Форум » Королевский сад » Конная прогулка (приват для Марианны) » Ответить

Конная прогулка (приват для Марианны)

Лионель Савиньяк: Тихая улочка одной из окраин Олларии близ городских ворот, за которыми начинаются зеленые поля и густой лес. Держа под уздцы своего Вигго и белую полумориску Бэль с дамским седлом, Савиньяк ждет баронессу во время, условленное в записке, переданной ей слугой.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 All

Марианна: И Марианна доверилась. Хватило всего лишь его шепота, чтобы леденящий страх тут же отступил и на его место прокралось любопытство и возбуждение. Сейчас Лионель руководил ее дыханием, держал жизнь на концах этого шелкового шарфа. "Я доверюсь ему", - успела подумать баронесса как концы шарфа опять натянулись, видимо Ли наматывал их на кулак, нежные тиски сжали горло, перекрывая всякую возможность вскрикнуть! - Ах... - руки Марианны сами потянулись к шее, но стягивать опасную "игрушку" она не стала, это был лишь сигнал, что она еще в сознании и понимает, что происходит. - Ли... - как же ее возбудило это ощущение господства графа Савиньяка! Еще и еще хотелось действий, что он еще задумал?! От недостатка воздуха чуть потемнело в глазах, баронесса отклонила голову назад, вслед за уходящими вверх концами шарфа, - Милый...

Лионель Савиньяк: Любимая была так покорна, находясь во власти шарфа и его рук, что Ли задрожал, с трудом поборов желание уложить ее на шкуры у камина тут же, закончив игру с контролем дыхания едва ли не раньше, чем она началась. Прижав к себе Марианну, он поймал губами ее вздох, почувствовал дрожь и ее тела, после чего ослабил шарф. - Не бойся... Верь мне, - повторил он, приникая к ее губам, раздвигая их языком, отдавая свое дыхание любимой будто бы вместо недостающего.

Марианна: Марианна почувствовала себя куклой в его руках. Сильных, хозяйских руках, которые не сколько поддерживают, сколько удерживают рядом. И она не хочет им противиться, не хочет вырываться, показывать недовольство или панику. Она отдается ему так, как Ли этого хочет. Слабый вздох и его поцелуй. Если бы это был полет, то почему бы ей в открытом небе не быть лебедем, а ему темным коршуном? Почему она так хочет быть сейчас слабой и зависимой? Мозг сейчас не слушался, видимо, ему сейчас не хватало кислорода, а внутреннее естество трепетало и питалось мужской силой, властью. - Ли, - слабый вдох во время поцелуя и теплый ласкающий язык между губ баронессы. Она обняла руками его плечи, едва шевеля губами. Долгожданный вдох принес временное облегчение.

Лионель Савиньяк: Лионель снял шарф с крюка, намотал его на кисть и поднял любимую на руки. Для первого раза было достаточно, пока еще она слишком боялась, он это видел, хотя и доверие ему со стороны баронессы было безоговорочным. Держа ее на руках, Ли отправился вверх по лестнице, там открыл дверь своей спальни и уложил Марианну на кровать.

Марианна: Марианна все еще была слаба от удушливой игры с шарфом, но теперь, ощущая спиной теплый покров баронесса совсем успокоилась и мягко улыбалась графу, лежа на кровати. - Милый... - она опять потрогала шарф на своей шее, - Ты позволил мне дышать?

Лионель Савиньяк: Лионель повернулся к ночному столику у кровати и плеснул в стакан воды из графина, затем сел на край кровати и, приподняв Марианне голову, поднес воду к ее губам. - Сделай несколько глотков, - сказал он, - Ты сама - мое дыхание, радость моя. Он осторожно снял шарф с шеи баронессы, давая понять, что на сегодня эта игра закончена. Однако, узкий кусок шелка можно было использовать и в другой, когда Марианна придет в себя, а вернее, просто успокоится.

Марианна: Марианна покорно отпила несколько глотков и опять улеглась на покрывало. - Милый, это опасная игра... Я еще никому так не доверяла, как тебе сейчас. Ты мог убить меня, если бы хотел. И я бы просто не сопротивляясь, потеряла сознание, чтобы не очнуться вовсе. Но теперь я вижу, что на самом деле могу тебе доверять, - она погладила руку Лионеля, дотягиваясь до его плеча. - Я хочу тебя...

Лионель Савиньяк: - Нет, - Лионель забрал стакан у Марианны и сам протянул руку, чтобы гладить ее по волосам, перебирая ласково шелковистые темные локоны, - Она не была опасна. Я не мог тебя убить, и ты бы не потеряла сознание - только не в моих руках, - добавил он, - Но сейчас тебе не нужно об этом думать, милая. Ты должна осознать то, что после этой игры с тобой все в порядке, на твоей шейке нет ни малейшего следа от шарфа, ты дышишь, как обычно, и сердчишко твое бьется спокойно... Говоря все это он гладил и гладил любимую по головке, а после прилег с ней рядом поверх покрывала, чтобы бережно обнять и согреть в объятиях.

