Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "Над героями бдящие девы", 1 Зимних Скал, 398 к.С. » Ответить

"Над героями бдящие девы", 1 Зимних Скал, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Мэллит Луиза Арамона Айрис Окделл Рокэ Алва Ротгер Вальдес(НПС)

Ответов - 29

Бледный Гиацинт: Делантеро сам хорошо помнил дорогу к дому Алвы и шел туда с удовольствием, видимо, ему нравилось стойло и корм, и он был не против поскорее оказаться там, тем более, что над городом уже сгустились сумерки. Вальдес благополучно привез Мэллит к дому соберано, где ей предстояло познакомиться с самим хозяином, а также герцогиней Окделл и ее дуэньей.

Мэллит: А вот такой подлости Мэллит не ожидала. Ее просто подняли на руки, вскинули в седло, как пушинку, крепко обняли, не давая пошевелиться и тронулись легкой рысью. Девушка едва успела подхватить и прижать к голове шляпу, отвоеванную с таким трудом и сейчас почти съехавшую с головы. Чтобы сбежать на таком аллюре не было и речи и, удерживающий ее мужчина. это прекрасно знал. Мэллит, не смотря на всю свою кажущуюся смелость, боялась многих вещей. Например злых собак или городскую стражу или замкнутых пространств или выходцев. К тому же как она сможет найти и помочь своего Альдо, если переломает себе руки или ноги? Нет, девушка предпочла сидеть спокойно, так что до дома "соберано" они доехали без приключений. Уставшая от переживаний и долгого дня, Мэллит позволила себе прижаться к незнакомцу и задремать у него на плече, каким-то шестым чувством осознавая, что ей ничего не грозит. Во всяком случае пока не грозит. Встрепенулась она уже у искомого дома. Встрепенулась и ахнула, вцепившись руками в луку седла. Это был тот самый дом, который показывали ей в видениях. И, одновременно, это был дом ее врага. Не хотел же Первородный в самом деле, чтобы она пошла в этот дом? Сопровождающий ее мужчина спешился, снимая одеревеневшую от неожиданности и ужаса девушку с коня. - Я не пойду туда. не пойду! - секунда, Мэллит вскрикнула, пытаясь вырвать руку и с тоской глядя на закрывающиеся ворота. Большой, красивый, надежный дом казался девушке ловушкой, в которую она угодила. Подавив в себе желание расплакаться, Мэллит принялась вырываться с удвоенной силой. Не ожидавший такого рывка мужчина сжал пальцы ровно мгновением позже. После того, как хрупкая рука девушки выскользнула из его ладони. Обрадованная первым успехом Мэллит рванулась назад, к воротам, но не успела. Ударившись о закрытые створки, гогани бессильно ударила по ним кулачком, не чувствуя боли от ушиба, и повернулась лицом ко двору, признавая свое поражение.

Бледный Гиацинт: Слуги соберано косились на дора Ротгера, который сначала исчез невесть куда, но потом, слава Создателю вернулся, правда приволок с собой какого-то мальчишку-гогана в своей собственной шляпе, нахлобученной ему на нос. И судя по всему, притащил помимо его воли.. Не успев соскочить с лошади, гоган рванулся обратно к воротам и вскрикнул, внезапно, абсолютно по-девичьи. Все это было очень странно, но странности не покидали дом хозяина с того самого момента, как исчез его оруженосец... Сегодняшний день же был особенным. Сперва непонятный юноша-кэналлиец в оборванной одежде, которого расспрашивал сейчас Хуан, теперь этот гоган, который, возможно, был гоганни в мужском костюме. Оставалось только дождаться соберано, чтобы он во всем разобрался, а пока слуги должны были помогать дору Ротгеру. Гоган или гоганни, конечно, не был отпущен со двора, не смотря на свое рвение. Ворота заперли сразу. Пако и еще один крепкий кэналлиец остались во дворе, чтобы в случае чего, подсобить, но дор Ротгер, похоже, собирался справиться сам... - Не бойся, - он подошел к девушке и проговорил негромко, - Никто не сделает тебе здесь ничего плохого. Ты мне помогла, и соберано Алва теперь поможет тебе, вот увидишь. Не просто же так ты оказалась в столице одна, в мужском платье. Пойдем в дом... пойдем со мной. Ничего не бойся, - повторил Бешеный, как мог, мягко, - Все будет хорошо.

