Форум » Провинции Талига » "Полыхающий Север - 1", Надор, 2-3 Зимних Скал, 398 к.С. » Ответить

"Полыхающий Север - 1", Надор, 2-3 Зимних Скал, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Рокэ Алва Ротгер Вальдес Ричард Окделл(НПС) жители Надора(НПС)

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Бледный Гиацинт: Лабиринт кончился благодаря Окделлу, Бешеный надеялся, что на этот раз навсегда, и липкие серые стены больше не окружат ни его, ни кого-то другого, подавляя сознание. Там, где теперь они оказались, воздух был очень чист и свеж, пахло лесом и под спиной ощущался холодный камень. Конечно, скалы, оруженосец Рокэ ведь призывал их, и в итоге их вынесло куда-то, явно не в Олларию. Вокруг была темень, хоть глаз выколи. Вальдес поднялся на ноги и громко произнес: - Эй, все живы? И еще на всякий случай позвал, в надежде, что Лабиринт "выплюнул" вместе с ними и девушку: - Мэллит?

Рокэ Алва: Юноша набросился на фальшивые скалы и крыс с таким остервенением и рсправился с ними так быстро и удачно, что Рокэ подумал, как мало ему известно о скрытых талантах и способностях его оруженосца. И как они резво проявились сейчас. Жизни пленников Лабиринта были спасены в считанные секунды, когда Окделл их выдернул из этого крысиного гнезда. И теперь предстояло понять, где они оказались. Первым, что почувствовал Рокэ, был сильный холод. И тишина. Пальцы не защищенные перчаткой скользнули по ледяной шершавой поверхности. Камень и лед. И возможность угадать с трех раз, в каком это леднике они оказались. Хотя, если прикинуть, то можно будет справиться и с одного. Глаза понемногу привыкали к темноте. Вальдес светил неподалеку белой рубашкой и вопрошал, в порядке ли они. - Жив, - ответил Рокэ и тоже поднялся на ноги, - В порядке. Юноша, а Вы? Не ранены? Судя по негромкому дыханию где-то рядом, Окделл был жив, а в остльном Алва решил убедиться.

Ротгер Вальдес: Заметив неподвижно лежащего оруженосца, Вальдес склонился над ним, нащупав артерию на шее. Что ж... кровь по венам бежала, сердце билось. Но в сознание герцог Окделл приходить в ближайшее время, похоже, не собирался. Да и выглядел, мягко говоря, не важно. Тем временем подал голос Первый маршал. "По крайней мере, соберано жив, - удовлетворённо хмыкнул Бешеный, слегка передёрнув плечами от довольно сильного холода. Тут оказалось весьма прохладнее, чем на море. - Костёр бы не помешал, пока наша компания совсем не закоченела". Тем временем глаза постепенно привыкали в темноте. Увы, с топливом для костра в этом треклятом леднике было неважно, но, слегка порыскав вокруг, Ротгер сумел набрать сухого мха и даже найти чахлое засохшее деревце, в своё время каким-то чудом выросшее в таких негостеприимных условиях. Сооружив из подручных материалов какое-то подобие очага, Бешеный достал из мешочка, висевшего на поясе, трутницу. -Есть мысли, где мы оказались? - спросил он, высекая искру. Да, костёр, конечно, мог привлечь ненужное внимание. Но, учитывая окружение в котором они оказались, он был просто необходим для выживания. Особенно лежащему в отключке мальчишке Окделлу.

Бледный Гиацинт: Ночь была какой-то беспокойной, словно что-то должно было произойти, то ли грянуть гром в начале зимы, то ли вспыхнуть, не дай Создатель, лесной пожар, но старый егерь в своей сторожке долго ворочался, да так и не смог уснуть. Хотя вечерний обход не показал ничего необычного, но сейчас, посреди ночи, он услышал - волнуются собаки. Значит, где-то неподалеку появился чужак, или чужаки. Надор уже давно не был защищен, всем было известно, что после гибели хозяина, Эгмонта Окделла, олларианские гвардейцы шастают сюда, как к себе бы домой, и ладно, если бы только гвардейцы, так и всякое отребье обнаглело. Что делать, если защиты у них нет... егерь вдруг рассердился. А вот он покажет этим оборванцам, кем бы они ни оказались, что лес этот принадлежит герцогине Мирабелле и наследникам, так что нечего приходить без приглашения, бить зверье и птицу, брать древесину и хворост, зариться на чужое. Старик понимал, что уже не уснет, да и собаки разлаялись, так что он оделся потеплее, взял ружье и вышел. Кликнул псов, которые тут же подбежали, зло озираясь. Егерь знал - лают они на чужой людской запах, чуя поблизости сторожки зверье, приученные, они вели себя иначе. - Вперед, след, - велел он и пошел за сорвавшимися с места псами. В лесу близ сторожки егерь и ночью ориентировался, как дома, да и лес и был его домом уже очень давно, так что вскоре он увидел появившиеся впереди отблески костра и две сидящие человеческие фигуры. Собаки кинулись к ним, захлебываясь лаем, сам егерь вскинул ружье не подходя слишком близко и крикнул: - Кто такие? Что надо в этих краях?

