Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "Обряд венчания", 2 Зимних Скал, 398 к.С. » Ответить

"Обряд венчания", 2 Зимних Скал, 398 к.С.

Лионель Савиньяк: Действующие лица: Марианна Капуль-Гизайль Лионель Савиньяк

Ответов - 43, стр: 1 2 All

Лионель Савиньяк: Это был счастливейший день в его жизни. Не смотря на траур и опасную обстановку в Талиге и самой Олларии в особенности, Савиньяку удалось устроить то, чего он так хотел. Тот, кто не сидит на месте, поддаваясь обстоятельствам, а действует им наперекор, нередко добивается своего. И вот, красивейшая из женщин, Звезда Олларии, нежданно упавшая ему в руки, несколько дней назад была освобождена от клятв, некогда данных барону, разводом, одобренным церковью, и сегодня должна была стать его женой. Скромно украшенная карета подъехала к особняку Капуль-Гизайлей, и Лионель раз и навсегда забрал Марианну из этого дома. Пышного торжества из-за общего траура не намечалось, и в церкви кроме священника их ждали только свидетели, но Савиньяк надеялся, что не смотря на это, день их свадьбы станет для Марианны таким же счастливым, как и для него. Пока они ехали в карете, Ли пребывал в дурмане эйфории. Он держал ручку Марианны в атласной перчатке с трудом сдерживая желание отбросить вуаль с лица своей невесты и страстно целовать ее прямо сейчас.

Марианна: Марианна очень волновалась и было ощутимо через ткань перчаток, как вздрагивает ее рука. Она то и дело поворачивала румяное от волнения личико к будущему супругу от окошка кареты. - Дорогой, я чувствую, что все идет как надо и слишком пышного венчания нам и не потребовалось бы, так мы счастливы. Теперь самое главное - выйти из церкви законными супругами и забыть о невзгодах и разлуке навсегда. Коко, конечно, огорчился, что не получилось сделать праздничный вечер, но я уверена, что это было излишним. Как бы ни была прискорбна кончина нашего короля Фердинанда, но наш брак не должен был быть достоянием всей Олларии. Я просто стану твоей женой. Тут она приподняла вуаль. - Позволь последний раз поцеловать тебя до таинства брака... - такая сладость момента ожидания не могла пройти даром. Локоны не скрывали блеска свадебного подарка Лионеля - прекрасные серьги, бриллиантовые вишенки.

Лионель Савиньяк: Лионель поцеловал руку возлюбленной, а потом прикоснулся к ее губам. Было приятно, что его подарок понравился ей, и она выбрала именно эти серьги для венчального наряда. Ли целовал Марианну всю оставшуюся дорогу до церкви, а когда карета остановилась, с сожалением оторвался от ее соблазнительных губ. Потом он дождался, когда она поправит вуаль, и помог ей выйти из кареты. В церкви было одновременно мрачно и торжественно. Горели свечи. Савиньяк мельком оглядел иконы олларианских святых и повел Марианну вперед, к алтарю. Священник и два свидетеля уже ждали.

Марианна: Марианна волновалась, хотя ничто нельзя было поставить под сомнение - свидетели, священник, церковь, ее любимый рядом и она почти чувствует биение его сердца, но что за тревога? Неужели все идет слишком хорошо, чтобы прерваться в один единственный момент? - Ох, Ли, - она чуть сильнее сжала руку в локте, которой удерживал ее жених, - Лионель, надеюсь, мы тут не задержимся? Я ни капли не сетую на обстановку и господ, что помогают нам, но.... Милый, я волнуюсь. Хоть бы все получилось, - она улыбнулась всем стоящим у алтаря и присела в реверансе, приветствуя.

Лионель Савиньяк: Ли погладил пальчики любимой, которые лежали на его локте. - Все будет хорошо, не волнуйся, - шепнул он ей, - Обряд проведут быстро. Нет ничего такого, что способно помешать, поверь. Конечно, она волновалась, он понимал. Савиньяк и сам себя чувствовал сейчас странно. Его прекрасная Марианна станет его супругой, вот, уже прямо сейчас. Они подошли к алтарю, священник начал обряд. Один из свидетелей поднес открытую шкатулку с венчальными браслетами. Ли слушал священника, легонько придерживал руку Марианны своей и понимал, что он счастлив, действительно, счастлив.