Мэллит: Не бойся. Блистательному легко говорить. Это не его притащили в дом к тому. кого первородный считал своим врагом. А раз он враг ее Альдо, значит и ее самой тоже. Не поможет. Не поможет он. Мэллит была почти готова расплакаться. И все же, ее кто-то направлял в этот дом. Его ей показывали во сне, им она грезила. Даже ее приход в заброшенный дом должен был приблизить девушку к цели. И приблизил. Только вот то, что цель окажется именно такой, гогани не подозревала. - Недостойная не боится, - она покачала головой, подавая руку своему спутнику. Храбрилась. На самом деле душа девушки ушла куда-то в пятки и наотрез отказывалась возвращаться. - Недостойная не боится, - повторила гогани, снимая с головы шляпу. Что-то подсказывало, что узнают или не узнают ее здесь, не имело значения. И, хотя Мэллит не доверяла Повелителю, но интуитивно понимала, что сейчас сохранение инкогнито, это последнее о чем стоит беспокоиться. - Недостойная поговорит с повелителем, - тихонько прошептала гогани, опуская голову. Отросшие рыжие прядки упали на лицо, полностью скрывая ее смущение.

Бледный Гиацинт: Вальдес довольно кивнул и взял девушку за руку, чтобы отвести ее в дом. Любое прикосновение к ней, даже такое невинное, делало его мысли яснее, а тело крепче. Она была как магический артефакт, который помогает, если взять его в руки или повесить на цепочке на шею. Бешеный не стал говорить этого гоганни, но она наверняка понимала и сама, никто ее теперь так просто не отпустит отсюда. Алвы дома не было, и пока девушка сможет отдохнуть, умыться, переодеться, поесть, так рассудил Вальдес. Тем более, что в этом найдется кому помочь. Бешеный предположил, что дуэнья герцогини Окделл не откажется позаботиться еще об одной девушке, пусть и невысокого происхождения. Он велел позвать Луизу, чтобы передать ей гоганни для забот.

Луиза Арамона: В доме Алвы все всегда происходило внезапно. Вот и сейчас Луизу срочно позвали вниз, где в центре большой прихожей стояли Вальдес с каким-то мальчишкой-гоганом, а по углам жались любопытные слуги. Бешеный начал торопливо объяснять ситуацию, и пока он говорил, Луиза вдруг осознала, что он выглядел гораздо лучше и здоровей, чем раньше. Он казался собранным и целеустремленным. Мальчишка-гоган оказался юной девушкой, непонятно каким ветром занесенной в дом Алвы. Вальдес особенно не объяснял, как он встретил рыжеволосую гоганни, а госпожа Арамона решила не допытываться и не лезть не в свое дело. Луизе предстояло позаботиться об этой девочке, пока не появится хозяин дома. Присев в быстром реверансе перед Вальдесом, Луиза повернулась к гоганни: - Пойдемте, милая, я покажу вам дом. А пока я приготовлю вам комнату, вы сможете принять ванну.

Мэллит: Немного помедлив, гогани все же вложила хрупкую ладошку в протянутую молодым человеком руку. Закрытые ворота и слуги за ее спиной явно свидетельствовали, что обратно ей хода нет и придется идти до конца. Ради Вас, Первородный... Оказавшись в доме, Мэллит сжалась, словно каждая вещь здесь может ее укусить. Низко опустив голову, так, что неровные рыжие прядки закрывали лицо, она попыталась еще раз вырвать ладонь из руки Блистательного, но второй раз ее уже не отпустили. Оставалось только ждать, свободной рукой комкая подаренную ей шляпу. Через несколько секунд откуда-то сверху торопливо спустилась женщина. Мэллит только мельком глянула на нее и вновь опустила глаза и плечи, уставившись в пол, словно провинившийся подросток. Впрочем, именно так гогани себя и ощущала. Блистательный торопливо объяснял откуда она взялась. Женщина молча слушала. Мэллит не могла видеть ее лица, но уже заранее чувствовала неприязнь к себе. Пусть и несколько надуманную. Невольно девушка сжала руку своего провожатого, но тут же выпустила ее и, уже не сопротивляясь, кивнула. Она пойдет. Ради любимого. Девушка вспомнила свое видение и вздрогнула. Ее Альдо было плохо. Он звал ее в этот дом, а она задерживается. Недостойная... Не поднимая головы, девушка сделала шаг вперед, вынуждая Блистательного выпустить ее ладонь и направилась за женщиной.

Луиза Арамона: Луиза вела девушку по коридорам, на ходу рассказывая о доме: - Все спальни находятся на втором этаже, ваша комната расположена рядом с комнатой герцогини Окделл, которая тоже сейчас гостит у Первого Маршала, а я - ее компаньонка. Меня зовут Луиза Арамона. Луиза выждала паузу и вежливо посмотрела на собеседницу в надежде, что та представится в ответ.

