Форум » Оллария, королевский дворец » "Испуганные дамы", 4 Зимних скал, 398 к.С. » Ответить

"Испуганные дамы", 4 Зимних скал, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Катарина Оллар Марианна Савиньяк Фрейлины, прислуга, стража(НПС)

Ответов - 38, стр: 1 2 All

Катарина Оллар: Подземные залы дворца были абсолютно безопасны - так уверял начальник стражи, так убеждали слуги, проводившие сюда королеву и ее фрейлин, устроившие их с удобством. Кроме того, эти залы можно будет покинуть в любой момент, выйти из дворца тайными путями, если вдруг это понадобится. Малолетнего короля и дочерей Катарины также спрятали тут. Она увидела их, поцеловала каждого, быстро прошептала молитвы на спасение и защиту своих детей, и после того, сонных, няньки отвели и отнесли их в соседнюю залу, где были подготовлены постели для детей. Стояла ночь, нужно было спать хотя бы детям, ведь было ясно, что сама королева и ее фрейлины вряд ли сегодня уснут, пока не решится хоть что-нибудь, не станет известно хоть что-нибудь о происходящем в городе и вокруг дворца. Дамы расселись в зале подле королевы, привычно читали вслух Книгу Ожидания, но теперь, в отличие от обычных скучных часов во дворце, чтение звучало искренней молитвой из уст каждой. Скорее всего, эти молитвы продлятся до утра. Катарина нервно перебирала четки и тихо шевелила губами в такт голосу Ангелики Придд, которая сейчас читала вслух очередную главу, как дверь открылась, и стражник ввел в зал еще одну даму, ту, которая только что получила благословение кардинала Дорака.

Марианна: Графиня зашла в это убежище, как и прибыла к кардиналу - в мужском платье. По крайней мере это было ее желание, дабы в случае внезапного бегства юбки с корсетом не мешали ей и на каблуке не подвернулась нога. Пройдя по коридорам она пыталась отойти от нервного напряжения после разговора с Его Преосвященством. Хоть собеседник он был прекрасный и колоритный мужчина, Марианне было не по себе. Все же, добившись своего, а именно аудиенции у Ее Величества, графиня почему-то не ожидала, что ее приведут именно сюда, вдруг решив, что ее могут напротив - в темницу отвести. Увидев дам, она с облегчением вздохнула и ... стала искать глазами королеву, поскольку дам было множество и все молились, как перепуганные послушницы. - Мне выпала великая честь... наконец, увидеть Ее Величество, Катарину, - проговорила Марианна и попробовала сделать реверанс, хотя в мужской одежде это могло выглядеть крайне комично. Но и кланяться как мужчина было бы смешно не меньше.

Катарина Оллар: Фрейлины встрепенулись, увидев вошедшую в зал женщину в мужском платье, а когда она подошла поближе, узнали ее и тихо зашептались между собой с перепуганными и недовольными лицами. Королева жестом прекратила этот шепот и посмотрела на Марианну. - Графиня Савиньяк, - произнесла она, - Мы рады видеть вас... Скажите, прежде, чем мы предложим вам отдых в этих покоях, что происходит там, снаружи, что вы видели по дороге сюда? И если ваш супруг передавал вам весточку, то скажите нам, чего можно ждать в ближайшем будущем? Пожалуйста, расскажите все, что вам известно, - с мученическим видом попросила Катарина графиню.

Марианна: - О, Ваше Величество... - Марианна поклонилась еще раз, как хорошо, что королева не решила играть в прятки в целях конспирации, а отозвалась сразу. Графиня могла подозревать, что королеву нарочно могут спрятать, дабы не рисковать жизнью еще одной коронованной особы. По крайней мере будь Марианна фрейлиной, она бы не позволила своей госпоже так рисковать перед незнакомым человеком, вздумай тот убить ее... - Это такая честь для меня, наконец, увидеть Вас, - она попыталась абстрагироваться сейчас от недовольных шепотков и взглядов. При других обстоятельствах положение было бы незавидным, если бы Ли привел ее сам. Она бы переживала прежде всего за него, как бы его обсуждали. - К сожалению, своего мужа я так и не встретила с того момента, как он покинул дом, что бы защитить Вас и навести порядок в городе. Молю Создателя, что он цел и невредим, занят обороной столицы, - графиня подошла поближе, рассматривая Катарину. Какая же она хрупкая! Марианна сразу же и определила, хоть и в полумраке, что королева похожа скорее на измученную девочку, чем на королеву и мать. Она сама как перепуганный ребенок сейчас ютилась среди этих ни к чему не пригодных дам, как голубка среди несушек. Кто из них сможет защитить ее кроме как своими молитвами, да и искренними ли?... Они ведь скорее всего заняты своим положением дел и что с ними будет, когда заварушка примет неожиданный оборот? Марианна присела на пол, рядом с Катариной. - Могу только одно сказать Вам, Ваше Величество, если я смогла добраться сюда, значит в городе еще держится относительный порядок и первая волна протестующих и сумасшедших отбита. На нашей стороне даже нищие, а это, поверьте, великая сила.... Позвольте, я Вам расскажу, как я попала к ним и как добралась до Вас. Марианна начала свой рассказ...

