Форум » Оллария, королевский дворец » "Королева и фрейлина", 14 Осенних Молний, 398 К.С. » Ответить

"Королева и фрейлина", 14 Осенних Молний, 398 К.С.

Катарина Оллар: Действующие лица: Катарина Оллар Леони Дорак

Ответов - 31, стр: 1 2 All

Катарина Оллар: Новый день был так же уныл, как и погода за окном. На сон тянуло не только из-за ночных бдений у постели короля, который никак не мог отойти в мир иной, но и из-за мелкого стеной зарядившего дождя, дворца, "давящего" полумрачными закоулками и слабо освещенными коридорчиками, серых, уставших лиц вокруг. Шадди Катарина больше пить не могла и не хотела, и без того ее сердце колотилось часто. Усталость последних дней брала свое. У постели Фердинанда она намеренно выронила бокал с водой из якобы совсем ослабевших рук, после чего по наставлению врачей и перепуганных фрейлин все же нехотя отправилась к себе для дневного отдыха и сна. Камеристки взбили подушки на постели королевы, распустили ей прическу и переодели ее, придворные дамы присели в реверансе и тихо вышли в свои комнаты, чтобы не беспокоить Катарину. Оcтавшись одна, королева опустилась на кровать поверх покрывала, откинулась на подушки, завернулась в уютный пеньюар и с удовольствием уснула.

Леони Дорак: На улице шел мрачный дождь, поэтому вернуться во дворец было на удивление приятно. Особенно если ей не найдется дела, и она сможет уйти в свою комнату, забраться с ногами в кресло и почитать книжку. Дома так можно было делать всегда, но во дворце приходится следить, чтобы никто этого не видел: это ведь такое неподобающее поведение для девицы! Правда, сначала надо найти свою книгу. Вчера вечером Леони очень расстроилась, обнаружив, что забыла книгу во дворце. Причем забыла её явно не у себя в комнате, а где-то в другом месте, иначе, собираясь к дядюшке, она бы её заметила и взяла с собой. Скорее всего, это был будуар королевы, там она её читала в последний раз и, наверное, отложила, чтобы выполнить какое-нибудь поручение. В Малой приемной не было ни души: все куда-то разошлись. Это было необычно: не гулять же все пошли в такую погоду? Наверное, все сидят в одной из многочисленных комнат. У входа в будуар обнаружилась малиновка. Её имя Леони ещё пока не запомнила, но когда она увидела эту придворную даму в первый раз, на ней было коричневое платье с оранжевым корсетом, и дама стала малиновкой. Она мирно спала и наводила на мысли о каком-нибудь проклятии, превратившем королевские покои в сонное царство. Стараясь не разбудить, Леони осторожно проскользнула мимо малиновки в будуар. И в нерешительности остановилась, обнаружив, что комната не пустует: на кровати спала Её Величество.

Катарина Оллар: Катарина сперва провалилась в глубокий сон, словно в темную дыру, а потом он обрел некие очертания. Она внезапно оказалась в незнакомом городе, окруженном хвойным лесом. Она была одна, в простом платье, почти без денег. Люди на улицах ее не узнавали. Страшно ей не было, и есть пока не хотелось, но на городок уже спускались сумерки, и нужно было искать место для ночлега. Катарина спросила у кого-то про гостиницу, и ей показали, куда идти. Гостиница в городе была одна. Она нашла ее довольно быстро и спросила, сколько стоит номер. Оказалось, что денег ей не хватит даже на самую дешевую комнатушку... Катарина повернулась, чтобы уйти, и вдруг оказалось, что за ее спиной кто-то стоит. Это был ее ненастоящий умерший отец, и он протягивал ей деньги. Скрипнула дверь. Катарина вздрогнула и проснулась, сонно моргнула, отгоняя сон, и приподнялась на локте, одновременно убирая с лица разметавшиеся волосы, чтобы посмотреть, кто вошел. Она увидела Леони, нерешительно остановившуюся в дверях. - Графиня Дорак, - произнесла она тревожно, - Что-то случилось?