Рокэ Алва: Окделл не отозвался, но вместо него ответил Ротгер, который проверил состояние юноши, оказавшееся неутешительным. Пока Бешеный разводил костер, Рокэ подошел к оруженосцу, наклонился над ним и взял его за руку, стянул перчатку перед этим. Рука была теплой, но изнутри ладони будто бы шел холод, так Алва почувствовал. Он крепко сжал пальцы и позвал, негромко и настойчиво: - Ричард. Ри-чард. Ри-чард. В тусклом свете от костра лицо юноши виделось очень бледным, но он будто бы отреагировал на свое имя, и его ресницы дрогнули. Потом, в диалог со «спящим» вмешался резкий лай собак. Рокэ отпустил руку Окделла и поднял вверх собственные на окрик старика. - Я думаю, Ротгер, с таким отчаянным гостеприимством нас могли встретить только в одном месте на севере, а судя по холоду, скалам и лесу мы именно на севере. Юноша принес нас домой, в Надор, но после всего, что довелось пережить, ему не хватило душевных сил, чтобы оставаться в сознании. Я прав, милейший? – спросил он громче у лесника, - Это ведь владения герцогов Окделлов, не так ли? Вам лучше опустить ружье и убрать собак. Потому что мы прибыли сюда вместе с Ричардом Окделлом, но в дороге он заболел. Нам нужно отвезти его в замок, но сначала дождаться утра, лучше всего где-нибудь в тепле. Если поможете нам – получите награду.

Ротгер Вальдес: Когда раздался лай собак, а затем и вопрос старика, Бешеный слегка повернул голову. Он сидел к обладателю своры злющих псов в пол оборота, и, пользуясь полумраком, незаметно потянул из ножен боевую шпагу. "Эх, жаль, нет времени и возможности зарядить пистолеты" Впрочем, соберано быстро и довольно успешно (судя по тому, что их таки не пристрелили на месте) провёл переговоры. Заодно пояснив, куда их занесло. "Ну, Надор, это, по крайней мере, не Дриксен. Вот уж гуси бы обрадовались, попади к ним в руки одновременно Кэналлийский Ворон и Закатная Тварь...", - улыбнулся про себя вице-адмирал, но шпаги не убрал. На всякий случай. -А если при этом вы нас накормите чем-нибудь горячим - награда будет в два раза больше, - добавил он к словам Первого Маршала. Лабиринт словно высосал из Бешеного все соки, разбудив зверский аппетит. Да и остальные наверняка не отказались бы от куска мяса и чего-то согревающего в кружке.

Бледный Гиацинт: Егерь недоверчиво посмотрел на господ, но потом все-таки опустил ружье и отозвал собак. Перед ним были не оборванцы, не разбойники, а именно господа - чистые, холеные, богато одетые. Старик посмотрел на третьего - юношу, который лежал прямо на земле, завернутый в плащ. Только рука без перчатки была сверху. Егерь подошел поближе, прищурился. Да, господа, похоже, не врали. Фамильный перстень герцога Окделла он видел не раз, когда был моложе - на руке у Эгмонта во время охот, а вот сын его на охоту сам не выезжал ни разу, но лесничему приходилось видеть юношу. Лежащий в беспамятстве несчастный был похож. Егерь убрал ружье за спину и низко поклонился господам. Его сторожка была гораздо ближе замка, была там и еда, простая, грубая, но горячая. Все это он предложил, а утром - отвезти в замок.

Рокэ Алва: Рокэ прислонился затылком к грубо сколоченным доскам стены в лесной хижине и прикрыл глаза. Окделл лежал рядом на двух сдвинутых вместе широких лавках, на которые лесник набросал меховых шкур. Ворон не смог дозваться, достучаться до него. Юноша победил лже-Лабиринт, но от этого пострадал сам, и Рокэ пока не знал средства, чтобы вернуть его в сознание. Оставалось только гасить в себе бессильную злобу. - Какие новости в этих местах? – спросил Ворон у лесника, пока тот еще не устроился спать на своей лежанке. За кров и ужин он его уже отблагодарил, двумя звонкими монетами.