Катарина Оллар: Катарина взволнованно, но очень внимательно слушала Марианну, присевшую на пол у ее ног. Не смотря на всю тревогу и испуг, королева не поддавалась панике, а также не забывала о том, что о гостье, преодолевшей такой сложный и опасный путь по городу, необходима забота. Она сделала знак рукой, и Марианне укутали плечи теплой накидкой и подали кубок с согретым вином, но не прерывали ее рассказ.

Марианна: Марианна закончила свой рассказ тем, что супруга она все же не увидела. Возникла пауза. Графиня приняла подогретое вино в руки и чуть не расплакалась с досады! Такой долгий и опасный продела путь, а она так и не увидела своего Ли! Заплакать при всех она себе запретила тут же, а потому только прикусила губу до крови, сморгнула с глаз непрошеные слезы и принялась пить теплый, пьянящий напиток. - Простите, Ваше Величество, мою слабость. Уповаю на Вашу милость и покровительство Создателя, храни он Талиг! Наши мужчины обязаны вернуться живыми и невредимыми, - обмолвилась она не только про свою половинку.

Катарина Оллар: Катарина нервно сжимала в руках кружевной платочек, все время, пока Марианна говорила. - Они вернутся, обязательно вернутся, - тихо сказала она, когда графиня закончила свой рассказ. Эта фраза была обращена и ко всем остальным, ведь за своих мужей и взрослых сыновей волновалась каждая женщина в этом зале. Они всколыхнулись, словно облако за спиной королевы, подтверждая ее слова, все здесь сейчас жили одной лишь надеждой. Катарина тоже не могла не думать о Вороне, но конечно, не собиралась высказывать свои мысли вслух. - Все, что мы можем сделать сделать теперь - это лишь горячо молиться, - произнесла она, - Графиня, вас сейчас проводят отдохнуть, здесь есть спальни для фрейлин, в одной из них для вас найдется место, немного горячей воды и чистое платье, - добавила Катарина. Голос ее был тихим, но слова не терпели возражения. Она принимала Марианну в свой приближенный круг, как супругу графа Савиньяка, и никто не смел этому противиться. Придворные дамы поняли это, и никто не посмел высказать недовольство или обратиться к королеве с советом-возражением. Служанки проводили Марианну в соседнюю комнату для отдыха, а Катарина и дамы вновь принялись за усердные молитвы.

Марианна: Оказавшись в одиночестве, новоиспеченная графиня Савиньяк глубоко вздохнула и облокотилась спиной о закрытую дверь. Часть ее путешествия выполнена и неплохо, совсем неплохо перед тем, что она могла просто погибнуть на улице в чужой одежде, попасть в темницу или попросту в самом начале быть растерзанной разъяренной толпой бунтовщиков. Сейчас она во дворце. Преставлена Ее Величеству, которая проявила сочувствие... Хотя, Марианна почему-то в этом не сомневалась. Гораздо труднее было попасть именно сюда, чем вызвать сочувствие у другой женщины, которая тоже любит... Марианна вспомнила выражение лица Катарины, бедняжка. Что бы не говорили о ней и Вороне, она достойна любви, будь в этот момент королевой или нищей. А теперь она намного свободней в своем выборе, но где же Рокэ? И где ее любимый Ли? Ох, Лионель, кто бы мог подумать, что наша первая ночь так продолжится? Марианна потерла глаза пальцами, ей надо было сосредоточиться. Графиня обвела глазами комнату, куда ее привели. Что ж, вполне неплохо обставленная спальня, поскольку здесь были кровати. Однако излишек не было, это ведь просто опочивальня для небольшой группы дам, вернее фрейлин Ее Величества. Значит где-то поблизости и спальня Катарины. Вдоль стен стояли по две кровати с каждой стороны, у средней снеты - одна, всего пять. Окон, естественно, не было. Слуги видимо все были внизу, рядом со своими госпожами, но Марианне сейчас помогала одна горничная, она помогла баронессе переодеться и оставила смену белья с еще одним платьем. Осталось только выбрать, на какой кровати ей обосноваться? Спать возле само двери не очень хотелось. Марианна устало вздохнула, поглядев на небольшие комоды рядом с каждой кроватью - личные вещи постоялиц. Ну да ладно, они разберутся, что к чему, когда они вернутся. Посему, Марианна присела на выбранную кровать, скользнула под одеяло и сразу же провалилась в глубокий, без видений, сон. "Ли, мой милый Лионель..."

