Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "Спутанный клубок", 23-е Осенних Молний, 398 К.С. » Ответить

"Спутанный клубок", 23-е Осенних Молний, 398 К.С.

Валентин Придд: Валентин Придд Дженнифер Рокслей

Ответов - 20

Валентин Придд: Валентин сидел на кровати и смотрел, как одевается Дженнифер. Тонкий чулок, который она натягивала на ногу, повторял привлекательные контуры. В комнате оруженосца горела только одна свеча, чтобы не привлекать внимание слуг. Придд рассматривал красивую женскую фигуру с распущенными по плечам золотисто-рыжими волосами, но думал о своем. Дженнифер хотела его давно и давала это понять почти с самого начала, но он пошел на связь с графиней только теперь, после своего возвращения из разбойничьих лап. В том числе и из-за желания, или даже необходимости стать ближе к генералу Рокслею, его планам, мыслям и действиям, пусть даже посредством близости с его женой. Сейчас все средства были хороши. Валентин не доверял своему сеньору, именно поэтому он не вернулся к Рокслеям сразу после похищения, а попросил Колиньяра подвезти его к дому отца. Тогда, в том состоянии, в котором Придд находился, его было бы очень просто добить и представить все, как смерть от уже имеющихся повреждений. А сейчас он уже мог защитить себя, мог действовать. Доказательств против супруга женщины, чей аромат он еще чувствовал на своей коже, и от поцелуев-укусов которой еще горели шея и плечи, у него не было, кроме фактов о племяннице генерала, которую до сих пор держали в Багерлее, и того, что из его комнаты за время отсутствия пропала коробка. Эта коробка - посылка от Марианны якобы с нужной преступникам книгой, была пустой. Придд положил ее в ящик комода в своей комнате. Когда он вернулся, то проверил ящик и комнату. Коробки не было. Все прочие вещи остались на местах, и следов обыска своей комнаты он не заметил, но пропажи коробки было уже достаточно.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер молчала. Что-то было не так. Она не могла сформулировать свои мысли, фактически Валентин полностью оправдал ее ожидания, но, тем не менее, она чувствовала что-то настораживающее. Отстраненным - вот каким был юный Придд. Когда только новый оруженосец Генри появился в доме Рокслеев, Дженнифер всячески давала ему понять, что не против познакомиться поближе, но тогда он никак не реагировал, и она прекратила свои попытки. Поэтому было странно, что сейчас сближение произошло так внезапно и по его инициативе. - А что тут странного? - на этот раз внутренний голос Дженнифер был крайне циничен - человек пережил большую опасность, чуть не умер. Неудивительно, что теперь он решил жить полной жизнью, а ты, дорогуша, просто оказалась под рукой. Женщина незаметно глянула на любовника, полусидящего на разобранной постели. Юношеские ключицы, тонкое лицо, невидящий взгляд. Ясное дело, теперь ему противно, и он не знает, как от нее отделаться. От всепоглощающего чувства унижения из глаз Дженнифер чуть не брызнули злые слезы, но она моргнула пару раз и заставила их отступить. Все, чего она хотела, это скорей оказаться в своей спальне и вволю поплакать.

