Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "У особняка Рокслеев", 3 Зимних Ветров, 399 к.С. » Ответить

"У особняка Рокслеев", 3 Зимних Ветров, 399 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Марсель Валме Арнольд Арамона, Люцилла Арамона (НПС)

Ответов - 9

Марсель: Избавившись от надоевшего пленника, виконт Валме пришел в отличное настроение, как будто получил подарок к празднику. Но то, что рассказал Савиньяк о происшествиях в столице, все-таки не давало ему полностью предаться дорожным удовольствиям: ехать не торопясь, со вкусом и толком обедать и ночевать в лучших гостиницах, заводить разговоры с постояльцами, забавляясь и заодно выведывая различные новости. Не то чтобы он совсем спешил, но добрался до столицы почти вдвое быстрее, чем рассчитывал. На первый взгляд, Оллария показалась виконту благополучной - ведь тела убитых давно убрали, улицы расчистили, разбитые стекла вставили, а сильно пострадавшие дома уже начали восстанавливать. Лавки и трактиры торговали, народ сновал по улицам - но, встретив по пути до своего (точнее, отцовского) особняка целых три вооруженных патруля, Марсель понял, что ситуация еще далеко не спокойна. Это не помешало ему, войдя в дом и убедившись, что имущество цело, слуги не разбежались и не поддались общей страсти к разрушениям, немедленно распорядиться насчет горячей воды и обеда. Но поел он наскоро и в ванне нежился недолго - какое-то нетерпение толкало его поскорее выяснить, цела ли его тайная квартира - и что творится в доме у Рокслеев. Дом этот, однако, никакой пищи для размышлений виконту не дал: он стоял запертый, с закрытыми ставнями, не было даже сторожа. Источник сведений, однако, нашелся: пожилой мужчина, смутно знакомый - Марсель видел его несколько раз во дворце, где тот занимал второстепенную должность, - заметив из своего окна по соседству виконта Валме, поспешил выйти и рассказал, что генерал Рокслей был уличен в измене и убит (подробностей барон не знал), куда делась супруга генерала, никому не ведомо, а слуги, боясь, что их тоже сочтут преступниками, в одночасье разбежались, прихватив кое-какие мелкие ценности. Барон пытался зазвать знатного гостя к себе, закусить и выпить, но Валме со всей возможной учтивостью отказался и отправился в своё "гнездышко", обдумывая эти новости. Кварталы города, по которым они в день мятежа бежали с Дженнифер, носили следы большого пожара. Народ здесь жил скромный, о ремонте некому было позаботиться, и впечатление было жутковатое. В том месте, где им тогда пришлось остановиться, Марсель невольно замедлил шаг - и вдруг ему почудилось, что в глубине переулка движутся какие-то фигуры, смутно различимые, хотя было еще не темно. Но виконт убедил себя, что это все чепуха и обман зрения, и спокойно продолжил путь. Его квартира, к счастью, совершенно не пострадала. Выдав хозяйке приличную сумму в качестве компенсации за пережитые страхи - и на приобретение провизии, - Марсель заказал ей на ужин блинчики со сладкой начинкой, лег на кровать и задумался о том, что делать дальше. Ему уже было ясно, что нужно поскорее явиться ко двору, сообщить королеве о судьбе Дженнифер и добиться, чтобы имущество изменника не конфисковали, а передали вдове. Заодно и объяснить, где был и что делал он сам. Все было хорошо, но то ли вспоминания о пережитых тревогах, то ли просто желание наконец чем-то заняться заставили его после ужина вновь выйти на улицу.

Бледный Гиацинт: В воздухе собирались и сгущались не только темные зимние сумерки, которые должны были быстро превратиться в ночь, но и что-то неясное, зловещее, какая-то ощутимая угроза городу и его жителям. Прохожий, вышедший на улицу прогуляться в это время, мог это почувствовать... Тьма увлекала за собой, вела по улицам, шептала что-то, словно желая заманить свои жертвы в ловушку. Все эти ощущения как будто спускались с небес, накрывали собой город, окутывали улицы и людей, оказавшихся вне стен своих домов в этот час...

Марсель: Обычно виконт Валме хорошо знал, что и зачем делает. Сейчас он не мог бы определить точными словами, зачем вышел погулять, но понимал, что выйти нужно было, и даже направление его неожиданной прогулки определилось сразу, как только за ним закрылась дверь его уютного убежища: нужно сходить к дому Рокслеев. Зачем? "Там видно будет!" - сказал он себе, рассчитывая лучше разобраться в собственных ощущениях на месте. Хотя какая-то муть висела в воздухе и мешала радоваться жизни, это настроение можно было списать на счет зимнего времени, ранней темноты и холода. Людей было мало - ну так их в такую пору всегда мало. Но ничего странного и особенного с виконтом не приключилось, пока он не спеша двигался по знакомому маршруту, да и достигнув цели, поначалу ничего "такого" не заметил.

Бледный Гиацинт: Внезапно, от ограды особняка Рокслеев отделился человек и пошел в сторону виконта. Отчего-то на нем не было ни зимнего плаща, ни шляпы. Его фигура была грузной и мрачной, человек шел, как будто плыл в сторону Марселя, и от него исходил запах сырости и плесени, который хорошо ощущался, не смотря на вечерний мороз. Фонари на улице у особняка светили тускло, но тут из-за облаков появилась луна и осветила мрачную фигуру. Теперь уже было хорошо видно, что это был генерал Рокслей, с черной дырой от пули в голове. Он приблизился к виконту, насупился и окинул его тяжелым взглядом.

