Форум » Оллария, королевский дворец » "По следам "Дна", 14 Осенних Молний, 398 к.С. » Ответить

"По следам "Дна", 14 Осенних Молний, 398 к.С.

Бледный Гиацинт: Действующие лица: Марсель Валме Лионель Савиньяк Рокэ Алва

Ответов - 27

Марсель: Перед выездом из дому виконт Валме уделил своему внешнему виду намного больше внимания, чем обычно. За последнее время, наведываясь в разные подозрительные места, общаясь со странными личностями, он рисковал утратить привычный для окружающих внешний облик, а этого допустить было нельзя. С другой стороны, он намеревался встретиться с Савиньяком, и не хотелось предстать перед ним в слишком легкомысленном виде. Решая эту сложную задачу, Марсель выбрал темно-зеленый костюм, отделанный золотым шитьем по всем швам, а к нему - не слишком широкий воротник из кружев, которые стоили дороже, чем весь остальной наряд, включая и сапоги из тонкой кожи, с золотыми пряжками. Теперь, чувствуя себя неотразимым и неуязвимым, он поднимался по широкой лестнице дворца, раскланивался со всеми знакомыми, но ни с кем не останавливался поболтать, создавая впечатление, что он идет по важному делу, - да, по сути, это так и было. Дежурные гвардейцы объяснили ему, где можно найти их начальника, и вскоре виконт оказался в комнате, где то тех пор ни разу не был.

Лионель Савиньяк: Скрипнула, открываясь, дверь, и Ли поспешно заложил то, что держал в руках, между страницами книги, из которой извлек свое "сокровище" пару минут назад. Нежный бутон чайной розы с уже слега подвявшими лепестками - вчерашний подарок Марианны. Мысли о прекрасной женщине не отвлекали - они шли параллельно, Савиньяк привык любить именно так. Дела ставились не выше, но они шли бок о бок с любовью, если та возникала, а вчера, когда он по распоряжению Алвы отправился осмотреть дубликат "Истории военных побед Талига", теперь хранящийся у баронессы, чувства накатили и не отпускали больше. Лионель их принял, но определил им место, в своей голове, душе, или в сердце, также, как определил место между страницами для этой чайной розы. - Приветствую, виконт, - сказал Савиньяк, подняв глаза на вошедшего и откладывая закрытую книгу на край стола.

Марсель: - Я не помешал? - спросил Валме, заметив странный, отсутствующий взгляд Савиньяка. - Сударь, если у вас сейчас нет неотложных дел, я бы просил вас уделить мне некоторое время. У меня есть странные вопросы, которыми я хотел бы с вами поделиться. Сказав эти необходимые слова, Марсель внимательно осмотрелся, обнаружил простое, но удобное кресло у окна, подошел к нему и сел. - Очень запутанная история, - начал он, - с этой диковинной книгой, убийством и прочим. Вы, насколько я понимаю, вполне в курсе дела?

Лионель Савиньяк: - Нет, не помешали, - ответил Лионель, когда Валме вошел и сел в кресло, - Мне известно о том, что произошло накануне, а именно, о нападении на ювелира и о копии "Истории военных побед Талига". Книгу я осматривал вчера. Вам удалось выяснить что-то еще? - спросил Савиньяк, - Я вас внимательно слушаю.

Марсель: - Я понимаю, что вам следовало бы услышать точный и короткий отчет, но ситуация настолько смутная и запутанная, что это просто невозможно, уж не сердитесь, - предупредил Марсель. - Итак, сперва я побеседовал по душам с тем мерзавцем, который не сразу умер, и узнал от него, что их главарь получил заказ на изъятие книги от некоего господина, про которого он только и мог сказать, что лица не видел, имени не знает, а вот голос запомнил - судя по описанию, этот господин по голосу напоминает выходца. Я подумал, что человек этот должен быть достаточно знатным и состоятельным, если уж мог заказать такое убийство. И сделал вывод, что этот тип может появиться в гостиной у госпожи баронессы... Что получилось дальше с книгой, вы знаете. Это была не самая лучшая идея, признаюсь, но после того, что мы с герцогом Алвой застали в доме ювелира... бррр... думать удавалось с большим трудом. Таков был первый этап... - Марсель примолк и похлопал себя пальцем по губам, обдумывая. как покороче изложить все, что случилось в трактире "Дно".

