Форум » Оллария, королевский дворец » "Ловушка для павлинов", 1 Зимних Скал, 398 к.С. » Ответить

"Ловушка для павлинов", 1 Зимних Скал, 398 к.С.

Лионель Савиньяк: Действующие лица: Дженнифер Рокслей Иоланта Манрик Лионель Савиньяк Посол Гайифы и его секретарь (НПС)

Ответов - 25

Лионель Савиньяк: Лионель заранее заручился поддержкой дам, и теперь, после похорон Оллара, на которых "павлины" присутствовали, как ни в чем ни бывало, для "ловушки" все было устроено. В подготовленном зале в подсвечнике, который стоял на самом видном месте, находился "тот самый" огарок свечи, визуально который невозможно было не узнать. За потайной дверью зала ждали гвардейцы и сам Лионель. Дженнифер Рокслей и Иоланте Манрик, озабоченных судьбой своих близких и желанием вывести их из-под подозрения, оставалось только пригласить "павлинов" сюда для непринужденной беседы.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер Рокслей расправила юбки и чинно уселась на стул напротив Иоланты Манрик. Она уже провела подготовительную работу, пригласив гайифцев обсудить возможные поставки тканей из Гайифы к Талигскому двору. Разговоры об этом еще велись еще до смерти короля, и поэтому, сейчас возобновление интереса придворных дам не должно было показаться странным. Госпожа Рокслей всегда слыла модницей, жадной до всего нового и необычного. - Они сейчас будут здесь - шепнула Дженнифер Иоланте, - постарайтесь вести себя естественно и зажгите, пожалуйста, свечи, когда я вас об этом попрошу. Иоланта напряженно кивнула и уставилась на дверь, за которой послышались шаги.

Бледный Гиацинт: Посол и его секретарь пребывая в глубоком трауре приносили соболезнования от имени властителей Гайифы все эти дни. Минул печальный день похорон. Но отказывать в отвлеченной беседе королевским фрейлинам, они, конечно, не стали. Грустные события идут своим чередом, но жизнь продолжается, и дамы всегда будут интересоваться тканями, платьями и модами, так что пока ничего подозрительного в приглашении на разговор о торговых поставках из Гайифы интересующих придворных дам товаров не было. Гайифцы пришли в назначенный зал, где уже расположились фрейлины, и поклонились им обеим.

Дженнифер Рокслей: Фрейлины вежливо поздоровались с вошедшими господами и предложили им присесть. Было непохоже, что гайифцы сколько-нибудь нервничали. Дженнифер даже начала сомневаться, а на тех ли людей устроена засада, не ошибся ли Савиньяк. Уделив первые десять минут светской беседе, собравшиеся перешли к делу. Госпожа Рокслей гордо достала пухлый альбом с тисненой обложкой, содержавший образцы всех купленных дворцом тканей за последние десять лет. - Давайте начнем с шелка, - предложила она. - Мы слышали, что в Гайифе усовершенствовали технику разведения шелкопрядов и научились изготовлять шелк необыкновенной плотности. Вот, посмотрите сюда, - фрейлина придвинула альбом ближе к послу, - нам нужен шелк такого же цвета, как вклееный сюда, но гораздо более плотный.

Бледный Гиацинт: Посол и его секретарь либо и вправду ни о чем не подозревали, либо прекрасно владели собой. Разговор сперва коснулся последних печальных событий во дворце и в королевстве, о которых они оба высказали свои соболезнования фрейлинам королевы, а потом с готовностью перешли к обсуждению тканей и их поставок. Гайифцы склонились над альбомом, показанным Дженнифер, с сосредоточенным видом.