Марсель: Нельзя сказать, чтобы появление этой мрачной фигуры обрадовало виконта Валме или оставило его равнодушным. Его передернуло от отвращения - он не любил запах плесени и недолюбливал генерала Рокслея еще когда тот был гораздо презентабельнее с виду, и теперь Марселю его присутствие стало вдвойне неприятно, и он отступил на пару шагов. Но он знал, что выходцы существуют, что другие люди их видели, что при известной осторожности от них вреда не будет, и потому особого страха не испытал. - И долго будете сверлить меня вашим взглядом? - прищурившись, поинтересовался он. - Я еще достаточно материален, в отличие от вас, и дырку во мне проделать не получится, ручаюсь!

Бледный Гиацинт: В ответ Рокслей насупился и, в свете тусклых фонарей, казалось, еще сильнее позеленел. - Не хочу так, - вдруг доверительно признался он Марселю, - Стучал, звал, искал, - кивнул он на особняк, - Нет живой крови, не открывают... Потому что ты ее увел! - вызверился он на виконта, дохнув в его сторону плесенью, - Теперь не спастись, дом пустой, холодный... Крысоголовые любят, когда холодно... А я не хочу... не хочу к ним... Выходец вдруг затрясся и отступил в сторону, словно почувствовав что-то. Его одутловатое лицо исказил ужас, он смотрел вперед, откуда и правда повеяло сильным холодом, который промозглым ветром налетел на Марселя. - Поддались... они поддались... крысоголовым... а я не хочу так! Голубушка моя! Все равно тебя не забуду! - отчаянно заорал он и закрутился в прозрачном вихре, который утянул его вверх по улице, а потом там появилось странное животное, напоминающее коренастую толстобокую кобылу с крысиной головой, между круглых ушей которой свисала лошадиная грива, под уздцы ее вел огромный полурасплывшийся выходец, скалящийся частоколом крысиных зубов из-под полы шляпы с пышным залихватским пером, а в седле сидела крысоголовое существо в длинной белой рубашке и чепчике. Оно торжествующе завизжало, когда вихрь бросил Рокслея к копытам кобылы. Выходец приподнялся на покрытой льдом мостовой и беспомощно обернулся в сторону Марселя. - Крови... живой... Спасите... - проговорил он, прежде, чем его лицо стало вытягиваться и обрастать серой крысиной шерстью.

Марсель: - "Нет, так не годится, - подумал Марсель. - Даже Рокслею такой мерзкой морды не пожелаю..." Что именно происходит, виконт не вполне понял, да и некогда было думать. Сам не зная, зачем это делает - возможно, из любопытства, а может и от неожиданной жалости к дураку, он выдернул из ножен кинжал, с которым никогда не расставался, выходя на вечерние прогулки. Случалось этому клинку прогонять всяких подозрительных личностей и отпугивать попрошаек. Но такого дела пока еще с ним не случалось. Марсель поморщился, примерился, поморщился еще раз и осторожно уколол свой указательный палец так, чтобы кровь капала, но не текла. Шагнув к злосчастному выходцу, виконт взмахнул рукой, описав полукруг, и капли свежей крови попали на жуткую зеленую фигуру.

Бледный Гиацинт: Выходцы на коренастой крысолошади только расхохотались неприятным визгливым смехом, и Марселя отбросило в сторону неведомой силой, швырнув об ограду дома генерала Рокслея. Сам он жалобно провыл, окончательно обращаясь в чудовище: - Не то... Не подходит! Ворон! - проскулил он из последних сил, - Ворон, он может спасти... Крысолошадь двинулась по улице, обнося все вокруг плесенью, ее покрылись даже сугробы, едкая зелень тронула и край плаща Марселя, взбираясь по ограде. Существо, в которое обратился генерал-выходец, они тащили за собой по заплесневелому снегу, и оно продолжало жалобно подвывать, только теперь уже без слов. Глаз Рокслея, человеческий, но теперь "вросший" в крысиную морду, посмотрел на виконта с ужасом и тут же потускнел окончательно. Выходцы на лошади больше не обращали на Марселя внимания, они проехали вперед по улице и исчезли за первым поворотом.

Марсель: Впечатление от удара об ограду было неслабым, но, к счастью, там не имелось никаких торчащих завитков, и виконт пострадал в основном морально: ему было крайне неприятно, что последнее слово осталось за зеленомордой нечистью. Когда мерзкая компания исчезла из виду, Марсель первым делом брезгливо сбросил тронутый плесенью плащ, вернул кинжал в ножны и помотал головой, приводя в порядок мысли. "Что это было? Как понимать? Откуда эти жуткие твари взялись и куда делись?" Марсель огляделся вокруг: свидетелей происшествия не было, тонкий слой плесени на снегу уже почти пропал, и даже как-то не верилось, что здесь только что разыгралась отвратительная и таинственная сцена. На всякий случай виконт прошел до угла, за которым скрылись выходцы, но и на той улице, кроме отчетливого запаха плесени в воздухе, никаких следов не осталось. Желание гулять дальше у Марселя пропало. Он зашел в первый попавшийся трактир, велел подать вина, но ему и во вполне приличном напитке почудился привкус плесени. Оставалось только идти домой, там забраться в ванну с теплой водой, а потом плотно поужинать. Выполнив этот план, виконт окончательно пришел в себя и, сидя в свежем белье и теплом мягком халате у камина, заново, уже хладнокровно, перебрал в памяти все случившееся. Он пришел к выводу, что сообщать Дженнифер об этом "инциденте" с покойным мужем незачем. а вот обратиться к Алве, которого зачем-то помянул несчастный генерал в последний момент, явно стоило бы. Эпизод завершен



полная версия страницы