Бледный Гиацинт: Между тем, вечерний "молебен" королевы и фрейлин был закончен, и дамы вошли в спальни, чтобы подготовиться ко сну. Оказалось, что Марианну уже устроили на одной из кроватей, где она спокойно спала, завернувшись в одеяло. Дамы вошли сюда со свечами, негромко переговариваясь. - Вы видите, она заняла вашу кровать, - проговорила Розалин Дрюс-Карлион, глядя на рассыпавшиеся по подушке густые локоны спящей Марианны, и неодобрительно покачала головой, - Экая бесцеремонность! - Сразу видно истинную натуру, - подтвердила Леонора Пагон, - "Графиня", - саркастично усмехнулась она, - наша королева слишком добра, что пустила ее во дворец в свое общество. - Я думаю, ее заставили, - произнесла Анна Рафиано, - Не понимаю, как только мог Савиньяк жениться на бывшей куртизанке! Джулия Фукиано, чью кровать заняла Марианна, насупленно молчала, рассматривая спящую. - Что же мне, теперь провести ночь в кресле? - обиженно сказала она, наконец, - Не стану же я ложиться спать рядом с... этой! - Ложитесь рядом со мной, - тихо предложила Аделаида Феншо, которая сидела на своей кровати уже в одном нижнем платье, и камеристка теперь распускала ей прическу на ночь, - Думаю, что мы уместимся. Ее предположение было справедливо, Джулия, как большинство присутствующих, обладала очень пышным телом, но сама Аделаида очень исхудала после гибели сына и вела себя почти отрешенно и была, похоже, единственной, кого не возмутило появление Марианны.

Марианна: Может Марианна и правда очень устала и издергалась, но слова и шорохи летели к ней сквозь пелену сна и она не видела разницы между явью и сном сейчас. Ей снилось, что вокруг нее собрались странного вида птицы, которые гоготали и махали вокруг нее крылья, распушивали перья, а кто-то тянулся, чтобы клюнуть. С недоумением смотрела она на весь этот птичий двор, а самым наглым птицам даже хотела поддать длинной палкой, чтоб неповадно было! "Какой странный сон..." - подумала она и чуть приоткрыла веки, птицы не исчезли, а приобрели очертания человеческих лиц, но сквозь пелену, как будто воздух стал густым и двигались эти странные существа на удивление медленно. Графиня устало вздохнула и перевернулась к стенке, укрываясь поплотней одеялом. Пусть только попробуют тронуть...

Бледный Гиацинт: Однако, дамы не собирались успокаиваться, их возмущение преспокойно спящей Марианной только нарастало. Сказывалось напряжение пережитых суток, волнения за судьбы мужей и других близких, и за свои собственные тоже. Было неясно, что ждет впереди, никто не мог ничего сказать наверняка, а вот она... она прорвалась в сам дворец в мужском платье, якшается с висельниками, явилась в покои королевы, а теперь еще и спит здесь, в постели Джулии Фукиано, словно ее ничего вокруг не касается! Так думали, не все, но некоторые из присутствующих, и очень старались донести свое возмущение до спящей. Их возгласы становились все громче. Джулия громко заявила, что теперь ни за что не стала бы ложиться в эту кровать - а вдруг у этой вши, или еще какая-нибудь болезнь, похуже. Тему возможных болезней Марианны с удовольствием подхватили другие дамы, не забывая упомянуть ее прошлое. Откровенных оскорблений не было, но были завуалированные. Марианну обсуждали так, как это принято при дворе - полунамеки и недоговоренности. Однако, обидного было высказано много. Кто-то сетовал, что не хочет оставаться с ней в одной комнате на ночь, а пойти некуда, они ведь не в своих покоях сейчас, а скрываются в подвале... Кто-то поддерживал и сочувствовал... Кто-то продолжал ехидно возмущаться.

Марианна: Гул становился все назойливее и окончательно вырвал Марианну из мягких, теплых лап блаженного сна. Она с трудом открыла глаза и приподнялась на руках, обернулась к галдящим дамам. На мгновение образовалась тишина. Дамы увидели, что добились своего - жертва, а так же причина недовольства, наконец, удостоила их вниманием. Первая к ней подошла грузными шагами довольно решительно одна из дам, полная и раздраженная. Она нависла всем своим необъятным бюстом над сонной графиней. - Это моя постель, кто бы вы ни были! - заявила она визгливым голосом, - И не пристало занимать место порядочной дамы, для потаскухи не предназначенное! - ее поддержали гоготом остальные дамы, кто именно, сонная баронесса пока не смогла разглядеть. Хотя Марианна и была сонной, но от усталости и перенесенных волнений бывшая куртизанка стала лишь раздражительной и агрессивной! Вот теперь ее жизни точно могли угрожать и смешно предположить кто! Разозленные придворные дамы! Она, прошедшая двор висельников и кабинет кардинала, принятая королевой теперь должна пострадать от кучки расфуфыренных несушек?! Ответом на такой обращение был удар подушкой, которую Марианна захватила за конец и от всей души огрела обидчицу. После она, пользуясь замешательством, схватила подсвечник и выставила дрожащую руку над кроватью. - А теперь я предупреждаю, что если хоть одна из вас посмеет приблизиться ко мне, я подожгу эту самую кровать! А потом отобьюсь от каждой из вас подсвечником и мне все равно, проломлю я вам череп или просто покалечу!

