Форум » Оллария, королевский дворец » "Неприятности продолжаются". 12 Осенних Молний, 398 к.С. » Ответить

"Неприятности продолжаются". 12 Осенних Молний, 398 к.С.

Леворукий: Действующие лица Лионель Савиньяк Представители посольств Ургота и Гайифы.

Ответов - 7

Лионель Савиньяк: Лионель сидел за столом в библиотеке королевского дворца и задумчиво покручивал в руках перо, так и не обмакнув его в чернильницу. Слуги были отправлены в конюшню спешно седлать сонного Вигго. Сам Ли был не менее сонным, но обращать на это внимание было некогда. Два важных события, которые нельзя было не связать в одно, складывали картину происходящего очень скверную. Одно из них - внезапный припадок короля. О втором с растерянным видом доложил Лионелю гонец, посланный в палату урготского посольства с письмом от Савиньяка и очень скоро вернувшийся назад с такой вестью, о которой немедленно получил приказ держать язык за зубами под страхом расстрела. Впрочем, Лионель не питал иллюзий, что известие о скоропостижной смерти маркиза Габайру этой ночью после празднества не просочатся во дворец из какого-нибудь другого источника и не распространятся среди придворных во мгновение ока, вызвав новый всплеск паники и смятения. Нужно непременно известить Росио, если ему еще не сообщили. Пока Лионель находился во дворце, он был уверен в том, что держит ситуацию в руках несмотря на какое-то гадкое подсознательное чувство, оставшееся у него после допроса Манрика и отправления под домашний арест девицы Льюис. Но нужно было ехать и выяснять обстоятельства смерти маркиза, ехать немедленно и сейчас же, оставив оцепленный дворец на самых смышленных и расторопных командиров, что есть у него в подчинении, но... Лионель предпочел бы сам продолжать ее контролировать, однако, выбирать не приходилось и разорваться надвое тоже было нельзя. Это была далеко не первая бессонная ночь за время военной карьеры Ли, но таким безумно уставшим, как сегодня, он себя уже давно не ощущал.

Леворукий: Раздался негромкий стук в дверь, тихие препирательства с охранявшим библиотеку гвардейцем, негромкое - чуть слышнее шепота - "Его Высокопреосвященство". И в библиотеку вошел невысокий щуплый человечек, судя по внешности уроженец Ургота. - Доброе утро, господин капитан, - так же негромко поприветствовал он, подойдя ближе. - Меня прислал к вам господин кардинал. По его словам, вам тоже будет интересно узнать, что произошло в доме господина Габайру этой ночью. Человечек постоял, сгорбившись, несмотря на свой маленький рост, пожевал губами, и продолжил. - С вашего позволения, я полотер в покоях маркиза. И моя семья весьма обязана Его Высокопреосвященству.

Лионель Савиньяк: Лионель быстро смерил взглядом вошедшего. "Обязан Его Высокопреосвященству, хм..." - Присядьте. Савиньяк указал предполагаемому урготцу на стул, после чего кликнул слуг и приказал повременить с седланием его коня и принести в библиотеку шадди. Две чашки. Когда распоряжение было выполнено, капитан предложил полотеру выпить горячего напитка и сделал глоток сам, с трудом сдержавшись, чтобы не осушить чашку залпом. - Прежде всего, назовите себя. Имя, - сказал он, глядя на сидящего напротив человека, которого освещал тусклый свет пасмурного дня.

Леворукий: - Меня зовут Никодим Кошут, - несмотря на низкое происхождение, как следовало из его слов, человечек довольно непринужденно прошел в библиотеку и опустился на предложенное место. - И я видел, как умирал господин посол. Человечек сделал паузу, то ли раздумывая над своими словами, то ли давая поразмыслить над ними капитану. - По понятным причинам мне пришлось выбирать: рассказать о событиях господину начальнику охраны маркиза или Его Высокопреосвященству. Я выбрал второе. Господин кардинал отправил меня к вам. Могу только заметить, что я должен непременно вернуться через час обратно, иначе мое отсутствие обнаружат. Снова пауза. - Господин капитан, прежде всего отвечу на главный вопрос: я не знаю, кто убил маркиза. И это сделал не я. Но судя по тому, что я видел, или господин посол покончил с собой, или в его доме есть, если можно так выразиться, мой собрат по профессии. И, горе мне, я не знаю о нем. Теперь к подробностям. Вернувшись после приема, маркиз Габайру закрылся у себя в комнате. Судя по тому, что там горел свет, ложиться сразу он не собирался. Я несколько раз подходил к двери под предлогом разных надобностей. Один раз вошел в комнату, но увидел лишь, как господин посол пишет что-то в своем дневнике. Когда минуло два пополуночи, я нашел повод зайти еще раз. К сожалению, я не могу сказать, заходил ли кто-то к нему в мое отсутствие. Прислуга точно побывала - постель маркиза была расстелена и под одеяло положили грелку с углями. Я увидел, как господин маркиз бьется в конвульсиях, а рядом с ним на столе стоит бокал с прозрачной жидкостью. Никодим полез в карман и достал оттуда шкатулку из темного дерева, окованную медью. - Внутри лежит платок. Я обмакнул его кончик в жидкость, прежде чем покинуть комнату.

Лионель Савиньяк: Лионель очень внимательно выслушал все, сказанное Кошутом. Рассказ урготца с представленной в конце шкатулкой показался ему каким-то слишком четким и слаженным, будто тот репетировал заранее, а теперь выдал заученный текст, и не обязательно подготовленный им самим. Впрочем, возможно, так и было... А возможно, и нет. Лионель посмотрел на шкатулку в руках полотера, после перевел взгляд на него самого. - Благодарю за ваш рассказ, - сказал он, - Сейчас для нас важна каждая деталь. Ваш платок, вымоченный в жидкости, возможно, будет способен приоткрыть завесу над обстоятельствами гибели господина маркиза. "Скорее всего и не только," - подумал про себя Лионель, а вслух спросил: - Вы передадите мне шкатулку?

Леворукий: Никодим смотрел на капитана спокойным, обманчиво сонным взглядом. Мэтр Кошут работал на кардинала давно, еще при прежнем после - новый просто не потрудился заменить всю обслугу в доме. А Его Высокопреосвященство очень ценил умение складно излагать факты - что бы эти самые факты собой ни представляли. - Безусловно, - ответил человечек, передавая шкатулку капитану. - Но прошу вас быть осторожным: я не знаю свойств яда на платке. Его Высокопреосвященство попросил передать шкатулку именно вам. Полотер поднялся. - Если будет угодно капитану, я отправлюсь обратно - в дом маркиза.

Лионель Савиньяк: Лионель принял ящичек темного дерева из рук Кошута. - Не беспокойтесь, - сказал он в ответ на его предупреждение, - А Его Высокопреосвященству и вам я весьма признателен. Да, вы можете идти. Когда полотер покинул библиотеку, Савиньяк еще какое-то время посидел за столом, рассматривая и вертя в руках шкатулку, но так и не открывая ее. Затем он поднялся и направился к двери, но уже сделав несколько шагов вдруг вернулся назад, стянул со стола скатерть, завернул в нее "улику" и только тогда вышел из комнаты. Эпизод завершен



полная версия страницы