Форум » За пределами » Юмор » Ответить

Юмор

Леворукий: Забавные истории, ассоциации - сюда.

Ответов - 34, стр: 1 2 All

Альдо Ракан: Альдо Ракан меняет профессию Енниоль: -Гляди, царские шмотки! Одевайся, царем будешь. Альдо: - Ни за что! Енниоль: - Одевайся, убью! Дикон:- Меня царицей соблазняли, ну и поддался я. - Войско взбунтовалось! Говорят Фердинанд - ненастоящий! Роке: - Не царская у тебя физиономия! Альдо: - А вот лица попрошу не касаться! - Посол Гайифский принять просят! - Да ты что, сукин сын самозванец казенные земли разбазариваешь? Так никаких волостей не напасешься. -Ты меня уважаешь, Штанцлер!? - Конечно, Роке Альварович! -Тогда пей! -Клюшница касеру делала! -По всем палатам мы за ними гонялись! Глядь, а выходцев то и нету! -Были выходцы, мы этого не отрицаем, но они того, самолиуквидировались. - Магнусу Ордена Истины Клементу король талигойский и великий анакс всея Кэртианы Альдо Ракан челом бьет, точка с запятой. -Так ведь повесили тебя на собственных воротах третьего дня по приказу анакса! -Погоди, того повешенного то как звали? -Удо - разбойник! -Вот видишь! А я наоборот - Борн! Марианна - Роберу: Не виноватая, они сами пришли!!!! Легким движением руки Четверо превращаются.... превращаются четверо... В элегантного Зверя! -В Багерлее замели, дело шьют! -Да какая вина на мне, эорий? -Тамбовский волк тебе эорий! -Молви мне еще раз - ты не раттон? -Ну сколько вам можно повторять – не раттон я! - Вот что Эспера животворящая делает! -Скажите, это и в Багерлее можно вот так вот стенку приподнять? Ах какое полезное изобретение! -Вы со своими разводами резко снижаете наши показатели! Подождите до конца Излома, а потом разводитесь, сколько вашей душе угодно! -Только вы это, обратно не спешите, на обратном пути скажем Кагету завоюйте! Как уже завоевали!? Это вы поспешили, но раз уж так, не отдавать же назад! -Ой не лги. Ой не лги! Магнусу лжешь! Не многомятежным человеческим хотеньем, но Творца соизволением Магнус есмь! - Передайте Дикону Эгмнотовичу, что Квентин Дорак для Роке Альваровича через Леопольда Манрика расстрельный список передавали! - Пегая Кобыла с Выходцами обещалась придти! -Ты чьих будешь? Чей холоп спрашиваю! -Что это еще за оскорбления? -Это он гальтарские обычаи возрождает! -Это ругательные обычаи и я прошу их ко мне не применять!

Закатная Тварь: Над Варастой и Кагетой гордо реет маршал Алва - реет в смысле переносном, ибо нет у Алвы крыльев, хоть и кличут Алву «Ворон». Он с утра не в настроеньи, так как с вечера похмелен и не выспался ни разу – ночь как раз пошла на пьянку. Где-то рядом бледной тенью в угол жмется Ричард Окделл, опасаясь гнева эра – ибо спьяну эр ужасен, даже хуже Арамоны – тот хотя б неостроумен и язвить умеет плохо, так что даже необидно. Эр Рокэ летать не может (как уже сказали выше, маршал крыльев не имеет), и ходить не может тоже; он лежит, борясь с мигренью, громко рявкая на войско, чтоб оно ходило строем, но не сильно топотало – в голове же отдается строевая подготовка! А в горах орут кагеты как голодные ызарги – впрочем, сходство с оной тварью слышно лишь по части звука, ибо жрут они премного (Эпинэ под стол сползает), а уж пьют в таких масштабах, что не снились даже Алве! Это Алву раздражает – равно как и эти крики, что мигрень усугубляют, оттого похмельный маршал всем разносы учиняет. - Ну, и что вам надо, Окделл? Снова крыса укусила? Не просите и не нойте, снова вас лечить НЕ БУДУ, так как нету эликсира, настроенья, впрочем, тоже, добрых дел лимит исчерпан на ближайшие полгода. Я злодейство замышляю – затопить хочу селенье, пусть потонут все к ызаргам, их тут много и не жалко, то-то радость будет тварям, да и Штанцлер скорчит рожу - думал он, что проиграю – зря надеялся, зараза, Алва будет всех живее – прям-таки почти как Ленин (знать бы мне еще, КТО ЭТО?). Дикон, так у вас похмелье? Так бы сразу и сказали, нефиг тут с несчастным видом ошиваться, будто болен – вон бутылка «Черной крови», наливайте сколь хотите, выпивайте сколько влезет – право слово, мне не жалко! -Кто приехал? Квентин Дорак? Зашибу Эсператией!!! И в поход тотчас отправлю, с эротическим уклоном, чтоб не лез ко мне, зануда, если выспаться пытаюсь! Я пытаюсь похмелиться, похмелить оруженосца, чтобы все же перед войском нам предстать в приличном виде, дабы войско не решило, будто маршал – АЛКОГОЛИК, и еще оруженосцу не давал он спать полночи… Ну, чего вы покраснели – вместе мы всего лишь ПИЛИ, а не то, что, несомненно, здесь сейчас подумал кто-то! (Этим слэшерам дай волю, так скрестят меня с ызаргом, мать их об пол, извращенцы!!!) -Кто там снова? Королева? Ни фига себе явленье, мой папаша Леворукий! Надо срочно подниматься и хотя бы вымыть рожу, да еще бы не мешало причесаться и одеться… впрочем, рассуждая здраво, одеваться смысла нету … Катарина, что вам надо – тут театр военных действий, а не летняя эстрада рядом с парком для прогулок, или вам детей не жалко, ваших и моих к тому же? Ведь останутся без мамы – КТО воспитывать их будет – Фердинанд, а может, Штанцлер?! Эти уж навоспитают, так что кошкам станет тошно: Штанцлер точно их подучит травануть родного папу. Катарина, пожалейте, мне ж войну закончить надо! Впрочем, что вы говорите – Я воспитывать их буду? Вы с ума сошли, эрэа – из меня же воспитатель как из жабы конь морисский, да простит меня мой Моро за нелестные сравненья. Вы же сами говорили – побывав у папы дома, дети стали материться, короля заначку сперли, на троих сообразили, потравились алкоголем, так как детям это вредно – алкоголь уж-жасно вреден неокрепшим организмам – еле бедных откачали, так что нафиг-нафиг-нафиг! Возвращайтесь к Фердинанду, он спокойный тихий парень, бесхребетный, правда, очень (прям как спрут в гербе у Приддов!), но зато пока в короне, и враги его не тронут – нахрен он кому-то нужен… Окделл, проводите даму и обратно не пускайте, проследите, чтоб ей дали до Олларии доехать и не выехать оттуда, пока я войну не кончу, да смотрите, по дороге на нее не слишком пяльтесь – это, право, неприлично; рук не распускайте тоже, а не то другие скажут, что на вас влияет дурно извращенец маршал Алва. Мне опять припомнят Придда, короля и иже с ними, вас припомнят, кстати, тоже – если честно, я не помню, что у нас вчера творилось… Катарина, не ревнуйте, он же мой оруженосец! (с)

Рокэ Алва: Закатная Тварь, а дайте мне ссыль в личку, откуда это взято, а?)

