Форум » Оллария, королевский дворец » "Беседа в будуаре о павлинах и фламинго" 17 день Осенних Молний » Ответить

"Беседа в будуаре о павлинах и фламинго" 17 день Осенних Молний

Рокэ Алва: Действующие лица: Рокэ Алва, Катарина Оллар

Ответов - 12

Рокэ Алва: Рокэ явился во дворец лишь с одной целью - поговорить с Катариной, и ему было глубоко плевать на озабоченность придворных. Впрочем, глубоко плевать на придворных ему было всегда. Но сегодня - особенно. Так что он отделался от особенно занудного барона и направился в будуар Ее Величества. Тщательно закрыв за собой дверь Ворон поклонился Катарине. - Ваше Величество... - официальный титул был смягчен ласковой улыбкой.

Катарина Оллар: - Доброго дня, мой герцог, - сказала Катарина, когда Рокэ вошел, а ее фрейлины, что присутстовали в комнате, поднялись из своих кресел, присели перед Первым маршалом в реверансах и вышли. - Мы... я немного тревожилась, - тихо сказала она, - Вчера вас не было во дворце... Королю, между тем, становится хуже. Признаться, я устала...

Рокэ Алва: Фрейлины оставили их с королевой наедине и говорить можно было свободно. Это радовало. - Вчера... у меня было одно важное дело, которое помешало мне явиться во дворец. Я обязательно расскажу о нем, это касается и вас. - Рокэ поднес к губам руку королевы и поцеловал тонкое запястье, чуть ниже браслета. - Не тревожьтесь, моя королева... все уладится.

Катарина Оллар: - Хорошо, мой герцог... Катарина чуть прикрыла глаза, почувствовав губы Алвы на своем запястье, а потом прильнула к мужчине. Будуар был пуст, и ничто не мешало ей сейчас проявить свои чувства и показать Ворону, как ей нужна его поддержка и объятия.

Рокэ Алва: Когда в твоих объятьях любимая женщина, когда она прижимается к тебе в поисках заботы и поддержки, разве можно лишить ее этого? Невозможно и преступно. Так что Рокэ обнял Катарину и коснулся губами уже ее виска, утешая и успокаивая. - Может быть присядем? - Он, не размыкая объятий, довел королеву до кресла, в которое опустился сам, а королеву усадил на колени. Так можно и обнимать ее и негромко, на ушко, рассказывать о том. для чего он сюда явился.

Катарина Оллар: Катарина прильнула к Ворону, а потом очень скоро оказалась сидящей у него на коленях. Ей было очень приятно оказаться в его уверенных объятиях. После стылой спальни Фердинанда, уже почти напоминающей склеп, руки Ворона на ее спине и талии ощущались чем-то надежным, теплым, помогающим забыть о неприятностях. С Рокэ ей можно было расслабиться... Прикрыв глаза, королева наслаждалась близостью своего любовника, который также был и ее защитником. Ворон рассказал ей о своем вчерашнем визите к Манрикам, который кое-что прояснил с документами с изображением гиацинта на них. Разуеется, ее хотели если не подставить, то указать на нее, бросить тень. Но Рокэ этого не допустит... уже не допустил, разобравшись с тем, какие махинации проводил лежащий сейчас при смерти тессорий. Теперь осталось разобраться со второй стороной, гайифцами. Посол и его секретарь находились при дворе не круглосуточно. И о каких таких планах говорил секретарь тессорию, о чем именно услышала тогда случайно девица Манрик? Планах на будущую денежную аферу? Или что-нибудь еще, похуже... Свои размышления вслух Катарина не стала высказывать. Она обязательно поделится догадками с Рокэ, но не сейчас. Он понемногу продолжал свой рассказ о вчерашнем дне, а она сидела тихо, молча, только время от времени кивая, но при этом наслаждалась каждым его прикосновением, каждым мгновением, проведенным сейчас вместе, рядом с ним.

