Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "Иногда они возвращаются", 1 Зимних Скал, 398 КС » Ответить

"Иногда они возвращаются", 1 Зимних Скал, 398 КС

Паоло Куньо: Действующие лица: Айрис Окделл Паоло Куньо Луиза Арамона

Ответов - 18

Айрис Окделл: Айрис попривыкла к обществу Луизы и теперь с радостью проводила с ней время. Постоянно сидеть в особняке было как-то скучно, поэтому девушка с дуэньей то и дело ходили в городской парк или просто гулять по городу. Сегодня был хороший день, приятная погода. Не холодно, и не жарко. Дышалось легко, а на душе было как-то спокойно. На сегодня была запланирована очередная прогулка, так что Айрис встала пораньше, быстро собралась и спустилась в гостинную особняка Алвы. Служанке даже не пришлось будить девушку, она еще с вечера предвкушала прогулку и проснулась сама. Даже немного раньше времени. Но Луиза уже ждала внизу, и после обмена приветствиями можно было отправляться в путь. Девушка подхватила дуэнью под руку и устремилась вперед, на улицу. В парке было хорошо, но ехать туда в карете не хотелось, а на лошади никто не дал бы. Оставалось только просто пойти гулять по улицам. А так, глядишь, и до парка дойти можно.

Паоло Куньо: Паоло не знал точно, где окажется, выйдя из Лабиринта. Иногда выход оказывался там, где удобно было путнику, иногда - наоборот. Лабиринт, как огромный разумный организм, мог то помочь, то посмеяться. Паоло пытался постигнуть его законы, из непонятных порой обмолвок отца Германа и собственных наблюдений. В любом случае, скоро ему придется завершить свои изыскания, во всяком случае практическую их часть. Нельзя долго играть со Смертью, когда-нибудь ты ей надоешь. Паоло вышел из узкого проулка между двумя большими домами. Район был явно богатый, домов - мало, все сады и ограды, за которыми можно держать оборону, и людей мало. Только две дамы шли вниз по улице, навстречу Паоло - одна чуть старше, другая - младше. Наверное, благородная сеньорина с дуэньей, потому что на родственниц они не походили. Паоло сначала бросился к ним, но потом осознал, как выглядт - бледность пробивается даже через смуглую кожу, лицо изможденное, а одежда похожа на бродяжьи обноски - и замер. Он пошел к ним уже осторожней, не мог не пойти. Ему надо было срочно найти соберано, и к тому же, от девушки он чувствовал то же, что почувствовал при встрече с Ричардом в Лабиринте. Странное тепло и уверенность, будто она могла защитить его. Пусть немного, совсем немного... Это ощущение в ней было даже сильнее, чем в Ричарде. Паоло еще не до конца понял, отчего зависят его новые... чувства и восприятия людей. Может быть, это был характер, но он скорее считал, что дело в крови. Всегда все упирается в кровь. - Дора... Дорита... - сказал он хрипло, пытаясь отряхнуться от пыли, которая была и на волосах, и на одежде, - Не бойтесь, прошу вас! Мне некогда объяснять, но прошу вас сказать, что это за улица, и в какой стороне особняк герцога Алвы! Паоло не захватил с собой из Лаик в ночь ухода ни теплой одежды, ни шпаги, все так и осталось лежать, аккуратно свернутое, брошенное за ненадобностью. Хорошо еще, что он захватил родовое кольцо! Оставалось надеяться, что женщины не убегут в ужасе, и что покажут дорогу. А там он найдет слова, чтобы его пропустили к Алве. Может быть, тот вспомнит мальчишку, который пар раз приезжал с родителями в Алвасете, или хотя бы поверит на слово. А там останется написать матушке и отцу.