Марианна: Марианна смотрела на браслеты, смущенно улыбалась и понимала, что это последний в ее жизни прекрасный миг у алтаря. На самом деле последний, потому что выходит она замуж по любви. Но тревога не была просто связана с обрядом, что-то другое происходило вокруг. Казалось, что образа вокруг шепчут, Ли дышит чуть чаще, ее собственное сердце начинает биться. Она поневоле обернулась назад, к выходу из церкви. Наконец, настал момент, когда они могут обменяться браслетами.

Лионель Савиньяк: Лионель еще раз посмотрел на Марианну. Взволнованная, чуть испуганная, прекрасная... Ей не о чем беспокоиться. Теперь она всегда будет под защитой его любви. Его графиня Савиньяк... Священник спросил о согласии, и Ли проговорил "да", а потом взял браслет у свидетеля, чтобы застегнуть его на изящной руке возлюбленной, когда и она ответит на вопрос. Конечно, вопросы - это лишь формальность, которой традиционно сопровождался каждый такой обряд, но в ожидании ответа Марианны Ли замер, как будто ему стало не по себе.

Марианна: - Согласны ли вы, Марианна, стать женой Лионеля Савиньяк, делить с ним горе и радость, счастье и заботы, оставаясь в любви и согласии до конца ваших дней? - Да, - Марианна счастливо улыбалась и взяла браслет, чтобы щелкнув замочком, связать себя и Ли неразрывными узами. Ждать предложения священника поцеловать мужа она не стала и тут же обняла супруга, чтобы поцеловать теперь уже с новым ощущением. - Муж мой, любимый! Ли! - шептала она в его губы, - Наконец-то, любовь моя!

Лионель Савиньяк: Лионель подхватил Марианну на руки, когда на них оказались обручальные браслеты, а губы слились в поцелуе. Он не мог поверить своему счастью. Свершилось, теперь она его законная супруга! Он прижал любимую к себе и невольно стал целовать, пожалуй, слишком страстно для церкви. Впрочем, священника уже отблагодарили заранее, свидетели тоже не остались обижены, и можно было просто ехать домой... Где теперь он никогда не будет одинок. Лионель понес свою жену на руках к выходу, где ждала их свадебная карета. В особняке был накрыт стол, и празднично одетые слуги готовились их поздравлять.

Марианна: Вся дорога была в каком-то счастливом и пьяном угаре, как казалось бывшей баронессе и теперь уже графине Савиньяк, Марианне. Смех и счастливый шепот, поцелуи один за другим, любование браслетами. - Мы сумасшедшие, Ли! Как есть сумасшедшие! - смеялась Марианна и поглядывала в окошко кареты, стараясь закрыть перчаткой улыбку. - Кругом траур, а мы радуемся. За это могут наказать и отобрать тебя у меня, - прижалась она к мужу. Никогда еще это слово не казалось ей таким сладким и желанным, как сейчас.

Лионель Савиньяк: - Нет, - Ли также счастливо улыбался, как будто одурманенный, - Теперь я тебя никому не отдам. Ты моя... и мы вместе... навсегда... И к кошкам траур! Эти слова перемежались поцелуями всю дорогу от церкви к дому. В свой особняк Лионель тоже внес жену на руках, под поздравления и аплодисменты слуг. В гостиной с праздничным убранством был накрыт стол на двоих. Савиньяк не хотел делить этот вечер ни с кем, кроме как с возлюбленной...

Марианна: Наконец, оказавшись наедине, они могли больше не беспокоиться о будущем, каким бы оно ни было. У Марианны есть Ли, у Ли есть Марианна. О чем еще можно думать в такой момент?! Новоявленная графиня избавлялась от фаты и шпилек, чтобы распустить волосы, перчатки полетели прочь, она закружилась по комнате. - Ли, как ты догадался сделать этот вечер только наш?! Это прекрасная идея, милый. Только мы вдвоем! Вечер и ночь наши. И так всю жизнь! - она поцеловала свой браслет. - Дорогой....ты проголодался так же как и я?

Лионель Савиньяк: Савиньяк любовался Марианной, которая закружилась по комнате. Ее присутствие в его, нет, теперь их доме было праздником, и, одновременно, таким естественным. Он повторил ее жест и тоже припал губами к браслету, чтобы показать, как искренне он рад тому, что оказавшись на его руке, он соединил его с любимой женщиной. - Я был бы счастлив провести остаток жизни с тобой вдвоем, - признался Ли и поймал Марианну в свои объятия, обнял ее за талию и закружился по комнате вместе с ней, - Но совсем отказаться от выхода в общество не получится. Ты будешь представлена королеве и станешь придворной дамой, это я тебе обещаю. А сейчас отметим нашу свадьбу, - Савиньяк подвел возлюбленную к столу и усадил на стул с высокой спинкой, - Моя графиня.

