Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "Заброшенный дом", 1 Зимних Скал, 398 К.С. » Ответить

"Заброшенный дом", 1 Зимних Скал, 398 К.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Мэллит Ротгер Вальдес

Ответов - 16

Мэллит: Блистательная Аделла подсказала, где искать переулок с заброшенным домом. Но про тот большой и богатый дом, который, как поняла Мэллит, найти было гораздо важнее, она ничего не знала. Вернее хозяйка трактира дала несколько идей, но по первому оказалось что-то совсем не то, что было в видении, по второму похоже, но с ней ни кто не стал разговаривать, а третий дом вообще стоял пустым. Вздохнув, девушка отправилась искать Цветочный переулок. Поблуждав немного по городу, девушка все же вышла в нужное место. Первые этажи домов занимали лавки. Булочник, сапожник... Мэллит внимательно разглядывала вывески и крепкие, хорошо сложенные дома. По всему выходило, что квартал не был бедным. В одном из домов, женщина на втором этаже, на балконе, развешивала белье. В грязи под окнами возились дети. Девушка поплотнее запахнула плащ и улыбнулась. Ох, и достанется же потом им за испачканные штаны... Останавливаться Мэллит не стала. Только шарахнулась в сторону от кинувшейся на нее собаки, впрочем, тут же поджавшей хвост, от сердитого оклика хозяина. Нужный дом оказался в самом конце переулка. Темный, пустой, необитаемый. Почему-то, Мэллит казалось, что от него веет холодом. Впрочем, все нежилые дома такие. Вздохнув, девушка смело толкнула дверь, оказавшуюся запертой. Поиск входа занял еще какое-то время и когда, наконец, девушка его обнаружила, обойдя дом по периметру, то здание уже не казалось таким зловещим. - Здесь кто-нибудь есть? - Мэллит прислушалась, стараясь казаться смелее, чем это было на самом деле.

Ротгер Вальдес: Когда Ротгер очнулся, он слабо осознавал окружающий мир. Все виделось так, словно глаза закрыли повязкой из серой, пропыленнной кисеи. Вроде и видишь все, ощущаешь, но как-то размыто, приглушенно. И он знал, совершенно точно знал, что нужно сделать, чтобы снова увидеть краски, вдохнуть полной грудью, очнуться. Но не было этого в доме соберано. Была юная девушка. Милая, забавная, она сидела у его постели, пока он выздоравливал, но от ее присутствия, или отсутствия ничего не менялось. Только чуть колыхалась серая вязкая муть, в которой приходилось существовать. Но долго так продолжаться не могло. Ротгер вытерпел, маясь от безделья и тоски, пока раны не затянутся настолько, что можно будет отправиться на поиски. И вот, наконец, вывел Делантеро за ворота особняка Соберано, не соизволив сообщить никому куда направится. К его поведению привыкли, и отпустили. Бешеный ехал по улочкам Олларии, замирал на перекрестках, сворачивал, немилосердно дергая поводья Делантеро, но, судя по внутреннему ощущению, направлялся именно туда, куда надо было. Куда его тянуло. Он оставил коня у ворот заброшенного дома, толкнулся в запертую дверь, не смог пройти и пошел кругом, ищапроход, или разбитое окно. К счастью нашлась дверь. Бешеный зашел в старый дом и замер, прислушиваясь к ощущениям. В доме кто-то был. Кто-то важный.

Мэллит: Тишина, которая стала ответом, заставила девушку вздрогнуть и сделать шаг назад, к такому спасительному прямоугольнику света за спиной. Но, все, что она делала, Мэллит делала ради единственного человека, которому нужна была ее помощь. Альдо. Ему зачем-то нужно было, чтобы гогани пришла в этот дом и она пришла. Девушка закрыла глаза, прислушиваясь. Скрипнула доска? Ступенька? Нет, все чисто и тихо. Осторожно пройдя через пустую, заброшенную кухню с очагом и почти целой, только покрытой толстым слоем пыли мебелью. Почему-то сейчас девушка сожалела о том, что не удосужилась узнать у завсегдатаев квартала, какая слава закрепилась за этим домом. Почему он заброшен. Не догадалась и это был повод укорять себя. Хотя, кто знает, решилась бы она войти, если бы знала, что этот дом посещали, например, выходцы, или что-нибудь похуже. Замирая от страха Мэллит поднялась на второй этаж. Лестница не издавала ни звука. Казалось, что в доме вообще все умерло и от этого делалось жутко. Стараясь не шуметь, девушка вошла в первую комнату, когда внизу отчетливо скрипнула ступенька. Мэллит замерла, затаив дыхание. Ни кто посторонний в дом войти не мог. А вдруг, это выходец? Сумрак в доме немного скрадывал дневной свет и у девушки совершенно вылетело из головы, что днем нечисть прийти не может. Не решаясь выйти в коридор и проверить, девушка сделала шаг назад. Рассохшаяся доска под ее ногой предательски скрипнула, выдавая ее месторасположение преследователю, точно так же, как до этого сам дом выдал его появление ей.