Луиза Арамона: Луиза еще издали увидела молодого человека, идущего им навстречу. Чем ближе подходил незнакомец, тем сильней он был похож на нищего бродягу, но женщину смущало выражение целеустремленности на его лице. Не успела госпожа Арамона испугаться, что целью юноши были их кошельки, как он с ними заговорил. Инстинктивно Луиза загородила Айрис от странного незнакомца, но услышав имя Повелителя Ветров, она немного расслабилась и внимательно оглядела внезапного собеседника. Худой и бледный, одет в обноски, но черты лица благородные. Похож на кэналлийца. Интуиция подсказывала капитанше, что юноша не опасен, и она решила показать ему дорогу к дому Алвы. В конце концов, парадную дверь всегда открывает Хуан, а он точно распознает опасность еще на подступах. - Мы можем вас проводить к особняку герцога, так получится гораздо быстрей, чем объяснять дорогу - спокойно сказала Луиза, впрочем пока умолчав о том, что они там живут.

Айрис Окделл: Айрис шла по улице, рассматривая красивые домики, и не обращала особо внимания на то, что творится у нее под ногами или перед носом. Поэтому она несколько удивилась, когда Луиза сначала остановилась, а потом и прикрыла девушку собой. Айри заинтересованно выглянула из-за плеча своей защитницы. Бродяг и попрошаек девушка видела редко - в Надоре у господ-то мало чего было, что у них можно было попросить? Человек перед ними оказался юношей, чем-то похожим на... Создатель, еще кэналлиец! Айри радостно улыбнулась и выскочила вперед: - Вам плохо? Вам помочь? - память о заботе о Вальдесе еще была свежа, а быть чем-то полезной было жутко приятно. Нет, в Надоре девушка, конечно, тоже чем-то занималась, но если сравнивать глупое вышивание и заботу о больных и раненых... Это же как на войне!  Но девушка тут же поумерила свой пыл. Радоваться плохому самочувствию ближнего было по меньшей мере неугодно Создателю. Айри сразу же прониклась симпатией к молодому человеку. Он был кэналлийцем и вассалом Рокэ, а значит, и хорошим человеком. Девушка обрадовалась, когда Луиза предложила проводить нового знакомого и без задней мысли выложила все как на духу: - Конечно, мы Вас проводим, к тому же  мы сами гостим у герцога Алвы! - а потом Айри все же озабоченно добавила. - Если Вы ранены, или Вам тяжело идти, Вы можете опереться на мое плечо.

Паоло Куньо: Паоло уже белозубо улыбнулся на предложение женщины постарше - видимо, дуэньи, - проводить его до особняка соберано, когда молодая девушка выскочила вперед. Она была милой, какой-то даже на вид наивной. Паоло сразу стало стыдно за свою общую потрепанность, он еще раз машинально отряхнул плечи. Девушки в Кэналлоа были совсем другими, они умели взглядом высказать все, что о тебе думают, и, пока не завоюешь их комплиментами и ухаживаниями, держались гордо и недоступно, выступая, словно павы. Это потом, конечно, они могли вместе с юношами лихо отплясывать развеселые танцы, которые в столице или на Савере, наверное, признали бы дико неприличными. Девушка словно всю жизнь ждала момента, чтобы оказать помощь несчастному человеку, похожему на бродягу, и довести его куда угодно, а то и вовсе на себе дотащить, Паоло даже растерялся. Он-то думал, что столкнется с недоверием, но к нему отнеслись с неожиданной добротой. Да и дамы, оказывается, гостили у соберано дома! Самая удивительная новость за последнее время. Неужели соберано все-таки решил осчастливить верных вассалов и жениться? - Простите, благородные доры, - Паоло запоздало раскланялся, - Меня зовут Паоло Куньо, рэй Кальявэра. Я вассал герцога Алвы, и мне срочно надо доставить ему важное сообщение. Был бы рад, чтобы вы меня проводили, потому что время дорого. Можно сказать, от этого времени зависит жизнь человека! Он говорил это очень быстро, с явным акцентом, как всегда, когда волновался. Комментировать предложение опереться на женское плечо Паоло не стал, это было явно оскорблением его мужского достоинства, но не обижать же добрую девушку подобными заявлениями.

