуру юноши, который согнулся между деревьями. Рокэ быстро сделал знак двум гвардейцам, которые стояли поблизости, чтобы они подошли и помогли, но Придд удержался на ногах. Он сам вышел из-за деревьев. - С победой, герцог Придд, - сказал Ворон, - Вы и ваши люди прекрасно показали себя в сражении, но теперь нам всем нужен отдых.

Ротгер Вальдес: Вальдес, переглянувшись с Рокэ, спешился, и, кинув поводья Ганелону, решительно направился к мальчишке. Каждый солдат рано или поздно проходит через этот этап. Через первое массовое побоище, оставляющее горы трупов, своих и чужих. И если во время стычек при зачистки Старой Придды Унд миловал, мальчишку, то сейчас было отчётливо видно, как сильно ударило первое настоящее сражение по молодому Кракену. Что же. Не он первый. В конце концов, и Бешеный, и Алва через это проходили, и сейчас юношу понимали. - Пойдём, - Ротгер, чувствуя какую-то ответственность за своего напарника по зимней кампании, положил руку на плечо мальчишке. Фамильярно, но да ладно. Ситуация позволяет. - Все через это проходят, так что можешь не волноваться за свою... реакцию. Это нормально. Все проходили. Сейчас тебе лучше всего проветриться на свежем ночном воздухе. Вальдес слегка нажав на плечо Валентина, повёл его подальше. Тот практически не сопротивлялся.

Валентин Придд: На миг в глазах Валентина промелькнуло удивление, что вместо насмешек или полного в себе разочарования он получил сочувствие и понимание. Чувство теплой благодарности кольнуло юношу, когда он получил такую помощь и такую соломинку самоуважения, за которую можно ухватиться. Впрочем, если нотки облегчения и удивления и промелькнули на лице Тинэ, пока его уводил Ротгер, то очень глубоко внутри, более того - он сумел их скрыть - в этом Валентин был - или очень хотел быть - уверен. - Благодарю за ваше понимание, вице-адмирал, - казалось, будто голос Валентина вытянулся по струнке, чего сам тот не мог сделать идеально в силу своей усталости. Осталось только делать это голосом. - С победой, вице-адмирал. Какие будут указания? - сказал Тинэ, стараясь унять благодарное и теплое биение собственного сердца к этому человеку, который так во всем ему помог.

Ротгер Вальдес: - Вольно, герцог, - хмыкнул Вальдес. Кажется, мальчишке стало куда лучше, после того как он увидел, что его никто не осуждает и не смётся над ним. - И вас с победой. Соберите своих людей, и можете отправляться на отдых. День был тяжёлым.

Валентин Придд: Когда Валентин услышал это "вольно", он даже сам словно по команде позволил своему телу расслабиться. Он мог взять себе бокал теплого вина и после всего того, что случилось, откровенно наслаждался такой простой радостью жизни. Как хорошо, что младшие братья не видят. Им это еще рано. Рано. Забавно, а ведь сам Тинэ в какой-то степени успел привязаться к Ротгеру. Наверное, это тот самый редкий случай, когда приказа от вышестоящего ждешь просто потому что веришь в его харизму и силу его убеждения. Это было странно. Очень странно. Такого по отношению к тому же Рокслею Валентин не чувствовал: холодный интерес разве что. А здесь все было совсем иначе. Тинэ понимал, что ему, как сыну дворянскому, дорога только одна - на войну, ведь вряд ли честь семьи будет рада наследнику-торгашу, хотя для Приддов это было нечто само собой разумеещееся. И если и ждала его дорога только такая, то если бы судьба-злодейка выкинула кости и дала ему именно такого эра и наставника, как Ротгер Вальдес... Валентину нравилось учиться у него. Узнавать другой стиль жизни от Бешеного было как минимум увлекательно, а помимо последнего он был гениальным мастером своего дела. Но даже все эти абсолютно рациональные аргументы были лишь подкреплением одного: Валентину такая служба нравилась. А ведь Вальдес - это еще и море. Море... Ирония, но повелитель Волн настоящих волн (кроме ряби в ванной) так никогда и не видел. А кто знает, были ли к нему так же благосклонны водные духи, как к Вальдесу - воздушные? Но легкое, пленительное, волнующее море было именно тем, что добавляло в образ вице-адмирала как наставника те самые необходимые соленые нотки, которые порождали в Валентине ту холодную упертую уверенность, что была известна в людях его рода. Холодная, спокойная уверенность, быстрое желание, что легко становится целью. Море.... Опытный и знающий свое дело наставник, которого слушать стало своего рода удовольствием. Тинэ сделал большой глоток вина, рассудив, что даже если эти мысли и вызвали шок с вином в совокупности, то они не исчезнут, если он свое вино не допьет... Может, всё же стоит попытаться добиться того, о чем сам Тинэ так думал? Над ним все еще тяжелым мечом и камнем висела отвественность за семью, а хоть Придд и начал доказывать своими действиями свою верность короне, что могло бы доказать ее лучше, чем служба у Алвы или Вальдеса? В любом случае, сейчас у него было мало времени заниматься внутренней политикой собственных владений: когда он разберет внешнюю, тогда и экономикой озаботится, а пока будет совмещать. А значит, время есть. Быть может, тогда стоит попытаться узнать, есть ли у Вальдеса хотя бы отдаленное желание взять себе ученика?

Бледный Гиацинт: Ноймаринен проводил взглядом вице-адмирала, который решил заняться юным Приддом, и перевел взгляд на Алву. - Росио, спасибо тебе, мальчик, - сказал он, - за то, что справился с этими негодяями. Вольфгангу я обязательно отпишу, ты молодец, что взял у него подкрепление. Когда только сумел? Везде успеваешь! Регент посмотрел на усыпанный трупами тракт, которые растаскивали гвардейцы. - Только и мечтал о таком зрелище, пока сидели тут в особняке, обложенные со всех сторон. Но сейчас нам надлежит туда вернуться. Вижу по тебе, твоим горящим глазам, - усмехнулся Рудольф, - что тебе не терпится куда-то лететь дальше. Я так понимаю, что ты не будешь сопровождать меня в Олларию?

Рокэ Алва: Рокэ тоже посмотрел Бешеному вслед. Валентину, конечно, нужен наставник, и ничего удивительного, что Ротгер теперь чувствует за него какую-то ответственность. К мальчишкам привыкаешь. И это было одной из причин, по которой Рокэ должен будет вернуться сейчас в Надор. - К вашим услугам, господин регент, - ответил он Ноймаринену, - Не стоит благодарности. Негоже вам было сидеть тут, вас ждет Оллария, и бергеры маркграфа сопроводят вас. Что касается меня, вы правы. Есть у меня еще одно дело на севере, с которым необходимо справиться. Много времени оно не займет, больше уйдет на дорогу. Ну а потом я приеду в столицу.

Бледный Гиацинт: - И вне сомнений, разрешение этого дела необходимо королевству, - сказал Рудольф, трогая поводья лошади, чтобы направить ее в сторону особняка, и призывая Рокэ сделать то же самое, - Или это необходимо тебе самому? Хотя, не отвечай, ответ и так понятен. Все, что ты делаешь в последнее время, идет на благо Талигу, и мне остается только пожелать тебе удачи и ждать твоего возвращения в Олларию. Наутро особняк опустел. Ноймаринен выехал в сторону столицы, теперь без всяких препятствий, а Рокэ Алву, Ротгера Вальдеса и Валентина Придда ждал север. Эпизод завершен



полная версия страницы