Ротгер Вальдес: Вальдес тем временем устроился в другом углу хижины, слушая осторожные расспросы друга в пол уха. Впервые за последнюю бешеную неделю у вице-адмирала было время спокойно подумать. И, честно говоря, картина складывалась не особо весёлая. Для начала, как говорится, насущное. Окделл и не думал приходить в себя. И что прикажет сделать вдова Эгмонта Окделла, которая и так не отличается любовью к по отношению к Повелителю Ветра и его вассалам, когда увидит сына в таком состоянии - одним ызаргам известно. Как бы не пришлось прорываться из замка с боем. Да и слухи, которые на хвосте приносили домочадцы Рокэ... приятного, как ни крути, мало. Было ощущение, что кто-то (говорим кто-то, пишем Люди Чести в целом и Штанцлер в частности) намеренно раздувает конфликт, натравливая часть горожан на Первого маршала и иже с ним. Столица стала напоминать пороховую бочку с зажжённым фитилём. И в тот самый момент, когда присутствие главного сподвижника Олларов нужно было в столице как воздух, пришлось лезть в этот клятый лабиринт. Очень возможно, что всё покатится к бунту. "Эсператисты бы их всех побрали", - кисло подумал Вальдес, постепенно проваливаясь в полудрёму, но краем сознания продолжая слушать разговор. Последней ясной мыслью вице-адмирала было: "Интересно, с девочками всё в порядке?"

Бледный Гиацинт: Егерь толком не знал, о каких новостях говорить. В Надоре уже давно все текло одинаково, изо дня в день. Что до новостей из столицы, так и сюда, конечно, докатились слухи, что после смерти Оллара там стало неспокойно. Так ведь это холеным господам должно быть лучше известно, чем ему, не с луны же они свалились. - Да так, все по-старому, - проскрипел он, - Как король помер, так тут даже обрадовались, сами знаете, здесь его власть не жаловали... Сидим вот, ждем, что теперь, может изменится что-нибудь в лучшую сторону, может, нет. Жаль, что такая беда с молодым герцогом Окделлом приключилась, - посетовал лесничий в который уже раз, и неожиданно добавил, - Да вот, слыхал, что гуси с моря опять наступают, и еле отбился адмирал. У нас тут тоже новости доходят, что с севера, - важно покивал он, - Да еще, повадился разбойничать разный люд хуже, чем раньше. Я потому на вас сначала и пустил собак, не знал ведь, кто, что, откуда...

Рокэ Алва: Ворон через полудрему слушал лесника. В маленькой хижине было тепло, натоплено, так что, он даже расстегнул камзол и оставил наброшенный на плечи. Бешеный, кажется, спал уже. Придется рассказать ему потом о наступлении дриксов. Рамон молодец, отбился, но Рокэ и сам понимал, Ротгера придется отправлять в Хексберг, он нужен адмиралу. Но сейчас он и ему нужен здесь, кошки закатные! Герцог недовольно тряхнул головой. Все сейчас складывалось скверно. Дриксы жмут север с моря, гайифцы уже наверняка разявили рот на кусок юга, стараниями Ариго, который сам его разявил на регенство. Оллария уже почти "горит", Рокэ чувствовал, хотя тут не надо быть провидцем. И земли прямо тут дерут повстанцы, а как может быть иначе? Недаром Ноймаринен не может пробиться в столицу. Ворон приоткрыл один глаз и посмотрел не Окделла. что же ты, потомок Лита, Повелитель Скал, так хорошо держался, и так сдал в конце? Конечно, винить юношу было нельзя, он и так решил задачку с Лабиринтом на отлично, а вот в конце и правда ему не хватило душевных сил, чтобы остаться в сознании. Ну ничего, мальчик сильный, выкарабкается. Рокэ в него верил. Лесник, кажется, тоже уснул. Алва еще раз повел плечами, устраиваясь у стенки, укрылся камзолом и последовал примеру его и Бешеного.

Ротгер Вальдес: Чуткую полудрёму Кэналлийца как рукой сняло, когда разговор зашёл о нападении на Хексберг. "Кошки, ну за что, а? мало я вас холил, лелеял и молоко держал всегда на корабле, что вы подкинули нам в придачу к бунту вот такую пакость?"- Вальдес прошипел лёгкую непристойность сквозь зубы. С другой стороны, этого следовало ожидать. Стервятники уже слетаются на место предполагаемой смерти Талига. Адмирал, конечно, красавец, отбился. Но нападение явно было не последним... -Похоже, со всех сторон обложили, а, Рокэ? - хмыкнул он в пол голоса, уверенный, что только что устроившийся соберано не успел заснуть.