Луиза Арамона: Луиза сразу поверила Паоло и развернулась в сторону особняка, показывая дорогу. К счастью, они с Айрис не успели отойти далеко от дома. Капитанша только не была уверена, что герцог Алва дома. Иногда он куда-то уезжал еще на рассвете, а иногда вообще не ночевал в особняке. На самом деле за все пребывание в гостях у первого маршала Луиза видела его несколько раз, не считая первого завтрака, где всех представили друг другу. - Приятно познакомиться с вами, рэй Кальявэра, - сказала она уже на ходу, - меня зовут Луиза Арамона, а это герцогиня Айрис Окделл, - представила она спутницу.

Паоло Куньо: Паоло с облегчением вздохнул, поняв, что ему поверили и проводят до места быстро и без проволочек. Время не терпело, послание выходцев повторялось в голове, как заунывная мелодия талигойских времен, да и Ричарда надо было срочно спасать. Только бы окделловское упрямство не победило в очередной раз разум! Услышав имена женщин, Паоло не удержался от изумленного возгласа. - Айрис! - он разулыбался, не удержавшись и взяв руку девушки в свою, хоть это и было явным нарушением этикета, - Вы сестра Ричарда, верно? Видимо, он не зря смог выйти из Лабиринта именно здесь. Ничего в мире не происходило случайно, надо было только уловить ту странную, мистическую порой связь. Он спас Ричарда в Лаик, он нашел его в Лабиринте, и теперь встретил его сестру, такую живую, такую теплую, горящую, как маяк. Может быть, Ричард был прав, и он слышал голос Айрис? Нет, тогда бы Паоло не вышел к ней своим путем. Айрис была теплой, как огонек маяка, а Ричарда звало в Лабиринте чужим голосом что-то опасное и холодное. И только пережив удивление по поводу встречи с сестрой Ричарда, Паоло сообразил, что Луиза здесь тоже человек не случайный. Жена капитана Лаик! Как, все-таки, причудлива судьба. Ее муж отправился неупокоенным на тот свет, и, судя по всему, им всем это пошло на пользу. Хоть и жестоко это говорить. У Арамоны, оказывается, была милейшая супруга, что еще больше вопросов вызывает насчет его поведения. Такая добрая женщина, и по-своему мила. Совершенно не похожа на мужа и - не к ночи будет упомянута - маленькую дочурку. Цилла нагоняла на Паоло страх, хоть он и видел ее всего один раз, но запомнил маленькую полную девочку в ночной рубашке, верхом на пегой кобыле, на всю жизнь. Стоит Алве помочь мертвым, и те примутся за старое. Снова попытаются увести за собой последних оставшихся Повелителей, неизвестно зачем. А дело Паоло - им помешать. Он живой, он может, и он клялся отцу Герману.

Айрис Окделл: Все складывалось как нельзя интереснее. Айрис даже не расстроилась из-за того, что прогулка сорвалась. Ну, или откладывалась. Надо же было нового человека проводить, предложить перекусить, разместить где-нибудь, подождать с ним Алву, беседой развлечь, пока тот не появится... В общем, день обещал стать очень занимательным. Девушка даже не заметила немого отказа на свое предложение "опереться". Луиза представила их, юноша представился сам, можно было идти. А то стоят посреди улицы... Не то, чтобы Айрис это смущало, просто хотелось идти и действовать, а не стоять. Ну, или по крайней мере слушать. Но вряд ли новый знакомый собирался рассказывать что-то здесь и до того, как увидит Алву. Айри развернулась и... Молодой человек схватил ее за руку. Девушка остановилась как вкопанная, широко раскрытыми глазами смотря на Паоло. Она все еще не могла привыкнуть к этой столичной моде хватать дам за руки. Или, быть может, это мода молодых людей? В Надоре хватать-то некому было... Или мода кэналлийцев. Их в Надоре было еще меньше. Точнее, совсем не было. Ричард?.. Девушка напряглась, но от удивления даже не подумала забрать руку, только испуганно приложила другую к губам: - Откуда Вы знаете?! И откуда Вы знаете брата? Вы знаете, где он? Вы его видели?! - покою настал конец. Какие уж там прогулки или расспросы. Стало жарко, и как-то сдавило горло. Девушка смутилась, подумав, что своим напором несколько напугала молодого человека и смущенно кашлянула. Вроде полегчало, но ворот плаща пришлось все же немного ослабить.