Иоланта Манрик: Иоланта сначала сидела тише воды ниже травы, боясь спугнуть гайифцев чем-нибудь. Каким-нибудь словом, жестом. Хотя какие уж слова и жесты, когда так бьется сердце, что только услышав его, можно уже обо всем догадаться. Этот разговор был очень важен. Девушка еще не знала, как, но они выведут этих послов на чистую воду. Тогда и с отца и дяди снимут обвинения. И дедушка, может, поправится. Иначе-то нельзя никак. А то семья попросту развалится. Видит Создатель, Манрики никогда не были храбрыми, а уж Иоланта и подавно вполне заслуженно считала себя трусихой, но должна же быть у нее хоть крупица семейной хитрости. Сейчас самый подходящий момент, чтобы найти ее и использовать по назначению. Разговор тем временем шел своим чередом, ткань за ткани. Это как-то успокоило Иоланту и она стала так же с интересом рассматривать ткани, которыми были так увлечены собеседники. Рядом сидел как раз гайифец, очень похожий на того, что Иоланта видела вместе с дедушкой. А, может, это просто воображение само приписало тому загадочному человеку внешность этого, сидящего рядом. Он пока и молчал. А как только заговорит - Иоланта убедится окончательно, он это или нет. Голос она слышала отчетливо. И вряд ли перепутает. Тем временем девушка заметила на странице образец какого-то красивого персикового цвета и внесла свою лепту, изящно ткнув в него указательным пальчиком: - А эта ткань была хороша сама по себе. Помнится, многие дамы захотели ее приобрести для своих нарядов, но объем поставок в прошлом году был слишком мал и не смог покрыть спрос, - Манрики всегда оставались первым делом хорошими купцами, а уж потом политиками. Может, Иоланта и не знала всех тонкостей, но уж основы-то были подвластны и любому мало мальски образованному человеку.

Дженнифер Рокслей: Пока присутствующие обсуждали ткани, начало смеркаться. Графиня Рокслей искоса посмотрела на внучку Манрика и решила, что девушка достаточно успокоилась и освоилась, чтобы приступить к делу. Последних слов Иоланты было достаточно, чтобы начать разыгрывать сцену, которая должна была привести гайифцев в ловушку. Дженнифер склонилась над куском ткани, выбранным юной фрейлиной и прощебетала: - Иоланта, вы не правы! Персикового шелка, как раз, хватило всем желающим, в отличие, от персиковой тафты, образец которой вы видите чуть выше. Впрочем, ваша ошибка неудивительна - тут стало слишком темно. Не соблаговолите ли вы зажечь свечи? - попросила Графиня Рокслей Иоланту на правах старшей фрейлины.

Иоланта Манрик: Иоланта нахмурилась и попыталась рассмотреть показанную Дженифер ткань получше. По мнению Иоланты этот персиковый кусок был столь же уродлив как и первый. И кто в них замотаться пожелает?.. Вот образец чуть ниже, розовый с зеленым, был не в пример лучше... В прочем, даже если бы Иоланта и очень захотела его заказать у гайифцев - вряд ли бы они его ей привезли. Потому что они будут сидеть в Багерлее. Или на допросе у Савиньяка вместо ее родни. Девушка закусила губу, приняв самый сосредоточенный и отрешенный от всего окружающего вид, как будто зажигание свечей было если не целью всей ее жизни, то хотя бы искусством, которому она посвятила лет десять. Свечки быстренько загорелась одна за другой, и на столе заплясали веселые отблески огня. Не оставила без внимания девушка и маленький "особенный" огарок свечи, оставив его напоследок. Когда все свечи были зажжены, Иоланта вновь вернулась к альбому и как-то даже злорадно, с какой-то легкой вредностью - сама от себя не ожидала - проговорила: - Ну, что Вы, Дженифер. Это не тот образец. Вы схватили не того.

Бледный Гиацинт: Гайифцы рассматривали образцы ткани в альбоме и учтиво отвечали фрейлинам, пока Иоланта не поднялась, чтобы зажечь свечи. И тут неожиданно оказалось, что посол и его секретарь все это время были крайне напряжены и держались наготове, только не подавали вида. Огарок свечи был замечен, тот самый на вид, который после отравления короля так и не удалось отыскать по всему дворцу, и было известно, что графиня Рокслей интересовалась такими свечками в лавках, и этот огарок оказался в подсвечнике в этом зале, куда она пригласила их на разговор, неспроста. - Затушите! - воскликнул посол, - Вы не понимаете, что делаете... Секретарь встал, чтобы сделать быстрый шаг к подсвечнику.