Мэллит: Они куда-то шли, кажется поднимались по лестнице, а потом коридоры и переходы. Дом оказался большим даже для нее, хотя Мэллит не сказала бы, что привыкла к меньшим пространствам. Их родовой дом там, в в ее городе тоже был не маленьким, но здесь оказался чем-то роскошным. За все время гогани не проронила ни слова. Только стааралась ступать так, чтобы не производить шума. Впрочем, здесь это было легко. Половицы не скрипели и ступеньки тоже не издавали ни звука. Я убегу отсюда. Все равно убегу. Мэллит изо всех сил вцепилась в перила лестницы, подавив в себе желание побежать вниз на улизу и за ворота. Недостойную не выпустят из дома, принадлежащего Повелителю просто так. Мысли гогани сквозили отчаянием, но одновременно она понимала, что должна остаться. "Луиза Арамон" - донеслись до гогани последние слова ее спутницы. Блистательная остановилась так резко, что девушка не успела с реагировать и почти наткнулась на нее. - Недостнойная дочь своего отца п-просит п-простить ее за невнимательность, - пробормотала Мэллит, чувствуя, как щеки заливаются краской стыда за собственную неловкость. Представляться девушка даже не подумала, только снова опустила голову и зарделась до кончиков ушей. скрытых отросшими прядями.

Луиза Арамона: Луиза никогда раньше не разговаривала с гоганами, хотя и слышала про их странную манеру изъясняться. Еще она припомнила, что, кажется, у гоганов женщины особо не участвуют в общественной жизни, все больше сидят по домам, закутанные в покрывала. Луиза иногда видела гоганов в городе, но никогда гоганни. Сначала госпожа Арамона растерялась, не зная, как ей говорить со спутницей, но, в конце концов, обратилась к ней, как к любому подростку в Кошоне: - Девочка, как тебя зовут?

Мэллит: Зачем Блистателной нужно знать имя Недостойной? Меллит запаниковала, сильнее сминая пальцами шляпу. вздрогнула и снова опустила голову. Разве оно что-то даст той, что живет в доме врага моего любимого? Все происходящее было похоже на дурной сон и тем не менее составляло реальность. По крайней мере та его часть в которой находилась девушка. "Не скажу. Ни кому не скажу ни слова" - думала Мэллит, сжимая губы так, что они побелели и превратились в ниточку и, стараясь не поднимать глаз на свою провожатую. Но в ее облике не было ни грамма неучтивости или злости. Скорее гогани сейчас напоминала мокрую, напуганную маленькую птицу, или, скорее побитого щенка, теперь опасавшегося доверять кому-либо. Боясь, что Блистательной придет в голову коснуться ее, Мэллит сделала шаг назад, окончательно закрываясь собственным страхом, словно панцирем.

Айрис Окделл: Айрис Окделл сидела в своей комнате и сгорала от нетерпения. Да, ей было плохо по дороге, но все прошло, как и всегда проходит. Теперь хотелось только бежать, действовать, расспрашивать. Айрис пыталась читать, но ей приходилось перечитывать по несколько раз страницу, прежде чем смысл доходил до нее - и то не всегда помогало. Сейчас внизу Хуан расспрашивает Паоло. Вот и почему бы Окделл тоже не порасспрашивать Паоло? В конце концов, ее это касается больше всех остальных! Ричард жив. Жив! Эта новость придавала сил и заставляла улыбаться, хоть девушка и понимала, что брату грозит опасность, и надо немедленно действовать. А Паоло... Он специально приехал, чтобы доложить монсеньору. А Вальдес? Такой веселый и сильный. Он почти оправился от своей болезни, и теперь тоже мог помочь брату. Столько хороший людей поедут на его поиски! Дикогу очень повезло найти таких друзей в столице... Девушка услышала какое-то движение и голоса в коридоре. Что-то происходит?.. И как будто бы дверь в комнату Луизы открывалась... И шаги чьи-то... Они не похожи на шаги слуг. Девушка отшвырнула книгу и просто выбежала из своей комнаты. Что-то происходит! Создатель, да в этом городе, в этом доме, все время происходит что-то интересное! Воодушевленная девушка выбежала в коридор, быстро повертела головой и, не долго думая, понеслась к лестнице, где пришлось резко остановиться. Вот и нашлась Луиза. А вместе с ней какой-то человек, причем в очень странной одежде, Айрис такую раньше не видела. Девушка растерянно посмотрела на Луизу, на нового человека в доме, а потом все-таки не смогла сдержать улыбку и воодушевленно спросила: - Луиза? А что происходит? Ой, а кто это? - как много новых людей, как много интересных новых людей.