Марианна: - Ваше желание закон для меня, господин граф, - Марианна не могла сдержать улыбки, надеясь, что эти слова не кажутся приторными для обожаемого супруга, - Мы будем выходить в общество и оно не будет видеть в ближайшее время счастливее пары. Однако с выходом придется повременить, радость моя. Свое счастье не надо подставлять всем, как готовое блюдо. Оно должно быть на расстоянии и только в нужное время представлено для всех. Сейчас - да, мы очень счастливы, потому что никто не смотрит нам в спину и никто не пытается примерить наши рубашки. Давай же скорее выпьем за наш первый семейный ужин!

Лионель Савиньяк: Лионель достал вино из ведерка со льдом и разлил по бокалам. - За наше счастье, любовь моя! - сказал он, поднимая его. Глоток холодного вина немного остудил голову. Марианна в венчальном наряде напротив была так прекрасна. Савиньяк был уверен, что сумеет дать ей все и сделать так, чтобы она была с ним счастлива. Несмотря на наступившие времена смуты... Или им вопреки.

Марианна: - Ох, дорогой! Похоже, что я пьяна и без вина, - смеялась Марианна пригубившая вслед за супругом вино, - Все же как это необычно и... прекрасно. Ты мой муж. Я поверить в это не могу, милый! Супруг?! О, нет! Невероятно! - она смущенно прикрыла глаза рукой, - Я слишком глупо себя веду. Мне надо выпрямить спину, предложить тебе подкрепить свои силы едой и вином, а потом, - она лукаво стрельнула глазами по ту сторону стола, - Супружеский долг необязателен именно в постели, так ведь?

Лионель Савиньяк: Лионель смотрел на Марианну через стол и так залюбовался ею, что даже забыл, что держит в руке бокал с вином. - Любимая, ты можешь вести себя, как заблагорассудится. С выпрямленной спиной, или нет, ты для меня восхитительна, - и взгляд Ли этому свидетельствовал, - Ты сейчас взволнована, и я тоже, но это наш дом, мы здесь вдвоем и никому ничего не должны. Так что выпей еще и расслабься. Впереди у нас целый вечер и ночь, а дальше вся жизнь. Савиньяк подал пример, еще раз отсалютовав бокалом возлюбленной, а потом накрыл ее руку своей ладонью и легонько, успокаивающе сжал ее.

Марианна: Дальше Лионелю не надо было продолжать. Жена просто оказалась у него на коленях, чтобы переплести с ним руки с бокалами и выпить восхитительное вино. - Теперь уже на правах твоей супруги я могу получать все, что угодно, - она тут же запечатлела на его губах поцелуй, заглушая любые слова.

Лионель Савиньяк: Ли поцеловал пряные от вина губы Марианны, - поцелуй пьянил не меньше содержимого бокалов. Одной рукой он придерживал у себя на коленях свое сокровище, обнимал возлюбленную и поглаживал ее нежную спину в вырезе венчального платья сзади, а другой подхватил с блюда на столе одно из маленьких канапе и поднес к ротику жены, чтобы шутливо "покормить" ее.

Марианна: Марианна устроилась поудобнее на коленях мужа и стала принимать "угощение" прихватывая губами одновременно и кончики пальцев любимого, намереваясь все же легонько укусить. Все эти милые шалости и выдавали, насколько теперь уже графиня Савиньяк доверяет супругу. В ответ Марианна поднесла к губам Лионеля гроздь винограда и, пока тот схватывал одну ягоду за другой, принялась неспешно целовать его шею.

Лионель Савиньяк: Лионель улыбался шалостям Марианны и целовал ее в шею. Виноградины из рук любимой были слаще меда. Еще какое-то время продолжалась игра в полушутливое "кормление" супругами друг друга, когда Ли делился с Марианной кусочком шоколада из своих губ и откусывал половинки засахаренных фруктов из ее, чтобы потом перейти к глубоким и страстным поцелуям. Эта трапеза перемежалась поцелуями и ласками, а потом Савиньяк перешел к решительным действиям. Он ласкал супругу через платье и под ним, обводил ладонями нежные бедра, пока окончательно не захотелось переместиться в спальню. Ли поднял Марианну на руки и понес туда, целуя ее по дороге.

