Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "Вечер печали в особняке Капуль-Гизайль", 19 Осенних молний, к.С. » Ответить

"Вечер печали в особняке Капуль-Гизайль", 19 Осенних молний, к.С.

Марианна: Действующие лица: Марианна Капуль-Гизайль Лионель Савиньяк

Ответов - 27

Марианна: Загадочное путешествие Марианны закончилось слишком быстро и осадок от того, что не удалось попасть к кормилице крохотным шипом все же остался в груди. А события последних двух дней и вовсе заставили красавицу смотреть на окружающий ее мир совершенно другими глазами. Оборванная кем-то жизнь, горе и печаль, прозрачные намеки, просьба о помощи и очень уж необычное и зловещее видение....умирающий в королевской опочивальне. Баронесса, конечно же, все рассказала супругу и с ужасом вскрикнула. Барон сказал, что видение было пророческим или они с Марселем увидели уже состоявшееся - король умер. Марианна заперлась у себя в комнате, приходя в себя. Ей очень не хватало тех единственных крепких объятий, благодаря которым она смогла бы мужественно встретить перемены. Ли... Ее единственный на всю жизнь любимый мужчина. Капитан Лионель Савиньяк. Послать за ним она бы себе не позволила, наверняка дорогой сердцу человек очень занят во дворце, ведь были веские основания подозревать многих в смерти короля. Однако же она ждала его, молча молила приехать к ней и успокоить. "Мой Лионель, судьба моя, сердце мое... где же ты?"

Лионель Савиньяк: Лионель не ехал к Марианне, а летел на крыльях. Бодрая скачка Вигго по одетым в траур улицам со стороны могла показаться вызовом затихшей в этот день столице, но Савиньяк таких целей не преследовал. Просто хотелось поскорее оказаться у возлюбленной женщины. Со вчерашней ночи и рассказа Валме о разбойниках и призраках, Ли места себе не находил. Он должен, обязан был увидеть Марианну. Если бы этого не удалось, что-то в нем точно сломалось бы. И наутро король умер так некстати... Теперь придется и "ловушку" отложить, но за гайифцами наблюдали внимательно, а они, не будь дураками, продолжали вести себя, как ни в чем ни бывало, проливая крокодильи слезы по Фердинанду. Савиньяк усмехнулся про себя. Даже по дороге к любимой дворцовые дела его не отпускают. Но сейчас и правда многое поставлено на карту... И эти два часа, которые есть у него для того, чтобы побыть с Марианной, очень большой и ценный подарок. Ли остановился у знакомых ворот, постучал, спешился и кинул привратнику повод Вигго. Вскоре он уже стоял в холле особняка Капуль-Гизайлей, прижимая к мундиру несколько замерзших по дороге чайных роз.

Марианна: Сердце не обмануло, баронесса доселе безучастно глядевшая в окно, приподнялась с пуфика, глядя, как к особняку торопливо подъехал всадник, спешился и пошел к парадному входу. Она бы узнала его из тысячи! - Ли! - Марианна радостно вскрикнула, - Он приехал! Приехал! О, Создатель! А она совсем не готова! Можно ведь было хотя бы принарядится, причесаться как следует! Почему она так спокойно наблюдала за улицей, когда просто ждала Его?! Непростительно! Возмутительный промах! Баронесса понимала, что и сама долго не сможет ждать, пока ей помогут принарядиться и решила выйти к возлюбленному прямо в домашнем платье, без украшений, с распущенными локонами. Еще пара секунд и баронесса Капуль-Гизайль уже оказалась на лестнице и быстро спускалась к Лионелю, едва не потеряв сафьяновую туфельку на ступенях. - Ли!... Лионель! Счастье мое! - она уже обнимала его, прижавшись щекой к груди с прохладными бутонами чайных роз. - Милый! Цветы... Ты и цветы... Ты, только ты! - она поцеловала его пальцы, что держали букет, - Ах, Ли, столько всего без тебя произошло! Сколько загадочного и страшного! Но главное, что я смогла вернуться и что ты рядом теперь! Поклянись, любовь моя, что больше никогда не отпустишь меня так далеко от себя! Какая непростительная глупость! Я могу благодарить судьбу за то, что Марсель вовремя оказался в нужно месте и спас меня! Разбойники, призраки! Король!... - тут она запнулась и еще крепче прижалась к дорогому ее сердцу человеку, - Милый... король умер?