Рокэ Алва: Ворон перевернулся на спину на жестком ложе, согнул ногу в колене и уперся каблуком сапога в край лавки, закинул руки за голову, в темноте будто бы стараясь рассмотреть лицо Бешеного. Неудивительно, Ротгер бы и в мертвецком сне отреагировал на вести про "гусей". - Зубы обломают, - ответил он, - Я отпущу тебя на флот, обещаю, только сейчас помоги здесь разгрести хотя бы немного. Ты ведь не просто так гнал Делантеро в Олларию. Я все знаю, - Алва прищурился в темноте, как кот, - твои ветренные дамы нашептали про море - ледяную пустыню, и осколки трона. И скрывать не буду, что твоим дамам теперь несладко, тоже знаю это, но они не могли поступить иначе. Море тебя ждет, Бешеный, ему нужна твоя защита, и от дриксов, и от того, что ты видел в Лабиринте. Но сейчас ты нужен мне здесь. Алва потянулся, глядя в темноту. Если бы не серьезность событий вокруг, и этого разговора, можно было бы вспомнить, как они вели гораздо менее серьезные и гораздо более веселые ночные беседы в детстве и ранней юности, когда Вальдес гостил в Алвасете, или сам Рокэ на Марикьяре, пока не вбежит какая-нибудь заполошная нянька и не потребует от юных господ немедленно прекращать всякие разговоры и спать! Сейчас эти воспоминания вызывали только легкую улыбку, и были такими далекими.

Ротгер Вальдес: -Откуда ты... начал было Вальдес. Потом, вспомнив сколько дней он провалялся в бреду и чего мог успеть наговорить, фыркнул и продолжил. - Неважно. Разумеется, ты можешь рассчитывать на меня, как и всегда. Что же до моря и девочек... - он повернулся на бок, смотря на Алву. - Ты что то знаешь, что с ними сейчас? И что-нибудь о тех тварях? Что-то я не в одной легенде гальтарской эпохи подобного не встречал.

Рокэ Алва: Рокэ опять уперся затылком в неудобную деревянную стенку, поморщился, скомкал свой плащ и сунул под голову - стало лучше. - Спасибо, Ротгер, - сказал он, - Я в тебе не сомневался. Надолго здесь не задержу, но сделать нам кое-что придется. На благо Талига, - усмехнуля Алва. - Насчет твоих дам - я чувствую, скорее, что им плохо сейчас. Потому, что они сопротивляются даже в плену. А вот выходцы сдались. Ну, в Лабиринте ты видел. Как никогда я стал понимать сейчас эти тонкие материи. Потому что происходит вторжение из вне. Раттоны - существа о крысиных головах, подминают под себя "тонкий" мир. И нас заодно. Я говорю о Повелителях и вассалах. Что, ты думаешь, сейчас происходит с Окделлом, что творилось с тобой? Я сам чуть не рехнулся, когда эти твари полезли мне в голову, чуть не разнес полдворца, если бы не Катарина. Ворон замолчал и прикрыл глаза. - Пока все вокруг только стонет, а скоро завоет, - сказал он, наконец, - Мир может и движется к концу, но я намерен драться до последнего.

Ротгер Вальдес: -Ну, на счёт мира ты хватил. Драться до последнего... слишком драматично. Не похоже на тебя, Росио. Судьба улыбается смеющимся. Мы ещё повоюем, - мрачно успехнулся Вальдес, окончательно повернувшись на бок. Слова кэналлийца о том что кэцхен находятся в плену, кольнули Бешеного в сердце. Ну, всё. Теперь эти крысоголовые действительно нажили себе смертельного врага. И этот враг заставит их дорого заплатить за мучения его девочек. "-Сопротивляются даже в плену. Узнаю своих ведьм. Я вытащу вас, даю слово" -По крайней мере, они точно боятся крови, - Ротгер задумчиво посмотрел на побелевший шрам на руке, оставшийся после того как он отогнал ту тварь, на причале. - Нашей крови. Вся магия Повелителей прошлого была на ней. Кто знает, может, пора вспомнить старые сказки получше? - Бешеный перевёл взгляд на Маршала. -Ладно, если о более материальном. Тебе не следует ехать в замок. Герцогиня тебя повесить прикажет, учитывая, кто ты такой и в каком состоянии ты доставишь её сына.

