Форум » Оллария, королевский дворец » "Королевские тревоги", 13 Осенних Молний, 398 К.С. » Ответить

"Королевские тревоги", 13 Осенних Молний, 398 К.С.

Рокэ Алва: Участники: Катарина Оллар Рокэ Алва

Ответов - 24

Рокэ Алва: Алве доложили, что королева неустанно находится при Его Величестве. Рокэ в королевскую опочивальню заходить не стал, приказав одной из фрейлин доложить Её Величеству, что он подождёт её в одной из гостиных. Принесли вино, но пить герцог не стал. Он сел в кресло и прикрыл глаза, откинувшись на спинку.

Катарина Оллар: Очередные сутки тянулись медленно. Словно тень находясь у постели мужа, Катарина и вправду становилась похожа на тень. Это был еще не траур... и спину она по привычке держала прямой, даже когда ставшая почти полупрозрачной худенькая ручка с массивным обручальным браслетом, повисшим на хрупком запястье, касалась губ королевы или прикрывала глаза, маскируя усталостью жесты скорби. Фердинанд умирал очень тихо. То, что он понемногу расстается с жизнью, беспрерывно находящиеся при нем врачи не подтверждали, но уже и не отрицали перед ней так, как это было сначала. Катарина продолжала смотреть на них с надеждой, которую каждый из видевших ее в эти дни медиков, фрейлин, военных, прислуги, расценивали, как бессловесные мольбы королевы Создателю об исцелении Его Величества, хотя за спиной Катарины, как водится, говаривали всякое. В гостиную, где ждал ее Алва, королева явилась не сразу, но и не заставила Первого маршала ждать себя слишком долго. Открывшие перед ней двери фрейлины, которые сопровождали ее по коридорам дворца, были отпущены благодарным кивком Катарины и, присев в реверансе, удалились. - Рокэ, Вы хотели меня видеть, - тихо сказала она, войдя в комнату.

Рокэ Алва: Алва открыл глаза, тут же поднялся и, оказавшись возле королевы, поцеловал её руку в изящном поклоне. Всё это он проделал быстрее, чем обычно. - Да, Ваше Величество, это удовольствие я пока ещё могу себе позволить. Особенно если учесть, что, судя по вашему виду, вы устали, но гораздо здоровее, чем Его Величество, что не может не радовать. Первый маршал в задумчивости обошёл вокруг стола с вином, его брови были слегка нахмурены. Затем он остановился и взглянул на Катарину, словно размышляя, что ей сказать. - Скажите, Катари, вам страшно? - неспешно, чуть оттягивая слова, наконец произнёс он.

Катарина Оллар: - Было страшно, - ответила Катарина, когда Алва отошел от нее, и сама подошла к столу, медленно обходя его с другой стороны и глядя на Ворона, - Было, когда я увидела Фердинанда лежащим на полу. Было, когда я вспомнила, что во дворце вас нет, и изо всех, способных хоть на что-то, остался только Савиньяк. Было, когда лекарь не ответил на мой вопрос, когда Его Величеству станет лучше, а вместо этого попросил позволения осмотреть меня... Мне было страшно, - тихо подтвердила она, - А теперь нет. Страх ушел. Должно быть, на него у меня уже не осталось сил. Катарина вдруг судорожно схватилась за край стола, сжав бледные пальцы. Было видно, что стоять ей трудно, и она не притворяется.

Рокэ Алва: Алва быстро оказался рядом с женщиной, придержав её за талию одной рукой и взяв её руку в свою вторую. - Самое время присесть и отдохнуть, и этих самых сил набраться, Катари. Рокэ подвёл королеву к креслу и помог ей опуститься в него. - Как я вам уже говорил, ваше бдение вряд ли поспособствует лечению Его Величества больше, чем старания господина Клиссона. Первый маршал выпрямился и слегка нахмурившись взглянул на королеву сверху вниз. - Я бы хотел, чтобы вы сообщали доктору обо всех изменениях своего самочувствия. Сейчас это важно. Вы поняли меня, Катари?

Катарина Оллар: Катарина присела в кресло с помощью Рокэ, вздохнув при этом с облегчением. - Я сообщаю, - тихо сказала она, - Этого было бы невозможно не делать, потому что Клиссон все время меня спрашивает сам, щупает пульс, заставляет отдыхать. Или его помощник... Но со мной все в порядке, - добавила Катарина, подняв на Алву взгляд и стараясь не казаться перед ним жертвой, - Правда. Я еще не готова умирать, - попробовала она пошутить, разбавив невеселые слова легкой, почти не вымученной улыбкой.