Паоло Куньо: Айрис замерла, и Паоло почувствовал себя под ураганом вопросов, или в данном случае скорее - под обвалом. Девушка как-то побледнела и потянулась к завязкам плаща. Только бы ей от беспокойств не стало плохо! Ричард говорил, что его сестра слаба, что ей нужна помощь и защита, но Ричард был не в себе в этот момент. - Дорита, все хорошо, - он улыбнулся, давая понять, что ничего страшного не произошло. - Я все расскажу, когда мы найдем соберано. Поверьте только, что благополучие вашего брата от скорости наших поисков зависят напрямую. Как всегда при волнении он сбивался на акцент, но вряд ли это помешало бы понять его слова.

Луиза Арамона: - Айрис, успокойся! - взволнованно сказала Луиза, и, повернувшись к Паоло, объяснила, что герцогиня Окделл страдает грудной болезнью. Госпожа Арамона вдруг поняла, что успела сама разнервничаться. Ясное дело, у этого молодого кэналлийца были новости о брате Айрис! И, судя по тому, что он только что сказал, Ричард Окделл был в опасности! - Айрис, - снова обратилась она к девушке, - дыши глубже, приступ нам сейчас совсем не нужен. Обопрись на меня, и пойдем потихоньку.

Айрис Окделл: Ричард в опасности. Так и есть. Все так, как она и думала. Он в опасности, и ей не хотят говорить, что с ним. Ждать соберано, искать соберано. Ну, конечно. Сейчас сказать нет никакой возможности. Так было и раньше. Слуги проводят какого-то мужчину, который принес вести об отце. Маленькие Ричард и Айрис подбегают к нему, хотят услышать, когда папа вернется домой. Но мужчина с ними не разговаривает, не обращает никакого внимания на любопытных детей, он ждет встречи с герцогиней Мирабеллой. А потом оказывается, что отца больше нет. Айрис медленно опускает руку и в каком-то оцепенении поворачивается к Луизе. Горло сдавливает, и дышать становится все сложнее. - С-спасибо, Луиза, - выдавливает Айрис, берет дуэнью за руку и медленно направляется в сторону особняка Алвы.

Паоло Куньо: Паоло обеспокоенно кивнул на слова Луизы про астму. Он не слишком разбирался в деле лекарей, так, поверхностные знания о том, как обработать и зашить рану, да пару трав, которые следует пить вместе с вином при простуде. Но про болезнь, заставлявшую человека кашлять и задыхаться, он слышал. Плохая болезнь. Мать, вот та разбиралась и в травах, и даже в том, где лучше размять тело, чтобы стало легче. Надо бы написать ей, может, даст совет, как помочь сестре Ричарда. Хотя зачем писать! Он спросит соберано, тот, говорят, разбирается в лечении не хуже лекарей. Но идти теперь придется так медленно! А у живых всегда так мало времени. - Дорита, если вам плохо, я могу взять вас на руки и донести, - предложил Паоло, прикинув, что его немногих сил все-таки должно на это хватить, - Так будет быстрее.

Луиза Арамона: Луиза жестом отстранила юношу: - Не волнуйтесь, сейчас герцогине Окделл станет легче, уверяю вас. Честно говоря, Паоло Куньо сам выглядел так, как будто бы его надо было нести, хотя его поведение говорило об обратном. Капитанша степенно пошла вперед с Айрис, опирающейся на ее руку. Лишние несколько минут вряд ли что решат, но если идти быстро, то девушке могло бы стать еще хуже. Луиза хотела расспросить Паоло о Ричарде Окделле, но не стала. Вряд ли у него хорошие новости, а плохие лучше узнавать сидя.