Дженнифер Рокслей: В момент, когда Иоланта зажгла синий огарок, плотина прорвалась, и наружу хлынули все истинные чувства гайифцев. Савиньяк не ошибся! Дженнифер уже не первый раз в жизни подумала, что Лионель Савиньяк очень опасный человек, и лучше никогда не попадать в поле его зрения. Тем временем, игра продолжалась, и, следуя сценарию, Графиня Рокслей картинно изогнула бровь: - Прошу прощения, - подчеркнуто вежливо сказала она, - боюсь, я действительно вас не понимаю...

Иоланта Манрик: Вот оно! Иоланта еле сдержалась , чтобы вредно не улыбнуться. Послы забеспокоились. И беспокоиться из заставили они, простые дамы королевы, а не какие-то молодцы с копьями наперевес. Это чувство было таким новым, таким головокружительным, таким пьянящим. Даже женщины могут что-то поменять в соотношении сил. А уж если они Манрики и выросли в семье знатных интриганов... Девушка забила ликование куда-то подальше, а сама попыталась снова сосредоточиться. Концом еще даже и не пахнет, чего уж говорить о том, для кого он будет благоприятным. Иоланта опустила руки под стол и с невинным видом оправила юбки. Другое дело, что среди них было спрятано и каком лежало на коленях самое настоящее оружие. Пистолет, стащенный из кабинета деда. Другое дело, что оно могло быть и не заряжено, но Иоланта об этом не задумывалась. За извожу ли задумается об этом человек, в которого будут тыкать дулом. Манрик нашарила рукоять, сжала ее, убедившись, что сможет при необходимости быстро выхватить оружие, и скромно сложила руки на коленях с интересом посмотрев сначала на послов, а потом на Дженифер, взглядом будто спрашивая: "А что здесь происходит?"

Бледный Гиацинт: Секретарь, между тем, быстро схватил свечку, но не голой рукой, а сложенным вчетверо собственным платком, и дунул на нее, туша огонь, а потом заметно задержал дыхание, видимо, чтобы не втянуть ноздрями дымок от синего с белой сердцевиной огарка. Затем он завернул в платок весь огарок, стараясь не касаться его пальцами, и опустил в карман камзола. Посол в этой время тоже поднялся, и затем оба, кланяясь дамам, явно решили продвигаться к выходу. - Нечего тут понимать, - попробовал сыграть в дурочка секретарь, с милой улыбкой глядя на Дженнифер, - Просто неотложные дела, так что просим извинить нас за прерванную беседу. В следующий раз мы обязательно договорим обо всех тканях, нужны вам, и их поставках... Поверьте, тут мы заинтересованы не меньше вашего, но в данный момент вынуждены отложить разговор.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер с улыбкой откинулась на спинку стула: - Я вижу, вам нравятся синие свечи, - она посмотрела на секретаря, - нравятся настолько, что вы решили взять этот огарок себе на память. Кажется, мы с вами родственные души - я тоже питаю слабость к красивым синим свечам. И я тоже не смогла удержаться, чтобы заранее не отщипнуть кусочек этого огарка. У меня такое чувство, как будто в этой свече есть что-то магическое и могущественное. Говорят, Первый Маршал весьма искушен в магии древних. Как думаете, может мне стоит с ним посоветоваться?

Бледный Гиацинт: Упоминание Дженнифер Первого маршала подействовало на посла и его секретаря как ушат холодной воды на кошку. С обоих разом сошел весь лоск и слащавость, они "взъерошили шерсть" и явно готовились "выпустить когти". - В таком случае, думаю, мы лучше понимаем друг друга, чем до сих пор старались показать, - сухо сказал секретарь, посол же продолжал молчать, - Эта свеча нам нужна, как и то, чтобы ни одна живая душа во дворце и за его пределами не узнала, что она была здесь и что мы ее забрали. Впрочем, доказать это все равно вам будет невозможно, но нам не нужен лишний шум и сплетни... Секретарь покосился еще и на Иоланту, которая сидела за столом, наблюдала и слушала. - Давайте тогда договоримся?- предложил он Дженнифер, - Ведь ни вы, ни герцог Алва никак не докажете, что эта свеча здесь была, и что это вообще за свеча, но мы бы по возможности хотели избежать лишних толков.