Леони Дорак: - Ваше Величество, - Леони смущенно присела в реверансе, с досадой чувствуя, как краска заливает щеки. - Простите меня, пожалуйста, я не хотела вас будить. Вчера я забыла здесь книгу... Девочка неуверенно окинула взглядом комнату, как бы показывая, что что-то ищет, но снова невольно вернулась взглядом к королеве. Она совершенно не выглядела величественно сейчас: с распущенными волосами и без обычного тяжелого платья. Леони подумала, что Её Величество так выглядит даже ещё красивее, чем обычно, и вообще, очень мило, особенно спросонья. Юная графиня даже немного позавидовала: сама она утром предпочитала вообще не смотреть в зеркало. Да и в любое другое время не была в восторге от отражения. Сообразив, что так долго рассматривать королеву нельзя, Леони разозлилась на свою неловкость ещё больше и опустила глаза.

Катарина Оллар: - Ничего страшного, - Катарина чуть улыбнулась смущению девушки и села на кровати, убирая волосы за спину и запахивая пеньюар, - Вы можете взять свою книгу, - сказала она, откидываясь спиной на подушки, -И еще, если Вас не затруднит, не могли бы Вы подать мне стакан воды?

Леони Дорак: - Конечно, Ваше Величество, - Леони радостно подлетела к столику, на котором стоял графин с водой, наполнила стакан и очень осторожно, стараясь не расплескать, поднесла его к кровати. Почему королева в постели - ей нехорошо? А она её разбудила... И почему все разошлись, почему спит дежурная дама? А вдруг королеве понадобится помощь? Леони встревожилась ещё больше и на всякий случай спросила: - Ваше Величество, как вы себя чувствуете?

Катарина Оллар: - Все хорошо, - королева взяла бокал из рук юной фрейлины, - Я просто немного устала, и лекари отправили меня отдыхать. Но мне больше не хочется спать, - призналась она, делая глоток воды, - Вы куда-то спешите, графиня?

Леони Дорак: - Нет, Ваше Величество, - не привыкшая к придворным экивокам Леони задумалась, не намек ли это на то, что ей нужно уйти. - Я только что вернулась от д... Его Высокопреосвященства и сразу зашла за книгой, - беспечно поведала она. Кстати о книге. Леони огляделась, заметила знакомый корешок и подняла с кресла "Балладу о рыцаре Горфилде".

Катарина Оллар: - А что у Вас за книга? - спросила Катарина, - Может быть тогда, Вы останетесь здесь и... почитаете мне немного? Приснившийся сон был таким же неприятным, как и теперешняя обстановка во дворце, а Леони казалась такой чистой и милой, словно явилась в будуар из другого мира... Впрочем, она явилась от дядюшки, который явно проводил с ней какие-то беседы, в том числе наверняка и обо всем случившемся. Значит тем более нужно было воспользоваться ситуацией и задержать ее, побыть с ней наедине и... поговорить

Леони Дорак: Леони почувствовала неловкость: она воспринимала содержание читаемых ею книг как что-то личное. Разумеется, если найдется кто-то, кому, точно так же, как ей, понравились герои и сюжет, Леони с радостью ухватится за возможность обсудить прочитанную книгу, но читать её кому-то новому... А вдруг Её Величеству не понравится? В таких случаях Леони чувствовала вину и ответственность за свой выбор: ведь ей это нравится, а кто-то другой будет недоумевать... Отец однажды сказал, что считает слог читаемых ею романов дурным, ей стоило бы увлечься великими поэтами вместо "этой писанины". Впрочем, просьбу королевы нельзя не выполнить, поэтому Леони послушно отыскала страницу, на которой остановилась в прошлый раз. - Граф Горфилд бесстрашно идет на войну И Рыцарский Орден ведет за собой. Свобода Талига стоит на кону, Её защитит наш прекрасный герой. Сагранна преградой не стала для них... - тут Леони опомнилась и смутилась ещё больше, - простите, Ваше Величество, я не подумала, что если я читаю вам, мне лучше читать с начала.

Катарина Оллар: Катарина слушала с улыбкой, как Леони читает. - Нет, не стоит, - ответила она, когда девушка прервалась, - Я читала эту балладу, и мне она нравится, так что с удовольствием послушаю с того места, где остановились Вы, - уверила она, удобнее устраиваясь на подушках и предлагая Леони продолжить.

