Форум » За пределами » Цитатник » Ответить

Цитатник

Леворукий: Найденное на информационных просторах. То, чем хочется поделиться.

Ответов - 8

Лионель Савиньяк: Красив, умен, слегка сутул, набит мировоззрением, вчера в себя я заглянул и вышел с омерзением. На дворе стоит эпоха, а в углу стоит кровать, когда мне с бабой плохо, на эпоху мне плевать. Мне моя брезгливость дорога, мной руководящая давно: даже чтобы плюнуть во врага, я не набираю в рот говно. Я живу - не придумаешь лучше, сам себя подпирая плечом, сам себе одинокий попутчик, сам с собой не согласный ни в чем. (с) Игорь Губерман

Ричард Окделл: Катарина - Ричарду. Я, наверное, многое вам бы могла рассказать – Откровенно и зло, не боясь ни суда, ни огласки, Но, спасибо Создателю, глянула в ваши глаза И смогла промолчать… Вы по-прежнему верите в сказки. Я умею молчать. Я умею сказать себе «нет», Или ждать и терпеть бесконечно, упрямо, как скалы… Мир не просто не сказка, он тьма, победившая свет, Я в нем просто пылинка, и я бесконечно устала… Я устала от лжи, от бессмысленных вычурных поз, От фальшивых улыбок, от сросшихся с лицами масок, Но целуя тайком лепестки увядающих роз, Укрываюсь сама за пустой и бесстрастной гримасой. Да, трусливо и глупо, но я безнадежна, увы… Белоснежная лань неуместна в рыкающей стае… Все у вас по-другому, мой герцог, ведь вы это вы, Я порой вашу жизнь наперед, точно книгу листаю. Там и вправду все будет, как в сказке – большая война, И большая победа, и тут же любовь, как приправа. Много весен спустя мы увидим закат из окна Далеко друг от друга… И в этом лишь будем неправы. Я четыреста раз повторю, что все было не зря, Улыбнусь темноте и зачем-то открою окошко, И на мой подоконник рассеянно прыгнет заря Молодой и непуганой дымчато-розовой кошкой… Юлия Горностай

Марианна: Любовь, зачем ты мучаешь меня? Ведь я забыть тебя была готова, Зачем же тень твоя приходит снова? Жестокой болью душу мне казня, Любовь, зачем ты мучаешь меня? Любовь, чего ты хочешь от меня? Ты в сердце, как змея, вползла украдкой, Его надеждой обольщая сладкой. Мечтанием несбыточным дразня. Любовь, зачем ты мучаешь меня? Гладков Георгий

Нэсс Льюис: Господа, Излом близится!! Движущиеся камни.. К Японии приближается мощный тайфун Роке..

Арно Савиньяк: Все персонажи вымышлены, все совпадения чисто случайны, Все абзацы посчитаны, записаны все опечатки. По последней странице в мозгу гремит колокол – долгий, прощальный. Книга закончилась, вот ваше пальто и ваши перчатки. Все ситуации ложные, все повороты придуманы с целью обогащения, Каждый эпиграф был выплакан, вылакан ночью на брудершафт, Под каждое имя подогнан сюжет, копирайт – под каждое обращение, За незаконный повтор двоеточий – штраф. Все персонажи придуманы автором в глубокой депрессии. На каждую черепаху подобран второй и даже третий кит, Подобрана музыка плюс хронология ритуальных процессий и Пара столетий в истории; опять переписан миф, Добавлена пара богов, тройка войн и одна переломная точка. Всё это сделано то ли за деньги, то ли за просто так – От великой тоски в голове начинают печататься строчки; Подсознание пьет анальгин и латает свой белый флаг. Вне зависимости от того, чья метафора лучше, сочнее и краше – Все события происходят, оживают все персонажи. (с) uranomania