Лионель Савиньяк: - Сейчас крайне ценна любая информация, - сказал Лионель, - Так что, давайте разбираться вместе. Он выслушал Марселя и кивнул. - Голос как у выходца, стало быть, - повторил он, - У вас есть рассказать что-то еще? Не спешите, виконт, соберитесь с мыслями. Лионель кликнул прислугу и потребовал принести вина. Подали "Вдовью слезу", как следует охлажденную, в высоких бокалах. Вино было не настолько крепким, чтобы мутить сознание, но достаточно бодрящим, чтобы помочь привести мысли в порядок.

Марсель: Отпив треть бокала и оценив качество вина, Валме почувствовал, что готов продолжать. - Помимо фокуса с книгой как с приманкой, я решил сходить в тот трактир, который умирающий назвал как обычно место сбора их компании. Он называется "Дно" - очень выразительное название, должен сказать. Вообще-то первоначально думал этим заняться господин Первый маршал, но потом пришлось мне. Я выбрал удобное время и зашел. С превеликим удивлением на фоне весьма разношерстного сброда я обнаружил там графа Васспарда и вашего младшего брата... я имею в виду совсем младшего. Они оказались в этом трактире по случайности, которую мне подробно не объяснили. У них там вышла по какому-то поводу ссора с неким Гаршареном, которая, к счастью, завершилась примирением, и вот тогда-то я услышал крайне странные и подозрительные вещи... Марсель вспомнил, что держит бокал в руке, допил "Слезу" по глоточку и поставил бокал на стол. - Вот что мне удалось запомнить. Жан Гаршарен - наследник мелкого поместья из окрестностей Талига, человек, умеющий владеть шпагой и, по-видимому, охотно ее продающий по сходной цене. Незадолго до того, как я туда прибыл, у него был разговор с неизвестным лицом, которое очень интересовал подробности происшествия в доме ювелира. Собеседник держался в тени, можно было расслышать лишь его голос, причем реплики он подавал скупые и краткие... Марсель умолк, стараясь припомнить все подробности. Их было много, и чтобы выстроить вразумительную последовательность фактов, нужен был, пожалуй еще один бокал "Слезы".

Рокэ Алва: Рокэ Алва появился на пороге комнаты как раз когда виконт озадаченно смотрел на опустевший бокал. – Рукоплещу вашей прыти, Марсель, – произнес он будничным тоном, кивая по очереди обоим собеседникам. – Вместо того, чтобы заплатить какому-нибудь ловкому пройдохе, чтобы навестил пресловутое „Дно“ и поинтресовался тамошними завсегдатаями, самому пуститься во все тяжкие... И все только для того, чтобы услышать об очередном загадочном незнакомце. Алва был несколько раздосaдован тем, как мало они продвинулись в понимании происшедшего, и сегодня его язвительность не знала жалости.

Лионель Савиньяк: - Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам, - решил поддержать Ли Марселя, приветственно кивая Рокэ в ответ, - Полагаю, виконт руководствовался этим принципом, и некие результаты он все-таки принес. Теперь можно отловить и тряхнуть этого Гаршарена, пусть расскажет, кому передавал сведения... Савиньяк сам розлил вино по бокалам из запотевшего графина. - Росио, выпьешь? - предложил он, - Возможно, виконт узнал там что-нибудь еще? - Ли перевел на Валме вопросительный взгляд. Мысли о том, что Арно шляется по притонам типа "Дна" в компании Придда он отложил на потом.