Айрис Окделл: Айрис шла рядом с Луизой, бледная и испуганная. Горло сдавливало, но девушка судорожно вздохнула и решила все-таки попытать счастья еще раз и узнать самое важное. Герцогиня попыталась выпрямиться и идти спокойно, за ними с дуэньей шел Паоло. Айрис собралась с мыслями, попыталась успокоиться - сейчас это было особенно важно именно потому, что если не взять себя в руки, то и спросить-то не получится, голос дрогнет. Или его вообще не окажется. Девушка поджала губы, как это часто делала мать, и деревянным голос, не оборачиваясь, но достаточно громко, чтобы слышал спутник, спросила: - Скажите. Он жив? - девушка продолжала идти, боясь при этом пошевелить рукой или головой. Вся она притихла и даже перестала дышать в ожидании ответа.

Паоло Куньо: Паоло чувствовал себя странно: хотелось одновременно и свалиться прямо посреди дороги, и бежать как можно быстрее, обгоняя время, как кони дикой охоты. Он про себя ругался по-кэналлийски, подстраиваясь под неторопливый шаг Айрис и ее дуэньи. Айрис была бледна, как смерть, и Паоло боялся, что девушка вот-вот упадет в обморок или снова начнет задыхаться. Поэтому на ее вопрос, вполне ожидаемый, постарался ответить как можно мягче. - Ричард жив, но он в очень опасном месте, и лучше вывести его оттуда как можно скорее. Он не мог объяснить подробнее, его бы скорее сочли сумасшедшим, а объяснения своей правоты требовали времени. Нет уж, он будет говорить сразу с соберано, матушка говорила, что тот во многом разбирается, да и выходцы это подтверждали. А что не знает - там они с Паоло могут вместе разобраться. Впереди показался окруженный высокой оградой, скорее даже стеной, особняк, с гербом дома Алва на воротах. Паоло облегченно вздохнул, и все-таки обогнал девушек, чтобы подбежать к воротам и несколько раз нервно и громко постучать по ним кольцом. Вышедший на стук слуга на талиг спросил, кого это кошки принесли, Паоло на кэналлийском ответил, что ему срочно нужен герцог Алва, и показал в окошко свое родовое кольцо. Если слуга не узнает лицо, так символ одного из старых родов Кэналлоа узнает точно. Тут как раз подошли и дамы.

Бледный Гиацинт: Молодой привратник хмуро изучил просунутое сквозь окошко в воротах кольцо с выточенным родовым гербом на дорогом камне, а потом самого юношу, который, вне сомнения, был кэналлийцем, и судя по его речи, образованным, только вот внешний вид и потрепанная одежда оставляли желать. Кольцо, конечно, могло быть и ворованным... Однако, не так давно дор Ротгер попал в дом хозяина в еще худшем виде, словно истерзанный бродяга. Что-то творится совсем нехорошее в последнее время. И потому, насчет юноши Пако сам не стал бы так осторожничать, если бы не приказ. Не соберано Алвы, а Хуана. Что ж, его приказ, пусть он и разбирается. Хуан пришел, увидел кольцо и отпер ворота. Принадлежало ли оно юноше, или нет, отпускать так просто он теперь его не собирался. И только Хуан собирался узнать имя визитера и причину, по которой тому надо увидеть соберано, как к воротам подошли герцогиня, гостившая в доме хозяина, и нанятая для нее компаньонка.

Луиза Арамона: - Хуан, добрый день! - быстро поздоровалась Луиза, отметив некоторое недоверие, витавшее в воздухе. За ее спиной тяжело и сипло дышала Айрис. Не дожидаясь ответного приветствия госпожа Арамона начала объяснять: - Это рэй Кальявэра, у него есть срочные новости для герцога Алвы. О герцоге Окделле, - уточнила она, надеясь, что это ускорит события. Судя по всему, медлить было нельзя.

Бледный Гиацинт: Хуан кивнул и впустил всех. Юноша мог оказаться как проходимцем, так и лжецом, специально подкараулившим дам на улице, чтобы втереться к ним в доверие, надавив на нужные струны - известие о доре Рикардо. Тем более, отпускать его уже не следовало. А следовало выяснить, от чьего имени он действует и чего добивается. Соберано дома не было, и Хуан расспросит юношу сам. Эпизод завершен



полная версия страницы