Бледный Гиацинт: Джулия Фукиано задохнулась от возмущения, когда от души получила от Марианны подушкой по голове. Ее прическа сдвинулась на бок, к волосам прилипло несколько перьев, от неожиданности и испуга она вытаращила глаза и хватала приоткрытым ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. - Она... она сумасшедшая! Одержимая! - взвизгнула, наконец, Джулия, когда смогла набрать достаточно воздуха в легкие, - Зовите охрану! Вяжите ее! Дамы сперва отдернулись от Марианны в сторону, словно от чумной, а потом, после крика пришедшей в себя Джулии всколыхнулись в ее сторону медленной, опасной, почти смертоносной волной. Теперь никто не кричал, их лица были искажены гневом, они брали Марианну в кольцо, словно загнанного зверя. "Одержимая, - говорили они, - Ей здесь не место... Одержимая... Она не из нашего круга... Сейчас явится стража и свяжет ее... Отберите у нее подсвечник... Хвататйте за руки... Валите на пол..." Сейчас был момент, когда можно было выплеснуть все накопившееся напряжение, страх, гнев, все, связанное с происходящими в столице событиями, заставившими придворных дам прятаться в подвале дворца и переживать о судьбах своих близких. Марианна была только поводом выплеснуть агрессию, и они неосознанно воспользовались им. В этот момент в комнату вошла Ангелика Придд и еще несколько придворных дам, которые уже легли спать в соседней, смежной, но были разбужены криками. - Что происходит? - воскликнула Ангелика, увидев Марианну с подсвечником и надвигающихся на нее женщин, - Прекратите сейчас же! Она запахнула на груди шаль нервным движением и довольно быстро для своего возраста и комплекции оказалась рядом с Марианной, а затем тут же встала перед ней. - Она меня ударила! - взвизгнула Джулия, - Сначала заняла мою постель, а потом накинулась на меня, словно дикая кошка! Она ненормальная! Одержимая! Как ее только пустили сюда, во дворец, в приличное общество? Ее надо схватить, связать, пока она тут все не подожгла и не покалечила кого-нибудь! Зовите стражников, пусть скрутят ее! - Тише, - произнесла Ангелика, явно намереваясь защищать Марианну, - Успокойтесь все! Мы с графиней Савиньяк сейчас просто уйдем отсюда. Ее Величество все узнает, я обещаю. Не нужно лишнего шума, прекратите скандал. Нам и так сейчас всем непросто... - Ну нет, я это так не оставлю! - продолжала возмущаться Джулия. - Чего же вы хотите? - спросила Ангелика, - Мы сейчас уйдем, а вам перестелят новую постель, и вы ляжете спать, и графиня Савиньяк больше не появится в этой комнате. Такое положение вещей вас устроит? - Нет! - Джулия скрестила руки на груди, - Эта дикарка меня ударила и ответит за это. - Давайте разберемся со всем этим завтра, - попросила Ангелика, - Сейчас все хотят спать. Графиня уйдет со мной. Пусть завтра Ее Величество решит, что со всем этим делать... Графиня Савиньяк, я прошу вас, поставьте подсвечник назад и оденьтесь, - обратилась она к Марианне, - Давайте, я помогу вам зашнуровать платье. Нам нужно сейчас уйти, - подчеркнула Ангелика голосом слова о необходимости покинуть эту комнату.

Марианна: Легко сказать - поставьте и следуйте. Сейчас, мгновением позже у Марианны возник просто животный ужас при виде толпы взбешенных женщин. Уж кто-кто, а озлобленные, перепуганные, и от этого не менее агрессивные придворные дамы сейчас мало отличались от взбешенных простолюдинок, когда есть на ком конкретно выместить злобу. В том, что Марианна тут явно не ко двору, она понимала и сама! Сейчас она бы отчаянно защищалась, но не подоспей сюда эта дама, дело могло закончиться плачевно. Графиня без капли сомнения устроила бы пожар... Создатель, что она творит?! Вот же ее спасение! - Да... Ваша светлость... - через силу проговорила она и с превеликим трудом поставила подсвечник на комод, разлепив пальцы и убрав руку, - Я... иду... - она пыталась унять сердцебиение и сглотнула. Служанка подала ей платье и помогла наскоро его зашнуровать. Она чувствовала на себе полные ненависти взгляды, но битва сейчас выиграна в ее пользу. Все равно, что потом скажут ей. Она отчитается только перед королевой...и перед любимым мужем. "Ли, любовь моя...где же ты?" - с тоской подумала она, повернувшись и последовав за дамой, что так кстати вмешалась в свару.

