Форум » Оллария, королевский дворец » "Посланник", 19 Осенних Молний, 398 к.С. » Ответить

"Посланник", 19 Осенних Молний, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Раймон Салиган Марсель Валме

Ответов - 10

Раймон Салиган: Ночь прошла очень весело, в отличии от утра… Раймон ненавидел свои утра… Голова маркиза мертвым грузом покоилась на подушке и не подала ни единого признака мысли, когда в дверь спальни робко поскребся слуга, известив благую весть о послании от Тени. С трудом поднявшись и сфокусировав взгляд на двери, Раймон понял, что сегодняшний день не принесет ему хороших моментов, а вот не «хороших»... В этот раз сын пеньковой тетушки был краток как никогда, в письме значились лишь имя человека, которому следовало передать намек на место встречи и предмет разговора – «Марсель Валме». А значило это лишь одно – маркиз Раймон Салиган должен сейчас же подорваться с постели и в срочном порядке отправится во дворец. Мысленно поздравив себя с очередным добрым утром, он так и поступил. *** Короткая поездка до дворца принесла существенное облегчение, похмелье почти отпустило многострадальное существо Раймона, оставив во рту привкус опохмельного вина и пьяный шлейф за спиной. В голове немного прояснилось, стало возможным не только делать, но и думать. Лениво размышляя о смерти короля, и о том что же все-таки послужило поводом для вчерашнего «празднования», и месте предполагаемой встречи с «клиентом», Салиган тихо крался по коридору королевского дворца. Нет, он вовсе не желал быть незамеченным, просто любой резкий звук отдавался в его голове погребальным звоном.

Марсель: Виконт Валме любил бывать во дворце, когда случались праздники или пышные церемонии. Но сейчас ему тут не нравилось. Казалось, будто во всех залах и галереях чувствуется кислый запах отравы. Этой отравой были на самом деле страх и неопределенность, мучившие всех придворных. Радуясь втихомолку - и уже не первый раз - тому, что он не поддался на уговоры и не принял никакого официального поста при дворе, Марсель не спеша шагал по коридору, уверенный, что Роке и Лионель отлично разберутся во всех хитросплетениях сложившейся ситуации и без него. Но он вовсе не обрадовался, когда, завернув за очередной угол, чуть не столкнулся с малоприятной фигурой. "Странно, - подумал он, - обычно крысы сбегают с тонущего корабля, а тут наоборот - являются..." Коротко кивнув, ибо здороваться с Салиганом ему вовсе не хотелось, Марсель вознамерился обойти его и продолжить свой путь.

Раймон Салиган: Салиган довольно осклабился - жертва наткнулась на него сама, даже не пришлось напрягаться и изворачиваться, что бы вызнать где же ее ждать, а еще больше извращенного удовольствия доставила чуть заметная гримаса презрения и недовольства на чужом лице. Ярлыки. Как это удобно. Соответствуй роли, держи баланс, всегда оправдывай чужие ожидания, и жизнь твоя продолжится и достигнет нужного тебе успеха... И главное... Никаких сомнений! Однако виконт явно собрался позорно улизнуть от неприятной ему встречи, а значит нужно навязать ее самому. - Рад нашей встрече, виконт... - маркиз чуть заметно кивнул, только чтобы соблюсти приличия и показать свое "уважение", - Этим утром явно преобладают багровые тона... В такое время не бывает встреч случайных...

Марсель: Марселю стало любопытно, отчего вдруг этот неряха, с которым у него не было и не могло быть ничего общего, вместо формального приветствия завел разговор? Что этому субъекту может быть нужно? Зачем он явился во дворец - высказать соболезнование, которого не ощущает? Выискать для себя какую-то выгоду в сложившейся ситуации? Любопытство иногда бывает пороком, а иногда - благом, и Марсель решил, что в данном случае следует принять во внимание второй вариант. И потому, вместо того, чтобы обрезать нить разговора пустым и формальным извинением, он ответил в тон: - Да, вы правы, я тоже чувствую, что сегодня все неслучайно. Еще бы, такой неприятный случай... король умирает, начинаются новые времена... Но почему вам видятся здесь багровые тона? Задав этот наводящий вопрос, виконт поднял брови повыше и округлил глаза, надеясь, что это придаст его физиономии некоторую степень юношеской наивности.

Раймон Салиган: Перед глазами немного плыло, от чего "удивленное" выражение чужого лица показалось еще более гротескным, Салиган чуть не рассмеялся. Весь разговор превращался в фарс. Впрочем, как и любой другой его разговор со "знатью". Удивительно, почему они так цепляются за свои маски?.. Хотя, маркиз и сам держался за своей личиной, как за оборонительным валом. Только Раймон предпочитал выставить через нее почти все что есть внутри, что бы окружающие видели это под увеличительным стеклом... Этакий откровенный танец в доме куртизанки. Зачем?.. Лучше об этом не думать. - Потому, что, как вы уже заметили, грядут новые времена. Многие уважаемые люди поставлены под угрозу, и теперь их волнует, зачастую, даже не положение в обществе, а их жизнь... Маркиз чуть поморщился, голову будто пронзило раскаленной на углях обувной иглой, оставалось лишь понадеяться на то, что эту гримасу не заметят или хотя бы не воспримут ее превратно.