Ротгер Вальдес: В доме совершенно точно кто-то был, и этот некто выдал себя, переступив по скрипнувшим доскам пола. Скрип раздался почти над головой, значит второй этаж. Бешеный замер на секунду, прикрыл глаза и улыбнулся. Любой, кто увидел бы вице-адмирала в эту секунду, не сомневаясь уверился бы в его безумии. Только лишенный разума может спокойно стоять посреди брошенного дома, в забитой пыльным хламом комнате и улыбаться так несмело и нежно, словно увидев прекраснейшую из женщин. Вальдес поднялся на второй этаж. Он совершенно не спешил, зная, что пришедший сюда человек боится. Он чувствовал страх, он продолжал улыбаться, наслаждаясь им. Наконец, лесница закончилась и Ротгер, пройдя коридор и ориентируясь по следам в пыли, шагнул в комнату. - Нашел. Он посмотрел на обряженную в мальчишеский костюм девушку и улыбнулся. - Я тебя нашел.

Мэллит: Несомненно, тот, кто сюда пришел, ее слышал. Тому свидетельствовали несколько секунд тишины и шаги. Сильные, уверенные, неторопливые. Взгляд Мэллит заметался по комнате. Девушка старалась найти укрытие, но как на зло в комнате, кроме пыльного стола вешалки и кровати не было ничего. Может раньше это было постоялым двором? Мысль была очень не кстати. Человек медленно поднимался по лестнице. Ступенька, вторая, третья... Сердце Мэллит, казалось, билось в такт этим шагам, а в голове кроме этой внезапно появившейся идеи и панической мысли о том, что надо спрятаться не было ничего. У нее не было даже свечи, чтобы ее зажечь. Тот, кто приближался, точно знал где она находится. иначе бы не шел так и с такой уверенностью. - Пусть Четыре Ветра развеют тучи, сколько бы их не было. Выходцы должны бояться этих слов. О том, что они никогда не зайдут в дом, если не позвать их по имени, просто вылетело из головы. - Пусть Пусть Четыре Молнии падут четырьмя мечами на головы врагов, сколько бы их ни было. Шаги в коридоре... Мэллит торопливо закончила вторую строчку. Ужас медленно расползался по телу. Сил не было даже пошевелиться. Складывалось ощущение, что тело заледенело от страха перед неизвестным пришельцем. - Пусть - начала Меллит, года в ушах раздался тихий, вкрадчивый голос "Нашел, Я тебя нашел". Девушка замолчала, несколько секунд смотрела на улыбающегося темноволосого незнакомца, стоявшего на пороге комнаты, потом в ужасе взвизгнула, как самая обыкновенная напуганная девчонка, и, ничего перед собой не замечая, и не думая шарахнулась в его сторону и сторону спасительной двери.

Ротгер Вальдес: Девушка, пусть и в мужском наряже, была прекрасна. Ротгер с порога понял, что природную красоту не получилось скрыть ни мешковатой одеждой, ни иными ухищрениями. Голос тоже был приятным и добавлял незнакомке очарования, а вот четверной заговор не действовал ни разу, потому как ну разве Ротгер Вальдес - нежить? Да, с ведьмами общается, защищает их, но не стал же он от этого нежитью. Впрочем, долго раздумывать над своей принадлежностью к роду человеческому, Ротгеру не дали. Девушка взвизгнула и, как все девушки мира, презрев законы логики, кинулась прямиком на него. Может быть она, конечно, собиралась таким образом его деморализовать, или, даже, победить, да только ничего не вышло. Ротгер поймал ее в объятья, прижал к себе, и, действуя, скорее инстинктивно, чем разумно, поцеловал свою добычу. Туман в последний раз попытался закутать мир серой пеленой и... лопнул. Лопнул, явив Бешеному мир во всех красках. Бешеный, не отпуская пойманной девицы, медленно выдохнул и улыбнулся. - Так и в Создателя уверовать недолго...