Бледный Гиацинт: Ангелика постаралась как можно скорее вывести Марианну из спален фрейлин. Темный мрачный коридор, поворот, и вот они в другой небольшой комнате с протопленным камином и парой кресел у глухой "безоконной" стены. Здесь герцогиня Придд повернулась к Марианне и порывисто сжала шаль на своей груди пухлыми пальцами, затянутыми в темное кружево перчатки. - Скоро сюда придет Ее Величество, чтобы совершить ночной молебен, - сказала она, - Я буду вынуждена рассказать ей о том, что произошло сейчас в спальне. Но не волнуйтесь - я на вашей стороне. Я все устрою, - пообещала Ангелика, - я знаю, как разговаривать с королевой, чтобы обвинения Джулии Фукиано выглядели потом большим преувеличением - а они и есть преувеличение, я в этом не сомневаюсь, дорогая. Так что в крайнем случае будет наказана только лишь горничная, не разобравшаяся в постелях для дам. Но выполните и вы мою просьбу... Умоляю, графиня, расскажите, что вы знаете о моих детях и муже! Я внимательно слушала все, что вы поведали сегодня королеве, и значит, вы видели Валентина, Питера, Клауса! Я прошу вас, расскажите мне все, в подробностях, и я сделаю для вас что угодно! - пообещала Ангелика.

Марианна: Марианна смотрела с не меньшим волнением на эту женщину, знатную даму и одновременно волнующуюся мать. Бедняжка, надо ее успокоить! - Прошу прощения за мое поведение, Ваша светлость, - Марианна поклонилась герцогине, - И умоляю так не волноваться. Нам обеим сейчас крайне необходимо успокоиться, - она бы и рада унять свои дрожащие руки, будто бы уже побывала в схватке, - Давайте присядем...подождем Ее Величество. Кстати... Почему-то я уверена, что она не будет сильно меня отчитывать да и жаль служанку, которая недоглядела за постелями. Я попрошу за слуг, которые не виноваты в этой кутерьме и в поведении знати. Графиня присела в кресло, ожидая, когда герцогиня Придд сядет напротив. Взяв руку Ангелики в свою, Марианна как могла спокойно стала рассказывать все с самого начала, как она встретилась с Валентином и что узнала от него. Когда речь зашла о списке имен предателей, Марианна достала его из под рубашки, не расставаясь с документом ни минуты. - Это приговор, герцогиня. Здесь список имен тех, кто посягает на истинную власть и повинен в смуте. Сожалею, что не могу вам открыть этот свиток. Первым его должна прочитать Ее Величество. Уверяю, лично вам и вашему семейству уже ничто не может угрожать. Соболезную, но теперь вы несете груз вдовы, а молодой герцог Валентин скрывается. Но это для его же блага. После я попрошу Ее Величество показать список моему супругу, Лионелю Савиньяку. Она очень сочувствовала бедной Ангелике...и особым женским чутьем уловила, вернее, сопоставила некоторые факты. Кардинал отпустил ее именно к ней, к госпоже Придд... Это милость или содействие в судьбе бедной женщины? Она подумает об этом немного позже. - Дождемся Ее Величество...

Бледный Гиацинт: Ангелика внимательно и с волнением слушала Марианну. Когда речь зашла о гибели ее супруга, она не удержалась, всхлипнула. - Мой бедный Вальтер, - проговорила она, прижимая к глазам платок, - Мы прошли вместе немалый жизненный путь, и вот, теперь он оставил меня, - Ангелика расплакалась, - Будь прокляты негодяи, убившие его, - произнесла она сквозь всхлипы, - И мои мальчики, как перенесут они дорогу, будет ли кому их защитить... Валентин, храни его Создатель... Он еще так юн... За что нам все это? Она спрятала лицо за шелковым платком, орошая его потоком слез, но через какое-то время он иссяк. - Простите меня, дорогая, - сказала Ангелика Марианне, - но это все так тяжело... Мне нужно немного прийти в себя до появления Ее Величества. Хорошо, что этот список оказался у вас, и вы сумели пронести его во дворец. Возможно, это спасет чьи-то жизни...

Марианна: Марианна закрыла глаза. "Спасет чьи-то жизни...". А кто спасет всех их сейчас? Королеву, ее придворных дам, Ангелику и ее саму от разъяренной толпы? Они сейчас в таком незавидном положении, что надежда вся на... она с трудом подавила желание расплакаться вслед за Ангеликой Придд, поддаваясь простому женскому желанию излить горе через слезы, а не давить в себе эту слабость. Непрошеные слезы все же показались на глазах у графини и она молча обняла несчастную вдову. Какие могут быть слова, когда происходят такие страшные вещи? Герцогиня совсем одна, дети неизвестно где и в безопасности ли? Остается ждать и молиться. Конечно, они подождут Ее Величество, но пока есть возможность не делать из себя героинь. Марианна заплакала вслед за Ангеликой, очень тихо, это не было стенанием, это было мольбой Создателю, чтобы любимые вернулись целыми и невредимыми.

