Форум » Оллария, королевский дворец » "Предварительный разбор фактов". 12 Осенних Молний, 398 К.С. » Ответить

"Предварительный разбор фактов". 12 Осенних Молний, 398 К.С.

Рокэ Алва: Действующие лица: Рокэ Алва Лионель Савиньяк

Ответов - 13

Рокэ Алва: Отпустив графа Васспарда, сопровождавшего его во дворец, Алва, не останавливаясь на входе и следуя по коридорам, чуть замедлил шаг, чтобы теньенту гвардии удалось как можно более чётко изложить обстановку во дворце на данный момент. Первый маршал невозмутимо выслушал то, что молодой офицер знал сам, а также отчёт о том, что везде, где только можно, выставлена охрана, тщательно проверявшая всех, кто куда либо заходил, выходил, проходил и так далее, а также о том, что Его Величество у себя, лейб-медик и королева с ним. Где Савиньяк, который на данный момент интересовал Первого маршала более всех, никто не знал. Кажется, он был у Его Величества, а потом кого-то допрашивал. Потом опять куда-то уходил. Лионель - единственный, кто мог бы сейчас обсказать всё наиболее внятно и подробно. Поэтому Рокэ решил, что визит к Его Величеству ждёт. Господин Клиссон знает своё дело, а прежде всего порядок нужно навести во дворце. Алва распорядился найти капитана королевской охраны и, лишь в том случае, если он не занят, вызвать его в комнаты Первого маршала. Лионель не из тех, кто заставляет себя ждать. Нигде более не останавливаясь, Алва прошёл по лестнице, затем опять по коридорам, через приёмные и гостиные, где сбивались в группы бессонные придворные, шёпотом обсуждая ночные происшествия. Завидев Первого маршала, они замолкали и молча расступались. Рокэ не обращал внимания и шёл дальше. Он знал, что сейчас разглядывать лица бесполезно, так же, как и слушать шёпоток сплетен. Поодиночке эти люди гораздо интересней; хорошо, что Лионель это понимает. В кабинете Алва прежде всего приказал принести вина, графа Савиньяка пропустить без доклада, и прикрыл дверь, зная, что у него всего несколько минут на то, чтобы побыть в одиночестве и обдумать всё услышанное и увиденное.

Лионель Савиньяк: Допрос девицы Льюис вымотал Лионеля едва ли не более, чем все прочие. А может, ему так показалось потому, что этот допрос был последним, уже под самое утро, и после него усталость накатила с новой силой. Однако его несказанно порадовало появление во дворце Росио . Теперь станет значительно легче. Савиньяк легко преодолел пару лестничных пролетов и оказался у кабинета Алвы. Стоящий в коридоре гвардеец отдал честь и распахнул перед ним дверь. - Росио, рад тебя видеть, как никогда, - сообщил Савиньяк, входя.

Рокэ Алва: Рокэ внимательно посмотрел на вошедшего и приветственно кивнул. - Надо было бы приказать принести шадди. В это время дверь приоткрылась, и Алва кивком позволил вошедшему слуге поставить на стол бутылки с бокалами. - Но я выбрал вино. И тебе советую - выглядишь неважно. А потом расскажешь мне, какого Леворукого здесь произошло, что все эти взъерошенные сонные мухи жужжат до самого утра. В общих чертах мне теньент уже отчеканил. Но мне хотелось бы узнать не основное, а детали. Кого ты уже успел допросить и узнал ли нечто такое, что тебя зацепило? Первый маршал разлил вино в бокалы - совсем чуть-чуть, один поднял, а второй рукой опёрся на столешницу, не сводя глаз с Лионеля.