Лионель Савиньяк: Лионель прижал к груди возлюбленную. Она была так рада ему, и он прогнал остатки ревности к виконту из своих мыслей. Марианна говорила, много говорила, а Ли в ответ уткнулся лицом в ее макушку и замер так. Уютное домашнее платье, мягкие локоны... нежные теплые руки, блестящие карие глаза... любовь, направленная к нему. Что еще нужно для счастья... Савиньяк вдохнул аромат волос Марианны, подержал ее в крепких объятиях, и только потом ответил: - Да, это правда. Сегодня утром не стало Его Величества Фердинанда. Похороны через три дня. И сейчас у меня есть два часа, чтобы побыть с тобой.

Марианна: - Всего два часа, - прошептала Марианна и провела пальцами по застежкам мундира и остывшим розам, - Два часа, дорогой. А потом быть может тебя отвлекут очень надолго по долгу службы и ты не сможешь больше вырваться ко мне. Возможно, что на целый месяц, - баронесса вздохнула и вдруг подняла голову, пристально глядя на Лионеля. - Два часа, милый... Идем, - она мягко обхватила обеими руками кисть руки капитана и повлекла за собой. - Я знаю, что мы должны скорбеть и чтить память короля Фердинанда, но у нас с тобой всего лишь два часа своего счастья, - шептала Марианна и уже сделала первый шаг на ступени вверх.

Лионель Савиньяк: "Если не посадят," - подумал про себя Лионель, но вслух этого, конечно, не сказал. Он погладил ладонь Марианны пальцами и пошел за ней по лестнице наверх. - Сейчас настает смутное время, - сказал он, поднимаясь по ступенькам, - Уже настало. Но клянусь, я сумею тебя защитить, что бы ни случилось. Только я прошу тебя, не выезжай никуда без моего ведома. Может так случиться, что нужно будет уехать быстро, если полыхнет в столице. Росио делает все для того, чтобы этого не допустить, но ты должна быть готова, я тебя предупреждаю, и поставлю в известность барона. Когда они поднялись на второй этаж, Савиньяк остановился у перил. - Прости, что я не смог защитить тебя тогда на тракте. Я никогда не прощу себе этого и мне страшно представить, что я мог тебя потерять... Валме рассказал мне все вчера, мы разговаривали в особняке у Росио, и вот тогда мне по-настоящему стало страшно, - он сильно сжал ее руку своей, - Не смотря на траур и смуту, Марианна, я бы хотел сделать тебя своей женой как можно скорее. Как ты на это смотришь?

Марианна: - Ты говорил с виконтом? - тихо ахнула Марианна и ее щеки полыхнули смущенным румянцем, - Прости, дорогой! Он был и остается настоящим героем и кавалером, защищал и опекал меня так, что ты мог бы только поблагодарить его! Эти ужасные видения и неопределенность. К тому же, я поняла, что просто вынуждена вернуться домой. Возможно, это и было к лучшему, милый. Баронесса едва улыбнулась, когда настала пора дать ответ капитану. - Я согласна, дорогой, стать твоей хоть сейчас, не сходя с этого места. Нам не хватает только священника. Это единственный ритуал, которым мы не можем пренебречь. Твои слова могут предвещать опасность, но она ничто по сравнению с тем, как я хочу быть с тобой... даже если тебя посмеют осудить хоть в чем-то! Ты для меня остаешься супругом, покровителем и единственной любовью, которая пришла ко мне так неожиданно и одновременно очень ожидаемо.