Рокэ Алва: Одна весьма интересная интерпретация известных событий. В иллюстрациях) Оригинал

Марианна: Не вернется: ....кошка в дом, куда ходят выходцы. ....Эгмонт к Мирабелле из болот Ренквахи. ....совесть к Августу Штанцлеру. ....ядро, попавшее в цель (слава Абвениям, не бумеранг!) ....Бермессер обратно под Хексберг. Не придет: ....Марио Барботта в штаб Южной армии. ....Курт Вейзель к Марианне. ....Суза-Муза к Альдо с повинной. ....гора Хексберг к Вальдесу, приходится самому к ней идти. ....Рокэ Алва на исповедь. Не видеть: ....Манрика-брюнета. ....румяную Катари. ....икону святого Алана в олларианском храме. ....статного и красивого истинника. ....Робера верхом на бакранском козле. Стыдно показаться людям на глаза: ....Человеку Чести, проигравшему свой фамильный перстень. ....бергеру, вчера напившемуся до появления чувства юмора. ....Матильде, наряженной в розовое платье. ....гоганни, на которой ещё сходится Пояс Невесты. ....Роберу, которому всегда за что-нибудь да стыдно. Боишься, как бы не узнали: ....что на самом деле ты не юноша, а девушка. ....что в доме лежит покойник, а ты не знаешь, куда его девать. ....что на самом деле ты не Ракан, а Придд. ....что уже почти 20 лет ты влюблена в Рокэ Алву. ....что на самом деле ты - раттон. Не пренебрегаешь: ....кагетским вином, если нет кэналлийского. ....Пегой Кобылой в ночь перед возвращением жены. ....варёной морковкой, которой пренебрегают даже мухи, если голоден. ....отваром горичника наутро после хорошей пьянки. ....любыми средствами для поимки Сузы-Музы (всё равно не поймаешь!) Медлит: ....Альдо с выполнением обещаний. ....Катари открыть имя отца своих детей. ....Великая Талигойя возродиться взад обратно. ....Моро научиться играть на гитаре. ....Ротгер Вальдес жениться. Поневоле приходится иногда: ....страдать во благо Дела Чести. ....присягать человеку, которого должен ненавидеть. ....рано вставать по случаю войны. ....с утра пораньше пить со званым, но неожиданным гостем. ....ловить киркорелл в промышленных количествах. Очень напоминает: ....Рокэ Алва - птицу со своего герба. ....Катарина - белую акацию, такая же бледная и колючая. ....один из фельпских дуксов - Чебурашку. ....эрэа Мирабелла - давно постящуюся летучую мышь. ....Ринальди Ракан на старой гравюре - Леворукого (к чему бы это?) Лучше бы не разбирались: ....Жиль Понси - в современной поэзии. ....Альдо Та-Ракан - в политике, как бы всем сразу проще стало! ....Бермессер в придворных интригах. ....Леворукий в вопросах чести и совести, всё равно криво Алану объяснил. ....Сильвестр - в морисских напитках. Не долго сердится: ....Рокэ - на врага, убивает сразу. ....дядюшка Везелли - на племянника, на него невозможно долго сердиться. ....Котик - на Марселя, сделавшего ему эту идиотскую стрижку. ....Ринальди - на Эридани, проклял и забыл. ....Робер - на Матильду, споившую Его Крысейшество. Выводит из себя: ....когда в бокал вкусного вина добавляют невкусный яд. ....когда Эктор Придд командует обороной Кабителы. ....когда твои панталоны висят под потолком трапезной, а ты никак не можешь до них дотянуться. ....когда старшая дочь позволила себе одеться красиво. ....когда приезжаешь в гости к очаровательной белошвейке, а она вдруг оказывается Штанцлером. Перестает быть похожим: ....Марсель - на себя, познакомившись с Алвой. ....Мирабелла - на фурию, если с ней поговорить по-человечески. ....Вальдес - на затычку для всякой бочки, если его огорошить дурным известием. ....Фердинанд - на марионетку в самый неподходящий момент. ....Котик - на волкодава, если постричь как следует. Если слышишь: ....как говорят - "клянусь Честью!" - из этого ещё не следует, что у собеседника присутствует честь. ....как говорят - "имей совесть!" - это не значит, что совесть непременно надо поиметь ....как о бледном гиацинте говорят - "Талигойская Роза" - не верь ушам своим. ....как вдова рассказывает о добродетели покойного супрруга - значит, он её не любил. ....как Рокэ играет на гитаре - ничего хорошего это не предвещает. Врут: ....когда громким и плаксивым голосом обещают покончить с собой. ....когда называют Штанцлера другом покойного отца. ....когда рассказывают печальную историю первой любви, каждому - разную. ....когда после четвёртой бутылки говорят, что близнецов Савиньк - четверо. ....когда за умеренную плату соглашаются продать первородство. Навевает уныние: ....перспектива завтрашней семерной дуэли. ....количество еды и напитков на столе кагетского казарона. ....медлительность варки каши в походном котле. ....перевод кэналлийской песни на талиг. ....поездка по улицам Раканы. Неприятно: ....отправляясь с дипломатической миссией в Ургот, в пути встретить старого знакомого. ....однажды утром не разбудить Марселя, а быть разбуженным им. ....сидеть и вышивать розовым по зелёному. ....когда Манрик хочет подвергнуть тебя личному досмотру. ....наблюдать победу воина, оказавшегося сильнее и смелее тебя. Убить красоту: ....побрить Луизу налысо. ....стрелять по гусям в пору их осеннего пролёта. ....объяснить оруженосцу, насколько жизнь отличается от трагедий Дидериха. ....повесить герб Окделлов на стену алвовского кабинета. ....на закате в начале зимы зашвырнуть кошку в сверкающий снежный сугроб. Неуместно: ....мужчине в общественном месте нарядиться в женский халат для беременных. ....Человеку Чести пользоваться кинжалом или ядом. ....деламировать стихи, обедая с Ойгеном Райнштайнером. ....явившись в дом без приглашения, ещё и скандал затеять. ....писать сестре, влюблённой в Алву, о победе Правого Дела Раканов. Обидно: ....когда кажется, что теперь Вальдесу точно крышка - и тут приходит Альмейда. ....когда хороший человек Рамиро Алва оказывается предателем. ....когда, явившись на свидание, кроме любимой девушки встречаешь ещё 30 человек, которым ты очень не нравишься. ....когда вежливый урготский посол прямым текстом посылает тебя лесом. ....когда по истечении двухмесячного ультиматума обещанная армия действительно появляется на твоей территории. Дурные привычки: ....грызть ногти в присутствии старшего по званию. ....почём зря давать кровные клятвы. ....разбавлять вино водой. ....швыряться бокалами в дверь. ....есть печенье только с касерой. Неразумно: ....полюбив королеву, ожидать от неё взаимности. ....приписывать вице-адмиралу Талига интимную связь с дриксенским адмиралом. ....пытаться надеть корону на человека, который этого не хочет. ....совершать конные прогулки в Золотую Ночь. ....спать на ходу, конвоируя государственного преступника. Не поддаётся пониманию: ....рассказ достославного о минувших временах. ....попытка бергера серьёзно поговорить с кэналлийцем. ....проповедь, произнесённая Бонифацием с похмелья. ....цель, которой добивается Катарина Ариго-Оллар. ....очередной кошмар, приснившийся Ричарду Окделлу. Опасно для жизни: ....осенней ночью прыгнуть в Данар из окна королевского замка. ....в полной мере насладиться кагетским гостеприимством. ....переводчику на ночь глядя раздеть своего клиента. ....пытаться не пустить Первого маршала Талига к кардиналу того же Талига. ....без оглядки последовать за женщиной, позвавшей тебя. То, что не забудут: ....цвет штанов Альдо Та-Ракана в день суда над Рокэ Алвой. ....завещанный Ушедшими способ послать выходца куда подальше. ....уничтожение вражеского флота посредством "ызаргов" и киркорелл. ....рецепт изготовления касеры. ....рассвет первого дня Круга Ветра.