Дженнифер Рокслей: Дженнифер и раньше была невысокого мнения о Гайифе. а теперь, глядя на двух ее сынов, так и совсем решила, что эта страна конкуренцию Талигу никогда не составит. Всего пары слов хватило, чтобы поднаторевшие в подковерной борьбе господа гайифцы сбросили маски. Графиня Рокслей была уверена, что вот, например, Дорак или же Штанцлер и глазом бы не повели в такой ситуации, продолжая обсуждение в светском иносказательном тоне. А сейчас фрейлине показалось, что она видела крупные капли пота на лбу посла. Дженнифер охватило возбуждение кошки, играющей с мышкой, она грустно посмотрела на собеседников и сказала: - Вы знаете, мне так понравилась ваша синяя свеча, что я специально пыталась заказать такие же в городе. И что же вы думаете? На меня напали какие-то головорезы! И, мне кажется, они отнюдь не пытались со мной договориться. Почему же я должна верить вам сейчас? Какие у меня гарантии, что вы просто не пытаетесь выиграть время, и я завтра не умру от несчастного случая или страшной болезни?

Бледный Гиацинт: - О гарантиях тут говорить сложно, - ответил секретарь, - Риск для вас и вашей компаньонки, - он взглянул на Иоланту, - остается в любом случае, но... Вы должны понимать, что мы будем себя защищать. Если вы смолчите, мы сумеем вас отблагодарить. Если же нет... то мы постараемся выставить вас обеих пособницами. Тем более, что уважаемый господин тессорий - почтенный дед госпожи Манрик, имел с нами дела непосредственно. Мы будем на это давить. А также на то, что вы все знали и молчали, чтобы получить от нас деньги. А мы еще скажем, что денег мы вам дали, поэтому вы не сразу пошли к господину Первому маршалу, а тянули время. Так что думайте, что для вас выгоднее. Решать надо прямо сейчас.

Иоланта Манрик: Иоланта притихла, как будто язык проглотила. Только сидела и завороженно смотрела на заговорщиков. Дженнифер так искусно, так легко говорила... Это действительно увлекало. И как у нее так получается? На ее фоне Иоланта чувствовала себя глупой и неуклюжой. Манрик сжала зубы и внимательно уставилась на послов, готовая в любой момент защищать и себя и Дженнифер. Только момент нужно подгадать. Гайифцы вот угрожают, угрожают, но пока не кидаются... Зато берут и бьют по больному. Иоланта сморгнула, не сразу поняв, что гадкий павлин пытается манипулировать ей, очернив ее семью, а потом нахмурила брови и угрожающе скривилась. Свой собственный голос показался ей каким-то очень резким и громким: - Вы не посмеете! Я слышала ваш разговор с дедушкой, вы ему угрожали!

Дженнифер Рокслей: Дженнифер повернулась к девице Манрик, которая выглядела полностью забывшей их первоначальный план: - Успокойтесь, Иоланта, - сказала графиня Рокслей с нажимом, - я уверена, всем нам хочется прийти к соглашению, устраивающему все стороны. У павлинов на лицах тоже отразилось сильное желание найти копромисс в этой деликатной ситуации, поэтому старшая фрейлина продолжила светскую беседу: - А знаете, господа, почему-то я заранее поняла, что вы мне никаких гарантий не предоставите, и это вдохновило меня написать небольшое, но подробное, эссе о свойствах и эффектах разных свечей; также я не забыла детально описать производителей свечей и их планы. Если со мной что-нибудь случится, уверена, что это произведение станет широко известным в Талиге и сопредельных странах. Но, повторяю еще раз, я заинтересована в возмещении физического и морального ущерба, который вы нечаянно мне причинили. Сказав последние слова, Дженнифер очень красноречиво посмотрела на юную Манрик, давая ей понять, что пора войти в роль и попросить чего-нибудь для себя. Кстати, Савиньяк уже мог войти, ведь признание прозвучало, но почему-то он медлил. Графиня Рокслей начала немного волноваться.