Марсель: Виконт хотел было обидеться на ехидство Рокэ, но передумал: обижаться на Ворона - дело совершенно бесполезное. Савиньяк правильно нашел ответ, и теперь можно было подхватить его реплику и продолжать с достоинством: - Я узнал в этом кошачьем трактире столько всего, что хватило бы на целую библиотеку, - грустно вздохнул Марсель. - И в голове у меня это все основательно перемешалось - никак не могу сообразить, я вытащил одну сильно запутанную нить или несколько разных? Какие-то переодетые девушки, странные исчезновения, ужасные страсти, право! Потому, если получится неясно, вы не на меня сердитесь, а на тех трактирных свидетелей, которые не слишком-то умеют говорить членораздельно. Итак, прежде всего, - Марсель повернулся к Алве, - хотя нам с вами казалось, что в лавке ювелира нас никто не видел, однако это не так. Об этом, судя по пересказам, говорил Гаршарен, ссылаясь на некоего "старикана", которого он характеризовал как "запойного пьяницу". (Обидное мнение о себе как о ничего не стоящем "хлыще" Марсель воспроизводить не стал - хотя уж Алва-то знал, насколько оно не соответствовало истине!) Далее: Гаршарен был весьма недоволен исходом дела и высказался в том роде, что "было бы у парня побольше ума, сообразил бы, чем ему грозит это выгодное предприятие. Знал бы раньше - не вел бы с ним дел вовсе". Из этого я делаю вывод, что сей субъект был в курсе дела, хотя в данном предприятии не участвовал... Это часть первая. Прежде чем расскажу дальше, хотелось бы услышать ваше мнение на этот счет, господа!

Рокэ Алва: – Право же, затрудняюсь судить, основываясь на столь отрывочных рассказах, как много известно этому Гаршарену. Но ему пора рассказать все, что известно, не так ли, Лионель? Алва непринужденно поправил манжеты и взглянул на Савиньяка.

Лионель Савиньяк: Совершенно верно, - кивнул Лионель, - А где именно в окрестностях Олларии находится его поместье, там случаем никто не упомиинал, виконт? - спросил он у Марселя.

Марсель: - Насколько я помню со слов юного Придда... этот эээ... Гаршарен утверждал, что его поместье... ах да, там даже был эпитет - "скромное поместье"... находится где-то на запад от Олларии, - припомнил Марсель, морща лоб. Слова Валентина он на самом деле помнил отлично, потому что попозже, дома, взял карту окрестностей столицы и попытался сообразить, в какой именно местности мог обретаться лихой бретер; но афишировать свою хорошую память виконт не привык, и потому даже в обществе Савиньяка и Алвы изображал неуверенность. - Никаких уточняющих подробностей он не приводил, но сказал, что в столице бывает часто. Отсюда напрашивается вывод, что живет он где-то совсем близко, быть может, даже в пригородах, но где - увы, не знаю

Лионель Савиньяк: Хорошо, что вы это запомнили, - кивнул Лионель, - Хотя начинать трясти следует с "Дна"... Итак, - продолжил он, - Что еще вам довелось узнать в этом примечательном месте?

Марсель: - Мне-то самому увидеть почти ничего не пришлось, за исключением паренька-слуги, который много чего мне порассказывал, - Марсель пожал плечами, - но у него всё было перемешано в одну кучу. Зачем-то я у него приобрел некую старую шляпу, к тому же порванную, которая вроде бы намекает на какое-то убийство, но из этого куска старого фетра, увы, я бессилен хоть что-то выжать... А, вот что еще, пожалуй, можно извлечь из этой кучи... или это мне передали со слов Гаршарена? Простите, источник сейчас точно не укажу, но Гаршарен ухитрился увидеть, как сговаривались Рино - это тот красавец, которого я спеленал и расспросил, помните, господин Первый маршал? - и некий "высокий господин в перчатках". Вот уж примета так примета, верно? К счастью, на господине имелся еще и такой широкий шейный платок, что "лица было толком не разглядеть". Это я дословно запомнил. Дальше - хуже: по мнению свидетеля, даже в таком виде лицо неизвестного наводило на самые жуткие мысли. Парень явно испугался и уверял, что такие лица бывают у покойников. Он применил еще сравнение: "каменное". Да-да, каменное лицо, вот такая формулировка. На мой взгляд, описание неплохо дополняет утверждение Рино о странном, "неживом" голосе заказчика. Похоже, что это одно и то же лицо. И еще более похоже, что тот господин либо был основательно загримирован, либо вовсе носил маску. Как вам это нравится, господа?