Валентин Придд: Графиня закончила с чулками и теперь расправляла платье, которое тихо шуршало при этом. Придд залюбовался ею. Свет одной свечи в комнате делал очертания фигуры Дженнифер мягкими, а движения рук очень плавными. Она уже почти оделась, и от наблюдения за ней Валентину захотелось снова ее раздеть, заняться с ней любовью еще раз. Вдруг ему показалось, что она чем-то расстроена. Валентин почувствовал внутренне смятение. Его опыт с женщинами, можно сказать, равнялся нулю до связи с Дженнифер, если не считать всех книг, что он прочел на эту тему. Причем, очень разных по своему содержанию. Придд читал все, что ему попадалось, ничем не брезговал. Но на практике все равно все оказалось иначе. Что бы сделать сейчас, чтобы не ухудшить положение? Как оказать внимание и при этом не обидеть? Сказать что-нибудь, или лучше молчать? Валентин выбрал второе, придвинувшись к женщине на постели. Он поймал ее руку, которой она только что завораживающим движением поправляла завиток своих волос, и поцеловал ее. Потом поднялся поцелуем выше, приник губами к нежной коже на внутренней стороне сгиба локтя женщины, вдохнул приятный аромат ее тела и замер, в осторожном, тактичном ожидании реакции.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер закрыла глаза и призналась самой себе, что погорячилась. Конечно же, Валентину не было противно, просто, скорей всего, он растерялся от недостатка опыта в подобных ситуациях. Графиня Рокслей мысленно отругала себя за глупость и нежно дотронулась до волос любовника: - Хочешь вина? Или съесть чего-нибудь вкусного? Я, честно говоря, проголодалась. Дженнифер еще хотела спросить юношу о его самочувствии, но решила, что он может неправильно понять и обидеться. Генерал Рокслей должен был прийти нескоро, поэтому Дженнифер могла провести еще какое-то время с Валентином.

Валентин Придд: Валентин не был уверен, что сейчас сможет проглотить что-либо, но Дженнифер нужно было составить компанию. Бокал вина в любом случае, не помешает. Ее прикосновение к его волосам его успокоило. Значит, все в порядке, она не расстроена и не обижена на него. - Да, с удовольствием, - сказал Валентин, отпустил локоть графини и встал, чтобы быстро одеться.

Дженнифер Рокслей: Когда служанка принесла вино и закуски, Дженнифер и Валентин выглядели крайне чинно и благопристойно, но как только за ней закрылась дверь, графиня Рокслей отнесла поднос на кровать: - Люблю есть в постели, - засмеялась она. - Присоединяйся! Только закрой сначала дверь на крючок. У Валентина был растерянный вид. Наверное, у Приддов не принято есть в постели. У Рокслеев тоже, конечно, не принято, но ведь правила существуют, чтобы их нарушать.

Валентин Придд: Есть и пить в постели в доме Приддов было не принято. Только во время тяжелой болезни, когда то, что вливают тебе в рот, едой можно назвать с натяжкой. Так что Валентин и правда, наверное, выглядел оторопевшим. Но чего хочет женщина... то он исполнит. Тем более, теперь Дженнифер - его женщина. Валентин закрыл дверь на крючок, как велела графиня, и вернулся к ней. Поднос с едой и вином был на кровати, застеленной покрывалом ради видимости перед прислугой. Придд с сомнением взглянул на свои ботфорты, которые успел натянуть. А потом обнял Дженнифер за талию и усадил на покрывало. Рубиновая струя из открытой бутылки плеснула в бокалы. Валентин подал один из них графине, а другой взял сам.

Дженнифер Рокслей: - Твое здоровье, - Дженнифер подняла бокал, немного отпила и улыбнулась Валентину, - кстати, о здоровье: я так рада, что ты быстро восстанавливаешься после того ужасного случая. В последнее время в Олларии очень неспокойно на улицах, вот Герарду повезло гораздо меньше. Женщина взяла кусочек сыра и сменила тему: - Тебе, наверное, тут у нас ужасно скучно? Сплошной лазарет.

Валентин Придд: - Человеку не должно быть скучно даже наедине с самим собой, - ответил Придд, - Тем более, мне не может быть скучно в доме, где присутствуете Вы, - галантно добавил он, - Вы очень добры, внимательны, так что благодаря Вам я и выздоровел. Валентин поставил назад недопитый бокал и снова положил руки на талию Дженнифер. - Вы ведь не любите мужа? Придд это не спросил, а как-будто сказал утвердительно, но на графиню он посмотрел испытующе.

Дженнифер Рокслей: - Не люблю, - отстраненно ответила женщина, - и, наверное, никогда не любила. Я слишком рано вышла замуж. Ну, то есть как... По всеобщим меркам, конечно, очень даже в срок, но на самом деле я была еще совсем ребенком. И сделала ошибку, к счастью, не фатальную. Дженнифер сняла туфли, забралась на постель и добавила: - И перестань меня называть на "вы", когда мы одни! Мне от этого неуютно и странно. Графиня Рокслей действительно не любила "вы" в отношениях. Марсель начал снова к ней так обращаться только на закате их связи, тем самым ставя деликатную точку в порядком затянувшемся романе. А "вы" Валентина сразу утверждало ощутимую дистанцию.