Катарина Оллар: Одна из моих любимых вещей)) Escape Автор: Кьянти - Утверждают, что герцог Бофор говорил, что знает сорок два способа побега из тюрьмы. - Ха-ха-ха! Если он знает сорок два способа побега, то почему же он не бежит? - А может быть… он выбирает? к/ф «Д’Артаньян и три мушкетера. Десять лет спустя». Одним тюрьма - урок суровый, другим же - сладкий перекур. (с) Георгий Александров Часть первая. Талигойя. Ракана. Глубокая ночь. Одна из камер Багерлее – с некоторой претензией на комфорт. Окно – узкое и зарешеченное – под самым потолком. Судя по тому, что на фоне звёздного неба отчётливо видны силуэты какого-то кустарника, убогое оконце, из которого тянет ночным холодом, находится на уровне земли. Стол, пара стульев, кровать; на противоположной стене – большое зеркало, в углу комнаты – камин. На кровати – Первый маршал Талига в обнимку с гитарой. Тихо наигрывает что-то лирическое, прислонившись щекой к холодной каменной стене и глядя на далёкую луну. Алва (с легкой нотой усталости и иронии) - Ложь, интриги, подлость и коварство – Всё осталось нынче за стеной. Сладких снов, родное государство, Столько лет прожившее со мной В качестве щита, меча, орала... Я устал без продыху пахать. Хватит. Брэйк. Пора поднять забрало. И героям надо отдыхать. У героев, кстати, тоже – нервы... И другие слабые места... Глубокую тишину неожиданно нарушают звяканье металла, какой-то шум, чьи-то неразборчивые голоса. Шаги звучат всё ближе, и вот дверь камеры отворяется – на пороге появляется смущенный и заспанный Тюремщик. Тюремщик (бормочет извиняющимся тоном) -Монсеньор, к Вам гости... (вздрогнув, оглядывается и переходит на церемониальный тон) Альдо Первый! Тюремщик выскальзывает за дверь. Входит Альдо – несмотря на время суток, что называется, «при полном параде». Альдо (пафосно) - Я пришёл... Алва (зевая) - Я вижу. На черта? Альдо (слегка стушевавшись, пытается продолжить в том же ключе) - Я пришёл... Алва (закатывая глаза, снова перебивает) - Да вижу я. Альдо (обозлившись) - По делу! Алва (оценивающе оглядывает гостя, насмешливо) - Редко кто является без дел Полвторого ночи. Это...смело. На часы хотя бы поглядел. Час для дел – не больно-то урочный. До утра достанет терпежу? Альдо (не выдержав) - Хватит издеваться!! Это срочно!! Хочешь, я тебя... освобожу? В камере на минуту наступает полнейшая тишина. Алва (приподняв левую бровь, задумчиво-удивленно) - Это как? Альдо (начинает нервно расхаживать по комнате, неуверенно) - Ну как... Могу публично... Был, мол, оклеветан. Гнусной лжи Найдены истоки... Алва (странным тоном – не то издевается, не то ободряет) - Даааа?.. Отлииично... Альдо (воодушевляясь) - Но по мне – так лучше ты сбежишь. Алва - Как? Альдо (радостно) - Подземным ходом! Алва (прищурившись, следит за собеседником) - Это...ммм...мудро. Кстати, Альдо, классные штаны. Молодой человек в белом, не обращая внимания на комплимент и даже, кажется, вообще не особо вслушиваясь в слова маршала, увлеченно развивает свою мысль, подкрепляя её действием: подбирает валяющийся на полу уголек и, оккупировав свободный угол помещения, старательно чертит на серой каменной стене масштабные контуры будущего лаза – метра эдак три в диаметре. Альдо (пыхтя от усердия, но не теряя оптимизма) - Ход подземный выкопаем. Утром. Если надо – сроем полстраны, Хоть оно и будет сложновато... Алва между тем, за спиной у будущего анакса, успевает метнуться к камину и сыпануть горсть золы на сиденье стула, после чего снова разваливается на тахте. Алва (критически оглядывая «план-проект» подземного хода) - Слушай, друг, придумано хитро, Но под ЭТО – нужен экскаватор. Это же не ход! Альдо (оборачивается, недоуменно) - А что?.. Алва (кусает губы от сдерживаемого смеха) - Метро. Хлопотно и, знаешь ли, затратно. Ты, по слухам, по уши в долгах? Альдо (внезапно рассвирепев, орет) - Да плевал на деньги я, понятно?!! Ты к полудню должен быть в бегах!! (выуживает из кармана камзола лист бумаги и размахивает им перед носом герцога) - Мне тут ультиматум предъявили!.. Алва (оживляясь, с интересом следит за листком) - Кто решился? Альдо (мрачно) - Есть один маньяк... В очень грубой форме – «или – или». Алва (нетерпеливо) - Не томи. Кто автор? Альдо (бурчит) - Савиньяк. (заглядывает в листок и морщится, истерично) Или я на волю выпускаю Первого смутьяна на земле – (обвиняющий взгляд в сторону Алвы) Или постепенно привыкаю К мысли о веревочной петле! Алва, исхитрившись, выдергивает у Ракана из рук мятый клочок – и при свете камина долго и с видимым удовольствием вчитывается в текст. Наконец, улыбаясь – не то формулировкам послания, не то своим мыслям, – откладывает шедевр эпистолярного жанра за авторством Савиньяка в сторону и снисходительно смотрит на взъерошенного Альдо. Алва (отмахивается, легкомысленным тоном) - Экий всё же нервенный ты, право. Было б, отчего впадать в тоску... Альдо (визгливо) - Он же псих!! А вдруг – со всей оравой – Явится и вздёрнет на суку?! Твой, пардон, приятель – туп как жернов. Сам ему попробуй растолкуй, Что анаксов вешать – некошерно! Напрочь одичал в своём полку! Алва (все так же благодушно) - Глупости. Чтоб Миль кого-то вешал – Это, извините, ерунда... Альдо (издевательски) - Ну, спасиииибо! Ты меня утешил!.. Алва (продолжает фразу) - ...Порубать в капусту – это да. (разводит руками, кроит гримаску) Это наш Эмиль, конечно, может. Любит, понимаешь, фехтовать. Вытащит порой клинок из ножен – И давай врагов четвертовать... (ностальгически) Помнится, как в Торке мы с Эмилем... Или с Лионелем?.. В общем, мы... Альдо (перебивает, стукнув - для приддания веса словам - кулаком по столу) - Так. Я подчиняюсь грубой силе. Шагом марш на выход из тюрьмы. Алва (оторопев) - В смысле?.. Альдо (резко) - Собирай свои манатки – И вперёд. Свободен. Баста. Ша. Алва (непонимающе) - Да, но ты... Альдо (комкает в руке ультиматум и обвиняющее тыкает пальцем в сторону Первого маршала, безапелляционно) - С меня все взятки гладки! И скажи «спасибо» корешам. (распаляясь, постепенно переходит на крик) Всё-таки друзья твои – уроды. Каждый первый – маршал и герой! У меня давно от их породы Нервный тик, мигрень и геморрой. Только не хватало мне под дверью Бешеного блонди с палашом!.. Алва (тоном опытного психотерапевта) - Слушай, я улажу всё... Альдо (в запале) - НЕ ВЕРЮ!.. Алва, почуяв, что «пахнет жареным», встает-таки с тахты, ловит нервно бегающего по комнате из угла в угол анакса за рукав и аккуратненько усаживает на стул, протягивает стаканчик вина. Алва (молитвенно сложив руки, успокаивающе) - Я клянусь: улажу... Альдо (с подозрением глядит на маршала, сквозь зубы) - Хорош-шо... Алва (доливает вина в бокал) - Выпей… Та-ак… Уже гораздо лучше. Мне нужны бумага и перо. Альдо (угрожающе, кивает в сторону контуров потенциального лаза) - Принесут. Но ты – на всякий случай – Всё таки копай своё... метро. Алва (покладисто) - Ладно. Только есть одна оплошка. Альдо (раздраженно) - Что еще? Алва ( замявшись) - Так... эээ... нет инвентаря... Чем – копать? Альдо (снова «взрывается») - Да хоть столовой ложкой! Хоть грызи!! Хоть пальцем ковыряй!!! Алва (разводит руками, с легкой издевкой) - Я же не ударник «Метростроя»... Альдо (обрывает маршала, уверенно) - Ты у нас – во всех ремеслах спец. Жнец, боец, игрец... (на мгновение задумывается, щелкает пальцами, пытаясь что-то припомнить) А тот, кто роет, - Как назвать?.. Алва (саркастично) - Наверное, копец. Альдо (всплескивает руками и выразительно глядит на герцога) - Точно! По призванию. По духу. Профессиональный, чёрт возьми. Алва (приподнимается со стула, одновременно закатывая рукава, мрачно) - Так. На выбор: в челюсть или в ухо? Альдо (проворно ретируется к противоположной стене, с наигранным трагизмом) - Тяжко мне с подобными людьми!.. Я – тюрьму и душу нараспашку, Вы ж – стыда простого лишены!.. Я для вас – последнюю рубашку!.. Алва (иронично) - А слабо – последние штаны? Альдо (оскорбленно) - Да, слабо! Штаны – слабо! Подходит к зеркалу и начинает любовно рассматривать милые сердцу брючки, стряхивая с них несуществующую пылинку. Алва же с непередаваемым выражением лица любуется …эээ… задней частью белоснежного предмета одежды, неслабо пострадавшей от пребывания на приснопамятном стуле. Алва (задумчиво тянет) - Понятно... Альдо (вертясь перед зеркалом, как бы оправдываясь) - Очень дорогое полотно... Алва (глубокомысленно поцокав языком) - Есть, как ни крути, на Солнце пятна. Чёрные. Как минимум, одно. (вздыхает и откидывается на спинку стула, устало прикрывая глаза руками) Вот что, жертва модного пошива, Хватит суетиться и галдеть. Я устал. Чего-то мне паршиво. Хочется спокойно посидеть. Альдо (насмешливо) - Эк тебя геройства утомили!.. Да сиди... Пока в столице тишь. (резко меняет тон) Но : при первых признаках Эмиля – Ласточкой на волю полетишь. Не в твоих , я вижу, интересах Покидать уютный каземат. Ну, бывай! В последний раз разгладив складочку на штанах, молодой человек выходит из комнаты. Маршал провожает его тяжелым взглядом. Оставшись один, герцог первым делом кладет себе на лоб тряпочку, смоченную в холодной воде, и садится за стол, тяжело уронив голову на руки. Отражение в зеркале, как ни странно, ведёт себя совершенно иначе: Алва-в-зеркале, не снимая сапог, некуртуазно закидывает ноги на столешницу и откупоривает новую бутылку "Крови". Алва (глядя в зеркало, а еще точнее в пространство, хмуро) - Абзац. Ни дня без стресса. Отражение (отрывается от дегустации напитка, строго) - Росио, не скатывайся в мат. (пожимает плечами, слегка сердито) Нечего глядеть с такой тоскою: Сам же выбирал свою судьбу. Алва (жалобно-капризно) - Дожили: на нарах – нет покоя... Отражение (отмахивается) - Выспишься еще... Алва (страдальчески) - Когда? Отражение (цинично ржёт) - В гробу. Снова слышны шаги, звяканье ключа – Тюремщик приносит бумагу и письменные принадлежности и удаляется. Алва, прищурившись и прикусив перо, некоторое время пристально смотрит на лист, и, наконец, решившись, выводит в верхнем углу дату и имя адресата – Рудольф Ноймаринен. Алва (пишет) Герцог, я в тюрьме. Здесь очень мило. Мне пока не хочется домой. Я прошу: займите Вы Эмиля Кем-нибудь другим. Да хоть Фомой! Мне тут ни к чему сейчас эксцессы. У меня тут – отдых и режим. Пусть сидит в Урготе. Там принцессы. До весны сидит – потом решим... Отражение (иронически приподняв бровь, с сомнением) - Искренность порой выходит боком. Стоит ли... гм... бумагу... гм...