Рокэ Алва: Рокэ состроил в темноте одну из своих двусмысленных гримас после слов Бешеного, хотя тот вряд ли мог ее увидеть. - Насмеемся еще, - язвительно ответил он. – А насчет крови да, она нынче в цене, как ты в этом мог убедиться. - Старые сказки, - проговорил Ворон, тронув на своей руке перстень с темным камнем, добытым из стены блуждающей башни некогда, но говорить об этом не стал, - Что ж, поглядим еще, что к чему. Все только начинается. А фраза про Мирабеллу заставила его усмехнуться. - И что ты предлагаешь? Оставить Окделла под воротами, как подкидыша, постучаться в них и убежать?

Ротгер Вальдес: -Нет. К Мирабелле пойду я. Насколько я помню, на марикьярцев она так не бросается, как на кэналилйцев. Соображу что=нибудь по поводу легенды. А ты меня подождёшь где нибудь в лесу. Сядешь на пенёк, съешь пирожок, - вернул язвительную реплику рэй.

Рокэ Алва: Рокэ все-таки не сдержался и рассмеялся негромко, на фразу про пирожок. - Это что, на тебя так Курт влияет?- фыркнул он. – Тетушка Юлианна только о пирожках и рассуждает, смотри, женят они тебя, в конце концов, и потеряю я тогда друга и соратника, - поерничал Ворон. – Если, конечно, раньше мы не падем от гнева вдовой герцогини Окделл, вернее, не повиснем, - усмехнулся он, теперь уже не так задорно. - Ротгер, мы пойдем в надорский замок вместе, или не пойдем вообще, - твердо сказал Рокэ, - За предположение о том, что я стану отсиживаться в лесу в ожидании того, как все там пройдет без моего участия, любого другого я бы насадил на шпагу, - уверил он, - И к марикьяре здесь также никто никаких теплых чувств не испытывает, не обольщайся. Идем вместе завтра, в конце концов, я твой соберано. Только знаешь, - тон Алвы опять стал ленивым, - не о чем там беспокоиться. Охрана Надора, его капитан, все в таком состоянии, что они даже численностью своей нас не возьмут, которая к тому же совсем невелика. А уж мастерством боя и стрельбы – подавно. Правда, я совсем не хочу устраивать там бойню, и думаю, что ее и не будет, а вот надрывного скандала да, его не избежать, - Рок поморщился заранее, как от зубной боли.

Ротгер Вальдес: -Ещё неизвестно что хуже - старая добрая драка или выслушивать всё то, что нам выговорит Надорская Мышь - фыркнул вице-адмирал. - Ладно, Росио, надо устраиваться. Завтра будет нелёгкий для наших ушей день. Доброй ночи. Отвернувшись от соберано, Вальдес вытянулся вдоль стены, закрыв глаза.

Бледный Гиацинт: Старый егерь с ворчливым облегчением забормотал на своей лежанке, что наконец, мол, господа угомонились, хоть перед рассветом спокойно поспать дадут, да сами поспят. Завтра ведь выезжаем рано... Старик мало что понял из их разговора, сонный да уставший, только понял, что они, вроде как, военные, ну так кто сейчас не военный - время такое... Да то, что герцогиня Мирабелла Окделл им завтра не обрадуется, а как тут обрадуешься, когда единственный сын и наследник захворал? Здесь егерю было все понятно, на том он и уснул, чтобы утром подняться раньше всех, в привычное для него время, растопить печь и согреть воды, да накрыть на стол нехитрый завтрак.

Рокэ Алва: - Второе - хуже и намного, - ответил Алва, и тоже удобнее устроился на ночлег, - Доброй ночи, Ротгер. Раннее утро встретило ворчанием лесника, который разбудил их, чтобы завтракать и выезжать. Ворон сел на своей жесткой лежанке, - от нее ныло теперь все тело, - поморщился и провел ладонями по глазам. Потом посмотрел на Окделла, который как и вчера, также тихо дышал в своем забытьи. За мутным окном хижины брезжил серый рассвет, на улице встретило такое же холодное и серое утро, а впереди, среди скал, возвышался неприветливый надорский замок.

Бледный Гиацинт: Егерь скоро собрал господ в дорогу. Для немощного герцога Окделла нашлась повозка, на которой его и устроили. Старик впряг туда лошадь. Господа отчего-то также были пешими, как только добрались сюда, но лесничий не стал об этом слишком задумываться - пришли и пришли. А теперь их надо в замок отвезти, он и повез. Когда они выехали из леса, пейзаж стал немного меняться. Деревья сменяли скалы, все больше подступающие вокруг. Затем дорога пошла вверх, к замку. Стало холоднее, сгустился туман. Наконец, впереди появились ворота и высокая ограда. Егерь остановил лошадь, слез с телеги и застучал в смотровое окно: - Эй, стража! Здесь молодой герцог Окделл, он болен, его господа привезли... Вы доложите герцогине да отпирайте поскорее! Сам капитан Рут недоверчиво поглядел в смотровое окошко, но лежащего на повозке Ричарда он узнал. А при взгляде на кэналлийца и марикьяре насупился. - А вы кто такие, господа? - хмуро спросил он. Раньше он не имел права даже на такие вопросы. Надор и замок полностью контролировался властями Талига. Но сейчас кое-что изменилось... И капитан надеялся, что эти перемены - надолго.