Валентин Придд: - Хорошо, - Придд провел рукой по спине женщины, тронул ее локоны, - Ты. Он подался вперед и поцеловал уголок ее губ. - Ты. Потом Валентин отпустил ее и откинулся назад, на подушки. Дженнифер сидела на постели, скинув туфли, и все это напоминало какой-то пикник на берегу озера. Он продолжал рассматривать женщину, которая замерла на кровати среди складок собственного платья. Изящная щиколотка высовывалась из-под подола. - Я хотел бы пригласить тебя куда-нибудь, - сказал Придд, - Не сейчас, но в будущем. Где ты любишь бывать?

Дженнифер Рокслей: Дженнифер легла к Валентину на плечо и обняла его: - Мне нравится королевский парк, действительно нравится. Там такие красивые фонтаны, а я так люблю воду. И я хочу побывать на море, никогда там не была раньше. Желательно, на теплом, чтобы купаться. И чтобы синева застила глаза. Ты был когда-нибудь на море? Графиня вспомнила, что Алиса Дриксенская с фрейлинами иногда выезжала на воды, в отличие от Катарины. Последняя как-то обмолвилась, что мечтает снова увидеть Приморскую Эпине, но, увы, ожидать поездки туда никак не приходилось.

Валентин Придд: Придд положил ладонь на волосы Дженнифер и стал не спеша играть рыжими прядями, перебирать их. - К городским паркам с некоторого времени у меня отношение испортилось, - сказал он, - Но это пройдет. А моря я не видел, но хотел бы. И я думаю, что когда-нибудь мы с тобой туда попадем. Например, путешествие на корабле, если тебе это может понравиться. Лежать на постели с графиней было приятно, но время шло, и вряд ли она могла остаться у него на всю ночь. Пока Валентин собирался оставаться оруженосцем Рокслея, и Дженнифер придется оставаться его женой. Он еще раз поцеловал графиню в губы и сел на постели. - Скажи, - начал он, - ты не помнишь, что за горничная убирала у меня в комнате в последние дни? Я не могу найти одно свое перо для письма... Это не большая потеря, но оно было удобным. Может быть, горничная его видела или вспомнит. Ты пришлешь ее, например, завтра, чтобы я спросил?

Дженнифер Рокслей: - Конечно, - ответила графиня, - более того, я позову ее сейчас, пока она домой не ушла. Кэтти у нас работает не на постоянной основе, а время от времени приходит помогать, например, когда гостей много. Именно она отвечает за твою комнату и комнату Герарда. Но вообще, это странно... У нас не принято, что либо выбрасывать или перекладывать. Ты же знаешь Генри, он терпеть не может даже малейших перемен, все должно быть исключительно на своих местах. Дженнифер на секунду замолчала, но любопытство все-таки победило: - А почему у тебя испортилось отношение к городским паркам? На тебя там напали?

Валентин Придд: Валентин кивнул: - Позови ее, если это возможно. Конечно, обычно все аккуратно, но перо все-таки куда-то исчезло, и может быть, служанка сможет вспомнить. Потом он посмотрел на Дженнифер. Если в глазах Придда и отразилось что-то на грани боли, то он успел это скрыть. - Да, нападение произошло именно там, - коротко ответил он.