Рокэ Алва: Рокэ закончил свой рассказ и улыбнулся замершей на его коленях королеве. Сейчас Катарина ничем не напоминала Ее Величество, скорее юную испуганную девушку, и хорошо, что двери в ее будуар нельзя открыть минуя верных слуг. Не то, чтобы Рокэ боялся слухов, скорее, не хотел ставить Катарину в неловкое положение. Но сейчас ничего можно было не бояться, а просто сидеть, обнимая свою женщину и легонько целовать нежную шею, завиток пепельных волос, упавший из тяжелой прически, и шептать ей, что все будет хорошо и волноваться не о чем.

Катарина Оллар: Все тревоги пусть временно, но отступили. Катарина давно не чувствовала себя такой защищенной. От прикосновений рук Алвы к ней и его поцелуев в шею она чуть вздрагивала, но эта дрожь была приятной. Во время очередного такого поцелуя королева протянула ладонь, погладила Ворона по щеке, потом прикоснулась к его волосам, вплела в них пальцы, нежно поглаживая. Затем она чуть отстранилась, но только для того, чтобы улыбнуться, глядя в его лицо, а потом прикоснуться к его губам своими.

Рокэ Алва: Катарина играла с его волосами, по старой привычке пропуская темные пряди сквозь пальцы, а Рокэ улыбался. Пусть ей станет чуточку легче, право, не велика и просьба. В будуаре тихо и спокойно, слышно только их общее на двоих дыхание. Странное дело, дышать с Ее Величеством в унисон оказывается очень просто, будто бы они действительно единое целое. Нежные губы легко касаются его губ и Рокэ уже по своей воле углубляет поцелуй, крепче прижимая к себе Катарину и целуя ее так, как привык целовать всегда. - Все будет хорошо.

Катарина Оллар: Катарина прикрыла глаза, отдаваясь поцелую с Вороном. Ее рука оставила его волосы и замерла на его плече. Рокэ умело ласкал ее губы, углубляя поцелуй, и как уже бывало раньше много раз, она почувствовала, будто сливается с любовником воедино. Руки Алвы сильно, но бережно сжали ее в объятиях, сердце Катарины билось учащенно, чуть кружилась голова, и это было бесконечно приятно. Завершив поцелуй он проговорил: "Все будет хорошо", и Катарина поверила ему. Она прижалась к его груди, восстанавливая дыхание, непроизвольно облизала губы, еще хранившие вкус поцелуя, и посмотрела на Рокэ. - Я вам верю, мой герцог, - сказала она, - Знаю, что так и будет, благодаря вам. И для этого вам нужно идти и заниматься дальше всеми этими неприятными делами, а мне возвращаться к Фердинанду... Но мне так не хочется вас отпускать, Рокэ, - улыбнулась королева, снова прильнув к плечу маршала, - Так не хочется.

Рокэ Алва: - Увы, моя королева, вы абсолютно правы. - Рокэ улыбнулся сидящей на его коленях женщине. - Мне необходимо идти, чтобы все действительно стало хорошо, а у вас свои дела. - Он еще раз поцеловал прильнувшую к его плечу королеву, коснувшись губами виска, где под светлой кожей быстро-быстро билась жилка. - Мне тоже не хотелось бы вас покидать, но, как нас учит Книга Ожидания, смиряя желания можно добиться многого. К тому же, расстаться с вами, моя королева, надолго я не в силах.

Катарина Оллар: Королева еще немного понежилась в объятиях своего маршала, прикрыла глаза под очередным прикосновением его губ, а потом решительно соскользнула с его колен. - Герцог Алва учит меня смирению и цитирует Книгу Ожидания. Я внемлю, - тихо улыбнулась она, убирая руки с плеч Ворона, - Ведь награда за смирение после обязательно последует. Нам пора. Не смотря на словно бы ощутимо сгущающиеся во дворце "тучи" мрачного ожидания тяжелых и неприятных событий, королева вышла из будуара вскоре после покинувшего его Рокэ в очень приподнятом настроении, впрочем, храня его глубоко в себе и не собираясь показывать никому, кроме его "виновника". Эпизод завершен



полная версия страницы