Рокэ Алва: - Герцог Алва, - учтиво представился Ворон в окошечко, - И со мной рэй Ротгер Вальдес. Мы привезли Ричарда Окделла, который в дороге занемог. Я бы, конечно, не стал беспокоить лишний раз хозяйку этого замка, но мне нужно переговорить с врачом Ричарда, который станет его лечить. Кое-что объяснить и дать рекомендации. Поэтому, любезный, откройте нам ворота, и мы войдем, - сказал он капитану и все также смотрел на него с вежливой учтивостью, если бы не злые огоньки, заплясавшие в глубине его глаз.

Ротгер Вальдес: Пока соберано разговаривал со стражником, Вальдес скучающим взглядом обводил замок. Мда... Сказать, что он знавал лучшие времена - значит не сказать ничего. По сравнению с этой обветшалой кучей камней даже Хексберг смотрелся настоящей крепостью. Не говоря уже о цитаделях Кэналоа и Марикьяры. -А ещё Повелители Скал... - хмыкнул Вальдес в пол голоса, смотря на кладку стены. - Вроде бы должны камень знать на ура. Угу, как же. Тут стены не то что пушками - тараном проломить можно... Рокэ, тем временем, закончил переговоры, а Бешеный незаметно потянул из за пояса пистолет. На тот случай, если всё-таки придётся проверить, ммм... качество выучки местной гвардии.

Бледный Гиацинт: У егеря отвисла челюсть, а капитан сделал взмах рукой, и тут же защелкали затворы. Гвардейцы охраны Надора навели ружья на Алву и Вальдеса из-за каменных стен. - Вот я, значит, кого привел, - лесничий нервно мотнул шеей, уже ощущая на ней петлю из грубой веревки по приказу герцогини, - Врага привел! Старик с ужасом и долей восхищения уставился на Ворона. Он слышал о нем немало, как любой житель Талига, но никогда не видел раньше. Перед ним стоял талантливейший полководец всех последних десятилетий, почти что один, без охраны, без сопровождения, у егеря не помещалось в голове, что такой человек может путешествовать пешим и почтив одиночку. Однако, он привез сюда и молодого герцога Окделла. Может быть за это несчастному старику будет снисхождение от герцогини... - Сложите ваше оружие, иначе вы будете расстреляны на месте! - выкрикнул капитан Рут.

Рокэ Алва: - Как дети, честное слово, - фыркнул Алва. - Милейший, - воскликнул он и опустил руку на плечо Дика, - Оружие следует опустить вам и вашим солдатам, а я ничего складывать не собираюсь. Здесь находится герцог Окделл, и он в моей власти. Прежде, чем кто-то из вас только подумает о том, чтобы спустить курок, я заберу его в Закат вместе с собой. Так не лучше ли вызвать для переговоров герцогиню или кого-то из управляющих? Я уж не говорю о том, что старшая дочь герцогини сейчас гостит у меня в Олларии по собственной доброй воле, - Ворон ухмыльнулся. - Думаю, мне есть о чем переговорить с герцогиней, но не с вами, капитан, уж извините, - добавил он не менее наглым тоном.

Ротгер Вальдес: -Я говорил тебе, что нас встретят оружейным залпом? А ты не верил, - Вальдес с эдакой ленцой пересчитал гвардейцев. Услышав наглый ответ своего соберано, на лице Бешеного появилась хищная улыбка. Та самая, которая заставляла некоторых "гусей" спускать флаги на своих кораблях, едва завидев чёрное знамя с серебряным драконом. Конечно, там в качестве дополнительного аргумента были крупнокалиберные орудия Астэры... но здесь и без них можно справиться. -Рокэ, а может, к ызаргам мирные переговоры? Их всего по четыре на каждого. Мы вспотеть не успеем, а так хоть повеселимся, - Ротгер выразительно взвесил в руке один из пистолетов, подмигнув маршалу.

Рокэ Алва: - На залпы у них пороху не хватит, - усмехнулся Алва, - Это так, легкие веяния грядущей битвы с Людьми Чести. Потом он покачал головой: - Нет, Ротгер, не надо. Окделл должен выжить в родовом замке, а замок нельзя оставлять без охраны. Кроме того, тут еще есть женщины. Ты же сам говоришь – кладка крепостных стен никудышная, и если убить гвардейцев, местные пройдохи и бандиты ее очень быстро разберут по камешку, а дальше сам понимаешь. А я не собираюсь сидеть и сторожить надорский замок, у нас на севере дела поважнее. Так что, охрану придется оставить в живых.