Леони Дорак: Леони зарделась и продолжила: - Сагранна преградой не стала для них, В Кагету вошли и, мечи обнажив, Снесли всех врагов, словно бешеный вихрь, И лучший из лучших - великий граф - жив. Забыв, что читает не для себя, Леони перевернула книгу, заложив пальцем страницу, и в который раз всмотрелась в обложку с нарисованным на ней Горфилдом.

Катарина Оллар: Королева тихо наблюдала за девушкой, рассматривающей нарисованного героя. Выражение лица Леони было крайне мечтательным. - Как здоровье Вашего дядюшки? - вдруг спросила Катарина, прерывая ее грезы.

Леони Дорак: От неожиданности Леони чуть не выронила книгу. - Простите, Ваше Величество, я... задумалась. Его Высокопреосвященство чувствует себя очень хорошо. Леони тоскливо подумала о том, что её сейчас начнут расспрашивать. Ведь не из праздного же любопытства королева спрашивает про здоровье кардинала. Она просто пообщалась с дядюшкой, а теперь через неё будут пытаться выведать всякие тайны...

Катарина Оллар: - Вот и прекрасно, - кивнула Катарина. Бедняжка Леони сразу так погрустнела, словно ее заставили с веселой прогулки вернуться на скучный урок и отвечать его. Все эти эмоции отразились у нее на лице. - Давайте узнаем, что дальше произошло с графом Горфилдом, - сказала королева, удобнее устраиваясь на подушках. Отпускать от себя фрейлину так просто она не собиралась.

Леони Дорак: Леони продолжила чтение, не особо вникая в смысл, что, наверное, отразилось на её выразительности. Неужели королеву и правда просто интересовало здоровье кардинала? Наверное, это не всё, и ей ещё предстоит ответить на какой-нибудь вопрос. В любом случае, дядюшка здоров и будет здоровым ещё долго!

Катарина Оллар: - Он вам нравится? - спросила Катарина, когда Леони сделала паузу во время чтения. Приключения графа Горфилда интересовали ее не слишком, не смотря на то, что повествование книги поразительно пересекалось с недавней победой герцога Алвы в Саграннской кампании, но она собиралась попытаться осторожно разговорить девушку.

Леони Дорак: "Дядюшка?" - едва не переспросила опешившая Леони, увлеченная мыслями о кардинале. К счастью, она вовремя сообразила, что Её Величество, похоже, имеет в виду рыцаря. - Не очень, - поделилась откровением Леони. - Мне кажется, сила и отвага - это не самые главные качества. Куда интереснее, когда герои побеждают хитростью.

Катарина Оллар: - Вот как, - снова улыбнулась Катарина, - и вы знаете такие истории? Королева почувствовала, что в обществе Леони она расслабляется. Растерянность девушки, вызванная ее вопросом о кардинале, не ускользнула от внимания молодой женщины, но все равно их беседа доставляла ей удовольствие. Разговаривая о книгах и героях баллад они сейчас как-будто оказались на необитаемом острове, далеком от дворцовых проблем, хотя и забывать о них напрочь было нельзя.

Леони Дорак: - Ну... - Леони задумалась, припоминая. Конечно, ей встречались такие книги, но как назло, стоило королеве спросить, и всё тут же вылетело из головы. - Да, знаю. Я даже могу принести вам в следующий раз книжку! - воодушевленно поделилась фрейлина. Её Величество неожиданно вошла в довольно узкий круг тех людей, с которыми можно поделиться читаемым, не стесняясь и не опасаясь того, что эти истории сочтут глупой ерундой.

Катарина Оллар: - Это было бы замечательно, - ответила Катарина. Глаза королевы весело заблестели, не смотря на весь ее показной траур. О котором, впрочем, она тут же вспомнила. - Графиня, Вы поможете мне надеть платье? - спросила она, садясь на кровати. - Мне пора возвращаться к Его Величеству... А эта книга из библиотеки кардинала, или Вы привезли ее из дома Ваших родителей? - чуть улыбнувшись, спросила она.

Леони Дорак: - Не думаю, что в библиотеке Его Высокопреосвященства есть такие книги, - пробормотала Леони, густо покраснев. Впрочем, она ведь не проверяла, а книги в кабинете дядюшки уж точно имели мало общего с её предпочтениями. Но всё равно: кардинал и приключенческие романы?! Немыслимо! Леони спохватилась и вскочила, торопясь помочь королеве с платьем, обнаружившемся на кресле. - Позвольте, Ваше Величество, - фрейлина подошла к королеве, держа платье в руках.