Лионель Савиньяк: Росио как всегда, или же как в большинстве случаев, оказался прав. Шадди пришелся бы как нельзя кстати. Но вино тоже сойдет, если правильно пить. Лионель поблагодарил, взял бокал и отпил совсем немного - чтобы не вызвать большей сонливости, а напротив, немного взбодриться. - Насчет произошедшего, - он сразу перешел к делу. - Все, что я могу сказать с абсолютной уверенностью, - короля отравили. Кто, чем? Это неизвестно. Из библиотеки пропала книга, которую подарил накануне Его Величеству посол Ургота. Более чем вероятно, что книга и есть причина болезни Фердинанда. Но утверждать с уверенностью не возьмусь. Я допросил своих гвардейцев и некоторых дворян из присутствовавших на празднестве - кого успел. Например, тот же Манрик после празднества был в библиотеке в числе еще десятка человек. И ушел далеко не последним. Я проверил его слова - действительно видели, как он уходил. Все празднество, до известия, вызвавшего переполох, он крутился на виду. О большинстве из так называемых Людей Чести можно сказать то же самое. Лионель перевел дух, глотнул вина, чтобы промочить горло и продолжил. - Но самое неприятное то, что в рядах моих гвардейцев затесался изменник. Или трус. Или то и другое вместе - я не знаю уж, что из всего этого хуже, - было видно, что эти слова даются графу нелегко. До недавнего времени его гвардейцы были настоящим щитом - едва ли не монолитным, слаженным и способным отразить любую атаку. И тут оказалось, что в щите сверкает брешь. Савиньяк винил себя в том, что проморгал Брано. - Но по порядку. О девице Льюис тебе наверняка уже рассказали. Это та самая фрейлина, которая якобы обнаружила, как Его Величество потерял сознание. Впоследствии выяснилось, что свидетелем этого была не она сама, а гвардеец. Его зовут Брано. Он дежурил у дверей библиотеки в ту ночь. Обычно в дни празднеств у дверей помещения, где уединяется король, дежурит один человек, поскольку гвардия едва ли не в полном составе присутствует на торжествах. Когда я вызвал Брано на разговор, выяснилось, что он исчез. Я сделал наихудшие выводы и отправил людей ко всем воротам города выяснить, не видели ли его выезжающим из столицы. Несколько человек еще не вернулись - видимо, они все же напали на след. Во всяком случае, я хочу на это надеяться. Лионель сжал пальцами переносицу, чтобы сосредоточиться. - Будет лучше, если об остальном ты будешь спрашивать. Так мы избежим ненужных повторений.

Рокэ Алва: - Ли, прежде, чем ты осудишь своего гвардейца, - спокойно проговорил Рокэ, поставив бокал, - я надеюсь, ты примешь во внимание все варианты. В том числе и те версии, по которым он на самом деле не сбежал, или сбежал, но не по своей воле. Алва прекрасно понимал, как может отнестись Лионель к тому, что кто-то из его людей оказался предателем. Лучше пока не акцентировать его внимание на этой мысли. Тем более, что, действительно, правда может быть какой угодно. - Но об этом позже. Сейчас меня больше интересует другое. Книга. Что ты о ней знаешь? Почему упомянул её? Господин Клиссон подтвердил твою версию? "Очевидно, скоро читать в Олларии станет опасно", - усмехнулся Ворон своим мыслям. - Это очень важно, Ли. Лично я склонен согласиться с твоей версией, и даже, может быть, потом объясню тебе, почему. Но сначала ответь. А также ответь, почему из всех, о ком ты говорил, ты выделил именно Манрика? Тебе что-то показалось подозрительным? Савиньяки умеют подмечать нужные детали. Рафиано - тем более. Рокэ как никто лучше знал, что Лионель всегда был больше Рафиано, чем Савиньяком. Поэтому нужно уточнить у него всё, за что он зацепился даже вскользь.