Рокэ Алва: - Отлично - прокомментировал Рокэ, без сомнения, последнюю фразу Катарины. - Но к чужой смерти порой приготовиться сложнее. Он сделал пару шагов назад и опёрся бедром о столешницу, сложи руки на груди. - Мы выиграли войну и отпраздновали победу не для того, чтобы теперь потерять короля, - герцог чуть поморщился. - Это было бы крайне... досадно. Достаточно ли сильны ваши молитвы, Катари, чтобы избавить нас от подобной... неприятности? - Алва сделал небольшую паузу, словно бы выбирая слова, хотя говорил вполне уверенно, устремив на королеву задумчивый взгляд.

Катарина Оллар: - Вы правы, - ответила Катарина на слова Рокэ о готовности к чужой смерти, проводив его взглядом. - Я надеюсь, что Создатель внемлет моим молитвам, - сказала она, отвечая на вопрос, - Сейчас на все воля его и медиков, но... По дворцу быстро расползлись слухи о том, что Фердинанд отравлен каким-то диковинным ядом, - добавила королева, немного помолчав и вновь поднимая на Алву глаза, - Я не знаю, верить этому, или нет. Клиссон не отвечает ничего определенного, но если это так, - она судорожно скомкала белоснежный платок кончиками пальцев на своих коленях, - Рокэ, ведь вы разбираетесь в ядах. И вы видели короля... Как вы считаете, он действительно отравлен? Вам не знакомы такие симптомы? Может быть, все же существует какое-то противоядие? Может быть, вы могли бы предположить, какое?

Рокэ Алва: - Поверьте, если я посчитаю, что могу чем-либо помочь господину Клиссону, я это сделаю. - Король действительно отравлен, - негромко сказал Первый маршал, не двигаясь. - Я говорю это вам не потому, что считаю, что вам нужно это знать, Катари, а потому что допускаю мысль, что, возможно, зная правду, вы сможете услышать что-то новое по этому поводу. Надо полагать, ваши фрейлины обсуждают эту тему? Думаю, да, и было бы неплохо, если бы вы ненавязчиво поинтересовались их мнением на этот счёт, при этом, - Алва сделал акцент на следующей фразе, - не подтверждая их догадки. Слухи о скорой смерти Фердинанда не укрепят ваших позиций. "И позиций Ли", - подумал Рокэ, но говорить вслух не стал - возможно, Катарина и испытывала какие-либо чувства к супругу, а вот о господине кансилльере этого сказать было нельзя, а уж то, что Лионель во дворце - как кость в горле для Людей Чести, секретом не было ни для кого. - Между тем, мне хотелось бы знать, какие догадки строите вы.

Катарина Оллар: Пальцы Катарины с новой силой вцепились в платок после слов Рокэ "действительно отравлен". - Значит, все на самом деле серьезно... - сказала она, - С ядом не может справиться ни лекарь, ни даже вы. И Фердинанд так долго умирает, - королева подняла на Алву увлажнившийся взгляд, уголки ее губ чуть дрогнули, но она постаралась быстро взять себя в руки. - Хорошо, я поговорю со всеми дамами, - пообещала Катарина, - не подтверждая их догадки, - повторила она за Вороном. - Я... Все, что я знаю - Фердинанду стало плохо в библиотеке, куда он пошел после праздника, чтобы посмотреть подарок от Урготской палаты... Это видел гвардеец, который стоял там на посту. И моя фрейлина... племянница генерала Рокслея. Она пришла к нему туда на свидание. И еще я знаю, что потом, когда все началось, книга исчезла, - тихо сказала она, глядя на Рокэ во все глаза.

Рокэ Алва: Алва, как могло показаться - чуть раздражённо, повёл плечами. - Его Величество пока что не умер, я бы не хотел говорить о его смерти раньше времени. К тому же, на свете бывают чудеса, - невесело усмехнулся Первый маршал, и эта усмешка вполне могла быть свидетельством того, что он не особо верил в то, что сказал. - Всё это я знаю, - ответил он на слова королевы. - Катари, я имел ввиду другое. Мне хотелось бы знать, кто, по вашему мнению, мог хотеть этого.

