Форум » Оллария, королевский дворец » "Конная прогулка", 15 Осенних Молний, 398 к.С. » Ответить

"Конная прогулка", 15 Осенних Молний, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Рокэ Алва, Катарина Оллар

Ответов - 23

Катарина Оллар: Сборы Катарины заняли не так много времени - уж очень ей желалось поскорее покинуть стены дворца в обществе Рокэ, раз он предложил ей такую прогулку. Мало того, она очень давно не выезжала верхом. Так что, довольно скоро королева и маршал вышли наружу, во двор, где их ждали грумы с оседланными лошадьми. Один из них поспешил передать поводья обладающего крутым нравом черного мориска его хозяину, а Катарине помогли сесть в дамское седло спокойной хорошо объезженной лошадки пепельно-серой масти. Королева сжала поводья рукой в перчатке и постучала по ее боку пяткой, обутой в сапожок, чтобы направить Стеллу - так звали ее лошадь, к резным воротам, которые слуги поспешно открывали перед ней и маршалом.

Рокэ Алва: Рокэ молчал, пока они с королевой шли по коридорам дворца. Пока Ее Величество усаживали в седло, герцог успел погладить Моро по шее, успокаивая излишне выказывающего резвость жеребца. Впрочем, мориска можно было понять, линарская кобылка королевы была чудо как хороша, и притом спокойна. Моро замер, на секунду, красуясь перед слугами и понес своего всадника по дороге, неторопливо и степенно вышагивая рядом с кобылой королевы. Они миновали ворота и остались наедине. - Ваше Величество, - Алва улыбнулся королеве, не планируя ничего более серьезного, чем светская беседа, - надеюсь, вам понравится эта прогулка. Парк сегодня необычайно красив.

Катарина Оллар: Катарина неспеша выехала за ворота вслед за Алвой. Да, конечно, сегодня парк никак не может ей не понравиться, не смотря на наступивший холодный конец осени. В эти дни ей может добавить счастья лишь внимание маршала и возможность оказаться вне стен дворца, какой бы дождь и ветер при этом не бушевал там. Впрочем, осенний парк наверняка очень красив. Катарине казалось, что она не была там уже целую вечность, словно бы она сидит изо дня в день над постелью умирающего супруга не около недели, а целый год или век. Они въехали за ажурные ворота, гвардейцы-охранники у которых отдали честь королеве и маршалу, и поехали по главной алее вперед. Стелла шла ровно с Моро, шаг которого Рокэ намеренно сдерживал. Катарина придерживала повод и вдыхала свежесть серого осеннего неба и опавшей листвы. - Вы правы, герцог, здесь очень красиво, - сказала Катарина, прислушиваясь к пофыркиванию лошадей и стуку их копыт по аллее, приглушенному, поскольку земля была прикрыта слоем опавших листьев, - Я так давно не ездила верхом.

Рокэ Алва: Листья сыпались с деревьев, устилая недавно выметенные дорожки, приглушая звук копыт, замыкая Первого маршала и королеву в круг тишины. Алва взглянул на королеву и улыбнулся. Это действительно было красиво: бледная почти до неестественной прозрачности хрупкая женщина, чью голову венчала сложная, тяжелая прическа, темный плащ с меховой опушкой, резко контрастирующий с мастью лошади, синее небо и яркий рыжий лист, каким-то чудом зацепившийся за ткань плаща. - Вам стоит позировать для портрета в осеннем парке. Ваше Величество. Обязательно верхом.

Катарина Оллар: - Благодарю вас, герцог, - Катарина улыбнулась, наверное впервые за эту мучительную неделю. Рядом с Рокэ становилось легко, будто сам прохладный воздух и витающий в нем ветерок поднимал и поддерживал ее. Ей захотелось более быстрой скачки, ведь в ней можно получить ощущения, близкие к ощущению полета, а полет - это почти свобода, хотя бы краткосрочная, но все-таки. То, что Стэлла слишком понесет, не пугало Катарину, она была уверена, что в случае чего Алва справится с лошадью. - Давайте ускорим шаг? - предложила она, смело взглянув на маршала.

Рокэ Алва: Королева наконец-то начала улыбаться и это было куда как лучше того замученного выражения лица, которое Ворон наблюдал у нее нынешним утром. Да и предложение ускорить шаг было весьма кстати. Разумеется, Рокэ не собирался пускать Моро с места в карьер, но отчего бы не проехаться быстрей. - Давайте. Ворон чуть кольнул Моро шпорами, посылая мориска вперед, но куда как больше, чем дорога впереди, его интересовала кобыла королевы. Если лошадь вдруг испугается чего-нибудь, а это довольно частое явление среди линарских кобыл, то действовать придется быстро.