Луиза Арамона: Дуэнью поразила реакция гоганни - бедный ребенок побелел и затрясся, отступая в угол. Может, гоганским женщинам вообще запрещено разговаривать с инородцами. Или девочка так испугалась страшной рожи Луизы, что потеряла дар речи. Или за ее спиной стоит призрак. Госпожа Арамона на всякий случай оглянулась, но в коридоре было пусто, не считая появившейся из-за угла любопытной подопечной. Казалось, появление Айрис еще больше напугало девушку, и Луиза поспешила хоть как-то сгладить напряжение: - Айрис, это наша новая гостья. Она очень устала, и еще даже не успела представиться. - Госпожа Арамона повернулась к гоганни, - а это герцогиня Айрис Окделл.

Мэллит: При появлении нового действующего лица этой истории, гогани еще сильнее стушевалась. Она ниже опустила голову и стояла так до тех пор, пока ее провожатая не произнесла имя. Окдел? А блистательную, значит. зовут Луиза? Мэллит вскинулась, собираясь. Недостойная чувствовала, как внутри нее словно собирается какая-то невидимая пружинка. Она чувствовала себя почти на пределе и была готова вот вот сорваться. Отмалчиваться дальше было как минимум неприлично. Перед ней стояла Высокородная из семьи повелителей. А кто она сама? Пыль под их ногами. - Недостойная Мэллит рада приветствовать высокородную дочь своей семьи, - едва слышно прошептала гогани, поклонившись герцогине - и Блистательную... - еще один поклон. - Недостойной дочери своего народа не нужна комната... Она только должна поговорить с повелителем. Не проводит ли Бдистательная ее сразу к Повелителю Ветра? Пожалуйста... - выдохнула девушкаа последнее слово и снова опустила голову. Пружинка все же сорвалась. - Недостойная после покинет столь великолепный дом. Она остановилась в таверне и ее вещи сейчас находятся там...

Луиза Арамона: - Нам очень приятно, Мэллит. Мы рады с тобой познакомиться! - мягко сказала Луиза, улыбнувшись гоганни. - Дело в том, что герцога Алвы сейчас нет в доме, и мы понятия не имеем, когда он вернется. Может быть, через час, а может быть, через неделю. Но ты выглядишь такой уставшей... Тебе надо отдохнуть. Я сейчас пошлю в таверну за твоими вещами, не беспокойся. Несмотря на старания Луизы успокоить девушку, юная гоганни все равно продолжала смотреть в пол. Госпожа Арамона красноречивым взглядом призвала Айрис прийти ей на помощь и попыталась возобновить беседу: - Мэллит - такое красивое имя! Что оно означает?

Мэллит: Нет дома. Слова Блистательной с трудом доходили до уставшей от переживаний головки гогани. Еще ни когда у нее за короткое время не было столько приключений. А ведь она только недавно жила дома среди семьи и не помышляла ни о чем подобном. - Повелителя нет дома... - словно в полусне повторила Мэллит, привалившись к стене. Силы словно в одно мгновение покинули ее. Гогани хотелось оказаться далеко отсюда. Там, где сейчас была ее семья. Или, хотя бы, расплакаться от беспомощности. Она находится здесь, в чужом доме, среди врагов Первородного. Гогани ни на секунду не сомневалась в этом. даже не зная этих людей. И она не может ничего сделать. - Недостойная умоляет отпустить ее, - Мэллит в отчаянии посмотрела на двух женщин. - Недостойная клянется честью отца своего отца, что вернется как только Повелитель пересечет порог этого дома, но сейчас она умоляет отпустить ее. Гогани вскинула руки к груди, переводя влажные от невыплаканных слез глаза с одной женщины на другую.

Рокэ Алва: Рокэ только успел въехать в ворота собственного дома, спешиться и небрежным жестом бросить повод Моро в руки слуги, как ему тут же сообщили о новых гостях, что сегодня днем пожаловали в особняк. Кэналлийский рэй, который неизвестно как и куда пропал из последнего выпуска Лаик - это было интересно. Девица гоганни, переодетая мальчиком, которую Бешеный сегодня приволок с собой неизвестно откуда - еще лучше. Все было так интересно, чудесно и замечательно, и голова так разрывалась от боли после дня во дворце, что хотелось отправить все к кошкам, развернуться и сбежать из собственного дома, снять где-нибудь на окраине тихую и уютную квартирку, в которой в одиночестве провести хотя бы одну спокойную ночь. Мечты, мечты... Рокэ только кивнул слугам в ответ, отдал несколько распоряжений о новых гостях на кэналлийском и позвал Ротгера в гостиную внизу, верхний этаж особняка был окончательно "оккупирован" дамами, теперь уже почти всех мастей.

