Форум » Оллария. Дома горожан, площади и улицы » "Пленники Лабиринта", 23 Осенних Молний, 398 к.С. » Ответить

"Пленники Лабиринта", 23 Осенних Молний, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Айрис Окделл Луиза Арамона Ротгер Вальдес

Ответов - 7

Ротгер Вальдес: После ухода Ворона Вальдес бросил попытки притворяться, что все в порядке. Да и при Вороне не имело смысла — самому так надо было. Пару минут спустя после ухода соберано Вальдес поднялся с кресла, будто разом спав с лица, с оттяжкой провел внутренней стороной запястья по лбу и глазам, словно оттирая невидимый пот и муторную усталость. Добрался до кровати и мгновенно провалился в липкий холодный сон. «Торопись... Торопись... Нельзя ждать... Они близко...Скорее, Ротгер!» «Карьярра! Кто это?! Девочки мои?... Не могу узнать... Почему?..» «Слышишь? Цок-цок... Все ближе и ближе... Нельзя ждать...» -..Да что же это?! - утро затопило комнату, пробравшись во все уголки. Только над кроватью, где лежал захваченный нездешним холодом человек, будто скопились тени, которые не в силах были разогнать не по осеннему живые солнечные лучи. Двигаться было тяжело. Не болели раны, но будто сон пробрался наружу, сковывая движения, разливаясь перед глазами знакомой серой пеленой, в которой что-то изредка маячило, мешая видеть настоящее. И дурное напряжение, копившееся внутри, требующее от вымотанного тела немедленного порыва, броска, движения — прочь, туда, навстречу. Не выдержав, Вальдес неловко оделся и вышел прочь из комнаты. Проверить Делантеро? Ворон вряд ли одобрит желание сорваться в неведомые приключения только потому, что вице-адмиралу Талига приснился дурной сон. Может и не сочтет странным, но не хотелось нагружать соберано еще и этим. Выйти на воздух, чтобы свежий ветер прогнал липкую ночную муть. В саду Вальдес добрел до беседки и с облегчением присел на невысокую лавочку, оперевшись спиной о перильца, увитые плющом. По саду кто-то прогуливался, но Ротгер не пытался разглядеть, закрыв глаза и усиленно вдыхая свежий прохладный воздух.

Айрис Окделл: Дни тянулись медленно и не очень-то разнообразно. Столица, новое место, новые люди, мир, полный чего-то захвтывающего, может, даже опасного и жутко интересного. Но познавать его в одиночку не приносило большой радости. Пары выездов в город за покупками хватило с лихвой, чтобы пресытиться и разузнать все, что хотелось, в этой сфере. А дальше? Дальше хотелось увидеть дворец, королеву, ночной город, освещенный фонариками трактиров... Да на самом деле не важно, что увидеть. Увидеть бы брата. Вестей о нем так и не было. Раненого моряка Айрис видела редко и мельком, а уж хозяина особняка и то реже. Зато сегодня они завтракали вместе, и Айрис представили ее дуэнью, госпожу Арамону. Девушка пока ничего не могла сказать о ней, но на первый взгляд Луиза казалась приятной женщиной. После завтрака они вышли прогуляться по саду, была бы Айри чуточку помладше, и был бы здесь Дикон, сад превратился бы в непроходимый лес, полный диких зверей и разбойников. Девушка вздохнула и, сделав еще пару шагов, остановилась у какого-то пышного куста, задумчиво теребя один из его листочков. Айрис подняла голову и рассеяно осмотрелась. В небе сквозь облака приветливо светило солнышко, а беседка, стоявшая в глубине сада, в его лучах и вовсе казалась чем-то волшебным. Айри склонила голову набок, размышляя, пойти ли к беседке или еще немного погулять, как заметила там движение. Кажется, раненому адмиралу тоже понравилось это место. Девушка улыбнулась: дела делами у Алвы с Вальдесом, а уж сейчас-то выспросить у Ротгера все подробности о море ей никто не помешает. Девушка тряхнула головой, отбрасывая выбившиеся из прически прядки со лба, вопросительно обернулась на дуэнью, чуть смущенно улыбнулась: - Вы не против?.. - и направилась к беседке.

Луиза Арамона: Луиза все еще была в смятении от такого резкого поворота судьбы, она до сих пор с трудом верила, что побывала в особняке Алва, что стала дуэньей сестры Повелителя Скал. Если до встречи с Айрис Луиза была склонна считать ее хваткой девицей, пытавшейся окрутить Рокэ Алву, то после завтрака она признала, что глубоко ошибалась. Юная герцогиня Окделл выглядела не очень красивой, но очень искренней девушкой. У госпожи Арамона не было сомнения, что Айрис тоже влюблена в Первого Маршала, по крайней мере, это было бы очень естественным. Когда на прогулке Айрис решила подойти к беседке, где сидел раненый адмирал, Луиза замешкалась. С одной стороны дуэнья должна везде сопровождать свою подопечную, с другой стороны ей казалось крайне нетактичным последовать в беседку за Айрис. Новоиспеченная компаньонка юной герцогини немного огорчилась, подумав, что это только первый случай, когда непонятно, как поступить, а сколько таких случаев еще впереди... В конце концов Луиза решила прогуливаться недалеко от беседки, но никого не напрягать своим явным присутствием.