Катарина Оллар: Катарина подогнала Стэллу пяткой и немного ослабила поводья, давая линарке больше свободы. Та, казалось, обрадовалась этой возможности и тут же побежала быстрее. Королева подставила лицо тут же охватившему его ветерку и даже чуть прикрыла глаза от удовольствия, не забывая, впрочем, придерживать поводья. Но Стэлла вела себя вполне разумно, вот только главная аллея вскоре перешла в более узкую, и Катарина открыла глаза. Впереди было очень красиво - деревья образовывали нечто вроде сплетенного "шатра" из своих ветвей с не до конца облетевшими листьями. Королева натянула повод, принуждая Стэллу снова замедлить шаг и в восхищении огляделась. В этой части парка ей еще не доводилось бывать. Впереди виднелся недействующий мраморный фонтан с трещинами, судя по всему, его не чинили и летом, но все равно под этим "шатром" было как-то особенно... уютно. Катарина обернулась к Рокэ, мориск которого конечно же, не отставал от Стэллы. - Как здесь чудесно, - сказала она, - Надо же, Стэлла привела нас сюда сама. Мне хотелось бы немного побыть тут. Вы поможете мне сойти на землю?

Рокэ Алва: Ветер в лицо, дробный перестук копыт и почти ощутимая радость всадницы, летящей рядом... короткая скачка, финалом которой стал старый пересохший мраморный фонтан, взбодрила Алву и привела его в отличное расположение духа. Действительно, место, куда они заехали было весьма романтично и, наверное, нравилось многим фрейлинам и оруженосцам. - Как пожелаете, Ваше Величество. - Рокэ спешился и встал перед королевой, придерживая ее за талию, чтобы та спустилась без каких-либо неприятностей.

Катарина Оллар: Рокэ выглядел довольным и Катарина улыбнулась ему снова. Когда его руки взялись за ее талию, она отпустила поводья и положила свои ладони ему на плечи, а оказавшись на земле зацепила поводья Стэллы за седло и ласково похлопала по ее шее. Лошадка довольно фыркнула и вышла из "шатра". Моро стоял, раздувая ноздри, затем скосил глаз на хозяина и отправился за линаркой. Катарина так и не убрала руку с плеча Ворона, будто замерев рядом с ним. Она запрокинула голову вверх, чтобы всмотреться в его лицо так, словно не видела очень давно, как-будто во дворце на ее глазах все время лежала пелена, мешавшая смотреть на него так, как сейчас, когда они вдруг оказались вдвоем в глубине этого парка.

Рокэ Алва: Катарина замерла рядом с ним, разглядывая его лицо так, будто бы это их первая встреча, а сам Ворон так и не убрал рук с ее талии, обнимая королеву и глядя на нее сверху вниз. Катарина была прекрасна, даже несмотря на бледность и темную одежду. Эту женщину не могло испортить ничто. Лошади, почуяв свободу, покинули своих всадников, оставив герцога и королеву наедине. Алва взял руку королевы в свою ладонь и поднес к губам, целуя нежную кожу над перчаткой.

Катарина Оллар: Катарина чуть дрогнула от ощущения губ Ворона на своей руке. Не смотря на порыв холодного ветра, взметнувшего листья в парке, она чувствовала тепло и защищенность рядом с обнимающим ее маршалом. Внезапно захотелось ни о чем не думать, отпустить все тревожащие ее мысли, забыть о нехороших событиях во дворце хотя бы ненадолго... Сейчас это сделать было так просто. Она протянула другую руку, чтобы погладить склонившегося к ее руке герцога по щеке, осторожно тронуть прикрытую волосами ссадину, а когда он поднял голову, прильнула к нему сильнее, снова потянулась вверх... Потом тихонько сдвинула край воротника Рокэ в сторону, поцеловала в шею.

Рокэ Алва: Катарина протянула руку, осторожно коснулась ссадины на его виске, а потом и вовсе отогнула край воротника и первая поцеловала. Не то, чтобы это был урон чести, но Ворон предпочитал нападать, а не обороняться, разумеется, если подобные термины позволительно упротреблять в этой ситуации. Так что Рокэ, так и не перестав обнимать Катарину, коснулся поцелуем сперва нежной щеки, и уже потом стал целовать свою королеву в губы. Ветер шелестел опавшими листьями, лошади перефыркивались вдали, а Рокэ не прекращал поцелуя. Здесь, в одиночестве, они могли позволить себе немного больше, чем обычно во дворце.

Катарина Оллар: Поддержка от Ворона сейчас была очень важна для Катарины, в эти дни, когда умирал ее супруг, а дальше следовала какая-то пусть временная, но непоределенность. Сейчас ей как никогда необходимо было чувствовать себя желанной в руках Алвы, потому она полностью отдалась поцелую, сперва ощутив нежное прикосновение к своей щеке, а потом отвечая на поцелуй в губы, сначала робко, потом все с большей готовностью. Она неглядя стянула перчатки со своих рук, чтобы обнять Рокэ за шею и вплести пальцы в его волосы, ласкать и гладить его. Здесь можно было не думать, что за ними кто-то подсматривает. Здесь можно было чувствовать себя живой и настоящей, и получая от герцога ласки, искренне отвечать на них. Поцелуи длились долго и были головокружительны. Новый сильный порыв ветра взметнул полы плащей Рокэ и Катарины, и королева сильнее прижалась к его груди, прикрыла блестевшие глаза и нежно улыбнулась. - Мне так хорошо с вами, Рокэ, - произнесла она.