Лионель Савиньяк: - Факты, Росио... Факты свидетельствуют о весьма неприятных вещах. Но я был бы рад, если бы мои подозрения не оправдались. Несмотря на столь нерадостный ответ, Лионель все же задумался. Может быть, он что-то упустил? Он доверял интуиции Алвы. Та подводила крайне редко. Но эти размышления стоило отложить на потом, сосредоточившись на следующем вопросе. - Я знаю, что это был богато украшенный фолиант. - Лионель во время празднества нес службу вблизи трона, а потому неплохо разглядел книгу. - "Истории Военных побед Талига". Искусно выполненные иллюстрации. После того как моим людям удалось выставить из библиотеки последнего любопытного, обнаружилось, что книги там нет. Хотя король уединился именно для того, чтобы прочесть ее. Тем не менее, никто не заметил ничего подозрительного. Хотя я считаю, что незаметно вынести книгу мог кто угодно из тех, кто находился в библиотеке. Парадные костюмы позволяют это, а суматоха давала возможность провести кражу незаметно. Насчет собственно книги поговорить с лейб-медиком я не успел. А насчет способа, которым могли отравить Его Величество, господин Клиссон не сказал ничего конкретного, видимо, в тот момент он еще не пришел к каким-либо определенным выводам. Книга - это единственное из того, что побывало в руках у Его Величества, а потом исчезло. Да, ее роль мог выполнить платок или графин с водой. Но такие вещи проходят через руки исключительно доверенных людей. Меня смущает только одно. Книга была подарена при большом скоплении людей. На празднестве в честь победы Талига. И последующие события могут повлечь за собой распрю между государствами. Все это затеял тот, кому выгоден подобный скандал, Росио. Вот что я думаю. Чтобы ответить на вопрос о Манрике, Лионель задумался. В самом деле, почему именно он? Разве что просто фоновая подозрительность. Или... - Он нервничал. Уже в библиотеку вошел словно не в себе. Так не реагировал больше никто. Но, с другой стороны, его можно понять. В ту же ночь удар разбил королевского тессория. Леонард Манрик мог беспокоиться о здоровье и жизни отца. В голосе Лионеля сквозило сомнение. Ему изначально не понравилась реакция Манрика-младшего, но возможная причина такого состояния генерала была уж слишком уважительна.

Рокэ Алва: - Господин тессорий занемог? - поднял бровь Первый маршал, взглянув на Савиньяка. - Тебе не кажется, что надо бы его навестить и справиться о здоровье? Старший Манрик никогда не жаловался на здоровье, насколько мне известно... Ну, ладно. Со своими людьми ты разберешься сам. На данный момент я склонен считать, что твой гвардеец может быть повинен лишь в том, что королю не оказали надлежащую помощь. А вот чего парень испугался - это уж твоя задача выяснить. Одно скажу тебе точно, Ли: книгу надо найти. Где бы она ни находилась. Теперь я точно уверен, что лейб-медик подтвердит то, что я тебе скажу. Твои предположения верны - яд был в ней. Найди книгу, Лионель. Обыщи дворец, кабинеты, личные покои - всё. Исключая комнаты королевы, естественно. Из дворца выпускать только тех у кого срочные дела, а выходящих - проверять. Алва помолчал, прошёлся по кабинету, снова взял бокал. - Если захочешь всё-таки шадди - не стесняйся. Меня тоже смущает то, что книга - подарок посла, Ли. Но я не думаю, что у него были столь... радикальные намерения по отношению к Фердинанду. Господина Габайру, полагаю, тебе навестить придётся. Уверен, ты сможешь к этому правильно подойти. Думаю, не стоит пока выказывать прямых подозрений. Достаточно выяснить, через какие руки вообще проходила эта вещь и где её заказывали. Да, впрочем, ты и сам знаешь. Скандал? Возможно. Впрочем, кто бы это не затеял, цели у него были оригинальные. "Мог ли Его Высокопреосвященство устать ожидать и перейти к решительным действиям? Пресловутые Люди Чести не настолько глупы, чтобы не понимать, чем им грозит смерть Фердинанда. Или у нас появился иной... инициативный противник?

Лионель Савиньяк: - Разберусь. Лионель наклонил голову в легком кивке. В предательство гвардейца верить и правда не хотелось, однако, такое случается. И не только на войне. - Значит, все-таки в книге... Я сейчас же займусь этим, Росио. Свои мысли насчет того, что покои Ее Величества все же не стоит оставлять вне подозрений, Лионель не озвучил. Все, что касалось Катарины, было личным делом Росио, а значит, там он разберется сам. Слушая Алву, Лионель сделал еще пару глотков вина. Тот и сам выглядел совсем не выспавшимся, впрочем, что тут удивительного. - А после отправлюсь к маркизу, - согласился он. - Я не сомневаюсь, что в посольстве уже обо всем известно, но постараюсь добыть как можно больше информации. А насчет тессория, - Ли присел с бокалом в ближайшее кресло и вытянул ноги, - его хватил удар, нежданно, - так сказал Леонард. Полагаешь, это может быть притворство?