Луиза Арамона: Внизу послышался голос, который Луиза могла бы опознать среди тысячи других - вернулся герцог Алва. Конечно, можно было препроводить Мэллит к нему прямо сейчас, но, судя по всему, она была на грани истерики. Госпожа Арамона предприняла еще одну попытку облагоразумить гоганни: - О, кажется, герцог Алва уже дома! - весело сказала она. - Мэллит, я уже не говорю про ванну, но тебе надо хотя бы умыться и расчесаться прежде, чем предстать перед ним. Заодно у тебя будет несколько минут, чтобы собрать свои мысли воедино и продумать то, что ты ему скажешь. Так как Рокэ Алва провел день во дворце, Луиза не сомневалась, что эта хитрая кошка Катарина не преминула дать волю слезам в его присутствии. Пусть Луиза не может помочь Первому Маршалу решить все навалившиеся проблемы, но еще одной истерики она не допустит.

Мэллит: Только умыться и расчесаться? Меллит вздрогнула, сжавшись и, совершенно внезапно для ее провожатой, согласно кивнув. Только недавно рвавшись к Повелителю, сейчас гогани была готова на все, чтобы отсрочить встречу с ним. Девушка совершенно не представляла, что она может сказать хозяину и надеялась, что все разрешиться само собой. Во всяком случае ей не придется находиться в доме дольше положенного срока. - Недостойная благодарить сиятельную за возможнось смыть с лица дорожную пыль и привести волосы в подобающий вид, - едва слышно выдохнула девушка. Присутствие в доме Повелителя, немного ободрило ее и дало надежду, что скоро пытка закончится. Меньше всего гогани сейчас думала о собственном внешнем виде, однако, согласие привести себя в порядок дала только лишь для того, чтобы успокоить стоявшую перед ней женщину. Если та считает, что она это должна сделать, то Недостойная сделает так, как велят их обычаи. Продолжать девушка не стала, но ее молчание и вид говорили за нее. Сразу после ритуала она должна оказаться у Повелителя, а пока Мэллит позволила увести себя в предназначенную для нее комнату.

Луиза Арамона: Луиза с Айрис препроводили юную гоганни в приготовленную для нее комнату, там уже стоял таз с горячей водой и служанка Кларита сыпала в ванну ароматную соль. Памятуя, что девица еле согласилась умыться и расчесаться, Луиза даже не стала акцентировать внимание на ванне. Мэллит умылась и позволила служанке себя привести в порядок, но было заметно, что мыслями гоганни была где-то очень далеко. Наконец, Луиза, Айрис и Мэллит спустились по широкой лестнице вниз. Госпожа Арамона заметила, что чем ближе они подходили к гостиной, тем более нерешительной и напуганной выглядела Мэллит. - Не бойся, - шепнула девушке Луиза, - все будет хорошо. В гостиной уже сидели Ротгер Вальдес и хозяин дома. Рокэ Алва выглядел очень усталым, сейчас он выглядел на весь свой возраст. Вальдес, напротив, производил впечатление почти здорового человека. Луиза учтиво поприветствовала мужчин и сказала: - Господа, позвольте представить вам Мэллит.