так марать? Алва (поразмыслив) - Знаешь, с Ноймариненом – как с Богом: Смысла нет юлить, финтить и врать. Отражение (фыркнув, насмешливо) - Может быть, ребята и похожи – Ересь у обоих не в чести, Только вот различия есть тоже: Бог – простит, а он?.. Алва (хмыкнув, запечатывает послание) - Меня – простит. Часть вторая Некоторое время спустя. Талигойя. Ракана. Багерлее. Та же камера, та же обстановка. Вечер, ужин. Стол буквально ломится под тяжестью различных вкусностей, от витающих в воздухе волшебных ароматов тюремные мыши и охранники теряют ориентацию в пространстве. Тем не менее, сидящий за столом хмурый небритый герцог Алва вяло поковыривает фрикасе, большими глотками пьет любимую «Кровь» и то и дело морщится, касаясь пальцами обвязанной полотенцем головы и бросая исполненные зависти взгляды в пустое зеркало. Вожделенную тишину с завидной регулярностью нарушают кандальный звон и чьи-то зычные вопли. Алва (размышляет вслух) - Я читал истории скрижали – Хроники и дедов, и отцов, - Но впервые слышу, чтоб сажали Не кого-то – оперных певцов! Третьи сутки – не опять, так снова! Голос у бедняги – будь здоров… В зеркале появляется сытое, гладко выбритое и вообще довольное жизнью Отражение. Отражение (элегантно упав на стул и по привычке закинув ноги на столешницу, светским тоном) - Наш с тобой певец, по слухам, повар. Алва (мрачно разглядывает Отражение из-под сползающего на глаза полотенца, язвительно) - И за что ж сажают поваров? В этот момент неизвестный страдалец выводит особо громкую руладу. Морщатся и затыкают уши оба – и маршал, и отражение. Отражение (присвистнув) - Ну и ну! От баса до контральто… (сочувственно смотрит на герцога) Третьи сутки? Алва (кивает, убитым голосом) - Третьи. Без конца… Так за что его? Отражение (хмыкнув, пожимает плечами, уклончиво) - Спроси у Альдо. Повар-то, по слухам, из дворца. По следам какого-то раздора – Вымели. Поганою метлой. Алва (с легкой, но тщательно скрываемой нотой беспокойства) - Альдо жив? Отражение (закатывает глаза и разводит руками) - Идет по коридору. Прямо к нам – голодный, бледный, злой. Раздаются стремительные шаги, дверь распахивается и в камеру буквально влетает господин Ракан собственной королевской персоной. Пробурчав что-то невнятное вместо приветствия, он без спроса плюхается на свободный стул, не забыв предварительно провести ладонью по сиденью, - и бесцеремонно начинает поедать всё, что только попадается под руку – от жареных колбасок до трюфелей в сливочном соусе. При этом он одновременно ухитряется прихлебывать золотистый бульон и время от времени прикладываться к бутылке с вином. Алва некоторое время молча с удивлением, наблюдает за гостем, пока очередной вопль не дает наконец-то повод завязать светскую беседу. Алва (иронично) - Слушай, расскажи-ка мне, приятель, Ты кого сюда к нам подселил? Я от этих воплей чуть не спятил. Чем тебе бедняга насолил? Больно уж ты крут: чуть что – на дыбу... Альдо (не переставая жевать, мрачно) -Я тебе, любезный, так скажу: Из-за стервеца – (тянется к блюду на другом конце стола) подай мне рыбу – Же не манж уже который жур. (возмущенно) Я не ожидал такой подлянки... Алва (насмешливо-сочувственно) - Он тебе плевал в морковный сок? Альдо раздраженно выплевывает рыбью кость и, вытащив из кармана нечто, со всей силы швыряет это на стол. Альдо (гневно) - Вот! Что мы достали из солянки! Алва, прищурившись, с интересом рассматривает странный предмет – ярко-малиновую перчатку о шести пальцах, мятую и покрытую какими-то жирными пятнами. Алва (прикусывая губу, философски) - Ну и что? Перчатка – не носок. Альдо (распаляясь) - Воры, негодяи и бандиты На дворцовой кухне правят бал!.. Алва (с трудом сдерживая смех, миролюбивым тоном) - Альдо, ты чего такой сердитый? Выжал бы – а супчик дохлебал. Вечно короли к скандалам склонны. Парня вон на дыбу приволок... Ну, перчатка. Но – не панталоны. И – а жаль! – не дамский же чулок. Альдо (упрямо, скандальным тоном) - Да, но налицо преступный сговор! Алва (отмахнувшись) - Мало ли, что плавает в котлах. Если всех казнить, кто плох как повар, То не хватит виселиц и плах. Альдо (широким жестом указывая на царящий на столе разносол, саркастично) - Ну, тебе-то носят из столовой! Ты-то ешь нормальную еду! Алва (широко улыбается и складывает из пальцев символическую «решетку») - Нет проблем. Садись. Альдо (багровеет, шипит) - Ещщще хоть слово – На овсссянку враз переведу. Озвучив угрозу, будущий анакс возвращается к осетру, а Алва – к созерцанию процесса поедания оного. Отражение в зеркале за спиной Ракана корчит паскудные рожи и весело – хотя и беззвучно – ржёт. Алва (иронично) - Это, друг, последствия Короны. Власть непостоянна – на беду. Стань монархом – даже макароны Рано или поздно предадут. Лик Измены глянет из салата, Затаится в глубине борща... Голод, злость и страх – за Власть расплата. Так и доконают – сообща. (задумчиво) Впрочем, неизвестно, кто погубит Нас быстрей. Хозяин ли? Слуга? Тот, кто ненавидит? Тот, кто любит?.. Альдо (отрываясь от поедания филе, удивленно) - Ты о чем? Маршал вздыхает, делает невинное лицо и пододвигает к Альдо огромное блюдо – венец вечернего пиршества. На блюде покоится шикарный, не меньше метра в диаметре, пирог. Алва (приглашающе) - Отведай пирога. Альдо (недоверчиво глядит на маршала, но все-таки берется за нож) - С чем пирог? Алва (улыбаясь) - С сюрпризом. Альдо (рассматривает кулинарного монстра, ковыряя хрустящую корочку, с подозрением) - Интересно... Это – сбоку – что за угольки? Алва (пожимает плечами) - Подгорел. Альдо (прищурившись) - Кто пёк? Алва - Моя невеста. Альдо (слегка смутившись) - Я не знал... Алва (отмахнувшись) - Я тоже. Пустяки. Альдо уверенно пододвигает к себе пирог, отрезает солидный кусок и жадно вцепляется в пышное ароматное тесто. Альдо (с набитым ртом, завистливо) -Эк теве ф невефтой подфартило... Внезапно он замирает, корчит непередаваемую гримасу и медленно извлекает изо рта – и одновременно из куска пирога – некий загадочный предмет. Альдо (в изумлении) - Это... что еще за... ерунда?!! Герцог со вздохом поправляет повязку на голове, извлекает из кармана лист бумаги и, вытянув из чернильницы перо, что-то отмечает. Алва (буднично) - Всё по списку. Полкило тротила... (протягивает руку) Дай его, пожалуйста, сюда. Совершенно обалдевший Альдо передает маршалу оказавшийся тротиловой шашкой предмет. Альдо (потрясённо) - Но – зачем?! Алва (пожимает плечами) - Всегда кладёт. Привычка. Кстати, Альдо, выплюни фитиль. Собеседник, только тут заметивший, что бечевка так и свисает у него изо рта, рассеянно сплевывает и, взяв ножик в руки, аккуратно заглядывает внутрь кулинарного шедевра. Альдо (приподняв верхнюю корочку, зачарованно) - Тут еще и фомка... И отмычка... И какой-то жеваный текстиль... Алва (поправляет гостя, попутно ставя галочки в списке) - Не какой-то. Лестница такая. Порвала, наверно, простыню. Не отрываясь от перечня, герцог отщипывает кусочек пирога и задумчиво его жует. Альдо (в шоке) - Как...Ты это ешь?!! Алва (разводит руками) - Ну как... Икаю И давлюсь... У всех своё меню. Мне вот – кулебяка со взрывчаткой... (сверяется со списком) Там еще кинжалы – поищи... Альдо несмело заглядывает в пирог и действительно после непродолжительных поисков находит искомое. Алва (философски) - А тебе – всего лишь суп с перчаткой – Даже не, пардон, с цикутой щи... Ракан, продолжающий изыскания, извлекает на свет всё новые и новые предметы. Альдо (ошарашенно) - Нет, она совсем свихнулась, что ли?! Тут еще и порох, и свинец!.. Алва (пожимает плечами, иронично) - Девушка соскучилась на воле. Девушке охота под венец. Слава Богу, что в ажиотаже Девушка в пирог не запекла Ядерную бомбу. Или, скажем, В порошок толченого стекла. Девушке мерещатся браслеты, Девушка стремится к алтарю... Альдо (почти с восхищением) - Ё-ееееелки! Тут еще и пистолеты!.. Алва (заглядывая в листок, великодушно) - Три. И все – морисские. Дарю. Пару минут Первый маршал Талига с ухмылкой на лице созерцает погруженного в состояние благоговейного ужаса властителя Талигойи, потом, хмыкнув, кивает на стоящий рядом с блюдом котелок. Алва (ободряюще) Если хочешь есть – вон там котлеты. Из столовой – так что смело жуй. Альдо ( с трудом приходя в себя) - Ну, а ты?.. Алва (подмигнув анаксу, подтягивает к себе чистый лист и чернильницу) - А я еще до лета – Если ты не против – посижу... И пока Альдо с головой уходит в истребление котлет, маршал с головой погружается в составление ответа самоотверженной даме. Алва (пишет) - Айрис! В Багерлее очень мило. Так что не волнуйся и не плачь. Окделлы сведут меня в могилу(зачеркнуто) Всё о'кей. Спасибо за калач. Тесто было мягким, словно вата. Только подгорело чуть внизу (зачеркнуто) Вкусно. Жаль, взрывчатка жестковата – Я её попозже догрызу. Сколько мне сидеть здесь - неизвестно. Потому - не думай обо мне. В общем, шла бы ты, моя невеста, В за...(зачеркнуто, для верности сверху поставлена пара клякс) ...муж. За Робера Эпинэ." Альдо (задумчиво глядя на пишущего герцога, сочувственно) - У меня с женитьбой тоже глухо, Даром, что анакс, а не герой… (внезапно оживляясь, с энтузиазмом) Если хочешь… Алва (не отвлекаясь от письма) - В челюсть или в ухо? Альдо (не теряя оптимизма) - Может быть..? Алва (снова перебивает) - Не может. Рот закрой. Альдо (обидевшись) - Грубый ты. Жестокий. Бессердечный. Барышня страдает взаперти. (задумчиво, с грустью обгладывая куриную ногу) Так вот подвернётся первый встречный, Свистнет – и прощай, любовь, прости… (вдруг щелкает пальцами, радостно) Точно! Мы к тебе её подселим – Благо, позволяют метражи… Герцог, бешено сверкнув глазами, вскакивает со стула, и Альдо, прихватив початую бутылку и надкушенную колбасу, резво ныряет за дверь. Из-за двери слышна ругань на кэналлийском и звон разбитого бокала. Чуть обождав, Альдо, весело ухмыляясь, снова просовывает голову в дверной проем. Альдо (нахально) - Ну тогда свиданки – раз в неделю! Ответом ему служит грохот разбитого блюда – несчастная курица, ударившись о стену, падает на пол. Анакс осторожно приотворяет дверь, вытягивает куриную тушку в коридор и с достоинством удаляется. Альдо (обнимая вожделенный провиант, Алве – на прощание) - Если передумаешь – скажи!..