Катарина Оллар: В коридоре раздались шаги и шуршание юбок, затем, дверь открылась, и в комнату вошли королева, одна из придворных дам и две служанки. Катарина отбросила с лица темную накидку и посмотрела на плачущих в объятиях друг друга Ангелику и Марианну с удивлением. - Что здесь случилось? - тихо спросила она.

Марианна: - Ох... - Марианна быстро шмыгнула носом, попыталась быстро вытереть глаза и присела в реверансе, - Ваше Величество, простите... Честно говоря, мы ожидали вас. Извините, что я не в комнатах для придворных дам. Герцогиня Придд объяснит все за меня, а я скажу потом свое слово, если позволите.

Бледный Гиацинт: Ангелика также поспешно поднялась из кресла и присела в реверансе перед королевой. - Ваше Величество, разрешите мне объяснить, - начала она, - в комнатах для придворных дам произошло недоразумение между графинями Савиньяк и Фукиано. По недосмотру прислуги количества расстеленных постелей на всех не хватило, и графиня Фукиано оскорбилась этим, а графиня Савиньяк спросонья позволила себе ударить ее подушкой. Так вышло случайно, и я смогу свидетельствовать, что никакого злого умысла у графини Савиньяк не было, это было невольно, случайно... Графине довелось немало пережить по дороге во дворец, вы же знаете, Ваше Величество... Вот только конфликт еще не улажен, и Джулия Фукиано чувствует себя оскорбленной... Я очень прошу Ваше Величество быть милосердными к нам всем... Ангелика сверкнула глазами на Марианну, призывая ее если не пасть королеве в ноги, то хотя бы изобразить перед ней раскаяние.

Марианна: Ситуация не была настолько трагичной, сколько комичной по ходу пояснений герцогини. Марианна почувствовала себя нашкодившей ученицей перед строгим ментором. Вполне естественно, что она тут же присела опять в реверансе и опустила глаза, вздохнув, дескать, и правда, так неловко получилось. Однако же внутри, как и всякий шкодник, совершенно уверена, что сделала все правильно. Взбучка вполне заслужена, иначе как удержать в порядке весь женский гарнизон? Оставалось только изображать полное раскаяние, хотя и хотелось губу закусить...

Катарина Оллар: Слушая все это Катарина опустила плечи и так хрупкой фигурки, словно на них легла очередная непосильная ноша. - Герцогиня Придд, - сказала Катарина, - мы просим вас разобраться во всем и поспособствовать примирению дам. Все должны понимать, что теперь не время для таких конфликтов, - тихо произнесла она, - Мы должны поддерживать друг друга, быть друг за друга... Ссор, злобы, нетерпения внутри дворца только жаждет враг, наш общий враг, потому что, это нас ослабит. Но здесь не будет, не должно быть того, что творится в городе и стране, когда сосед убивает соседа не очень хорошо понимая, чего ради он это делает... Ради ловли призраков страдают живые люди, - прошептала она, - Это неправильно, так быть не должно. Графиня Савиньяк, мы надеемся, что вы не станете возражать насчет мирного сосуществования с другими дамами в стенах этого дворца? - также тихо спросила королева.

Марианна: - Конечно, Ваше Величество, - Марианна присела в глубоком реверансе перед королевой, склонив голову. Сейчас она ни капли не возражала Ее Величеству и была согласна, что смуту сеять в покоях самое последнее дело. Просто проблема была несколько иной. Смуту начала не она. Но оправдываться и доказывать что-то уставшей и хрупкой женщине, хоть и наделенной властью, но несшей это бремя с превеликим трудом, не хотелось. Было видно, что Катарина очень измучена. Что ж, всему свое время, подумала графиня, но главное, пока она во дворце - она постарается королеву не тревожить больше неприятностями. А с придворными несушками как-нибудь разберется и сама. По крайней мере у нее ведь УЖЕ есть союзник! Поэтому она пододвинулась к герцогине. - Ваше Величество, вы можете всецело рассчитывать на нашу верность и отзывчивость.

Катарина Оллар: - Мы благодарим вас, - словно с облегчением сказала Катарина в первую очередь, Марианне, но и Ангелике это было адресовано тоже, - Слуги подготовят в комнатах фрейлин дополнительную постель. Герцогиня Придд, мы просим вас проследить за этим, и помочь устроить графиню Савиньяк так, чтобы она ни в чем не нуждалась. И чтобы ее никто не обижал, - очень тихо добавила она. - Теперь мы должны приступить к ночному молебену, - сказала королева, - Вы можете идти отдохнуть... Храни всех нас Создатель. Она еще сильнее сжала четки в руках и прошла вглубь комнатки. Сопровождавшие ее придворная дама и служанки остались снаружи.