Рокэ Алва: Рокэ чуть заметно качнул головой, тронул ладонью висок, но быстро отнял руку. - Леопольд умный человек, хоть и бесчестный. Не думаю, что он стал бы притворяться в такое время, прекрасно понимая, - в чем я уверен, - что это привлечёт к нему внимание. Но если бы это оказалось правдой, Ли, то я был бы рад куда больше, ибо в противном случае я склонен опасаться, что о недомоганиях, подобных недомоганию короля, мы ещё услышим. Впрочем, надеюсь, нам не придётся изымать все книги Олларии... Я распоряжусь справиться о здоровье тессория и милостиво предоставить ему услуги кого-либо из помощников господина Клиссона. Сам он, полагаю, в ближайшее время будет весьма занят. Теперь эта фрейлина, Льюис... Скажи, Ли, где она сейчас? Ты отдавал какие-либо распоряжения относительно неё?

Лионель Савиньяк: - Хм, я тоже надеюсь, - сказал Лионель, выслушав слова Алвы насчет книг и тессория. - Что до девицы Льюис, то пока я отправил ее под домашний арест. По хорошему, - он сделал еще глоток вина, - ее бы следовало отправить в иное место для иных дознаний, но... я решил пока повременить. А заодно исполнить пожелание Ее Величества, которая просила за фрейлину. Хотя, мне думается, что девица знает явно больше, чем говорит. Лионель допил вино и отставил бокал. - Кто бы мог подумать, что такая кутерьма завертится здесь, во доврце, сразу после победы.

Рокэ Алва: - По правде говоря, Ли, я слегка удивлён, а ты знаешь, удивить меня почти невозможно. Мне хотелось бы знать, за что наш новоявленный злодей, проявляя такую похвальную инициативу, пытается возвести в регенты Ноймаринена. Людям Чести это невыгодно. Его Высокопреосвященство так торопиться бы не стал. Да, представь себе, я уже думал и об этом, - усмехнулся Алва. - Похоже, у нас тут появился какой-то новый неиспорченный деятель, - Первый маршал подмигнул капитану королевской охраны. - Фрейлину можешь продержать под арестом до завтра. Затем сними охрану, и пусть девице сообщат, что подозрения с неё сняты. Извинятся за беспокойство и всё в этом духе. И оставить за ней наблюдение - тайное, конечно же. Вот увидишь, чувствуя себя в полной безопасности, она, возможно, принесёт тебе больше пользы. Если она не побежит к своему гвардейцу сразу, значит, они не в таких находились отношениях, чтобы она вообще могла что-то знать, и из парня просто скверный охранник. - А теперь вернёмся к главному. Ли, в Олларии есть ещё одна книга, подобная той, которую упустили твои люди. На данный момент она находится у баронессы Капуль-Гизайль. Также о ней знает виконт Валме; собственно, в какой-то мере сия прелестная вещица - его добыча, - улыбнулся Ворон. - Я бы хотел, чтобы ты навестил баронессу и взглянул на сей кладезь знаний. Только будь с книгой осторожен. Ещё я бы хотел попросить тебя проверить слуг госпожи Марианны. С некоторых пор они вызывают у меня подозрения. Вполне возможно, что кое-кто из них прислуживает также и господину кансилльеру. Я полагаю, тебе стоит сделать это уже завтра. Сегодня ты и так не выспался, а дел у тебя будет ещё много. Впрочем, решать тебе. Будь уверен, пока ты займёшься данным поручением, я вполне присмотрю за дворцом, - усмехнулся Алва.

Лионель Савиньяк: - Или если она не дура, а лишь притворяется ею, - заметил Лионель на последние слова Рокэ по поводу фрейлины, - впрочем, будем надеяться, что с этим нам повезет. Затем он внимательно выслушал все, что касалось спрятанной в доме Капуль-Гизайлей роковой книги. -Хорошо, Росио, я отправлюсь туда обязательно, сегодня или завтра, - сказал он, вставая с кресла, - Дел и вправду много, и они не ждут. Во дворце ты появился очень кстати.

Рокэ Алва: - Скорее второе, - заметил Алва в ответ на слова о фрейлине. - Ну, а кстати ли то, что произошло во дворце, это мы вскоре увидим, думаю. Ладно, Ли, я не стану тебя больше задерживать. Напоследок прошу только не отметать ни одно из могущих у тебя возникнуть предположений по поводу всего происходящего. А мне стоит навестить Его Величество и справиться о его здоровье. Эпизод завершён.



полная версия страницы