Катарина Оллар: Словно бы в ответ на первые реплики Рокэ королева отвернула лицо в сторону, быстро приложив платок к уголку глаза. Жалела ли она Фердинанда в этот момент, или больше саму себя, понять было сложно, впрочем, Катарина также быстро справилась с подрагивающими вниз углами рта, не собираясь слишком расклеиваться перед Вороном, хотя бы потому, что он пришел говорить с ней о более значимых вещах, и времени у него было не так уж и много. Понимая все это, королева взяла себя в руки и ответила: - Книга наверняка пропала не просто так. Либо она действительно была источником яда, и потому ее похитили из библиотеки в момент общей суеты, либо не была, и также могла быть похищена и по этой причине. Во втором случае чтобы подставить Ургот и выставить его врагом Талига и его короля. В первом... в первом тогда это так и есть.

Рокэ Алва: Рокэ смотрел на королеву, но словно не видел её. "Фома не настолько глуп", - отстранённо подумал он. - Я думаю, Урготу сейчас не выгоден ослабленный Талиг, - бесстрастно произнёс герцог Алва, чуть оттягивая слова, словно размышляя. - Но едва ли у вашей фрейлины и её "верного" офицера Королевской Гвардии есть счёты с нашим южным союзником. Или я ошибаюсь? - теперь уже Первый маршал смотрел на Катарину прямо. - Вы можете не бояться высказать мне свои предположения более, чем прямо, - без тени усмешки заключил Рокэ.

Катарина Оллар: - В таком случае второй вариант может быть справедлив, - тихо ответила королева, - и отравление совершили те, кому выгоден... А также выгодно поссорить нас с Урготом. Что касается моей фрейлины, ее причастность к произошедшему так и не доказана, - Катарина в последний раз приложила платок к уголку глаза и после этого подняла на Рокэ широко распахнутый взгляд, - Капитан Савиньяк внял моей просьбе, и в тюрьму ее пока не отправили. Может быть, она и не виновата... Ведь она совсем юная девица, кроме того, это племянница генерала Рокслея, потому предположить, что она чья-то шпионка, саботажница... я не знаю, - королева покачала головой. - Я только знаю, что она просила моей защиты, впрочем, что еще ей оставалось делать.

Рокэ Алва: Рокэ хмыкнул и рассеянно передвинул на столе какую-то бумагу, не интересуясь ею. - Капитан Савиньяк, смею надеяться, внял здравому смыслу, - чуть нахмурился он. Конечно, сейчас не следовало говорить с Катариной резче, чем то было необходимо - в конце концов, эта женщина имела право на то, чтобы во дворце её просьбы выполнялись. Но Савиньяки и Ариго на данный момент в любом случае находятся по разные стороны неофициальных баррикад. По крайней мере, ни Рокэ, ни самому Лионелю подобное бытующее мнение, особенно среди тех, кто не желает добра Талигу, вовсе не помешало бы. Посторонним вовсе не следовало быть осведомлёнными о том, кого именно преданно бережёт и уваживает граф Савиньяк - королеву Талига, представительницу семейства Ариго, а значит, и Людей Чести, или ту юную невинную девушку, которую он когда-то знал. Впрочем, все эти измышления могут обождать. - Если бы Фердинанд пострадал от шпаги или пистолета, тогда бы я исключил из списка подозреваемых всех известных мне юных девиц, - проговорил герцог, чуть склонив голову. - Поскольку то и другое слишком тяжело и неудобно для нежных девичьих ручек. Но яд в этом плане гораздо удобней, вы не находите?

Катарина Оллар: - Яд удобен для любых рук, - ответила Катарина, - в том числе и для желающих отвести от себя подозрение, взвалив вину на хрупкие девичьи. Рокэ, я правда, не знаю... и не берусь ничего утверждать. А... тот гвардеец, с которым у племянницы Рокслеев было свидание, что-нибудь говорит? Может быть, из этого можно делать какие-то выводы? Судьба Брано решилась слишком скоро, потому слухи по дворцу просто не успели расползтись, впрочем, по коридорам и углам и без того шептались слишком много.

Рокэ Алва: Катарина хотела помочь, возможно, вполне искренне, но вопрос - почему - оставался открытым. По крайней мере, с логической точки зрения, а то, что подсказывало какое-то внутреннее чутьё, - дело другое. - Расследованием занимается Лионель и его гвардейцы, - чуть устало махнул рукой Алва и хмыкнул, добавив: - По крайней мере, те из них, кого он не подозревает. Вам об этом думать не следует. "Я пришёл к вам не за этим". - Катари, - Рокэ вдруг неуловимо понизил тон и сделал несколько шагов к королеве, оторвавшись от стола. - Если случится так, что Фердинанд всё-таки умрёт... Вы будете чувствовать себя свободной или... несчастной? - синие глаза неотрывно, хотя и по-прежнему отстранённо, изучали бледное личико Катарины Оллар.