Мэллит: Чего Мэллит хотела достичь своим поступком, скорее всего не ответила бы она сама. Смутить? Напугать? Заставить сделать хотя бы один шаг в сторону? Незнакомец всего лишь стоял на пути к открытой двери. Проскользнуть под рукой, а там уже лестница и дверь на улицу. Там он не посмеет ее тронуть. Вот только судьба сегодня была определенно не на ее стороне. Мужчина не сделал ничего, из того что она хотела. Он просто выждал, пока девушка будет рядом. Едва уловимое движение и Мэллит, еще сама не осознавшая, что произошло, прижата к его груди. Теплый, мужчина был теплый и вполне живой. Во всяком случае выглядел он совсем не как выходец. И все же, попавшись, Мэллит испуганно пискнула и замерла, не зная, что ей делать. Этих нескольких секунд незнакомцу хватило, чтобы слегка приподнять невесомое тело и прижаться к ее губам, своими. Один... Девушку словно захватила туманная пелена. мир стал далеким и нереальным, только в ушах сильным гулом отдаются удары сердца. Два... Гогани задрожала. От этого серого тумана веяло почти могильным холодом. Мэллит зажмурилась, пытаясь вырваться. Хотелось выбраться из этой мглы туда, где был свет и тепло. Три... Тихий хлопок. Мыльная серая муть буквально взорвалась вокруг них, разлетаясь клочьями. мэллит сама не поняла, когда успела прижаться, к поймавшему ее мужчине так, словно он был единственным средством спасения. Четыре. Наваждение схлынуло. На гогани снова обрушился мир во всем его великолепии. Краски, звуки, запахи. В доме пахло теплом и пылью. И больше не было этого странного горьковатого аромата. Сразу стало спокойно и как-то уютно. - В Создателя? - Мэллит ахнула. Существующее положение наконец, стало доходить до ее сознания, напуганного внезапным появлением незнакомца. - В Создателя? Пустите! Пустите меня немедленно... - Мэллит дернулась, освобождая руки и заколотила по плечам незнакомца кулаками. - Пустите, Блистательный! Пустите! Девушка отчаянно вырывалась, стараясь освободиться из сильных объятий, одновременно молотя кулачками по груди и плечам, стараясь вынудить его разжать кольцо рук.

Ротгер Вальдес: Поцелуй был свеж и упоителен и вообще, Бешеному отпускать рыженькую девицу не хотелось совершенно. И не только потому, что ее требовалось привести к соберано, но и потому, что самому Вальдесу было приятно ее обнимать и целовать. Правда, был один минус. У пойманной девушки было картинально отличное мнение. Он вырывалась, безуспешно, конечно, и кричала, упрашивая ее отпустить. Бешеный не сдавался. Маленькие кулачки стучали по груди и плечам, не причиняя особенного вреда, а Вальдес не размыкал рук. Следовало, пожалуй, объясниться и понять, что так испугало девушку. - Не пущу. Простите, сударыня, но нет. - Бешеный увернулся от мелькнувшего почти у носа кулачка и улыбнулся. Обычно женщины млели, и он понадеялся что и его спасительница тоже впечатлится. - А что, уверовать в Создателя - плохо? Уговорили - не буду. - Он был готов пообещать ей все, и Фульгат в придачу. - А вообще, я должен отвести вас к соберано. Не знаю пока зачем, но должен. Я от него уехал вас искать и нашел, значит надо обратно вернуться. Он не представился и не знал имени незнакомки, но сейчас приличия были не важны. Совсем. Потом, когда все встанет на свои места, он будет говорить комплименты, смешить ее, но, потом. Не сейчас. Сейчас надо идти.

