Форум » Оллария, королевский дворец » "Цветок гиацинта", 15 Осенних Молний, 398 к.С. » Ответить

"Цветок гиацинта", 15 Осенних Молний, 398 к.С.

Лионель Савиньяк: Действующие лица: Катарина Оллар Рокэ Алва Лионель Савиньяк

Ответов - 39, стр: 1 2 All

Лионель Савиньяк: Произведенный накануне обыск в доме тессория принес некие плоды. Скудные и сомнительные, но и в них следовало разобраться. Разбирательство предполагало быть деликатным, и без помощи Алвы тут было не обойтись. Прежде всего Лионель собирался поставить в известность его, и потому ждал его с самого утра, а бумаги ждали в столе.

Рокэ Алва: Рокэ стремительно вошел в кабинет капитана королевской охраны, прошел к окну, где непринужденно присел на подоконник и подождал, пока дежурный гвардеец закроет дверь. – Какое утро! Я сегодня полон невероятных и самых дурацких новостей, но предпочел бы сначала услышать твои.

Лионель Савиньяк: - Приветствую, Росио. Лионель проследил взглядом за прошедшим к подоконнику Алвой. Вид у него был не очень. - Такое впечатление, что твои новости отчасти прописаны у тебя на лице. Совсем не спал сегодня? Я прикажу принести шадди, - сказал он, а затем достал из стола бумаги и подошел к другу. - Вот, взгляни, - Ли протянул документы Рокэ и присел на край подоконника рядом, - Они были изъяты вчера при обыске из дома тессория. Вроде ничего особенного, обычные торговые сделки, но подпись... На листах с цифрами внизу с одной стороны стояла подпись Манрика-старшего, а с другой вместо какой-либо подписи второй стороны, красовался цветок гиацинта, нарисованный несколькими аккуратными росчерками. Таким образом, гиацинт был нарисован на всех документах, которые Лионель показал Рокэ.

Рокэ Алва: – От шадди и вправду не откажусь. Алва повертел в руках один из листков, приглядываясь к рисунку цветка. – Занятная подпись. Такое впечатление, что кто-то хотел бросить тень на Ее Величество.

Лионель Савиньяк: - Тессорий тайну этой подписи нам раскроет вряд ли, - сказал Лионель, - Его состояние после сердечного удара почти безнадежно. Накануне обыска я был у него с врачом, который лечит Его Величество, - напомнил Савиньяк, - Впрочем, есть еще Манрик младший. А что касается Ее Величества... Возможно стоит спросить у них, как они могут объяснить эту подпись? Принесли и подали шадди, и Ли пересел со своей чашкой в кресло.

Рокэ Алва: Придерживая за изогнутую ручку мгновенно ставшую горячей чашку с шадди, Рокэ вдохнул аромат напитка, и задумался. Усталость отдавалась тупой болью в висках. Он устал не только и не столько от бессонной ночи, сколько от бесконечных хитросплетений заговоров и тайн, которые на поверку как правило не стоили выеденного яйца, но из-за которых королевский двор мотало из стороны в сторону как корабль без руля и парусов. – Я бы на твоем месте допросил младшего Манрика о тороговых делах его отца, – произнес он, пожав плечами. – А с королевой я поговорю сам. Буду впрочем признателен, если одолжишь мне один из этих листков. Только пусть сперва снимут копию.

Лионель Савиньяк: - Так и сделаю, - Лионель кивнул и кликнул дежурного, чтобы передать документ переписчику, - Расскажешь о своих новостях, пока будут делать копию? - спросил он Рокэ.

Рокэ Алва: Алва кивнул, ставя на подконник уже пустую чашку от шадди. – Не поверишь, но по дороге в Олларию на Вальдеса напала крайне странная компания, напоминавшая скорее выходцев, чем помешанных. Я подобрал его раненного на подъездах к городу – не спрашивай, что меня побудило туда отправиться. Сейчас он лежит у меня дома, он вне опасности, но в себя пока не пришел. И если бы это на этом закончилось, так нет же... вчера вечером у меня в особняке объявилась дама, за которой теперь необходимо присматривать. Пожалуй, это все, что я могу тебе сейчас сказать.