Катарина Оллар: - Да, конечно, - тихо согласилась Катарина, - Я уверена, что он во всем разберется... Следующий вопрос Алвы и его удерживающий взгляд заставил ее побледнеть еще сильнее. - Не знаю, - сказала она, - сейчас я малодушно желаю, чтобы... чтобы все кончилось, и либо Его Величеству стало лучше, либо... чтобы ушла эта невыносимая непоределенность, которая тянется уже столько времени, - добавила она полушепотом, - А свободы, о которой вы спрашиваете, мне в любом случае не испытать. Несчастной... несчастной я стану, если вдруг что-то случится еще и с детьми. Ведь Карл - наш..., - Катарина перепуганно посмотрела на Рокэ и добавила, - наш будущий король в случае смерти Его Величества.

Рокэ Алва: - Да, - хмыкнул Первый маршал. - Наш король и ваш сын, - прозвучало с едва уловимой прохладцей. - С детьми ничего не случится. Есть те, кто сможет об этом позаботиться. Меня более волнует, кто позаботится о Лионеле Савиньяке, если Его Величество не выживет, - Алва тревожно посмотрел куда-то в окно, однако находящееся за ним мало его интересовало. - Вы догадываетесь, к чему этот допрос, Ваше Величество? - Рокэ отвернулся и постучал пальцами по столешнице.

Катарина Оллар: - Да, конечно, - торопливо согласилась Катарина со словами Алвы насчет Карла, продолжая смотреть на него во все глаза, - Я знаю, что дети находятся под надежной защитой, это просто... мои глупые женские страхи. Наверное, сейчас, я имею на них право, когда такое произошло с Фердинандом, - тихо добавила она. Ее руки оставили платок, кончики бледных пальцев "вплелись" в кисти ниспадающей к коленям темной шали. - Допрос, - повторила она за Вороном, - Савиньяк... На мой взгляд, у него есть только один шанс защитить себя самому, даже в случае смерти Его Величества, - выговорили ее бледно-розовые губы, - Сделать как можно больше для того, чтобы раскрыть это случившееся преступление против Короны. Только тогда он сможет оправдать себя. Для решения его судьбы важен даже не столько конечный результат, сколько его рвение найти истинных преступников, раскрыть заговор. Помогите ему в этом, - Катарина вновь посмотрела на Алву, продолжая будто неосознанно теребить кисти шали.

Рокэ Алва: - Я помогаю Талигу, - невозмутимо проговорил Алва. - В конце концов, это моя работа и мой долг. Его глаза снова устремились на королеву. Некоторое время он просто смотрел. - У меня много дел, менее приятных, чем беседы с вами, но я не могу не задать вам вопрос. Ваше Величество, - голос Первого маршала звучал бесстрастно и чётко, - вы каким-либо образом причастны к покушению на Его Величество короля Фердинанда? Тишина, которая, казалось, на мгновение, воцарилась после прозвучавшего вопроса, показалась звенящей.

Катарина Оллар: - Нет, непричастна, - тихо ответила королева после небольшой паузы, - Когда Фердинанду стало дурно, я еще не знала, что он подвергся покушению. И о том, что он был отравлен, я тоже узнала не сразу, лишь под утро. Врач не стал говорить мне сразу... Катарина отвела в сторону печальный взгляд и добавила: - Но я понимаю... Меня подозревают не меньше, чем других. Должно быть, это правильно.

Рокэ Алва: - Правильно ли, что хрупкую женщину подозревают в убийстве? Не думаю, - ответил Рокэ и слегка поморщился, как будто бы вспомнил что-то неприятное и нежелательное. - Впрочем, вы прежде всего королева, - добавил герцог, не сочтя нужным пояснить, что именно он имел ввиду. - В ваших покоях будет проведён обыск, - невозмутимо продолжил Первый маршал. - Я понимаю, это процедура неприятная, но раз вы невиновны, то волноваться нечего. Гвардейцы явятся через десять минут. Я хочу, чтобы ваши фрейлины были с вами. Алва поклонился королеве, давая понять, что ему пора. На какой-то момент могло показаться, что он собирается взять её руку в свою... но этого так и не произошло. - Я должен идти, Ваше Величество.

Катарина Оллар: Обыск... Катарина невольным жестом прижала руки к груди, посмотрев на Ворона широко распахнутыми глазами. - Если без этого никак не обойтись, то я постараюсь это... выдержать, - сказала она. Королева вышла из зала одновременно с маршалом, чтобы отправиться в свои комнаты и дожидаться там гвардейцев вместе со своими фрейлинами. Эпизод завершен



полная версия страницы