Мэллит: Не пущу. Эти слова, сказанные решительным, уверенным тоном, подействовали на Мэллит как ушат ледяной воды. Девушка еще пару раз ударила мужчину, но уже без экспрессии и замерла, уперевшись ему в грудь ладонями, словно пойманный в ловушку зверек. Пока она отбивалась, шляпа соскользнула с ее головы, являя свету рыжие, неровно остриженные волосы, чуть отросшие и теперь мягкой волной лежащие на плечах. То, что отпускать ее ни кто не собирался, девушка осознала не сразу. Руки мужчины все еще удерживали ее за талию, но сейчас Мэллит уже не вырывалась, и только слегка дрожала в руках незнакомца, понимая, что полностью находится в его власти как минимум из-за разницы в силе. Пока девушка активно отбивалась незнакомец играючи удерживал ее, не давая вырваться. Что будет сейчас, она не представляла. - п-простите, Блистательный, - Мэллит устыдилась собственного поведения и испуга. Он пообещал не верить в создателя? Да пусть верит во что угодно. Хоть в выходцев, хоть в ызаргов, хоть в прислужников Леворукого, лишь бы он ее отпустил. - Недостойный не может пойти с Блистательным, - Мэллит по привычке, выработанной несколькими неделями, говорила о себе в мужском роде, - Ему нужно идти - если не получалось вырваться, то стоило попытаться убедить его отпустить свою "добычу". Мэллит уперлась ладонями в грудь и попыталась оттолкнуть от себя незнакомца.

Ротгер Вальдес: Девушка еще билась в объятьях Ротгера, но уже без особенных усилий. Да и не приносили боли удары маленьких, хрупких кулачков. Тут скорей бы у нее самой синяки и ссадины не появились. У рыжих ужасно нежная кода, а девушка была именно что медноволосой. Свалившаяся с хорошенькой головки шляпа открыла Бешеному эту истину. Девушка выражалась заковыристо, но Бешеный ее понимал. Смешно моряку не понимать большую часть наречий стран, которые ему посчастливилось посетить, так что с манерой речи он разобрался быстро. Не отпуская девушку, все еще старающуюся вывернуться из его объятий, он постарался внятно объяснить. - Дочери достойного отца придется пойти с сыном своего отца, потому что блистательный не отпустит прекрасную, пока не отведет к... Как с вами тяжело общаться на вашем наречии, сударыня! Я вас не отпущу, пока не отведу к Рокэ. Поймите, так надо. Надо для... всех. Что-то мерзкое должно случиться и я жизнь положу, чтобы оно не произошло. У меня там кэцхэн плачут. Пойдемте, а?

Мэллит: Не отпустил, хотя Мэллит надеялась, что сможет его убедить, но слова куда-то исчезли. в своей жизни она редко говорила с незнакомцами, да и общалась в основном с семьей и, иногда с Принцем и повелителем Молний. И только в последние несколько недель девушка фактически вышла в большой мир, путешествуя с караваном. Сейчас Мэллит просто напросто растерялась, не зная, что ответить. Незнакомец был чужаком, хотя и говорил на наречии гоганов вполне свободно. хотя и с едва заметным трудом подбирая столь привычные для нее самой выражения. - Дочь своего отца не может... Услышав имя первого маршала Таллига девушка вздрогнула, замирая в объятиях незнакомца. Ей нельзя было идти к нему. Нельзя, хотя бы во имя Первородного. Все то. что Мэллит о нем слышала, приводило ее в ужас. И в то же время Мэллит знала, что незнакомец говорит правду. Она была за чем-то нужна Блистательным. Только зачем и что от нее хотел Блистательный Алва. - Недостойная пойдет с блистательным. - голос девушки откровенно дрожал, но слова были решительными. Мысль о том, что она сможет сбежать, если незнакомец ее отпустит, пришла в самую последнюю минуту, а пока нужно было просто соглашаться с Блистательным. Всего лишь соглашаться и не дать ему возможности в чем-либо заподозрить девушку. Ей нужно было выбраться из дома а дальше, она справиться и будет разыскивать дом из своего видения.

Ротгер Вальдес: Дело явно шло на лад. Ну, по крайней мере, его перестали бить, что не могло не радовать едва-едва пришедшего в себя Бешеного. Но все же он не спешил доверять рыжекудрой гоганни, потому как сам не раз таким образом обманывал дядюшку, когда тот ловил племянничка на горячем. О, надо было видеть честные, невинные глаза юного Рохелио, и слезы обиды, почти повисшие на ресницах, так и норовящие сорваться с них дождем. - Вот и славно, сударыня. - Ротгер улыбнулся и повел свою спутницу вниз, где была привязана его лошадь. В конце концов, мужчина, ведущий за руку встрепанного юнца, вряд ли привлечет к себе внимание. А выпускать ладошку девушки из своей руки он не собирался.