Мэллит: Мэллит заметно волновалась. Она даже почти не замечала, что с ней делают, просто следовала указаниям служанки. Присесть сюда, повернуться так, наклонить голову. Не слышала она и причитаний служанки по поводу состояния ее волос. Приведение головы в более или менее порядок, скоро закончилась и служанка выпустила гогани, немного посетовав на то, что у нее было слишком мало времени, чтобы сделать юной особе что-либо подобающее. Хотя, на взгляд Мэллит, мельком успевшей глянуть на себя в зеркало, все было и без того хорошо, только прическа казаласю юной дочери своего народа немного странной и уж тем более она совершенно не подходила теперь к тому, что было надето на девушке. Из за большого для нее, и от этого мешковатого, мужского платья и аккуратно причесанной головки, Мэллит казалась еще более хрупкой и маленькой, чем была на самом деле. Поблагодарив служанку, девушка посмотрела на свою провожатую, которая уже стояла в дверях, закусила едва заметно дрожащую губу и вслед за женщиной покинула комнату, все еще держа в руках многострадальную шляпу, волею судьбы оказавшейся у нее. От волнения голова кружилась так, что Мэллит вынуждена была сжимать перила лестницы, чтобы не упасть. Кажется, ей что-то сказали. Гогани, но слова не дошли до сознания. Гогани только кивнула в ответ и постаралась придать своему лицу хоть какое-то более приличествующее выражение. Ее сопровождающая представила девушку, сжавшуюся в комочек, и смотревшую себе под ноги. Только при звуке своего имени девушка осмелилась поднять глаза. Слишком неуместно оно звучало в этих комнатах. - Недостойная дочь своего народа рада приветствовать Повелителя Ветра и того, кого называют его другом. - тихо проговорила Мэллит, на мгновение выдавив из себя приветственную улыбку. - Друг повелителя привез Недостойную в этот дом, и поведал, что ей нужно поговорить с повелителем, но Недостойная дочь своего народа не знает что ей нужно сказать и надеется, что ее присутствие в столь блистательном доме всего лишь ошибка и ей будет позволено вскоре покинуть его... Девушка хотела продолжить фразу, но внезапно поняла, что все разговоры о ее деле не для ушей повелителя и осеклась, затравленно сжав шляпу обеими руками и закрываясь ей как щитом.

Рокэ Алва: Дамы, наконец, появились в гостиной. Рокэ поднялся навстречу Луизе и Айрис и девушке-гоганни в костюме мальчика. Он сказал слова приветствия и встретился с ней взглядом, и тут в больной голове внезапно помутилось, а потом все стало на свои места. Боль ушла, и мысли стали четкими. Повелитель молний, ода Франциску, гробница, ключ. Она как-то связана с Эпинэ, но это сейчас не главное. Главное, что она - ключ. Бешеный нашел последний элемент, который нужен им, чтобы вскрыть Лабиринт раттонов и достать оттуда Окделла. Ее поцелуй помог стать Вальдесу вменяемым, а самому Рокэ избавиться от головной боли и понять, что делать дальше. Или это совпадение? Нет, кошки с две это совпадение. Рокэ подошел к девушке, которая напоминала перепуганную пичужку, перышки ей пригладили стараниями Луизы, а душонка трепыхается, как птенец в силках. - Сударыня, я тоже очень рад вас приветствовать в своем особняке, - Ворон поклонился и нарочно взял девицу за руку, мягко поднес к губам - как хорошо стало! Прижать бы эти ладошки к вискам сейчас, но "недостойная дочь своего народа" и так напугана. - Вы можете уйти отсюда, когда захотите, - сказал он успокаивающим тоном, - Однако, мне действительно нужно с вами поговорить. Я знаю, что вы проделали долгий путь сюда, Мэллит. В Олларии у вас есть какая-то цель. Рокэ не отпустил руку девушки, пока говорил. Сейчас он хорошо понимал Ротгера, который привез ее сюда. Гоганни была не только ключом от Лабиринта, но и лекарством. - У меня тоже есть цель и даже не одна, - Рокэ мягко подвел девушку к дивану и усадил ее, потом попросил Луизу и Айрис сесть поблизости, чтобы ей было не страшно, и чтобы соблюсти приличия. Он сделал пару шагов назад, чтобы не нависать над гоганни, но видеть лицо девушки, и продолжил говорить. - И я предполагаю, Мэллит, что в достижении наших целей мы можем помочь друг другу, - мягким, бархатным голосом продолжил Рокэ говорить. Так разговаривают с дикими, необъезженными лошадьми, когда хотят успокоить их. Так он когда-то разговаривал с Моро. И эта гоганни была такой же напуганной дикаркой, которая никому не доверяет. Только почему он подумал о лошадях? Неужели из-за Эпинэ-Иноходца? Что у него за связь с девчонкой? Рокэ этого не знал пока, но был уверен, что еще узнает.