Лионель Савиньяк: Похоже, что грим, - сказал Лионель, - Осталась малость - узнать, кто под ним скрывается, - усмехнулся он. - А что за шляпа, и отчего вы решили, что она связана с неким убийством?

Марсель: - Насчет шляпы могу кое-что рассказать, - охотно отозвался Марсель - ему не терпелось выложить все, чтобы наконец разобраться в запутанной истории. - Это мне поведал тот трактирный слуга, которого я расспрашивал сам. Шляпа была надета на голову некоего паренька, который пришел в "Дно" и сидел в шляпе, видимо, стараясь не привлекать к себе внимания, поджидая Гаршарена. Когда тот явился, имел место тихий разговор, причем обладатель шляпы выказывал испуг так явственно, что рассказчик это мог заметить издали. Из разговора он, правда, расслышал лишь одну реплику... - виконт пошевелил пальцами в воздухе, будто выписывая чужие слова, - да, Гаршарен сказал: "генерал будет недоволен". От этого паренек испугался еще пуще. "Мой" слуга уверял, будто он даже побледнел и едва не грохнулся в обморок. Однако вскоре он ушел вполне здоровый, а Гаршарен остался. Бретер тоже был чем-то недоволен, судя по тому, что в сердцах стукнул ладонью по столу. Ну вот, а вечером того же дня любознательный слуга нашел шляпу отдельно от владельца, в сильно истрепанном виде, по его выражению - будто её собаки драли. Валялась она где-то за трактиром. Он и сам не знал, зачем забрал её, а я не знаю, зачем её купил. Носителя шляпы с тех пор никто не видел. Потому я и подозреваю здесь очередное убийство.

Лионель Савиньяк: - Мальчишка тоже имел дело с этим Гаршареном, - подытожил Ли, - Очевидно, недолго, раз "генерал" оказался им недоволен настолько, что от паренька осталась лишь драная шляпа за трактиром. Что еще расскажете, виконт? Лионель допил свое вино и плеснул по бокалам еще.

Марсель: Марсель сделал несколько глотков из предложенного бокала, но не допил, задумавшись. Что-то же было еще про того "господина со странным лицом"... - В общем, осталось уже не так много, но есть еще подробность про этого... эээ... назовем его "мертволицым". Звучит-то как, а? Прямо хоть в стихи вставляй. Но стихов про него пока нет, да и не заслуживает он, в общем-то, такой чести. Зато в трактире он появлялся часто. Это мне слуга рассказал по собственным наблюдениям. Сидел неподолгу, потом уходил. Но один раз слуга видел, как он задержался его во дворе и болтал с какой-то девушкой. Парень удивился, что лицо незнакомца было в тот момент совсем живым, обычным, девушку он успешно развлекал, рассказывал что-то забавное, и она даже смеялась. Вероятно, путем опроса завсегдатаев этого кошачьего притона можно будет отыскать и эту девушку. Если только и ее где-нибудь в углу не прирезали...

Лионель Савиньяк: - Могли и прирезать, - согласился Лионель, - Но это не имеет особого значения. Про девицу и "мертволикого" может знать кто-то еще. Например, сам хозяин "Дна". Так что, стоит разворошить этот гадюшник.

Рокэ Алва: – Вы, однако, не стали высказывать догадки о том, кто именно был тем самым страшным генералом, – вставил Алва. – Мне отчего-то приходит в голову Рокслей, но может быть, конечно, кто угодно – в конце концов, генералов у нас немало.