Марианна: Марианна кланяясь вслед королеве закусила губку. Она не сказала самого главного и свиток уже жег грудь! Как бы передать бумаги Катарине? Сейчас?! Прервать ее молебен? А вдруг от этой бумаги зависят другие жизни сейчас?! - Ваше Величество! - воскликнула она, понимая, что это уже просто дерзость, но иначе не могла, - Ваше Величество! Припадаю к Вашим ногам, чтобы вымолить прощение за дерзость, но у меня вам важная депеша! Вы должны увидеть ее и прочесть сейчас, что бы знать, кто вам друг, а кто враг! - и повернулась к Ангелике, - Госпожа герцогиня, ваш сын большой храбрец, он передает весть королеве через мои руки с важным списком. И достала бумаги, протягивая королеве.

Катарина Оллар: Катарина тут же остановилась и с удивлением и тревогой посмотрела на Марианну. - Оставьте нас все, - велела она, - Герцогиня Придд, мы с вами поговорим позже. Когда все вышли, и в небольшой комнате остались только Марианна и королева, та взяла протянутый список, но не стала сразу разворачивать. - Что это за список? - спросила Катарина, - Вы сказали, что вам его передал сын герцогини Придд? Валентин Придд? - уточнила она, а потом опустилась в кресло и указала Марианне на другое рядом, - Садитесь и объясните нам все в подробностях.

Марианна: - Ваше Величество, поверьте, эта дерзость оправдана, - Марианна присела в соседнее кресло, - Еще когда я пряталась среди этих обездоленных людей, благодаря стараниям которых и осталась жива, я приняла от теперь уже молодого герцога Валентина Придда важную депешу, а именно этот список имен изменщиков. Валентин был свидетелем предательства и убийства своего отца, его бедная мать... - графиня поглядела в ту сторону, куда удалилась герцогиня Придд, - С трудом сдерживается, чтобы не предаться горю. Ее дети так далеко, а Валентин принял тяжелую ношу и сам находится в опасности, как свидетель... Я хотела сначала показать этот список Вам, а потом отдать мужу, Лионелю Савиньяку, если на то будет Ваша воля, - Марианна склонила голову в знак почтения и ждала решения Ее Величества, - Любое Ваше решение - королевская воля.

Катарина Оллар: - Да, пережить такое непросто, - тихо произнесла Катарина, - Несчастная герцогиня Придд... Она внимательно слушала Марианну, когда та говорила про список. Затем нервно сжала руки с четками и произнесла: - Этот список очень важен... Мы обязательно посмотрим его, а потом... когда ваш муж вернется, будет разумно передать его ему. Граф Савиньяк взял на себя защиту всего города, не только дворца. Мы так благодарны ему за это... Ваш супруг очень хороший и достойный человек... Мы уверены, что он правильно распорядится списком. Конечно, если бы маршал Алва был тут, список нужно было бы передать ему, но он... он... Катарина замолчала и опустила дрогнувшие ресницы.

Марианна: Как тут не понять и не посочувствовать бедной хрупкой женщине, хоть она и королева. Она всегда останется любящей и не будет спать ночей, пока ее единственная надежда и любовь так далеко. - Любовь намного сильнее нас самих, - проговорила графиня, протянув руку и коснувшись руки Ее Величества, - Мы не знаем как, но посылаем огромную силу, которая хранит наших мужчин, и они находят дорогу обратно, когда в них больше всего нуждаются. Он вернется, Ваше Величество... Это было сказано с такой уверенностью, что сама Марианна не сомневалась в собственных предположениях. Лионель и Алва просто обязаны вернуться...

Катарина Оллар: Катарина внезапно сжала руку Марианны кончиками пальцев, словно тонущий спасательный багор. - Вы правда так думаете? - прошептала она, - О, я так переживаю за него... И никому, никому не могу об этом рассказать... Королева чуть ли не с мольбой посмотрела на графиню. Она видела в ней нежданную собеседницу, с которой можно было бы поделиться сокровенным, не боясь последующих сплетен и осуждения.

Марианна: Графиня ощутила, что именно сейчас нет никаких титулов и преград для общения двух истосковавшихся женщин, которые внезапно доверились друг другу без выгоды или далеко идущих планов. Любовь объединяет и дает силы для следующего шага вперед, взаимно добавляет мужества. - Ваше Величество, - скорее по привычке отозвалась Марианна, накрыв прохладные побелевшие пальчики Катарины своими, - Он обязательно вернется! Вот увидите! Мы будем ждать. Вы можете не сомневаться, что Ворон прилетит в свое гнездо и не исключено, что он сейчас устраняет куда большую опасность, чем здесь, - дальше продолжать свои догадки было страшновато, и графиня как могла ободряюще улыбнулась королеве, - Если хотите, мы вместе помолимся о Рокэ. Наши молитвы будут той самой спасительной нитью, которая и вернет его обратно, к любящему сердцу!