Бледный Гиацинт: "Хоббит, или туда и обратно". Краткое изложение для детей Как ныне сбирается Торин и Ко В поход на великого Смога. Их гору загадил зловонный дракон (И злата похитил немного). Волшебника Гэндальфа взяв за хомут, Все гномы к далекому Дейлу идут. Препятствия ждут их на этом пути, Страшны и опасны дороги. А значит, им хоббита надо найти (У них волосатые ноги). Где Торин застрянет башкою вперед, Там хоббит пролезет (и что-то сопрёт). "Скажи мне, кудесник, любимец богов, Да будут светлы твои лета, Зачем ты лишил меня, сцуко, платков? Ты, Гэндальф, ответишь за это!" Но Гэндальф лишь трубочкой пыхал своей И дым выпускал из ушей и бровей*. Брели они днями, брели по ночам, От голода в скалах дичали. "Орлы!" -- на берёзе волшебник кричал. "Бараны! -- орлы отвечали. - - Три фарлонга леса сожгли без труда! От гоблинов с варгами меньше вреда". Добрался отряд до заветной Горы, Уселся у Южной террасы. Но если б не Бильбо, до этой поры Сидеть им, глодая лембасы. Где гномы тупят, исходя на субстрат, Там хоббит поможет (хоть будет не рад). И вот уничтожен чудовищный враг, Пируйте и радуйтесь, братцы! Но Торин поднялся и вымолвил так: "Сначала здесь нужно убраться! Где гном пировал и доспехи ковал, Бесстыжий чешуйчатый все заплевал". Тем временем скачет к горе Трандуил - Эльфийский король лицемерный, Закован по уши в волшебный мифрил. С ним эльфы и лось его верный. (Царю, чтоб не выглядеть так же, как все, Приходится часто скакать на лосе). - Отдай-ка нам, Торин, четвертую часть И можешь идти восвояси. Иначе мы с лосем изволим напасть. Расклад, я надеюсь, вам ясен? "Нас только что, братцы, смешали с говном!" - И вскинул свой меч разъярившийся гном. Сошлись они в битве, и тишь под Горой Нарушили крики и стоны. А в центре метался наш главный герой, Тряся голубым Аркенстоном. И гоблины ждать не смогли в стороне: Их варги как раз подоспели к войне. Настигла героев бы смерть у Горы, Но все повторилось сначала: Волшебник кричал восхищенно: "Орлы!" "Бараны! -- Орлы отвечали. - Азог этих гномов упрямых возьми! Кой черт вы полезли сражаться с людьми?" * * * Прощается с Торином каждый отряд, Их битва навек примирила. А Бильбо и Гэндальф на горке сидят И делят доспех из мифрила. Бойцы вспоминают, как всё началось... И в красный закат Удаляется Лось. ______________ * -- Один лишь волнует вопрос малышей: что Гэндальф курил до колец из ушей?