Катарина Оллар: - Ах, ну да. Его Высокопреосвященство вряд ли стал бы держать у себя таких книг. Катарина передвинулась к краю кровати и села, спустив ноги вниз, а потом стянула пеньюар с плеч, оставшись в одном нижнем платье. Она подошла к Леони и стала надевать свой псевдотраурный наряд с ее помощью. Внезапно, взгляд ее упал на незашторенное окно, на котором внезапно из ничего сложились очертания некого витража, увидев который, Катарина схватилась одной рукой за плечо фрейлины и поднесла задрожавшую другую к лицу, прикрывая глаза.

Леони Дорак: Её Величество совершенно несвойственным жестом оперлась на плечо фрейлины, видимо, ей вдруг стало очень плохо. Перепуганная Леони поддержала королеву, готовясь, если что, её подхватить (хотя, скорее всего, получится не подхватить, а лишь замедлить падение). Что случилось? Краем глаза девушка заметила что-то необычное в стороне окна, перевела туда взгляд и отпустила королеву, выронив при этом зажатый в руках корсет. В проеме всё четче проступало изображение Горфилда - точь-в-точь с обложки. Впрочем, не совсем: он был в других одеждах и весь в крови. Зрелище было ужасающим, и Леони оцепенела, не в силах пошевелиться. Способность рационально мыслить отказала, в окне был окровавленный Горфилд, и это всё, что существовало. Рядом охнула Её Величество, и Леони очнулась. Она сама не поняла, что на неё нашло, но первой её реакцией было, совершенно не думая, кинуть в рыцаря чем-нибудь: под руку попался графин с водой, и именно он полетел в окно.

Катарина Оллар: Витраж осыпался осколками после решительного броска Леони, а вместе с ними на пол стекли кровавые струи... Катарина все-таки стала оседать вниз, хватаясь рукой за складки тяжелого балдахина своей кровати. Когда она осмелилась снова взглянуть в сторну разбитого окна, оказалось, что никакой крови на полу нет, а в комнату, раздувая шторы, рвется холодный ветер, и капли дождя громко стучат по подоконнику. Королева подняла на Леони немой перепуганный взгляд, словно силясь спросить, что фрейлина увидела в окне.

Леони Дорак: Её Величество мгновенно отвлекла внимание фрейлины от окна, к тому же, что бы там ни было, оно не рвалось в их сторону и не лязгало зубами, значит, можно ненадолго отвернуться. Самочувствие королевы стало важнее. - Ваше Величество, - Леони испуганно опустилась рядом, заглядывая королеве в глаза, - что с вами? Вам принести воды?

Катарина Оллар: - Мне уже лучше, - прошептала Катарина, все еще хватаясь за плечо Леони нервным жестом, - Вы... Вы тоже это видели? - почти шепотом спросила она. - Витраж...

Леони Дорак: Леони резко обернулась, но в окне ничего не было, на полу лежали простые осколки. Не могло же им одно и то же показаться?! - Ваше Величество, - голос дрогнул, - возможно, это чья-то шутка. Окно разбито и холодно... Вы сможете подняться? Лучше уйти отсюда.

Катарина Оллар: - Значит, Вы тоже видели... у него все лицо в крови... Создатель милосердный, - Катарина испуганно прошептала короткую молитву. - Да, я могу встать, только одеться нужно до конца, помогите мне, Леони... Королева снова испуганно посмотрела на девушку. - Нам обеим нужно исповедоваться, - проговорила она, - Этот витраж на окне - очень плохое знамение.

Леони Дорак: Леони помогла королеве встать и подобрала корсет, ожидая, когда Её Величество будет готова его надеть. От окна неприятно веяло влажной прохладой, но присутствие королевы, с одной стороны, успокаивало, с другой - не позволяло отвлечься, ведь ей самой нужна помощь. - Создатель ниспослал нам знак, - эхом пробормотала Леони, коснувшись правой рукой губ и склонив голову. Она должна будет поговорить с дядюшкой, он точно знает, что это такое.



полная версия страницы