Лионель Савиньяк: - Странная история, - согласился Лионель, - А для чего Ротгер приехал сюда из Хексберг? Я имею ввиду, он возможно, вез какие-то известия? Письма или другие бумаги при нем были? А насчет дамы в твоем особняке, за которой необходимо присматривать ТЕБЕ, вот тут, признаться, Росио, я совсем удивлен. Впрочем, такого я не ожидал не только от тебя, но и от себя самого, - добавил Ли, - Есть еще кое-какие новости. Вчера я был у Капуль-Гизайлей с ювелиром-оценщиком, он стал смотреть книгу, и прямо в этот момент на дом напали - влезли в окно. Эта книга словно бы магнитом притягивает к себе негодяев всех калибров. Правда, они не предполагали при этом нарваться на мой. Я ранил одного, другого убил, если кто и был еще - сбежали. И все это на глазах у Марианны... Раненого я едва успел допросить прежде, чем он отбросил копыта. Я требовал имя заказчика, и он назвал прежде, чем сдохнуть. Генерал Рокслей. Вот такие дела.

Рокэ Алва: – Однако! Алва едва не присвистнул. А ведь королева упоминала какие-то странности с Дженнифер. Что же, пора заняться вопросами, проливающими свет на действия четы Рокслеев. – Похоже, нам придется побеседовать с Рокслеями, – произнес он, кинув быстрый взгляд на Лионеля. – Что до Ротгера, он и вправду вез кое-что... крайне странное. Но не думаю, что он отправился в путь ради этого послания, скорее, его подкинули по дороге. Впрочем, узнаем, когда он придет в себя. Я, пожалуй, навещу сейчас же Ее Величество. А после немедленно переговорю с Дженнифер Рокслей.

Лионель Савиньяк: - Это еще не все, - сказал Лионель, - Росио, я вынужден просить тебя повременить с графиней. Не трогай ее сейчас, чтобы не вспугнуть. Накануне я разговаривал с Эмилем, и мы кое-что придумали... Ли пересказал Рокэ подробности идеи "ловли на живца", которые примерно в это же время в Нохе освещал виконту Валме и молодому Придду его брат. - Вот так, - закончил он рассказ, - Может быть, сработает. Дай мне пару дней. Открылась дверь - дежурный гвардеец принес готовую копию документа от переписчика.

Рокэ Алва: – Что же, пожалуй, в твоей идее что-то есть, – невольно улыбнулся Алва. Было приятно, что в этом хаосе хоть у Лионеля не иссякла способность думать... и придумывать решения. – Вижу, все готово для моей беседы с Ее Величеством, – произнес он, кинув быстрый взгляд на копию документа, изъятого у Манрика. – Пожалуй, мне пора откланяться.

Лионель Савиньяк: - Это Миль придумал, - ответил Савиньяк, - Возможно, таким способом получится понять, с кем мы все-таки имеем дело. Когда Рокэ встал, чтобы уйти, он кивнул. - Я буду держать тебя в курсе.

Рокэ Алва: Алва явился к Ее Величеству сразу же после беседы с Лионелем. Некоторые вещи следовало делать незамедлительно, кроме того, он и так собирался навестить Катарину. Поводом был поиск дуэньи для Айрис, хотя впрочем... когда он в последний раз нуждался в поводе, чтобы навестить королеву? Появившись в приемной Катарины, он велел доложить о себе немедленно и принялся разглядывать в окно утренний парк.

Катарина Оллар: Довольно скоро придворная дама пригласила Алву войти. Когда он вошел в двери, Катарина взглянула на него, и внезапно побледнела сильнее обычного, а вместо приветствия проговорила испуганно: - Герцог, что с вами случилось? Это произошло вчера? Вы с кем-то дрались? Она подошла поближе, всматриваясь в его лицо, но не обращая внимания на выражение глаз, внимание Катарины было поглощено ссадиной чуть выше левого виска Рокэ, не такой уж заметной, отчасти закрытой волосами, но королева как-будто знала о ней. - Вы вчера утром просили меня сообщать вам обо всем необычном. Леони Дорак и я видели кое-что странное. Я расскажу, только, скажите, откуда это у вас, - сказала она, осторожно прикасаясь к ссадине кончиками пальцев.

Рокэ Алва: Он едва успел поклониться королеве, а она уже со странно прицельным интересом изучала его лицо. Рокэ мысленно помянул Леворукого – опять какие-то странности. – Право же, не помню, – произнес он небрежно. – Кажется, получил эту царапину вчера, когда встречал одного друга в окресностях Олларии. На него напала какая-то шваль.

Катарина Оллар: - И что же с вашим другом, он жив? - тихо спросила Катарина, убирая руку от виска Рокэ. Она присела на диван и принялась теребить кончиками пальцев край темной, с серебром, шали. - Вчера графиня Дорак позабыла в одной из комнат будуара книгу... Она называлась "Баллада о рыцаре Горфилде". Я попросила ее почитать, желая отвлечься. Повествование увлекло меня. А то, что произошло дальше... Если бы это видела только я, то не стала бы рассказывать ни вам, ни кому-либо еще, просто списала бы на нервы... Но видение на оконном стекле явилось и графине. Так что она, испугавшись, швырнула в окно графином, разбив его, - Катарина перевела дух, - Видели мы с ней одно и то же - там были вы с залитым кровью лицом, или кто-то, похожий на вас.