Мэллит: Пока Мэллит послушно шла за незнакомцем, стараясь как можно дольше держать его в заблуждении относительно собственных планов. Не может же мужчина удерживать ее за руку вечно. Он должен был, просто обязан, когда-нибудь ее отпустить. Они уже спускались по лестнице, когда девушка коснулась рукой головы и вскрикнула. - Моя шляпа! - мэллит остановилась, дернувшись и стараясь вырвать ладошку из руки незнакомца, - Недостойная не может идти так, все узнают, что она дочь своего народа... - девушка дернулась еще раз. Шляпу необходимо было забрать. Без нее любое путешествие по городу оказывалось невозможным.

Ротгер Вальдес: Бешеный крепко сжимал ладошку девушки в своей руке и надеялся, что на этом то все и закончится. Зря надеялся, как оказалось. Девицы, хоть и в мужских костюмах, во все времена проявляли весьма извилистую и запутанную логику. Вот и сейчас гоганни остановилась и объявила, что никуда без шляпы не пойдет, потому как ее узнают буквально все. Возвращаться на второй этаж, когда улица и свобода уже манит из-за порога, не хотелось, да Бешеный и не собирался. Он снял свою шляпу, до сих пор скрывавшую темные кудри полукровки и нахлобучил на девушку. - Вот вам, сударыня, шляпа. Теперь вас не узнают. Пойдемте. - Бешеный вывел девушку на улицу и одной рукой стал разматывать поводья Делантеро. Идти придется пешком, потому как отпускать девушку Вальдес не рискнул - сбежит еще, потом лови ее. А она важна. Очень важна...

Мэллит: Дом совершенно перестал казаться загадочным или таинственным, стоило только им спуститься на первый этаж. Заброшенное довольно давно здание. Скорее всего какая-нибудь таверня или что-то подобное, но абсолютно ничего пугающего. Ничего страшного не было и в незнакомце. Сейчас Мэллит слегка корила себя за то, что так испугалась и не попыталась спрятаться, когда еще был шанс это сделать, а теперь он и не думал выпускать ее ладошку, напротив сжав еще крепче, чтобы не выскользнула случайно или намеренно. А намерения такие были. При первом удобном случае. Удача первого маршала Таллига уже была в легендах, как и его умение читать чужие мысли. До агариса эти легенды доходили в таком раздутом состоянии. что не слышать о них мог только глухой. Мэллит глухой не была, даже не смотря на то, что вела очень уединенный образ жизни. и сейчас девушка ни сколько не сомневалась, там, куда ее ведут, ей места нет. Не должно быть. И уж тем более Первому Маршалу не нужно знать, что в Таллиге она находится по просьбе Первородного. Но знать и осуществить задуманное, это две разные вещи, тем более, когда тебе крепко сжимают руку. - Недостойная благодарит блистательного... - наверх мужчина подниматься не стал, как и не стал выпускать ее сама. Он просто снял свою шляпу, нахлобучив ей на голову и объявив, что это украшение теперь принадлежит ей. Дальше Мэллит уже не сопротивлялась. Только неловко, одной рукой, как смогла, спрятала рыжие прядки. надеясь, что шанс сбежать ей еще представится на улице. Вот только пока этот шанс призрачно махал ей рукой, удаляясь все дальше и дальше. Мужчина и не думал выпускать свою добычу, предпочитая орудовать одной рукой, а она сама ничего не предлагала, решив, что теперь будет молчать. Сейчас Мэллит дулась, как самая обычная девчонка, хотя прекрасно понимала всю глупость собственного поведения.

Бледный Гиацинт: Вальдес распутал поводья коня и подхватил Мэллит на руки, чтобы усадить перед собой, и сам взобрался в седло. Теперь она точно не сбежит. Девушку нужно отвезти к соберано. Бешеный прижал к себе плотнее хрупкую гоганни и поскакал вперед. Эпизод завершен



полная версия страницы