Лионель Савиньяк: - Да, говорил, - едва не скрипнул зубами Савиньяк, но постарался не подавать вида перед любимой, - И поблагодарил его за то, что он защитил тебя. Затем он улыбнулся словам Марианны про то, что она готова стать его супругой прямо сейчас, поднес ее руку к своим губам, а потом подхватил свою пока еще баронессу на руки. - Тогда все решится в ближайшие дни, - сказал Ли перед тем, как поцеловать Марианну.

Марианна: Марианна обняла Лионеля за шею и прильнула к его груди. Он держал ее так, будто она совсем ничего не весила, но она знала, какой вес в его жизни имеет их сегодняшняя встреча. Сердце чувствовало приближающуюся опасность и это только подстегнуло баронессу. - Милый, мне кажется, что мы просто обязаны без шумихи и празднеств обвенчаться. В курсе будет только мой супруг, Коко. Он же отпускает меня в твои руки и тут же мы венчаемся... Это возможно сделать в ближайшие дни, пока ты надолго не ушел от меня? - после поцелуя в голове все мысли шли каруселью, но баронесса заставила себя рассуждать трезво.

Лионель Савиньяк: - Я бы хотел, чтобы еще брат присутствовал при венчании, если ты не против, - сказал Ли, прижимая к себе Марианну, - Ты права, пышной свадьбы сейчас не получится, но я обещаю, что устрою настоящий праздник в особняке только для тебя. Для нас, - добавил он, зарываясь лицом в шелковистые волосы Марианны и вдыхая их аромат.

Марианна: - Согласна. Присутствие близких на венчании необходимо, а тем более если это Эмиль, - вздохнула Марианна и, улыбаясь, провела пальцами по щеке Лионеля, - Милый, главное, что бы мы были просто у тебя в особняке, под твоей защитой. Баронесса чувствовала его дыхание, но самым приятным было слышать стук сердца любимого и его слова. - Идем ко мне, дорогой. Последние минуты не будем проводить в коридоре.

Лионель Савиньяк: - Я рад, что ты согласна, - шепнул в ушко и понес любимую по коридору на руках в ее комнату. Ли знал, где находится опочивальня Марианны, так что дорогу нашел легко. Заветная дверь открылась, словно ворота в Рассветные сады и замкнулась на золоченый ключик. Здесь их не побеспокоят, и Савиньяк сможет на целых полтора часа позабыть обо всем, кроме нежных поцелуев возлюбленной и ее объятий. Он посадил Марианну на кровать и сел рядом, обнял ее за талию. Поцелуи Лионеля были жадны и горячи, слова больше не требовались.

Марианна: Марианна ждала этого момента. Ждала с того самого времени, когда они первый раз поцеловались на набережной после мистерии. Тогда это была всего лишь прелюдия, а сейчас они почти на грани. Опасность была вокруг, но только не здесь, не в этой комнате. Она не отпустит Лионеля в неизвестность с простыми прощальными словами и слезами. Они целовались настолько жарко, что Марианна и не заметила, как сама же оказалась на коленях Лионеля и запустила ладони за отворот его мундира. - Ли...Ли... - платье само сползает с плеч, - Мой Ли.

Лионель Савиньяк: - Радость моя... Любовь моя. Ли успел поцеловать нежные пальчики Марианны перед тем, как ее ладони скользнули под его мундир. Затем стал целовать ее плечи и грудь, которая открылась из сползающего с плеч платья. Он больше не мог ждать. Мундир был снят рывком и отлетел куда-то на пол, шпага была отцеплена, рука Савиньяка опустились в пену шуршащих нижних юбок женщины и нашла там нужный путь. Шнуровка ее платья сзади будто растеклась сама. Лионель уложил возлюбленную на постель, даже не сняв с нее платья до конца, прервал поцелуи лишь для того, чтобы избавиться от собственной мешающей одежды и опустился с ней рядом, утопая в аромате ее духов, запахе ее волос и кожи, прижимая ее к себе и снова жадно хватая поцелуями ее губы.