Ротгер Вальдес: Легкие шаги где-то уже совсем близко заставили вице-адмирала выплыть из дремотного состояния и встретиться взглядом с юной незнакомой девушкой. Хотя - почему незнакомой? Он помнил ее образ, однажды разогнавший липкие лапы серого тумана, и голос, указавший дорогу прочь из кошмара. Дорогу оттуда он все еще находил, но даже несмотря на ледяные пальцы, все еще пытавшиеся затянуть свою жертву обратно, нашел в себе силы подняться навстречу и тепло улыбнуться. - Милая сударыня, - он учтиво поклонился, отдавая дань и приличиям и собственной благодарности этой девушке с прямым и четным взглядом серых глаз, которая, как он знал, не одну ночь просидела над его беспамятным телом, помогая выбраться из цепкой хватки закатных мраков. - Вы не представляете себе, как мне жаль, что наша первая встреча произошла при столь удручающих обстоятельствах. Но для меня, признаюсь, стало величайшей удачей, что именно вы оказали мне честь своим покровительством. Примите мою искреннюю признательность, сударыня. И разрешите, наконец, засвидетельствовать свое почтение - Ротгер Вальдес, отныне и впредь — к вашим услугам. - он снова поклонился молодой герцогине и, приметив невдалеке еще одну особу постарше, кивнул и ей, здраво рассудив, кем она могла быть. - А ваша спутница, как я вижу, предпочитает тишину сада, а не утренние разговоры, — полувопросительно, полуутвердительно произнес он, вновь переведя плеснувший озорством взгляд на девушку — этикет потрескивал по швам, но, ради Леворукого! После того, как эта девочка спасла ему если не жизнь, но остатки его бренного разума так точно — на некоторые его правила можно было и махнуть рукой. Дуэнья рядом. А раз так вышло, что официально представлять друг другу вице-адмирала Талига и юную герцогиню Окделл после совместно побежденной болезни оказалось некому — они справятся и своими силами. Проверено.

Айрис Окделл: Айри быстренько прошлась к беседке, поднялась по нескольким ступенькам и остановилась перед вице-адмиралом. Он выглядел куда бодрее, чем в последнюю их встречу, правда, был немного бледноват. Для кэналлийца. Девушка чуть замешкалась, рассматривая моряка, а потом вспомнила о приличиях и чуть присела, сделав книксен. Конечно, Айрис была в столице не так долго и ктому же не была еще при дворе, поэтому не привыкла к разным причудам и своеобразным традициям высшего света. Но отчаянно к этому готовилась. Но все же оказалась не готова. Это был длинный поток витьеватой речи, который бы позавидовал даже дядюшка Ларак, уговаривающий на что-нибудь матушку. Отчего-то эти речи показались очень забавными и настолько напыщенными, что вот-вот где-то должен был появиться павлин и распустить свой огромный хвост. Айри заулыбалась и кивнула: - Рада, что Вам уже лучше. А потом Вальдес упомянул дуэнью, и девушка удивленно обернулась. Женщина осталась стоять неподалеку. Девушка шагнула к перилам беседки и, чуть свесившись в сад, широко улыбнулась и помахала Луизе: - Госпожа Арамона, идите к нам, почему Вы там остались?

Луиза Арамона: Луиза степенно поднялась в беседку и, поприветствовав адмирала, ответила Айрис: - Там такие красивые розы... Честно говоря, на розы Луизе было абсолютно наплевать, более того, она их недолюбливала. В доме ее матери всегда стояли свежие розы, и сама госпожа Кредон любила декорировать маленькими розочками туалеты юной Луизы, не замечая, что дочь в них выглядела, как лошадь, забредшая в цветник. Хотя в последние годы Луиза подозревала, что мать это прекрасно замечала. - Как ваше самочувствие, сударь? - вежливо спросила капитанша и приготовилась стать незаметной, чтобы не мешать разговору Айрис и Вальдеса.

Бледный Гиацинт: Светская беседа в объятом осенним холодом саду текла не спеша. Вежливые ответы на вопросы о самочувствии, слова благодарности девушке, с помощью которой отступил, хотя и не до конца, серый морок, ее дуэнье, в глазах которой светился ум... Но легче Бешеному не становилось. Не здесь он должен искать ответы на так и не сформулированные четко вопросы, не здесь... Ему нужно вырваться из этих ворот и найти что-то, или кого-то, и тогда, все ответы будут получены. Но не сейчас. Может быть, через пару дней, когда он еще немного окрепнет. И в этом помогут ясные серые глаза и светлые косы. Айрис спрашивала про море, и Бешеный продолжил говорить. Эпизод завершен



полная версия страницы