Марсель: Марселя очень заинтересовали слова неприятного маркиза. В свете всех тех событий, свидетелем и участником которых он сделался волею судьбы в последнее время, всякое высказывание об "уважаемых людях" нужно было ловить и обдумывать. Тем более при "неслучайных" встречах. Салиган вряд ли имел в виду, что они встретились по воле высших мистических сил. "Значит, он хотел меня видеть? - подумал виконт, сочувственно кивая - и наскоро решая, как повести себя дальше. - Зачем я ему? Нет, этот случай нельзя упускать!" - Я вижу по выражению вашего лица, сударь, что вы тяжело переживаете эту печальную минуту. Вам, кажется, нехорошо? Не сесть ли нам где-нибудь в уютном уголке с бутылочкой вина, отдохнуть и побеседовать? Я знаю одну подходящую комнатку неподалеку от канцелярии - там нам никто не помешает, а узнать ваше мнение мне будет, признаться, крайне любопытно: ведь я никогда еще не жил в подобные времена и несколько растерялся... Сопровождать свое предложение какой-нибудь особой мимикой Валме не стал - хватало его собственной, добродушной и простецкой с виду физиономии. - А вино нам принесет кто-нибудь из лакеев - словим по дороге.

Раймон Салиган: Есть!.. Раймон чуть не просиял новым медяком - первый этап пройден, виконт заинтересован и готов к употреблению, то есть к вытягиванию из него нужных услуг, да и вино просто невероятно кстати. - Да, увы, возраст и тот образ жизни, что я вынужден вести, не сказывается на здоровье в лучшую сторону. А беседа в уединенном месте действительно была бы очень кстати... Как и вино. Со временем понимаешь, что это единственное лекарство от любых болезней, как души, так и тела. Особенно при Таких болезнях. Салиган растянул губы в почти пустой из-за своей вежливости улыбке. - Прошу вас вперед. Я не настолько хорошо знаю дворец.

Марсель: "Великолепно! Как быстро он идет мне навстречу! Что же ему от меня нужно?" - думал виконт, неспешно шагая по коридору, который вел к помещению канцелярского архива - Марсель однажды случайно забрел сюда, укрываясь о встречи с рассерженным супругом одной дамы. Вот теперь и пригодилось. По дороге он изловил проходившего мимо лакея и велел доставить в секретарскую комнату две бутылки вина и какую-нибудь закуску. - Вот здесь нам будет весьма удобно, - открыв дверь, виконт жестом пригласил Салигана зайти. Комната служила для отдыха дежурных секретарей, но они предпочитали проводить свободное время в более уютных гостиных. Здесь было темновато, сыровато и пахло бумажной пылью. Зато имелось два кресла, диван и овальный столик. Марсель с расслабленным видом плюхнулся на диван - увы, мягких подушек, как у Марианны, тут и в помине не было, зато сидящий на диване оказывался боком к свету, а сидящий на креслах - полностью на свету.

Бледный Гиацинт: Беседа шла неспешно, Салиган не торопился переходить к делу, пока в бутылках еще оставалось превосходное вино, но все хорошее рано или поздно кончается. Когда вино было выпито, а блюда с закусками опустошены, маркиз достал из кармана нечто, завернутое в не очень чистый платок, но с монограммой в виде подковы и попросил виконта при случае передать это герцогу Алве от одной известной ему личности, а что к чему он сам, мол, поймет, когда развернет сверток.

Марсель: Когда приходилось вести важные встречи, Марсель всегда придерживался правила: ничего заранее не загадывать, не готовить какие-то продуманные реплики, ибо невозможно предугадать, куда свернет разговор. А вот ловить на лету слова собеседника, наскоро оценивать их и нащупывать скрытый за ними смысл - о, это было чрезвычайно интересное занятие! Беседа с Салиганом, от которой виконт ждал многого именно потому, что совершенно не был знаком с этим малоприятным субъектом, и надеялся что-то узнать о нем, поначалу его разочаровала - маркиз ходил вокруг да около, не говоря ничего конкретного. Было такое впечатление, что он решил закусить и выпить за счет дворцового ведомства, а лично виконт Валме его не очень и интересует. Однако заключительный аккорд - вручение таинственного талисмана в платочке - искупил все недостатки встречи. - При случае передам, можете не беспокоиться, - заверил Марсель маркиза, небрежно засовывая врученный предмет за пазуху. - Я даже постараюсь поскорее создать этот случай! Оставшись один, он испытал жгучее желание развернуть платок и посмотреть, что же там такое, но побоялся, что запачкает руки, и решил предоставить Алве возможность первому выяснить, что же это такое. Вызвав слугу, чтобы прибрал остатки трапезы, Валме вышел в коридор, раздумывая, где бы сейчас найти Первого маршала и переговорить с ним. Эпизод завершен



полная версия страницы