Марианна: Марианна прижалась к нему и глубоко вздохнула. Какой странный и длинный день... Почему-то накатила усталость. Было так спокойно и тепло рядом с Лионелем. Баронесса прикрыла глаза веками и тут же задремала, обнимая графа.

Лионель Савиньяк: Ли подождал, пока сон Марианны станет глубоким, а после осторожно приподнял ее, чтобы стянуть покрывало с кровати и уложить любимую под одеяло. - Спи, спи..., - проговорил он, когда она беспокойно заворочалась в его руках во сне. Савиньяк и сам утомился за день, ведь начался он довольно рано, и еще до прогулки с баронессой ему довелось помотаться по делам, так что он сделал пару глотков воды из недопитого Марианной стакана, и, затушив в комнате свечи, нырнул к ней под одеяло. Проснулся Ли по привычке рано. Осеннее утро выдалось хмурым, но это не могло испортить ему радужного настроения, которое пребывало с ним все время, пока рядом находилась Марианна. Сейчас она спала, свернувшись под одеялом клубочком, лишь высунув носик наружу. Тихонько поцеловав кончик носика любимой, он встал, потянулся и вышел, прикрыв за собой дверь. Внизу было тепло, в камине еще тлели угли от сожженных накануне дров. Лионель собрал сброшенную вчера на пол одежду, Марианны и свою, встряхнул и аккуратно перекинул через спинки кресел, а потом, не став одеваться, вышел на воздух. Озеро выглядело спокойным, словно застывшее олово. Ли прошел к воде от домика босиком по прохладному песку, а затем ускорил шаги, почти разбежался и врезался плечом в прозрачную гладь. Затем капитан быстро поплыл вперед, разгребая воду.

Марианна: Баронесса чего греха таить, любила поспать по утрам подольше. Виной, естественно, были развлекательные вечера, которые длились далеко за полночь и до раннего утра. Но сейчас ей просто не хотелось просыпаться и вспоминать, где она, с кем она и когда нужно возвращаться в город. Ей было хорошо и тепло. Рядом лежал мужчина ее мечты полностью разделяя удовольствие близости и был с ней практически одним целым. Сейчас это место пустовало... Марианна обеспокоенно подняла голову. - Ли? - позвала она тихо, думая, что любимый или вышел в коридор, или стоит у окна. А может он пошел вниз, чтобы нагреть воду и приготовить шадди? Как бы это было здорово... Марианна с наслаждением потянулась всем телом под одеялом и мурлыкнув потерлась щекой о подушку, где Лионель спал. Может быть вообще не стоит вставать, притвориться больной, чтобы Лионель не спешил в город по делам, а уделил ей еще один день? Ну нет. Все, что угодно, только не мнимая болезнь, только не с ним. Она должна быть всегда здорова и прекрасна, готова к утехам и любви. Кстати, о красоте. Хоть и говорят, что прекраснее женщины нет, чем спросонья, но ведь одно дело проснуться дома, где уже наготове множество баночек с кремом и разнообразным принадлежностями для макияжа, а другое - проснуться в чужой постели. Марианна села и облокотила на согнутые колени серебряный поднос из под графина с водой, чтобы посмотреть на отражение. Что ж... жаль, что здесь нет ее любимых грифелей для того, чтобы сделать брови совершенными, а глаза еще выразительней. Нет любимой вишневой помады и туалетной воды с запахом роз. Баронесса смочила край полотенца водой из графина и тщательно вытерла лицо, шею, плечи и грудь. Но где же Лионель? Закончив с туалетом и пытаясь уложить непослушные после сна кудри в узел на затылке, Марианна встала и подошла к окну, распахнула его и облокотилась на подоконник, доверяя осеннему ветерку охладить разнеженную за ночь кожу. Отсюда открывался прекрасный вид на озеро и баронесса заулыбалась, узнав в движущейся фигуре графа, который видимо хотел переплыть озеро за раз. Она не стала махать рукой и звать его. Она уложила локти на подоконник и любовалась им.

Лионель Савиньяк: Холодная вода осеннего озера приятно обжигала кожу, заставляла напрягаться мышцы, но долго в ней оставаться было нельзя - могли начаться судороги. Ли развернулся к берегу, и, вскоре выйдя на берег, хотел поспешить в дом, но случайно поднял глаза, и увидел Марианну в открытом окне спальни. Он улыбнулся, увидев ее, и сам помахал ей рукой. Сейчас Лионель пожалел, что на дворе стоит осень, и для любимой нельзя набрать цветов, однако, он все же нес ей подарок - гладкий камешек со дна озера. Еще поулыбавшись Марианне и отряхнувшись от капель воды, Лионель поспешил в дом. И хотя и осень... Это тебе, любимая



полная версия страницы