Селина Арамона: Матильду спрашивают: - Чем отличается вино от касеры? - Вино можно пить. - А касеру? - А касеру НУЖНО! *** В чем разница между Создателем и Альдо? Создатель не считает, что он Альдо. *** Валентин - парень из глубинки. *** Любовные треугольники: Дом Молний: она любит его - а он - свою лошадь. Дом Ветра: она любит его, а он - "черную кровь". Дом Волн: она любит его, а он... да кто-нибудь когда-нибудь видел влюбленного спрута? Дом Скал: она любит его, а он - Великую Талигойю Раканы: она любит его, а он - себя, любимого... *** Кэртиана конца эпохи Ветра. Национальный музей изобразительных искусств Олларии. Идет экскурсия. Экскурсовод: - А в следующем зале мы с вами увидим исторический триптих под названием "Рокэ Алва в Багерлее". Переходят в следующий зал, действительно висит триптих... Первая часть триптиха: Ричард Окделл у кресла Альдо Ракана. Вторая часть триптиха: Ричард Окделл в постели Катарины Ариго. Третья часть триптиха: Ричард Окделл сидит в глубоком кресле, за спиной его на стене - кабаньи головы, в руках бокал вина, и он его задумчиво смакует. Один из экскурсантов: - А где Рокэ Алва? - А Рокэ Алва в Багерлее! *** Очередная вечеринка у Марианны. Вот-вот начнет светать, почти все гости уже разошлись, за столом в числе прочих остались полулежать два господина знатного происхождения в явном упитии. Вдруг один из них вскидывает голову, пристально смотрит на второго: - Ввы мне кого-то очччень сильно нннапоминаете, ми..милейший... Ваш родич, позвльтспрсить, в Двадцатилетней войне не участвовал? - Уч.. участвовал!!.. - Закатные твари! И мой участвовал... - А вввы... пзвльтеспрсить, кккакого дома вассал? - Дома Молний!! - И я Дд..дома Молний! - А бабулька Раймонда в вашей родне не числится, многоуважаемый?... - Леворукий и все твари его, числится! ... - Ооооо... и в моей числится!.. А вы недавно в компании Пеервого Маршала "Вдовьих слёз" не пили? - Пииил! -Эээээ... И я пил!.. В этот момент входит милейший барон Капуль-Гизайль, подходит к жене и вопрошает: - Ну что, дорогая, как дела, все в порядке? Марианна: - Да все, как обычно, вон близнецы Савиньяки опять друг друга узнать не могут... *** Вальтер Придд поучает сына. Рассказывает какая Алва мразь и сволочь. - Но... - И не спорь! - прикрикнул Вальтер - У тебя ещё молоко на губах не обсожно! - Это не молоко - потупился Джастин, краснея до кончиков ушей. *** Вдруг из спальни Рокэ Алвы С характерною спиной Выбегает гордость Приддов Цветом нежно-голубой *** Названия в стиле "Гарри Поттера" 1. «Рокэ Алва и Надорский Камень» 2. «Рокэ Алва и Тайный Будуар Королевы» 3. «Рокэ Алва – узник Багерлее» 4. «Рокэ Алва и Кубок Соленой Воды» 5. «Рокэ Алва и Орден Милосердия» 6. «Рокэ Алва и Придд-ПолуСузаМуза»