Рокэ Алва: Налетевший порыв ветра дернул Ворона за полу плаща и сбил на землю шляпу, так что поцелуй пришлось прекратить. Ворон поднял шляпу, пристроил ее на бортик фонтана и улыбнулся Катарине. Он снял свои перчатки и теперь держал ладони королевы в своих, согревая. Все же, он не хотел чтобы королева замерзла или, хуже того, заболела. - Ваше Величество, я рад. Давайте все же пройдемся, Я не был в этой части парка довольно давно, и было бы любопытно узнать многое ли изменилось. - Алва предложил королеве руку и повел ее по аллее.

Катарина Оллар: - Хорошо, давайте, - Катарина зябко поежилась, не смотря на то, что рядом с Рокэ она ощущала особое душевное тепло, погода и правда напоминала о том, что стоял конец осени. Королева улыбнулась тому, как герцог заботливо согревал ее руки в своих ладонях. Это было так приятно. Потом она взялась за его предложенный локоть и пошла вместе с ним по аллее.

Рокэ Алва: Парк не особенно изменился с тех пор, как Ворон последний раз в нем гулял. Помнится, в тот день он затеял дуэль перед отъездом в Торку. А дуэль была из-за одной хорошенькой мещанки. Ах, молодость, молодость... как любил говрить небезызвестный непарный Катершванц. Но оставим сожаления барону. Рокэ вел катарину по засыпанной листьями аллее, поддерживал под руку, и молчал. Да, это было не очень прилично, но нарушать хрупкую красоту момента не хотелось. Так. в молчании, прошло несколько минут. - Не так сильно и изменился парк с тех пор... Но весной он мне нравится больше.

Катарина Оллар: Катарине было хорошо даже просто молчать рядом с герцогом, ступая по усеянной листьями аллее и чуть задевая их носками туфель. Небо постепенно начинало темнеть, но у них были лошади, чтобы в случае дождя можно было поскорее вернуться во дворец, а пока королева наслаждалась прогулкой. - Я тоже люблю весну, - ответила она Ворону, - Когда тепло и светит солнце, в воздухе витает аромат цветущих растений. Но мне нравится здесь и теперь... Она нежнее прильнула к локтю Рокэ: - Быть вместе с вами.

Рокэ Алва: Рокэ вел королеву по аллее, пока та не привела их к ажурной беседке, заросшей диким виноградом. Больше идти было некуда, тупик. Впрочем,, надо признать, тупик очаровательный, и даже романтичный. И в ответ на слова Катарины Рокэ склонился и снова поцеловал женщину. Поцеловал, удерживая ее лицо в ладонях, касаясь нежной кожи и не давая отстраниться. - Темнеет, Ваше Величество. Во дворце вас могут хватиться и выслать отряд на поиски.

Катарина Оллар: Беседка была очень красивой, но Катарина едва рассмотрела ее, Рокэ снова склонился к ней и приник к губам. Королева успела лишь тихо вздохнуть от удовольствия, и стала отвечать на глубокий нежный поцелуй, который тоже продлился долго. Когда она, совершенно "опьяневшая" снова посмотрела в глаза маршала затуманеными собственными, восстанавливая дыхание после долгого поцелуя, вокруг стало уже почти совсем темно. - Спасибо за эту прогулку, Рокэ, - проговорила она, - Но вы правы, уже темнеет, пора возвращаться.

Рокэ Алва: - Не стоит благодарности, Ваше Величество. Она была вам необходима. - Рокэ улыбнулся, поправил легкую пепельную прядку, выбившуюся из прически Катарины и повел ее обратно. Нужно было забрать оставленную у фонтана шляпу, найти лошадей и действительно отвезти Катарину во дворец, пока ее там не хватились.

Катарина Оллар: Рокэ был прав, нужно было возвращаться, кроме того, Катарина действительно почувствовала, что уже озябла. Они пришли обратно к фонтану, где-то тут были и лошади... Она кликнула Стэллу, понимая, что управлять поводьями сейчас придется с помощью совершенно замерзших, даже сквозь ткань перчаток, рук.

Рокэ Алва: Рокэ довел Катарину до фонтана и свистнул, подзывая Моро. Мориск явился на зов хозяина и загарцевал вокруг, пока тот поправлял плюмаж на шляпе. Ворон посмотрел на королеву и задумался. Вряд ли она сможет править линаркой, слишком зябко куталась Катарина в плащ. Что же, выход один. - Ваше Величество, Моро вполне способен нести двоих. Вы не будете возражать? - Рокэ погладил коня по морде, проверил подпругу и, не найдя изъяна, устроился в седле, протянув королеве руку.

Катарина Оллар: Катарина с благодарностью подала Рокэ руку, чтобы он помог ей подняться, а другой уцепилась за луку седла. Моро, конечно, отличался крутым нравом, но не тогда, когда им правил хозяин. Рокэ конь подчинялся безоговорочно. Стэллу же можно взять в повод... Королева уютно устроилась впереди, в объятиях Рокэ, прислонившись к плечу маршала. Так можно доехать до самых ворот. Сразу стало тепло... и очень легко на душе. Эпизод завершен



полная версия страницы