Марианна: Марианна закрыла глаза и наслаждалась, пила его поцелуи, его силу и желание, заражаясь все больше этой страстью. Эти минуты не пройдут даром и она сама благословит его. - Ли...Мой Ли! - шептала она, когда ощутила, что ей осталось только обнять коленками его торс и прижать к себе покрепче, - Лионель! Ли! Милый мой! - поцелуи смешивались со вздохами и томным стоном, когда горячие губы касались груди, - Ты только мой, Ли! Мой! Пена юбок уже послужила только смягчающей подстилкой под ними, ноги женщины чуть вздрагивали, а внизу живота ощущался жар.

Лионель Савиньяк: Лионель горячо обнимал Марианну. Любимая шептала и шептала его имя, и оно нежной музыкой лилось в его уши. Такого у него не было ни с одной женщиной. Он просто тонул в любви Марианны и любил сам. В ней все было совершенно, вызывало его восхищение и страсть. Этой головокружительной страсти Лионель сейчас отдался полностью. - Да, да, да, - шептал он в ответ, целуя ее губы, шею, грудь, - Твой, только твой. Он словно слился с Марианной, когда она обняла его ногами, осторожно вошел в нее, наслаждаясь ощущением дрожи ее прекрасного тела, ее вздохами и стонами.

Марианна: Сейчас, именно сейчас Марианна и почувствовала, что такое единение и взаимное стремление друг к другу. Сколько между ними было времени, людей и событий, а соединились они именно сейчас, когда перед лицом неизвестность и угроза, как будто в последний раз. Женщина тут же отогнала от себя эту мысль! Они будут счастливы, она станет его женой, уже стала! К чему уже говорить о ритуалах, которые будут всего лишь обязательством. - Ах-х-х-х! - ступни сильнее нажали на его поясницу, а податливое тело выгнулось, принимая Лионеля целиком, - Милый мой!... Долгожданный... Даже если бы в комнату ворвались, они вряд ли бы смогди оторваться друг от друга. - Я люблю тебя! - задыхающийся от страсти и восторга шепот.

Лионель Савиньяк: Вздохи и признания любимой заполнили полутемную спальню. Ли прижимал Марианну к себе, целовал, ласкал и гладил, двигаясь в ней медленно. Женщина под тобой всегда такая беззащитная, доверчивая, нежная... Пяточки возлюбленной надавили на поясницу, и Лионель ускорил темп. Он приподнялся на постели, еще раз обхватил взглядом округлую грудь, шею и приоткрытые губы любимой, а потом прикрыл глаза и по-полной отдался своим ощущениям. Это было бесконечным удовольствием - чувствовать, наконец, Марианну своей.

Марианна: Они слились воедино! В своей страсти, стремлении друг к другу и желании защитить, вобрать весь жар и любовь! Желание жить и быть счастливыми! Марианна закричала, прижав колени к горячему телу Лионеля и выгнулась, зажмурившись в экстазе. - Ли!!!... - все произошло так быстро, что она не успела опомниться. Все ласки, которые могли тянуться бесконечно, сменились действием и вот оно! Лионель теперь полностью принадлежит ей! Супруг...

Лионель Савиньяк: Марианна закричала, изогнулась под ним, бурно выплескивая эмоции, смешанные с удовольствием. Выкрикнутое ею имя Лионеля вошло в его сознание ярко и пронзительно, послужило сигналом для того, чтобы отпустить себя. Он снова и снова вжимался в нежные дрожавшие под ним бедра, пока не излился в любимую. Тяжело дыша, Ли опустился на постель с Марианной рядом, зарылся лицом в ее волосы. - Любовь моя... Жена моя. Лионель обнял Марианну, притянул к своему плечу и закрыл глаза. Время подержать ее в своих объятиях у него еще было.

Марианна: Марианна часто дышала, не найдя сил ответить тут же, сердце колотилось в груди, она поймала руку Лионеля и целовала запястье. - Ли...Мой Ли. Лионель, - ласково прошептала она, - Мой супруг, мой муж, мой...мой... - она повторяла это слово раз за разом, чтобы запечатлеть это в своей и его памяти, - Лионель. Может быть пара минут была, чтобы они оба медленно возвращались в реальный мир и Марианна тихо вздохнула. - Сколько же нам еще осталось, любимый? Создатель должен быть милосердный. Мы ведь только нашли свое счастье...