Ротгер Вальдес: -Печально, - притворно вздохнул Вальдес, прилагая все усилия. чтобы не расхохотаться. Лица гвардейцев надо было видеть...

Бледный Гиацинт: Капитан Рут мрачно посопел в окошечко, а потом дал отмашку - охрана Надора опустила оружие. Затем открылись ворота, и на ступеньках замка появился взволнованный Ларак. - Ввозите, ввозите герцога Окделла, скорее переносите его в замок! - воскликнул он, командуя слугам. - А вы, господа, входите тоже, - добавил граф Алве и Вальдесу, правда, недобро глядя на них, хотя и перепуганно, - Герцогиня Мирабелла Окделл вас примет!

Рокэ Алва: - Ну вот, наконец-то вняли голосу разума, - тихо усмехнулся Ворон Вальдесу и учтиво кивнул Лараку. Он убрал с плеча Окделла руку, сунул леснику пару монет за услуги и подождал, когда во двор ввезут телегу с Диком на ней, а потом вошел сам, вместе с Ротгером. Замок встретил неприятной сыростью и полумраком. Экономили здесь, похоже, на всем, и в первую очередь на горячей воде и хорошеньких горничных, обученных вытирать пыль. Алва слегка поморщился, ступая на видавший виды ковер в гостиной, когда их провели туда. В кресле у давно не чищенного камина сидела скверно одетая и причесанная женщина с бледным неприятным лицом. - Герцогиня, - Ворон поклонился Мирабелле.

Ротгер Вальдес: Вальдес повторил движение своего соберано, после чего предоставил ему официальную часть разговора (то бишь, выслушивать всё, что скажет Надорская Мышь. Зам же вице-адмирал сделал шаг назад, прислнившись к стене и скрестив руки на груди. "Сам виноват. Говорил я ему - посиди в лесу, я тихо всё сделаю..." Замок произвёл на бешеного то ещё впечатление. Если снаружи можно было сказать, что крепость видала лучшие времена, но внутри... можно было подумать, что она таких времён не знала вовсе. Оставалось только уивляться, как старшая дочка Мирабеллы сумела вырасти в этом склепе такой... живой.

Бледный Гиацинт: Граф Ларак тоже вошел в гостиную и встал рядом с креслом герцогини Окделл. Он старался смотреть на нее ободряюще, показать свою поддержку, но Мирабелла не обращала на него внимания. Ее широко распахнутые глаза смотрели на Ворона и его спутника. - Я поклялась, что враг, уничтоживший моего мужа, никогда не переступит порог этого замка, - прошипела она, - Но теперь у меня нет выхода, вы шантажируете меня моими детьми! Что вы сделали с моим сыном, и где моя дочь? - воскликнула Мирабелла пронзительно.

Рокэ Алва: Алва как раз сделал пару шагов вперед – насколько позволяла вежливость. - Я сделал это во благо Вашего сына, эрэа, - учтиво сказал он, - Я понимаю, чего Вам стоило впустить в свой дом врага, - как ни в чем не бывало произнес Ворон безо всякой иронии, - И потому, я не стану Вам лгать. Ричард Окделл проявил себя в сражении с некими мистическими силами, как истинный Повелитель Скал и защитник Кэртианы – это было так. Теперь я был вынужден привезти его в отчий дом, в Надор, потому что именно тут он может выздороветь. Но для этого мне нужно поговорить с врачом, который станет лечить его и наблюдать за его выздоровлением. Ведь в Надоре есть врач? – осведомился Рокэ. - Что касается Вашей дочери, то сейчас она скорее всего, находится в Олларии в моем особняке. Она приехала туда, чтобы навестить брата, и осталась на несколько дней. Я даже нашел для нее достойную компаньонку. Возвращаться домой или нет – это решать только ей. Разумеется, юная герцогиня не сможет долго жить в моем доме, это было бы нехорошо. И я собирался просить Ее Величество, Катарину Оллар, теперь уже вдовую, о патенте фрейлины для герцогини Окделл, чтобы она оказалась при дворе. Но если герцогиня выберет вернуться в Надор, то я снаряжу ее в дорогу, когда сам вернусь домой, - Ворон слегка передернул плечами, будто бы давая понять, что на его взгляд тут все просто.