Дженнифер Рокслей: - Какой ужас! - прочувствованно сказала Дженнифер. - У меня последнее время такое ощущение, что комендант Олларии вообще не справляется с обязанностями. Килеан Ур-Ломбах, конечно, был абсолютно отвратительным, но при нем хотя бы можно было ходить по улицам без опасений. Я не знаю, что случилось бы со мной, если б Герард меня не спас, а это была середина дня, торговый район, не какое-нибудь логово висельников. Дженнифер вдруг поняла, что совсем не помнит лица человека, который ее удерживал, зато никак не может забыть исходивший от него острый чесночный запах вперемешку с потом. И еще тот человек ее знал. Это пугало, и она решила поделиться опасениями с Валентином: - Ты, наверное, не знаешь, но нападение на меня случайным не было. Те, кто это сделали, знали мое имя. Теперь я передвигаюсь только в нашей карете с кучером, который умеет метко стрелять.

Валентин Придд: - Господина Ур-Ломбаха жаль, - ответил Валентин, - Остается надеяться, что беспорядки на улицах теперь не достигнут совсем колоссальных масштабов. Потом он внимательно посмотрел на Дженнифер. - Значит, тебя собирались не просто ограбить, если знали имя. Может быть, это была месть твоему мужу ? Я тоже его оруженосец... Придд помолчал и спросил: - У него есть враги, которые могли бы мстить?

Дженнифер Рокслей: Дженнифер пожала плечами: - Я не знаю, он мне ничего такого не говорил. По крайней мере, когда я ему рассказала о нападении, ему и в голову не пришло, что так пытались отомстить ему. Да и я сама так не думаю... Женщина немного поколебалась прежде, чем продолжить: - Я думаю, что сама виновата, сама разворошила гнездо с осами. После этого графиня Рокслей рассказала Валентину всю историю про то, как она догадалась, что короля отравили с помощью свеч, как она пыталась найти владельца тех свеч, и, в конце концов, как она рассказала все Лионелю Савиньяку. - Просто, понимаешь, я ввязалась во все это, чтобы быть уверенной, что Генри непричастен к отравлению и и чтобы вызволить Несс из Багерлее.

Валентин Придд: Придд внимательно и участливо выслушал Дженнифер. История с отравленной свечой не была известна ему, но он никак не показал своего удивления или досады от того, что ни Савиньяк, ни Валме, ни Алва не рассказали ему ничего об этом, предлагая рисковать собой ради выяснения истины. - Дженнифер, ты попала в опасные обстоятельства, - сказал Валентин, - Тебя нужно охранять и день и ночь. Если бы я мог, я не выпустил бы тебя больше за порог этой комнаты, либо сопровождал неотрывно со шпагой в руке. Придд посмотрел на графиню серьезно, без тени шутки. - Племянницу генерала долго держат в Багерлее, - произнес он. "Будь она ни в чем не виновата, ее бы уже давно отпустили," - этого Валенин вслух не сказал. Он помнил Агнессу, но был не уверен совсем, как в ее непричастности, так и ее дяди. - Тебе самой лучше ничего не предпринимать, - Придд накрыл руку Дженнифер своей. Если с отравленной свечой, если конечно, такая существует, графиня пошла к Савиньяку, а не супругу, значит, она сама ничего не знает, и генерал с ней не делится. Придется поискать другой подход. Дженнифер теперь хотелось только оградить от всего.

Дженнифер Рокслей: Внизу послышался раздраженный голос генерала Рокслея, и Дженнифер с сожалением встала с постели. - Мне пора идти, милый, - она легко прикоснулась губами к его губам, - надеюсь тебя скорей увидеть! Когда графиня спустилась вниз, Генри еще ругался на слугу. Муж выглядел очень взбудораженным, с красным от гнева лицом и топорщащимися усами. При виде хозяйки слуга пискнул какие-то извинения и исчез. Когда удивленная Дженнифер поинтересовалась, что случилось, генерал Рокслей стал разоряться насчет безалаберности прислуги, но дело явно было в чем-то другом, о чем он говорить не желал. Сказал только, что был у Штанцлера, и что скоро возродится великая Талигойя, но Дженнифер даже не стала слушать эту чушь. Так она и поверила! После разговоров со Штанцлером не приходят домой в таком духе, и Дженнифер решила, что ее муж завел любовницу. Только ей уже было абсолютно все равно, поэтому она пожала плечами и приказала подавать ужин. Эпизод завершен



полная версия страницы