Селина Арамона:

Бледный Гиацинт: Селина Арамона, А вот "пирожки" и поэма от моего любимого автора)) меня посадят вас прикончат сказал однажды дику эр несите яд пока не поздно глотнем его на брудершафт ну вот теперь мы точно влипли опять занервничал робер сажая алву за решетку а всё проклятая морковь вчера на пятой чашке шадди сильвестра доконал инфаркт за допинг снять с соревнований число и ниже подпись бог о нет подумал в шоке альдо о да подумал жеребец о ёёё подумал Иноходец п**дец подумали мы все у них такое тут творится поведал братьям оноре что мне сдается в этой книге надолго я не задержусь вы монсеньор рассвета ждёте спросил однажды алву дик рассвета юноша не будет последней книгой будет дно на дверь в покои королевы прибил табличку леонард с некуртуазным серпентарий и гнусный смайл пририсовал впервые рамочку увидев эмиль смеялся аж до слёз ты идиот сказал он брату иди ты на фиг я эстет ментально перевоплощаясь себя теряет маршал наш тогда он к зеркалу подходит а там записка лионель я старый я больной я подлый рыдал несчастный кансилльер а исходя из псевдонима я первый в кэртиане транс вы кто сударыня такая и что забыли здесь пардон спешу представиться арлетта мегрэ-де-марпл-пуаро ваш придд иуда нет он зайко толкал гипотезы фандом я подожду определяться уклончиво ответил спрут а не рвануть ли мне в гайифу с тоской подумала мэллит ведь говорят что там мужчины нежны учтивы и милы о боги накладное пузо совсем расстроился марсель теперь они уж в фиках точно дойдут до накладной груди спросил альмейда чем займёмся конечно слэшем хмыкнул зам а для чего ж еще любезный по-твоему придуман флот в роду блондинов все похожи ну просто на одно лицо давным-давно был куплен ксерокс с тех пор проблема решена грустит луиза арамона ей снится алва по ночам кто-кто а катя пушкарёва её бы точно поняла ну здравствуй белочка матильда пьет и приветствует кошмар кошмар нахально ухмыльнулся прости родная я твой муж любимый мой пойдем жениться сказала алве айрис и наш полководец сразу сдался врагам и даже сел в тюрьму ругнувшись сморщился фок варзов спросил взволнованный жермон что неужели всё так плохо о да антоновка увы там дикари козлы и войны сказал про бакрию весь двор пожал плечами первый маршал такое есть в любой стране Название: Unsung heroes Пейринг/персонажи: Рокэ Алва и все-все-все ) Категория: джен Жанр: юмор Рейтинг: PG Дисклеймер: Мир и герои из произведений ВВК принадлежат ВВК; автору фанфика, как всегда, - ни суана ) Краткое содержание: О том, что в каноне было, есть и будет; о том, чего в нем не было, нет и не предвидится, а также о милых слабостях сильных личностей и о подлинных истоках мартисьюизма героизма. :-D WARNING: «фандомные стишки» :lol: Искалеченный труп Обоснуя может быть выдан желающим для опознания и организации торжественных похорон. ))) "Терпение - подпольный героизм" Р. Алеев Терпение – подпольный героизм. (с) Р. Алеев Безотносительно книжного таймлайна. Дом вице-адмирала Ротгера Вальдеса. Кабинет на втором этаже. Самого хозяина нет, но именно отсутствующему и перемывают кости остальные присутствующие. Алва лениво развалился на диванчике и перелистывает какую-то книгу; Лионель и Эмиль Савиньяки облюбовали другой диванчик – старший поправляет белоснежные кружевные манжеты, старший младший щиплет зеленый, с кислинкой виноград. На подоконнике разместился Марсель Валме в гламурном жилете персикового цвета и при конспиративном накладном животе. Жермон Ариго с комфортом устроился в кресле; в углу подпирает стенку молчаливый Валентин Придд. За письменным столом восседает монументальная фигура адмирала Рамона Альмейды… Марсель (насмешливо) - Беспечен. Весел. Нагл. На вид – за тридцать. Возможно – глубоко в своей душе – Романтик. Балагур. Как говорится, Роскошный штамп. Шикарное клише… Эмиль (с обидой) - Понятно, парень крут. А мы чем хуже? Жермон (разводит руками) - Но он моряк! Эмиль (запальчиво) - И что с того? Моряк… Да плавали мы все по этой луже, Расхваленной поэтами зазря! Лионель (вполголоса) - Ты, братец, от причала до причала Висел наполовину за бортом. Эмиль (отмахивается) - Па-а-адумаешь! Немножко укачало… Проблема-то, проблема ведь не в том! Альмейда вон – лишён морской болезни И званием повыше, но ведом Загадочною силой – хоть ты тресни! – От Вальдеса балдеет весь фандом! Алва (не отрываясь от книжки) - Альмейда феерически зануден. Не шутит, не танцует, не поёт. Жермон (с улыбкой) - Он мстительностью страх внушает людям. Марсель (подхватывает) - И пальца нет. И слишком много пьёт. Лионель (ровным голосом) - Серьёзен – от конрайо до конрока… Но прост и незатейлив как канат. Алва (не отрываясь от книжки, резюмирует) - Ни одного приличного порока. Небось еще втихую и женат. Адмирал багровеет, но держит себя в руках. Альмейда (с нотой сарказма) - Допустим. Ну а как же Первый Маршал? Ведь мастер – и бутылки, и клинка! Марсель (отмахивается) - Ему на вид не тридцать, он постарше. Ему, по ходу, ближе к сорока. Лионель (иронично) - Он жёстче. Саркастичнее. И злее. Эмиль (входит во вкус и начинает откровенно веселиться) - Цинизм – его основа бытия. К тому же есть в активе Багерлее… Алва (бурчит) - Но – Окделлу спасибо! – нет жилья. Марсель (крутит пальцем у виска) - Здоровьем слаб. Особенно тревожат Меня симптомы в части… головы. Жермон - И проклят! Марсель - Кстати, да. И это тоже. Наследственность фиговая, увы. Жермон (понизив голос) - А знаете, слушок идёт в Талиге, Что он – Ракан… Марсель (со вздохом) - Идея хороша, Но всё-таки, боюсь, в последней книге Не светит Рокэ Алве ни шиша. Эмиль (протестующе) - Да брось! Жермон (возмущенно) - Как можно! Алва (отрываясь от книжки, насмешливо) - Ладно вам… Чего там… И вам не светит тоже, генерал. Вы влезли в рефлексию, как в болото, Над прошлым плача с ночи до утра. На жалости фандома выезжая, Вы въедете прямёхонько в Рассвет. Без разницы, «своя» или «чужая» Кровь в жилах. Я вам дам один совет: Напейтесь, что ли, право слово, в стельку. Понси набейте морду, наконец. С красоткой загуляйте на недельку. Снимите пошлой святости венец. Долой передовую! Марш в таверну! Достало ведь держать себя в узде?.. Жермон (надувшись, бурчит) - У грешников нет будущего. Алва (подмигивает) - Верно. Но есть что вспомнить на сковороде. Марсель (переключается на Жермона) - Герой… Военный… Холост… Ранен в ногу… Да вы для юных нежных дев – магнит! Но прочих, здравомыслящих, ей-Богу, От «суперположительных» – тошнит. Жермон (морщится) - Нашёлся тоже… «гений шпионажа»… Марсель (игриво) - А девушки пищат: «отвал башки». Лионель (философски) - Читатель обожает в персонаже Не доблести, а милые грешки. У массы не в почёте, так скажу я, Излишней идеальности печать. Эмиль (выплевывает виноградную косточку, громогласно) - Народ мерзавцев любит. Соплежуям Не светит… Лионель (закатывает глаза и наступает братцу на ногу) - Кавалерия, молчать! Эмиль (возмущенно) - А что «молчать»? Возьми хотя бы Придда: Сплошные, блин, скелеты в их шкафу. Мороженная, мать её, ставрида! Креветка маринованная! Тьфу!! Жермон (хмурится) - Конечно, темпераментом и пылом Похвастаться не может герцог Придд, Но всё, что по канону раньше было, В его лишь только пользу говорит. Марсель (ухмыляется) - Он молод. И идейно ненадёжен. К тому же, в безупречном резюме Есть пятнышко. Недолгое, но всё же… Марсель замолкает. Все остальные тоже молчат. Наконец, Алва не выдерживает. Алва (резко) - Короче. Марсель (разводит руками) - Заключение. В тюрьме. Алва (с наигранным трагизмом) - Да что ж это такое в самом деле! Да есть ли средь героев хоть один!.. Посол, ну вы, надеюсь, не сидели? Марсель смеется и отрицательно качает головой. Алва (Лионелю) - А вы, Проэмперадор? Лионель (прикусывая губу, с трудом сдерживает смех) - Не судим. Жермон (иронично) - Хоть кто-то норм закона и морали Держался. Лионель - Полагаю, генерал, Все руки одинаково марали. Эмиль (встревает) - Но Ли их с мылом мыл и вытирал! Марсель (поворачивается к Лионелю) - Вас, кстати, тоже любят. Даже очень. Вы как клинок: один сплошной металл. Разящ и быстр. И холоден. И точен… Лионель (снисходительно улыбается) - Достаточно. Я форумы читал. Жермон - Расчётлив. Дальновиден. Осторожен. Но может и на риск пойти порой. Марсель (прищурившись) - Да, вами восхищаются, но всё же… Но все же вы не Первый, а второй… Лионель (ловко меняет тему) - А вы, Марсель? Марсель (легким тоном) - А я лишён амбиций. Чтоб кто-то лишний раз увлёкся мной – Я не готов идти на флот топиться. Живот дороже. Даже накладной. Жермон (вздыхает) - Мы крысы сухопутные, к несчастью, А это наглый недоадмирал Обласкан незаслуженно матчастью. Он, так сказать, все пряники собрал. Алва (Альмейде – тоном провокатора) - Его для рифмы в чине повышают, А он на деле – тот еще бандит. И раз приставка «вице» всем мешает, То он тебя – увидишь! – подсидит… Эмиль (возмущенно) - Мы дам порой не видели по году! А он, как намекает нам матчасть, Со всякой разной нечистью, по ходу… Лионель (закатывает глаза и наступает братцу на ногу) - Гусары! Вам же сказано: молчать!!! Альмейда (задумчиво) - Да, наше «вице-всё» навроде талла: И тем хорош, и этим тоже мил… Внезапно распахивается дверь и в комнату влетает Ротгер Вальдес собственной персоной. Вальдес (оглядывает хмурые лица собравшихся, бодро) - Я что-то пропустил? Альмейда (мрачно) - Ребят достало, Что ты нас всех тут походя затмил. Итог, мой друг, теперь предельно ясен: Канон трусливо в сторону свернул, Но ты – добро пожаловать на ясень. Иль, может быть, желаешь на сосну? Алва (язвительно) - Не лучше ли тогда на ноке рея? А то ведь несолидно, на бегу… Вальдес обводит собравшихся взглядом, в приступе внезапного озарения понимает, в чем, собственно, дело, и неожиданно падает на колени. Вальдес (с мольбой) - Да вешайте! Но только поскорее! Я больше так – ей-Богу! – не могу!!!