Бледный Гиацинт: Мирабелла смотрела на Алву выцвевшими глазами, которые, казалось, чуть ли не выскакивали из орбит. В ее взгляде отражались зачатки безумия. Она слушала его, но понимала все по-своему. - Моя дочь, мой сын! - закричала она, сжимая руки в протертых серых перчатках на коленях, - Вы уничтожили и их, уничтожили все, что у меня было! Айрис теперь - хуже, чем блудница, а Ричард - он никогда больше не встанет, и это все вы! Вы убили моих старших детей! Моих детей! Что еще? - кричала Мирабелла, приподнимаясь в кресле, судорожно цепляясь руками за подлокотники, - Что еще вы намерены здесь растоптать, уничтожить? Зачем явились, за младшими? Я... нас некому защищать теперь, когда вы убили Эгмонта, уничтожили Ричарда... Мирабелла словно захлебнулась своей яростью пополам с горем и безумием и упала в кресло обратно. Ларак наклонился к ней, стараясь утешить, приказал слугам немедленно звать врача, а на Рокэ и Ротгера уставился злобным взглядом. - Вот до чего вы довели! - воскликнул он, - Выйдите же отсюда, герцогине Мирабелле плохо... Вы хотели говорить с врачом, герцог Алва, так будет вам врач, а после - убирайтесь из замка!

Рокэ Алва: Алва даже с какой-то скорбью на лице наблюдал за всей этой сценой, без иронии. К рефлексии он никогда не был склонен, но все-таки совсем недавно он ощутил на себе, что такое собственное агрессивное безумие, когда раттоны ели его мозг. И как трудно контролировать себя, и голова болит потом, впрочем, голова от воплей Мирабеллы готова была разболеться у него уже сейчас. Но тут граф Ларак оказал любезную услугу – изволил выпроводить вон нарушителя спокойствия герцогини. Жалко ее не было, меньше бы даме брызгать ядом, тогда может быть и разум сохранила бы почище и не позамутненнее. А главное сейчас было поговорить с врачом насчет Дика. - Пойдем, Бешеный, - сказал Алва, - Совсем нам тут не рады, да на другое странно было бы рассчитывать. Он опять учтиво поклонился Мирабелле, если сочтет за издевку, то пусть считает и бесится, тут уже все равно ничем не помочь. - Я бы никогда здесь не оставил своего оруженосца, в этом склепе, если бы Ричарду и правда для выздоровления не были так необходимы стены замка его предков, - сказал Рокэ уже в коридоре, где он собирался поймать врача, спешащего к герцогине, - И еще кое-что. Ты слышал когда-нибудь о Невепре, Ротгер? – спросил он.

Ротгер Вальдес: -Мммм. Согласно легендам, животное-спутник Лита, как у Анэма - ласточка, которая может превращаться в сокола. Но я не совсем понимаю, причём тут это, - Вальдес с явным облегчением вышел из зала. Если к герцогине Мирабелле он ещё мог питать какие-то крохи сочувствия, то вот Ларак... эта мразь бесила его просто невозможно.

Рокэ Алва: - Невепрь живет в этом замке, и его разбудили, - сказал Алва, - Раттоны опасны для всех подобных существ, но главное, что Невепрь сейчас должен устремиться защищать своего хозяина, который пострадал от них. Он поможет Ричарду. Как и этот господин, будем надеяться, - Рокэ увидел врача, что спешил вперед по коридору, и остановил его. Этот разговор много времени не занял. Врач, как ни странно для этого несчастного замка, оказался толковым, так что он понял все, что Рокэ ему сказал про Ричарда. С данными советами он согласился и пообещал все делать, как надо, и было видно, что это не просто слова, что врач понимает и делать будет. - Ну вот и все, Ротгер, теперь нас ничто тут не держит, - сказал Ворон, - Осталось раздобыть лошадей и ехать на север, поближе к ноймарскому тракту. Узнать, что там происходит, можно будет в тех тавернах, что попадутся нам на пути. А потом, если все сложится, как я рассчитываю, возвращаться в Олларию будем опять через Надор. Мне нужно будет обязательно навестить Окделла.

Бледный Гиацинт: Граф Ларак все-таки вышел еще раз к непрошенным гостям, оставив Мирабеллу под присмотром лекаря. Он даже выдал им двух лошадей из конюшни герцогини, из тех, что похуже, а цену заломил за них, как последний скупердяй, просто воспользовавшись тем, что лошади были необходимы. Дикон был устроен в замке так, как было надо больному, стараниями врача. А герцогиня Мирабелла из окон Надора посылала проклятия в след Алве и Вальдесу все время, пока они были видны на дороге, ведущей от замка, и не скрылись за поворотом и деревьями. Эпизод завершен



полная версия страницы