Бледный Гиацинт: Реплику Иоланты секретарь оставил без ответа, поскольку сразу за ней высказалась графиня Рокслей, которая была, несомненно, гораздо опытнее, а потому сговорчивей. - Мы тоже в этом заинтересованы напрямую, графиня, - гайифцы даже слегка поклонились даме, - И возместим ваш ущерб вне сомнений, только нужно узнать, какой размер возмещения вас устроит. Не думаем, что обсуждать дальнейшее в этих стенах. Давайте договоримся о новой встрече с вами и вашей юной компаньонкой, вот только свечу, с вашего позволения, мы сейчас унесем с собой...

Иоланта Манрик: Иоланта прикусила язык и откинулась на спинку стула. Так она все дело загубит. В конце концов, она же не Окделл какой-нибудь, которые своей несдержанностью славятся. Девушка кинула быстрый извиняющийся взгляд на Дженнифер, а потом попыталась расслабиться. Сколько было в ее жизни светских бесед, сколько еще будет. Просто не надо делать из этого трагедию, а поменьше болтать и побольше слушать. Манрик кивнула своим мыслям и попыталась говорить как можно ровнее, даже как-то скучающе: - Ну, конечно, мы хотим прийти к соглашению. Прошу прощения за свою горячность. Насчет гарантий... Что ж, вы не можете их предоставить, однако самим условием соглашения будет именно гарантия. Гарантия того, что с Манриков снимут обвинение. Иоланта вдруг спохватилась, что, наверное, надо изобразить какую-нибудь алчность или хоть что-то похожее, а то иначе как гайифцы поверят, что фрейлины действительно готовы на сделку? Девушка всерьез задумалась, а чего бы она на самом деле хотела. Для себя. Ну, любви чистой и прекрасной, как описывают в романах, но вряд ли павлины смогли бы ей это обеспечить... Чего же так хотели Манрики и все об этом говорили?.. Чего же.. - Сдается мне, Надор - это то, чего давно не хватало нашей семье. Она, знаете ли, большая, всем нужны земли... Кажется, с целым Надором девушка все-таки немного переборщила. Но еще дед деда говорил ему - по его собственным словам - "Торги надо начинать с цены, превышающей реальную в трое!" Услышав про свечку, Иоланта напряглась. Уходить куда-то, да еще и забирая главную улику... Девушка снова положила руку на пистолет, а сама вопросительно посмотрела на старшую фрейлину.

Бледный Гиацинт: Гайифцы выслушали Иоланту и неожиданно согласно закивали. - Снять обвинение с семьи - это очень разумное требование, - сказал секретарь, - Мы думаем, что этот вопрос можно будет решить с помощью денежных средств, в том числе и тех, которые господин тессорий сумел получить с нашей помощью. Все решаемо... Ведь пока, на данный момент, конкретные обвинения против фамилии Манриков еще не выдвинуты, ну а к тому времени мы подготовимся, - пообещал он. - А насчет Надора..., - гайифец переглянулся с послом и оба снова важно закивали, глядя на Иоланту, - Не сомневайтесь, ваша семья не будет обделена. Все, кто помогал нам, был на нашей стороне, будут вознаграждены, в том числе и землями. Говоря все это, они понемногу продвигались к выходу.