Марсель: - Догадки иногда бывают вредны, - заметил Марсель, допив вино. - Потом начинает казаться, будто это уже точно установленный факт - о других вариантах решения неохота думать , ведь один уже есть! (Эту мысль при нем как-то высказал отец, и Марсель запомнил - вот и пригодилось!) Потому я старался никаких догадок не делать, а просто пересказывал вам то, что удалось разузнать. так вот, недавно случилось нечто неожиданное - и притом довольно понятное. На ту служанку, назовем ее Молли, которая так охотно делилась с нами всем, что знала, было совершено нападение на улице. На ее счастье, я оказался недалеко от этого места, и подруга Молли упросила меня помочь. Мы поспели вовремя, два подонка, увидев меня со шпагой, просто испарились, а я с обеими девушками хорошо так побеседовал, пока пострадавшая умывалась и приходила в себя. Так вот, главное, что я узнал: некая девица по имени Карла часто захаживала в трактир, притом, как водится, со своим "котом", или как там у них называют этих молодцов, которые у девиц деньги отбирают. Обычно она находила себе работу прямо в трактире, но однажды похвалилась нашей Молли, что нашелся богатый клиент, к которому она ходила на дом. Однако это не был родной дом того господина, а просто нанятое убежище для развлечений прямо там же, в нескольких кварталах от "Дна". Карла поведала, что побывала там один раз, заплатил этот субъект очень хорошо, угостил и даже пообещал, что выкупит ее у сутенера. Карле не понравилось только то, что ей почему-то стало плохо тогда, она чуть не упала в обморок, а тот господин сказал, что это от крепкого шадди. Через некоторое время ее сутенер пропал. И клиент ее больше к себе не требовал. Визит в известный Карле дом ничего не дал - там было закрыто. Тогда она стала захаживать в трактир в надежде встретить того господина. Она рассказала Молли, что думает потребовать с него денег. Но очень скоро и Карла пропала тоже. Молли вся эта история до того напугала, что она с трудом согласилась даже издали показать мне тот дом. С виду в нем нет ничего особенного, кроме того, что во дворе растет высокая ель. И вот чудится мне, что все услышанные мною странные истории как-то коренятся в этом доме...

Лионель Савиньяк: - Ну что ж, это тоже надо проверить, - сказал Лионель, - История с девицами не показалась бы мне имеющей отношения к нашему делу, если бы не странный обморок проститутки и покушение на служанку, которая знала об этом. В дом нужно наведаться, в "Дно" я тоже отправлю людей, нужно тряхнуть как следует этот притон. "А еще, с Арно нужно поговорить о его ночных праздношатаниях где ни попадя," - подумал Ли про себя, а вслух добавил: - Виконт, благодарю вас за ваш рассказ. Теперь есть хоть какие-то зацепки. Возможно, все это поможет нам выявить истинных преступников.

Марсель: - Рад, что старался не зря, - улыбнулся Марсель. Он действительно был польщен признанием своей полезности в этом необычном деле. - Честно говоря, я охотно поучаствовал бы в расследовании и дальше. Меня, так сказать, задело за живое. Хочется помочь в вытаскивании этих крыс из норы. Если это не нарушит каких-либо ваших уставов и субординации...

Рокэ Алва: – К кошкам уставы, если вы найдете что-то полезное. Если нет – тоже не страшно, только не делайте нарочитых глупостей, – Алва под конец решил вступить в разговор, чтобы подтвердить согласие на дальнейшее участие виконта. – И если почувствуете опасность, лучше не ходите никуда один. Предоставить вам незаметную охрану труда не составит.

Марсель: - О! Охрана! Дело принимает еще более интересный оборот! - улыбнулся Марсель и встал. - В таком случае, господа, я, пожалуй, пойду - нужно же всячески приготовиться к этой вылазке! Но прошу вас известить меня, как только вы назначите время для начала облавы. Уезжать я никуда не собираюсь и постараюсь поменьше выходить из дому, чтобы не пропустить момент.

Лионель Савиньяк: - Хорошо, виконт, - Лионель одобрительно кивнул в ответ и на слова Рокэ, и на слова Марселя, - Я полагаю, что вам как раз можно было бы поручить исследовать этот дом с елью... Я пришлю к вам гвардейцев в ближайшее время, и вы отправитесь туда. Постарайтесь выяснить там все возможное. Как лицу, уполномоченному самим Первым маршалом Талига, вам это сделать будет проще. Попрощавшись с Марселем, Ли плеснул Рокэ и себе еще вина, чтобы еще поговорить с ним вдвоем о делах. И не только. Эпизод завершен



полная версия страницы