Лионель Савиньяк: Лионель улыбался и слушал, как прекрасная возлюбленная называет его своим супругом. Он открыл глаза, потянулся и поцеловал ее нежную щечку, изгиб шеи, все еще соблазнительно обнаженное плечико, притянул к себе ближе обеими руками. - Целая жизнь, милая, - сказал Савиньяк, прежде, чем снова врезаться поцелуем собственника во влажные ягодные губки Марианны, - Целая жизнь. Он долго целовал свою невесту, держал в объятиях, но как бы не хотелось сейчас продолжения, сегодняшний день не располагал к долгим любовным утехам. Сейчас снова во дворец, и ночь пройдет там же. Еще немного неги, и Ли решительно поднялся. - Любовь моя, мне пора, - сказал он, - Я вернусь, как только смогу. Это будет скоро.

Марианна: Марианна обхватила его руку и прижалась к запястью щекой, горячо прошептав. - Поклянись, что вернешься!...Поклянись, Ли!...Я приму тебя любого! Только вернись! - в этот момент она хотела вскрикнуть, что хоть выходцем, но вовремя спохватилась и закрыла свой рот ладонью, сдерживая стон. - Лионель! - она зарыдала, закрыв лицо простыней, - Скажи, что это ненадолго! Скажи, что вернешься и заберешь меня с собой! Только об этом прошу! - нехорошо было так отпускать и без того озабоченного последними событиями жениха во дворец, но Марианна очень испугалась, что сейчас останется одна. Совершенно одна в доме, полном слуг.

Лионель Савиньяк: Ли сначала оторопел, он не ожидал от возлюбленной такого бурного огорчения и, тем более, слез. Он поспешно сел назад и притянул Марианну к себе, извлек из-под простыни. - Ну что ты, что ты, - ласково прошептал он, - Я вернусь, конечно, только не плачь... Я не собираюсь оставлять тебя одну надолго. Любимая, ну, нужно немного потерпеть. Савиньяк стал утешать Марианну поцелуями, понял, что снова распаляется - так она была хороша. Слезы сделали ее личико похожим на нежный бутон розы с упавшей на лепестки росой. Ли приподнял Марианну и усадил к себе на колени, чтобы продолжить утешения, которые опять превращались в страстные поцелуи.

Марианна: А Марианна будто и ждала этого, чтобы опять обхватить горячими ладонями его лицо и самой целовать и целовать эти губы и чуть покалывающие щеки. - Ли, ты вернешься и мы тут же объявим о нашей свадьбе, - шептала она, запуская пальцы в его волосы и вдруг просто прижалась к Лионелю. - Милый, я так тебя никогда не отпущу! Езжай сейчас, а то будут еще больще неприятности, чем могло быть еще... - она вздохнула, - Ты же на службе, любовь моя. И пока еще не у меня.

Лионель Савиньяк: - Да, ты права, - проговорил Лионель в губы любимой, - Я должен идти... Но только не отчаивайся и не плачь, - попросил он, сцеловывая слезинки со щек Марианны, - Улыбнись мне, дорогая, прошу тебя. Иначе я уйду с совсем тяжелым сердцем... Савиньяк еще раз крепко обнял свою невесту. - Я обещаю тебе, что наше венчание будет скоро, - пообещал он, - Доверься мне, я все устрою. После этого он встал и вышел из комнаты, может быть, излишне поспешно, но иначе Ли вообще не смог бы заставить себя это сделать.

Марианна: Марианна осталась на кровати, в облаке своих кружевных юбок, сползшего с плеч платья и растрепанных кудрей, в большой тревоге за судьбу Лионеля. - Ах, Ли. Наша любовь будет гораздо сильнее всего, что происходит во дворце. Я дождусь тебя, мой милый Савиньяк, - она улыбнулась сквозь слезы и легла на подушку, которая все еще хранила его запах. Эпизод завершен



полная версия страницы