Марианна: Марианна обнимала его за шею и весело смеялась, предвкушая милую любовных утех возню. - Кто из нас сегодня первый седлает коня, милый? - уже в постели обняла она торс мужа и тянула к себе для еще одного поцелуя, - Дашь мне потом отыграться? Я неплохая наездница, - шептала она ему в губы.

Лионель Савиньяк: Объятия и поцелуи становились все горячее, а слова Марианны возбудили Ли еще сильнее. - Еще бы, я не предоставил, - проговорил он, целуя нежную грудь жены и устраиваясь между ее разведенных бедер, - Ты так прекрасна, милая... Моя наездница, моя тигрица. Лионель продолжал целовать возлюбленную, теперь свою супругу, входя в нее, подминая под себя ее податливое тело, как собственник.

Марианна: - Не жалуйся потом, - ноги тут же обхватили торс, а ноготки прошлись вдоль спины, по позвоночнику, до ягодиц, - Что тебя исцарапали, - резкий вздох от того, что ее заполнили и графиня жалобно застонала, показывая свою возможно и мнимую покорность. Сейчас главный ее муж, а потом он еще увидит свою тигрицу. - Ли...!

Лионель Савиньяк: Лионель ответил лишь томным рычанием, когда дразнящие коготки супруги прошлись по его спине. Он сжал ее в объятиях может чуть сильнее, чем следовало, ослепленный страстью, но ее жалобный стон хоть и был возбуждающим, но заставил его действовать нежнее. Ли поймал остаток этого стона из уст любимой своим поцелуем и задвигался в ней, держа ее в объятиях.

Марианна: Какое блаженство принимать его и чувствовать всем телом! О, Лионель! Марианна закрывала глаза и думала всего лишь мгновением, что это и есть счастье - принадлежать ему целиком и полностью! Разделять его желания, рьяно их исполнять, быть искренне любящей и зависимой от него! Никто не сравнится с ним, ее королем! Сейчас и только сейчас! - Ахх!!! - выгнувшись под ним она затрепетала, - Ли! Да! Ли! - она просила поцелуев, тянулась к нему, - Лионель, поцелуй меня!

Лионель Савиньяк: Ли ускорял темп, не в силах сдерживаться, Марианна выгибалась и стонала так возбуждающе, что разрядка пришла слишком быстро. Он целовал ее сладкие губки, прижимая нежное тело жены к себе. Для того, чтобы передохнуть и опять почувствовать себя в силах, понадобилось немного времени. - Я счастлив с тобой, - шептал Лионель Марианне и целовал ее, гладил ее чудесные волосы, - Счастлив.

Марианна: Марианна, закрыв глаза, улыбалась. Как-то по-домашнему, тихо, спокойно, удовлетворенно. Прикорнув к мужу, она подставила голову под его пальцы, а потом взяла его руку, чтобы переплести его пальцы со своими. - Милый мой. Как же я счастлива. Нам еще столько предстоит сделать, но я уверена в тебе и себе. Я люблю тебя, Лионель, люблю... - какое наслаждение было вдыхать его запах, чувствовать горячее тело и каждый волосок на коже, - Ты прекрасен, - далее были мягкие поцелуи на его руке и воркующий шепот любящей женщины.

Лионель Савиньяк: Ли полежал еще в сладкой истоме, целуя и поглаживая свою возлюбленную, пока не почувствовал, что снова начинает возбуждаться. Он опять приник к губам Марианны глубоким поцелуем и спросил на ушко, обнимая ее: - Теперь ты будешь моей наездницей?

Марианна: Марианна погладила его лицо, улыбаясь и смакуя поцелуй. - Сначала я приготовлю себе седло, любимый, - ее рука тут же нырнула под покрывало, которым они прикрылись, чтобы сразу не остыть. Методично лаская мужа, графиня пристально смотрела на его лицо, а потом вся с головой нырнула под покрывало к руке, теперь супруг мог почувствовать куда более смелые поцелуи и ласки Марианны. Удостоверившись, что "седло" готово, она отбросила покров и оседлала супруга, переплетя пальцы своих рук с его, предварительно впустивши его в себя.



полная версия страницы