Рокэ Алва: Рокэ нахмурился, припоминая вчерашнюю странную борьбу на дороге. – Да, в определенный момент мое лицо было залито кровью, – произнес он просто, чтобы поскорее закрыть тему. – Но мой друг жив, хотя и ранен, а со мной самим, как видите, ничего не сталось. Признаться, меня привела к вам необходимость в вашей помощи, сразу по двум вопросам – надеюсь, вы простите, если я без обиняков перейду к делу.

Катарина Оллар: Катарина кивнула, предложила герцогу сесть и приготовилась слушать.

Рокэ Алва: – Я просил бы вас не разглашать услышанное, не согласовав со мой, – начал Рокэ, и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Дело в том, что мой оруженосец исчез при весьма странных обстоятельствах, связанных, боюсь, с чем-то вроде магии. Мои люди, следившие за ним, клянутся, что он растворился в некоем странном проеме, и хотя я никогда не считал своих людей непогрешимыми, мне трудно себе представить, чтобы они пытались меня дурачить. Вчера вечером, не зная о происшедшем, в Олларию явилась его сестра. Я узнал о ее приезде под утро, когда привез в особняк раненного друга. Айрис Окделл теперь в моем доме, и я не вижу другого способа сберечь ее репутацию, кроме как немедленно найти дуэнью. Переехать от меня ей особенно некуда, и кроме того... она выказала желание ухаживать за моим раненным другом, пока он без сознания, и я не стал ей в этом отказывать. Не могли бы вы посоветовать мне, где взять даму, которая согласится за ней присматривать?

Катарина Оллар: - Надо же, Ричард…, - проговорила Катарина, - И это так странно, что вы говорите о магии. Когда-то в юности я верила в магию, но после, изучив книги брата, разуверилась в ней. Впрочем, после нашего вчершанего совместного видения с графиней у меня нет причины ставить под сомнения слова ваших слуг. Остается только надеятся, что Ричард вернется, и что это было не покушение. Она помолчала, потом продолжила. - Я, признаться, удивлена визитом его сестры в ваш дом. Правда, Ричард упоминал как-то, что хотел бы привезти сестер в Олларию, так что, может быть, он вызвал ее письмом, не спросив вас… Но как же она приехала без дуэньи? Это тоже странно. И… разве так необходимо ей теперь оставаться в вашем доме? Я могла бы предложить герцогине патент фрейлины, чтобы она переехала во дворец. Или, чтобы она жила у вас… нужно вам самому? Катарина вопросительно посмотрела на Рокэ, не скрывая волнения во взгляде и голосе.

Рокэ Алва: – Ваше Величество. Алва улыбнулся, сделав шаг в сторону королевы и дерзко положил руку на пальчики, сжимавшие ручку дивана. – Когда я начну для своих утех прибегать к помощи юных девиц, оказавшихся у меня на попечении, это будет означать, что я впал в старческий маразм, и вы смело можете просить кого-нибудь меня пристрелить. А пока я всего лишь не хотел бы сразу кидать только что прибывшую из провинции, и так перепуганную девушку в гущу событий, что творятся ныне при дворе. Вы и сами, думаю, согласитесь – здесь сейчас неспокойно. Дежуря у постели больного, девица вряд ли испортит себе репутацию, особенно, если рядом с ней будет дуэнья.

Катарина Оллар: Бледные пальцы королевы, сжатые на подлокотнике, тут же расслабились, когда герцог утешающим жестом накрыл их своей ладонью. - Наверное, вы правы, - сказала она, - Тем более, девушка наверняка очень встревожена исчезновением брата. Пусть остается у вас… Подходящей даме я отпишу. Баронесса Литтке когда-то была представлена мне во дворце, своих детей она не имеет, но я думаю, ей понравится покровительствовать Айрис Окделл, и она окажет нам эту услугу. Сегодня же мое письмо будет у нее. А кто же ваш раненый друг, если это не тайна? – спросила Катарина.

Рокэ Алва: Говорить о Ротгере сейчас не хотелось, но не было и прямого повода умолчать. – Ротгер Вальдес, – спокойно произнес Рокэ. – Он весьма неожиданно прибыл из Хексберга... Руку с пальцев Катарины он не убрал – напротив, чуть сжал хрупкие пальцы. – Я благдарен вам за помощь с дуэньей, – продолжил он после очень краткой паузы, – но боюсь, есть еще один вопрос, с которым я хотел бы попытаться разобраться незамедлительно.