Мэллит: Пальцы девушки отчетливо дрожали в руках Повелителя, но Мэллит вела себя отважно, для своего состояния. Гогани не пыталась выдернуть ладошки или вырваться, хотя и с трудом сдерживала себя от этого. На глаза снова навернулись слезы. Стараясь не выдать себя, девушка опустила голову, уставившись на носочки собственной обуви. Я хочу уйти. Хочу... Цель... да... Мэллит едва не вскрикнула, когда ей предложили уйти, но только закусила губу, удержавшись и не успев раскрыть тайну своего прибытия. Девушка замерла, решив выслушать все, что ей хотели сказать. Не сопротивляясь она подошла к дивану и опустилась на него, поджав ноги и положив ладони на коленки. Шляпу девушка так и не выпустила и теперь отчаянно сжала ее в попытках хоть немного успокоиться с ее помощью. Гогани не столько слушала что говорил повелитель, сколько воспринимала его интонации. Успокаивающие. мягкие, глубокие. И все же, она не верила и не доверяла ему. Слишком много слухов ходило вокруг этой персоны. Ей было страшно находиться с ним рядом. Девушке приходилось постоянно напоминать себе, что ее ждет Альдо. Что он в опасности и зовет ее. Что именно Альдо хотел, чтобы она появилась в этом доме. Повелитель закончил, вынуждаяя гогани поднять голову и посмотреть на него. - Недостойная не думает, что может быть хоть чем-то полезной Повелителю, - ответ был едва слышен даже в тишине комнаты. - Повелитель обладает теми силами, которые дают ему возможность справиться с любыми неприятностями, а Недостойная слишком ничтожна для этого...

Рокэ Алва: Рыжая девочка выглядела так мило и беззащитно, но внешность слабеньких женщин всегда обманчива. Рокэ это знал хорошо, по собственному опыту. И гоганни его только подтвердила. Она сейчас упрямилась, а находиться рядом с ней все равно было приятно. Обычная история, если бы не необычные обстоятельства. - Мэллит, так получилось, что сейчас, хоть я трижды Повелитель, а все равно нуждаюсь в вашей помощи, - объяснил Рокэ, стараясь говорить убедительно и смотреть в глаза девушки, - Согласитесь побыть моей гостьей и этим вы спасете ммм... нескольких вполне неплохих людей. Вы уже помогли вот этому господину, - Рокэ показал на Вальдеса, который расположился где-то неподалеку в комнате, - Но можете сделать больше, если останетесь. Брат представленной вам герцогини Окделл находится сейчас в большой опасности и я, не смотря на все повелительство вместе взятое, никак не смогу ему помочь без вашего участия. Кто знает, может быть, помогая мне вы достигнете и своей собственной цели, - синие глаза Рокэ посмотрели на девушку пытливо.

Луиза Арамона: Раздался полузадушенный всхлип, и Айрис до боли сжала руку дуэньи. Луиза ответила на пожатие и успокаивающе погладила девушку по руке. Значит, Мэллит что-то знала о Ричарде Окделле! И Рокэ Алва нужна была ее помощь. Госпожа Арамона смотрела во все глаза на юную гоганни, пытаясь найти в чертах ее лица, в ее мимике и речи, что-нибудь новое и необычное, но продолжала видеть перед собой испуганную девочку- подростка. На всякий случай чтобы ничего не пропустить, Луиза подалась вперед и обратилась в слух.

Мэллит: Единожды посмотрев в пронзительные синие глаза Повелителя, Мэллит уже не могла отвести взгляд. Она словно погружалась в их таинственную глубину. теряя остатки самообладания. Гогани казалось. что еще немного и ей будет нечем дышать. Она невольно дернулась, хватая ртом воздух и облизывая пересохшие от волнения губы. Это неловкое движение вывело девушку из состояния транса. Зачем она нужна? Почему ее не хотят отпускать? Только сейчас, когда Блистательный упомянул герцогиню Окделл, девушка вспомнила, что они здесь не одни и оглянулась на сестру Повелителя Скал. То ли освещение комнаты, то ли игра светотени, но девушка выглядела слишком бледной. Мэллит даже показалось, что взгляд герцогини, обращенный на нее, выражает молчаливую мольбу, выдавая волнение человека, близким которого требуется помощь. Не выдержав этого укор гогани опустила взгляд. В конце концов, кто она такая, чтобы сопротивляться Повелителям, когда ее просят о помощи. Только вот кто может помочь ей самой? На мгновение вспыхнула надежда и девушка встрепенулась, но, тут же вновь поникла. вспоминая, что перед ней сейчас находится тот, кого ее Альдо называл врагом. - Недостойная сделает все, что будет в ее силах, чтобы помочь Повелителю Ветра, - сердце девушки билось так сильно, что казалось, вылетит из груди. Этими словами гогани сама подписала собственную судьбу, но,если разобраться, то судьбу Мэллит определила для себя еще тогда, когда согласилась стать залогом в сделке. Согласившись, девушка опустилаголову и плечи, чувствуя себя абсолютно беспомощной, находясь в этом доме. - Только... вещи недостойной дочери своего народа остались там, где она остановилась. В гостинице.