Катарина Оллар: Катарина посмотрела на графиню Савиньяк и как-то облегченно вздохнула. - О, Марианна, - тихо проговорила она, - Я же могу называть вас так? Большое спасибо вам за эти слова, за поддержку... Я верю и надеюсь, что Рокэ не может погибнуть, что он не даст себя убить, где и с кем бы он сейчас не оказался, но не могу перестать волноваться. Только бы какую-нибудь весточку получить от него... Мне ничего не нужно, только бы узнать, что он жив... Королева опустила глаза, а потом снова посмотрела на Марианну с благодарностью. - Я теперь могу понять генерала Савиньяка, - сказала она, - Вы очень добры, и от вас исходит тепло... Скажите, могли бы мы подружиться? - спросила Катарина.

Марианна: - Мне кажется, мы уже это сделали, Ваше Величество, - улыбалась графиня, поглаживая руку королеве, что бы скрыть свое смущение, - И, если честно, мне намного легче говорить об этом именно с Вами, о Рокэ, о Лионеле... можем говорить хоть всю ночь, хоть сутки, сколько хватит слов и сколько нужно времени, чтобы дождаться. Возможно, утром и будет весточка... - а ведь и правда. Сколько общего может произойти у совсем незнакомых женщин, чтобы сразу же найти общий язык не особо утруждая себя. - Я уверена, что Ваша любовь получит ответ. Марианна Савиньяк чувствовала, что ее устами сейчас будто сама Судьба говорит, так легко ложились слова. Значит так тому и быть.

Катарина Оллар: Королева тоже улыбнулась Марианне в ответ. - Значит, вы не откажетесь называть меня по имени, когда мы будем наедине? Мне бы этого очень хотелось, - сказала она, и продолжила, - Да, в эту ночь я не смогу уснуть, пока не получу хоть какие-нибудь известия. И не только о Рокэ... Наш город, жители... простые люди гибнут ни за что, мне очень жаль людей! Я очень надеюсь, что ваш супруг сможет их защитить, что он справится. Но есть у меня и еще одна беда, - тихо призналась Катарина, - Мои братья наверняка поддержали бунт. Ги не говорил мне, я не знаю ничего наверняка, но я знаю, помню их настроения, его и Иорама, который слушается его во всем. Меня они никогда не хотели слушать, ни в чем... Наша бедная матушка не пережила бы всего этого, не будь она давно в могиле... Она покачала головой, словно не в силах продолжать.

Марианна: - Катари, не расстраивайтесь так! - Марианна очень сочувствовала королеве, так как угрызения совести за свою же родню никогда не оправдывали затраченных усилий, - Вы не виноваты в этом!... Стоит ли сейчас изводить себя догадками и предположениями? Давайте потратим оставшиеся силы на то, чтобы попросить Создателя сохранить жизнь и здоровье нашим любимым. Я не призываю молиться всю ночь, я говорю о мысленном порыве быть рядом, защитить, вернуть обратно. Не думайте о тех, кто заварил эту кашу, думайте о будущем. Будущее именно за нами, Катари... Позвольте, я пробуду с вами эту ночь до утра, до вестей?.. Даже если их не будет именно утром, я поддержу Вас.

Катарина Оллар: Катарина кивнула и снова с благодарностью посмотрела на графиню. - Да, вы правы, вы во всем правы, - тихо, но горячо проговорила она, - Прочь глупые сомнения, страхи, смятения... Давайте помолимся вместе, попросим Создателя вернуть целыми и невредимыми отца моих нынешних детей, отца ваших будущих детей... Спасибо вам, Марианна... Давайте предадимся молитве, но, только одной, недолгой. Королева снова тихонько сжала пальцы Марианны своими. - Ведь вы наверняка очень устали, а отдых необходим... Утром я буду рада видеть вас среди своих придворных дам - теперь вы одна из них, но наедине мы тоже станем разговаривать. Мне это необходимо много больше, чем вам... Катарина сумела чуть улыбнуться, а потом встала на колени перед зажженными свечами, сложила руки и начала ночную молитву.

Марианна: - Как скажите, Катари, - эта невольная близость была так тепла и приятна, что Марианна не могла сдержать улыбки. Все правильно, они помолятся, чтобы хоть так поддержать любимых, а потом немного отдохнут, как получится уснуть. Потом настанет новый день, графине придется адаптироваться среди этого придворного курятника, когда она так своеобразно заявила о себе. Ну, ничего...у нее есть два сильных союзника, с которыми уже не страшно. Марианна встала рядом с королевой на колени и закрыла глаза, сложив руки в молитвенном жесте. На руке мерцал обручальный браслет. В конце молитвы графиня поцеловала его, призывая благословение своей любви. Эпизод завершен



полная версия страницы