Катарина Оллар: - Вице-адмирал Талига, - прошептала Катарина, словно самой себе, - Что же это происходит? Затем, она снова подняла глаза на Рокэ, стоящего рядом. От его руки ее пальцы потеплели. - Говорите, - сказала королева, - Что за вопрос?

Рокэ Алва: – В доме Манрика нашли бумаги с весьма необычной монограммой. Вот такой, – Рокэ протянул Катарине позаимствованный у Cавиньяка лист с рисунком гиацинта.

Катарина Оллар: Катарина взяла лист и сосредоточенно прочла его, затем рассмотрела рисунок внизу. - Мне ничего неизвестно об этой торговой сделке, - сказала она, - Этот документ я вижу впервые. И у меня нет привычки рисовать цветок вместо подписи. Но тот, кто это сделал, очевидно, хотел указать на меня, - тихо добавила она.

Рокэ Алва: – Да, – спокойно подтвердил Алва. – В этом я не сомневался, вопрос в другом – кто, на ваш взгляд, мог пожелать подобным образом вовлечь вас в скандал?

Катарина Оллар: - Вы сказали, что этот документ и другие с тем же рисунком были найдены в доме тессория при обыске, - повторила Катарина, - Так что это мог быть сам тессорий. Конечно, доказательств у меня нет, но Манрики могли желать мне такого.

Рокэ Алва: – И каковы же, на вас взгляд, могли быть их причины? – невинно поинтересовался Рокэ.

Катарина Оллар: - Как я уже сказала, доказательств у меня нет, - снова подчеркнула Катарина, - Разве что отдаленные слухи недовольста Манриков тем, что я занимаю трон. Сейчас же было бы выгодно сыграть на недуге Его Величества, может быть, эти бумаги хранились в доме тессория как раз для такого случая.

Рокэ Алва: – Возможно... – Рокэ задумчиво поправил манжет, затем перевел взгляд на лицо королевы. – Скажите, Ваше Величество, вы доверяете Рокслеям?

Катарина Оллар: - Не доверять графине Рокслей у меня пока не было причин, - сказала Катарина, - Разве что я говорила вам вчера о ее неясных затяжных отсутствиях - раньше такого не было. О ее супруге, генерале Рокслее, я не могу сказать ничего. На празднике он был, но... я за ним не наблюдала. А вы полагаете, что они могут иметь отношение к этим документам? - спросила она.

Рокэ Алва: Алва покачал головой. – К этим бумагам – не знаю, а ко всему происходящему... Скажем так, я просил бы вас быть осторожной в обществе представителей этой семьи. „Долгие отсутствия“ графини, некий генерал, которого упомянали в трактире „Дно“, а главное, внутренний голос, говорили, что Ркслеи как-то замешаны в происходивших в Олларии странностях. Оставалось выяснить, как.

Катарина Оллар: - Хорошо, я постараюсь, - пообещала Катарина и спросила, - А вам известно что-либо о моей бывшей фрейлине, племяннице генерала Рокслея? Я знаю, что два дня назад она была помещена в Багерлее. Она в чем-нибудь призналась?

Рокэ Алва: – Она не призналась ни в чем, кроме любви к погибшему гвардейцу, который стоял на часах, когда произошло несчастье с Его Величеством, – произнес герцог, слегка нахмурившись. – Знаете что, Ваше Величество, я подумал, что вам может быть вредно неотлучно оставаться во дворце, когда здесь не исчезает ощущение опасности и тень недавнего преступления. Как вы относитесь к мысли прогуляться верхом?

Катарина Оллар: - Главный лейб-медик советует мне выходить, - ответила Катарина, чуть помедлив, - Он не позволяет находиться у постели Его Величества непрерывно. Так же, я не думаю, что Его Высокопреосвященство должен не одобрить такой мой выезд, если он будет происходить в надлежащем сопровождении. Королева вновь подняла глаза на Ворона, не скрывая отразившийся в них блеск.

Рокэ Алва: – Ну вот и прекрасно. – Алва выглядел довольным. – Тогда с вашего позволения я подожду здесь, и буду к вашим услугам, как только будете готовы.

Катарина Оллар: Катарина вновь кивнула и встала с дивана, а затем, приблизившись к Рокэ шепнула ему: - Благодарю вас. После этого она вышла в другие комнаты, чтобы переодеться, а к герцогу был прислан слуга с вином и легкими закусками на подносе, чтобы скрасить его ожидание. Эпизод завершен



полная версия страницы