Рокэ Алва: Девушка умела сострадать - это отличительная черта многих чистых и юных особ. Неважно, что ею движет сейчас, главное, что она согласилась остаться и помочь. Хотя, Рокэ знал, что если бы договориться с ней не удалось, он бы применил этот "ключ" силой так, как было нужно ему. И гоганни это тоже понимала, наверняка. Девушка не глупа, просто испуганна и устала. - Благодарю вас, сударыня, - сказал Рокэ и поклонился Мэллит, - Ваши вещи привезут из гостиницы сюда так скоро, как это возможно. Наверху для вас подготовлена комната, вас туда проводят, чтобы вы могли отдохнуть. Ужин подадут туда же. Я рекомендую вам сейчас воспользоваться временем для отдыха, потому что, может так случиться, что ваша помощь понадобится нам очень скоро - этой же ночью. "Если все составляющие собраны вместе, то и медлить нельзя, - подумал про себя Рокэ, - Гробница Франциска будет вскрыта этой же ночью".

Айрис Окделл: Наконец Мэллит представилась, и Айрис широко улыбнулась ей в ответ. Когда знаешь имя - уже намного легче разговаривать. Это уже почти половина дружбы! Луиза, конечно, очень добрая и хорошая, но иногда жутко приятно проводить время со сверстниками. Шалости лучше удаются. Конечно, повидаться в кого-нибудь репейником и в компании Луизы то еще приключения, но Окделл была отчего-то уверена, что госпожа Арамона не согласится на такое времяпрепровождение. А вот пришел и Рокэ. Скоро. Совсем скоро что-то случится. Айрис последовала за Луизой и Мэллит, как можно увереннее держась при новой знакомой. Если что, герцогиня Окделл ей и поможет, и подскажет. Тем, кто здесь чужой, лучше держаться вместе. Айрис все еще очень отчетливо помнила то щемящее чувство страха от всего нового и не виданного раньше. Девушка ободряюще чуть сжала руку Мэллит, а потом все три "гостьи" предстали перед своим "покровителем". Вот тут уже бледнеть, краснеть и переживать пришлось не только Мэллит. Айрис тихо-тихо сидела около Луизы, боясь даже вздохнуть. Это было что-то тайное, что-то непонятное, что-то как будто не предназначенное для ушей провинциальной герцогини, только и вышивающей гербы Людей Чести всю свою жизнь. А тут... Впрочем, все это было не важно. Ричард. Его вытащат, спасут, где бы он не находился. Вот что важно.

Мэллит: Мэллит затравленно огляделась. Не смотря на всю вежливость и учтивость Повелителя, гогани казалось, что ее поймали в ловушку, из которой ей уже не выбраться. Воображение рисовало отчаявшейся девушка монстров, которые скрывались за доброжелательными лицами ее окружения. Они тянули к ней руки, пытаясь остановить. Не дать встретиться с любимым. Но, как ни хотела гогани вырваться из их щупалец, монстров было больше. Она, по незнанию, забралась прямо в их гнездо, случайно разворошив его и теперь, от нее требовали какую-то помощь. вынуждая согласиться Оставалось только кивать в ответ на все реплики Повелителя. Сделает. Она все сделает, только пожалуйста, отпустите ее после. Ге-то в глубине души Мэллит понимала, что ее бы не отпустили, не смотря даже на обещание свободного выхода из дома в любой момент. Возможно, ей бы даже дали выйти. Только не слишком далеко. Того, что она сможет уйти, и ее ни кто не будет преследовать, девушке не говорили. Хорошо, что ее помощь потребуется сегодня. Чем меньше времени она проведет с врагом ее Альдо, тем лучше. Сердечко гогани снова заныло при воспоминании того, что грозит Первородному и что должна будет сделать она для его спасения. Мэллит едва удержалась, чтобы не всхлипнуть от ужаса и, торопливо поднялась, как только ей позволили это сделать приличия. - Недостойная благодарит Повелителя за оказанное внимание, - пролепетала девушка, стараясь не кусать губу. Не дожидаясь ответных слов, гогани поспешила к выходу так, что девушкам, если они решат к ней присоединиться и проводить гостью, пришлось бы догонять. Комнату ей уже показали, поэтому гогани без труда нашла ее. Ванна все еще стояла по центру, но служанок уже не было. С огромным облегчением Мэллит захлопнула за собой дверь. Как бы девушка ни боялась и не нервничала, но отдых ей действительно был необходим, как и возможность помыться и Мэллит это прекрасно понимала. Эпизод завершен



полная версия страницы