Иоланта Манрик: Сначала, честно говоря, Иоланта попросту раскрыла рот. Хорошо хоть не широко. И обвинения снимут, и, прости Создатель, Надор обеспечат? Это как это интересно? Да так посмотреть - договор с гайифцами жутко прибыльное дело. Хоть каждый день на них с этими свечками вешайся и в неприятности попадай. Девушка взяла себя в руки, сглотнула, а потом вдруг все поняла. Была б она похуже происхождением, даже по лбу бы себя стукнула. И от неожиданной догадки, и за глупость. Гайифцы попросту лгали. И были готовы пообещать что угодно. Надежда, что с Манриками все разрешится так просто, стремительно таяла. Как и гайифские послы. Еще немного - и вообще за дверью испарятся. Пытаясь подобрать слова и как-то задержать их, девица Манрик так заволновалась, что вперед слов вырвался какой-то суматошный жест рукой. С пистолетом, который она не успела отпустить. Иоланта, скосив глаза, увидела оружие в своей руке и сама испугалась. А потом делать уже было нечего. Не прятать же обратно со словами: "Простите, не в тот карман заглянула". Иоланта приняла вид порешительнее и направила дуло пистолета на послов: - Стоять. И... руки вверх. И свечу положите. Мы договорим здесь. Было вообще-то очень страшно. Самой принимать решения, а не исполнять что-то до этого задуманное. Настолько самостоятельной Иоланта еще не была никогда. Правда, было что-то похожее, когда она решила сама поговорить с Первым Маршалом... Но тогда она была безоружна. Очень хотелось обернуться и взглядом попросить помощи у Дженнифер. Но отвернуться от гайифцев было еще страшнее, чем смотреть на них. Как будто это они угрожали ей оружием, а не она им.

Дженнифер Рокслей: Ситуация изменилась слишком быстро и бесповоротно. Честно говоря, Дженнифер не ожидала от Иоланты подобного кульбита, она и не подозревала, что девушка взяла с собой оружие. Ну вот что мешало юной Манрик дать павлинам выйти из комнаты и попасть прямо в объятия Савиньяка. Никто из представителей фламинго не был раньше замечен в излишней порывистости и решительности, вот и сейчас графиня Рокслей несколько неудомевала, глядя на Иоланту, неумело державшую пистолет. Безусловно, это был абсолютно идиотский поступок. Дженнифер не сомневалась, что у гайифцев тоже есть оружие, более того, она подозревала, что в отличие от Иоланты, они им пользоваться умеют. - Где же кошки носят этого Савиньяка? - нервно подумала фрейлина и демонстративно сунула руку под стол, надеясь, что павлины решат, что она тоже вооружена.

Лионель Савиньяк: Лионель за время этого разговора услышал достаточно. Беседа гайифцев с фрейлинами была фактически их чистосердечным признанием, других доказательств и не требовалось. Он уже собирался появиться на пороге с гвардейцами, но когда юная Иоланта Манрик внезапно достала пистолет и скомандовала послу и его секретарю оставаться на месте, Савиньяк удивленно усмехнулся и даже помедлил. Но ненадолго. Он сделал знак гвардейцам и распахнул двери комнаты. - Каждое ваше слово в этом зале, господа, было услышано, - сказал Ли, - Вы подозреваетесь в убийстве короля Талига Фердинанда Оллара, и я вынужден вас арестовать. Вина ваша будет доказана, потому что тому есть свидетели, и после сегодняшней сцены отпираться нет уже никакого смысла. Вам придется проследовать прямиком в Багерлее. Сдайте оружие добровольно, или к вам будет применена сила, - Савиньяк кивнул гвардейцам, чтобы они подошли к гайифцам, а потом сдержанно улыбнулся дамам. - Спасибо вам за помощь, - сказал он, - Госпожа Манрик, вы можете опустить пистолет. Все уже кончено.

Бледный Гиацинт: Гайифцы, пойманные врасплох, сначала явно растерялись, а потом принялись все отрицать, хотя и поняли, что их заманили в "ловушку". Но сопротивление сейчас не имело смысла, послу и его секретарю пришлось подчиниться Савиньяку и дать увести себя в тюрьму, хотя и с возражениями, и с тем, чтобы назвать его действия возмутительными, как и весь этот "спектакль". Также они не стеснялись обвинять Дженнифер Рокслей и Иоланту Манрик, пытаясь по дороге внушить капитану, что эти дамы были их сообщницами, он же слышал, как они требовали деньги и земли за свою "работу". И, конечно, что все это чудовищная ошибка, и они немедленно хотят любым способом связаться с правителями своей страны. Однако, при всем при этом оружие они сдали и ушли под конвоем, не желая применения силы подчиненных Лионелю гвардейцев к себе, напоследок еще погрозив дамам, которые их так "подставили". Эпизод завершен



полная версия страницы