Бледный Гиацинт: Это повергает присутствующих в легкий шок, а Вальдес меж тем подхватывается, вцепляется в гитару и начинает петь – вице-адмирал не был бы вице-адмиралом, если бы даже о трагедии всей своей жизни не повествовал в художественно-самодеятельной форме. Вальдес (с тоской глядя на разбитый около дома небольшой сад-огород, поет) - Все думают, похоже, Что я рождён героем, Что всех умней и круче, Сильнее и быстрей, Что я еще – о, Боже! – Нечеловек до кучи… А мне важней картошка, Укроп и сельдерей. Мне мой заветный садик Родней, чем эти шканцы, Стократ милей каюты Сарайчик и подвал. Но… жаждут, жаждут, жаждут Про подвиги, поганцы, И я опять меняю Лопату на штурвал. Я распеваю громко И пью касеру лихо, И в мелкую соломку, И в крупную лапшу, Нимало не смущаясь Врагов всея Талига Крошу из книги в книгу, На всех морях крошу, Любя При этом… Грядки, Поливку и прополку, Редиску, баклажаны И даже сорняки. Увы, у нас в фандоме Суровые порядки: Девчонки просто млеют От палубной доски. Фанаты обожают, Когда грохочут пушки, Рекой течёт кровища И что-нибудь горит. А я… морковь сажаю, У леса на опушке, И у меня от ветра Банальный гайморит. Но я молчу об этом, Зажат в тиски сюжетом. Застряв в шикарной роли, Запутавшись во лжи, Я стал – святое небо! – Тем, кем, клянусь вам, не был: Героем поневоле… Но разве ж это жизнь?!. Молчит гитара, молчит понурившийся Вальдес, молчат погруженные в свои мысли господа офицеры. Наконец, первым обретает дар речи все тот же неугомонный Марсель. Марсель (Лионелю – со вздохом) - Вы что, Проэмперадор, там вещали Про милые читателю грехи? Герой-то наш в кручине и печали: За уши отрывают от сохи. Мы тут его, кипя от злости, кроем, А он пришел – в раздрае и слезах: В народе не стыкуются с Героем Ни тяпка, ни мотыга, ни коса. Ни тяга к огурцам и помидорам, Ни тихий мирный сон у камелька. Лионель (пожимает плечами) - Народ хлебов и зрелищ хочет хором – Не изменились массы за века. Алва (с кривой усмешкой) - Народ Героев в книге жадно ищет. Влюбляться в суперменов так легко! А кто б меня любил, к примеру, нищим? Уродом, трусом, мямлей, слабаком? Жермон - Без власти, без харизмы, без регалий – Не будет оправдания грехам. Эмиль (кивает) - Тогда б про нас легенды не слагали. Сказали б просто: «Бабник.Сволочь.Хам.» Марсель (грустно) - Мы б шли, как все, привычной нитью улиц В навязчивых объятиях толпы, Бранясь, чихая, кашляя, сутулясь, Мудры – житейски; жизненно – тупы. И нечего б нам с вами было бросить В пылу на Мироздания весы; Гастрит, инфаркт, одышка, насморк, проседь – И барышни бы морщили носы… Алва - Я полагаю, тайны не открою, Сказав, что многих держит на плаву Любовь. Не к обывателю – к Герою. Они с обыкновенными – живут. Пусть жизнь у них в ажуре и в порядке, Устанешь – как за это ни радей – Полоть обыкновеннейшие грядки, Рожать обыкновеннейших детей. Влезать в обыкновенные халаты, Варить обыкновенные супы, И ждать обыкновеннейшей зарплаты, На кою все начальники скупы. Представь себе: всю жизнь одно и тоже. Открыл глаза в обычных семь утра – И рядом на подушке та же рожа. Все десять лет. Всё та же, что вчера. За мелкой суетой мечты забыты – Остались только угли от костра. Мы им нужны – им всем, забитым бытом, Нужны Герои, Подвиги, Игра. Любовь убьёт надежней пистолета Обыденности вечную паршу… Собравшиеся слушают молча. Тихо-тихо поднимается с дивана Эмиль Савиньяк и, не прощаясь, направляется к выходу. Алва (выплывает из глубины своих мыслей) - Куда вы, граф? Эмиль (замявшись) - Я тут подумал… это… Пойду я, что ли, шашкой помашу… Я гладью вообще-то вышиваю, Но раз оно не надо никому, То… так и быть, пойду… повыживаю. В пороховом Отечества дыму… За Эмилем следует Марсель Валме. Алва (удивленно) - А вы, виконт? Марсель (с грустной улыбкой) - И мне пора, похоже. Из уймы изумительных ролей Я выудил… забавную. Алва (с интересом) - И что же? Марсель (подмигивает) - В тюрьме душить подушкой королей. Лионель, уже оказавшись в дверях, решает-таки попрощаться. Лионель - Пора и мне, друзья мои, в дорогу. Боюсь, что Жирный Хайнрих ждать устал. (смущенно) Я магией там балуюсь… немного. Из дверей высовывается голова Эмиля. Эмиль (глумливо) - Он даже «Гарри Поттера» читал!.. Близнецы исчезают, с лестницы доносится звук пинка и приглушенная ругань. Вальдес, печально сидящий на полу в обнимку с гитарой, поднимается на ноги и кивает начальству. Вальдес - Пойдём, Рамон, вода по нашей части. Лазурь небес и волн морских атлас. Надеюсь, что отловленный по счастью Порадует Бе-Ме фанатский глаз. Последними уходят генерал Жермон Ариго и молчаливый Валентин Придд. Жермон (кивает Алве) - Мы с герцогом хотим успеть к раздаче И Чудом чью-то оживить мечту. Алва (закрывает глаза и проводит пальцами от переносицы к вискам) - Что ж, господа… Желаю вам удачи. Валентин - А вы? Алва (закрывает книгу с многообещающим названием «Закат» и тяжело вздыхает) - Я… парашют приобрету. (с) Кьянти

Бледный Гиацинт: А еще, мой любимый демотиватор))

Лионель Савиньяк: Лионель (снисходительно улыбается) - Достаточно. Я форумы читал. *смеется*

Селина Арамона: - Он даже «Гарри Поттера» читал!.. Вы вообще очень начитанны.

Лионель Савиньяк: Вот здесь автор преувеличил

Селина Арамона: Только не говорите, что Вы не читали Гарри Поттера! *в госпоже Селине проснулась та часть, которая отвечает за Беллатрикс Лестрейндж*

Лионель Савиньяк: Каюсь, не читал)

Бледный Гиацинт:

Бледный Гиацинт: Кэртиана бесновалась в корчах предсмертной агонии, гоганны и истинники суетливо читали по бумажкам бесполезные заклинания, среди бездонных провалов и дымящихся руин Альдо безуспешно подбирал ключ к вратам лабиринта Гальтары: -Фэннас ноготрим, ласто бет ламмен! Мэллон! Мэллорн! Мэллит! И только Валентин Придд спокойно и сосредоточенно произносил со скалы над морем то, что с детства положено знать Повелителю Волн: -Пх'нглуи мглв'нафх Ктулху Р'льех вгах'нагл фхтагн! (с)

Северин Заль: Отлично. Валентин Придд и не такое способен выучить.

Робер Эпинэ: Надеюсь за подобную своевольность не сильно покарают, но не поделиться не могу)))

Бледный Гиацинт: Очень забавно)))

Робер Эпинэ: Да простят меня Дик и Рокэ) Окделл и Хуан Невозмутимый Рокэ Рокэ и спасение Талига Рокэ и ваш покорный слуга Рокэ и Окделл Рокэ и его бровь Добрая гальтарская фея Талигойская выставка домашних животных И снова Алва Ракан

Северин Заль: Отличные арты, благодарю, герцог, повеселили меня.

Катарина Оллар: Робер Эпинэ, это чудесно Мне особенно нравится комикс про "спасать Талиг" и Придд с таблетками )))) Так и представляю его в лицах)))

Робер Эпинэ: Кошки Леворукого) *увеличивается при клике

Робер Эпинэ: Автора работ не записал к сожалению. Кому надо, погуглят) Увидел и пошли ассоциации)) Фердинанд Оллар Наверное, ваш покорный слуга, Повелитель молний с Его Крысейшиством) Леонард Манрик) Моя прекрасная кузина Катари) Большой совет) А этих я так и не определил) Фому почему-то вспомнил)

Катарина Оллар: Робер Эпинэ, чудо просто!)))

Робер Эпинэ: Метро по-этерновски)

Катарина Оллар: Робер Эпинэ пишет: Метро по-этерновски) Восторг!



полная версия страницы