Закатная Тварь: В маленьком волшебном королевстве Где-то на окраине земли Жили гномы с эльфами в соседстве И войну с вампирами вели, Только чаще все же торговали, Как везде: товар – бабло – товар. Даже говорят, что на базаре Изредка мелькал Илуватар. В общем, в этом славном королевстве Был покой, порядок и уют: Оборотни с гоблинами вместе Населяли землю там и тут, Нежить, фэйри, маги, человеки – С горних высей до морских глубин. Ну, и как положено от века, Козни строил Темный Властелин. Но однажды с грохотом и треском, В синеве небес оставив след, Шлепнулся в ближайшем перелеске Некий неопознанный объект. Жители сбежались кто откуда (сколько их собралось – и не счесть) Поглазеть на этакое чудо, Никогда не виданное здесь. Вот друид, разинувши хлебало, Встал столбом с омелою в руке, Эльфы перешептывались вяло На мертворожденном языке, Архимаг с пылающим пульсаром Подавился чарами атак, Гном, упорно мучавший кресало, Позабыл про трубку и табак. Встало всё – от мала до велика. Как не встать, когда перед тобой Лютиэнь-Мария-Анжелика- Арвен-Эстебан-Желтофиоль. Губ кармин, фарфоровая кожа, Шелк волос гораздо ниже плеч, К поясу прицепленный без ножен Говорящий и ехидный меч, Магия наружу так и плещет, И в глазах неистовый огонь (За спиной оскалился зловеще Говорящий и ехидный конь), Топик из легированной стали Плотно обтянул тугую грудь… В общем, полагаю, все узнали: Мэри-Сью (детали подчеркнуть). - Я пришла избавить вас от страха, Мир спасти от гибели и зла. Темный гад отправится на плаху И сполна ответит за козла. Армиям, отрядам, батареям Воинов не сбить меня с пути. Только подскажите поскорее, Мне в какую сторону идти? Думаю закончить дело к лету, Чтоб не драться в сильную жару. Если есть в заначке амулеты, Доставайте – я их заберу. Архимаг ответствовал ей: - Чадо! В жизни я немало повидал И скажу: тебе бы замуж надо Или на ближайший сеновал. Мир спасать – дурацкая затея: Нудно, нерентабельно, старо… Не дослушав, дева в чародея Раздраженно бросила ведро. - Маловеры, трусы, ренегаты! Продались врагу за колбасу! Этот мир от слизистого гада Я без вашей помощи спасу. - Женщина, гляди, какая тема, - Мудрый эльф надменно произнес. - Тут у нас своя экосистема, Проще говоря, биоценоз. Между злом, добром и прочим хламом Исстари достигнут паритет, Так что возвращайся лучше к маме – Выдать золотишка на билет? - Очень умный? Золотом не бряцай И не вешай на уши лапшу. А когда мне к маме возвращаться, Я сама уж как-нибудь решу. Ускакала, парой стройных ножек В воздухе исполнив пируэт. Трое эльфов, тех, что помоложе, С ужасом смотрели деве вслед. С той поры немало дней минуло И воды не меньше утекло. Дева ухайдакала назгула, Василисков целое кубло, Нагло нахамила бургомистру, Плюнула принцессе на манто, Да и королевскому министру Тоже отдавила кое-что, Запугала пьяниц по тавернам И в лесу устроила пожар, Так что мантикоры и виверны До сих пор от ужаса дрожат. Позади безводная пустыня, Много миль опасного пути… Вот уже и Черная Твердыня Приглашает девушку войти. Отчего же сердцу стало тесно В недрах обольстительной груди? Перед ней стоит тиран и деспот – Нереальной прелести блондин. Феминизм воительницы в муках Околел под взглядом синих глаз, И, приняв предложенную руку, Мэри-Сью злодею отдалась. А немного позже в тронном зале В нише под короною из звезд Слуги Властелина увидали Чучело девицы в полный рост. Как живая: стать, прическа, абрис, Гордость и презрение в глазу. «Дурочка набитая vulgaris» Золотом написано внизу. Постамент украшен аметистом С хитрою подсветкою внутри… Просто был тиран таксидермистом – Тоже хобби, что ни говори. (с)Visenna

Леворукий: В частности, о коте. "Все думают, будто знают, кто таков Кот Йоля. И ты тоже так думаешь. Но вы ничего не знаете. Он ходил по нашей земле, когда Йоль еще не был Рождеством Христовым, а был просто Йолем. Этого Кота не убить. Он меряет пустоши хозяйским шагом, а где видит жилье – крадется, словно загробная тень, скользит змеей, прячется за сумерками. Хотя рост у него изрядный. Съесть человека на обед для него – ничто, сущий пустяк. Он терпеливо сидит в засаде, древний убийца, и всегда появляется нежданным. Он может исчезнуть в одном месте и сразу объявиться в другом, за сотни миль. Такие случаи бывали. Любая собака при виде его сомлеет, даже самая свирепая. Иная же - околеет враз. Огонь ему не страшен – пройдет сквозь него, и будет таков. Хуже всего, если он улыбнется человеку с той стороны очага… Тому бедняге нипочем не дожить до следующего Йоля – сгорит, как свечка. Вода замерзает, стоит ему подуть на нее сквозь усы. Клыки и когти у него остры, как сколы льда. Он – один из могучих духов этой страны, без чьего соизволения ни один корабль не пристанет к исландскому берегу. А знаешь ли ты, отчего этот Кот зовется Йольским? Под Йоль все меняется и струится, и этот мир готовится свалиться в преисподнюю. Потому люди и придумали веселиться да пьянствовать, да меж собой договорились, что завтра, мол, опять взойдет солнце. Вот оно и восходит – куда ж ему деваться! А еще потому, что люди жертвуют. А за жертвой кто приходит? Правильно, Кот Йоля. Будешь лениться – Кот съест твой обед. Вот так стращают вас, сорванцов". (c)

Бледный Гиацинт: Человек, в которого я сейчас влюблена, похож на полнолуние - тем, что его тоже вижу примерно раз в четыре недели. (c)



полная версия страницы