Форум » Королевский сад » Конная прогулка (приват для Марианны) » Ответить

Конная прогулка (приват для Марианны)

Лионель Савиньяк: Тихая улочка одной из окраин Олларии близ городских ворот, за которыми начинаются зеленые поля и густой лес. Держа под уздцы своего Вигго и белую полумориску Бэль с дамским седлом, Савиньяк ждет баронессу во время, условленное в записке, переданной ей слугой.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 All

Марианна: - Тогда проводим этот закат вместе, впереди у нас их будет много-много, а этот - самый первый, - ответила Марианна оглядываясь на предвечернее небо, которое из синего становилось ближе к горизонту пунцовым, красным и оранжевым. А солнце, как большое желтое блюдо, уже готовилось закатится за крохотную кромку деревьев леса. Скоро будет ночь, восхитительная, полная звезд, шорохов, тихих уханий и потрескиваний поленьев в костре. Они прогуляются всего чуть-чуть и вернутся, чтобы баронесса лично приготовила господину графу ужин.

Лионель Савиньяк: Услышав от Марианны о множестве будущих совместных закатов Лионель улыбнулся обрадованно, а после сложил в корзину плед, бутыль вина и пару бокалов, предложил Марианне свой локоть и вывел любимую из домика к озеру. Вдоль него шла неширокая тропинка среди высоких стройных сосен, утопающих корнями в прибрежном песке. Ли повел Марианну к этой тропке.

Марианна: Марианна, опираясь на руку Ли, мягко ступала по песку и довольно щурилась вслед уходящему солнцу и еще одному прекрасному осеннему дню. Как же она счастлива сейчас, наедине с Лионелем. Как внимателен, заботлив и нежен ее кавалер, как уверенно и спокойно она чувствует себя рядом с ним. Определенно, баронесса видела множество мужчин на своем веку, но никогда не возникало ощущений, что одновременно Он нравится ей и Она полностью устраивает его. Ведь вопрос даже не стоял о том, кто будет за ней ухаживать потом, просто куртизанке дали понять, что если выбор будет сделан в пользу одного, то и она будет единственной для него женщиной на свете. Марианна покрепче обняла руку Лионеля. - Возле самой воды, милый. Где-то здесь есть поваленное дерево, чтобы мы не сидели на прохладном песке? Летом тут должно быть восхитительно и жарко, но сейчас даже плед не спасет от сырости...

Лионель Савиньяк: - Сейчас найдем, дорогая, - сказал Лионель, всматриваясь в береговую линию вдоль озера в медленно наступающих сумерках, - Похоже, вот там то, что нам нужно. Вывернутая с корнем и полуутопленная в песок сосна лежала не совсем рядом с водой, но с нее должен был открываться отличный вид на закат над озером. Ли привел туда Марианну, присел сам на высушенный за день солнцем мох, которым была покрыта кора дерева, усадил баронессу к себе на колени, укрыл ее плечи пледом и дал в руки оба бокала для вина, а сам принялся откупоривать бутылку.

Марианна: Марианна прикорнула к Лионелю и зажмурилась от удовольствия. Она сейчас могла почувствовать себя маленькой девочкой, беззащитной, хрупкой и доверчивой. Взяв бокалы она принялась рассматривать через стекло уходящее солнце и просто щекотать губами шею Лионеля, чуть покусывая зубками. - Я сейчас буду очень избалованной, Ли, - хихикнула баронесса, прихватив губами мочку его уха.

Лионель Савиньяк: - Рад буду тебя побаловать, - улыбнулся Савиньяк, разливая вино по бокалам и чувствуя, как по телу проходит дрожь от игривых поцелуев и ласк Марианны. - Выпьем за нас, любимая?

Марианна: - Только за нас, дорогой, - мелодичным звоном подтвердила свое согласие баронесса и тут же отпила половину бокала, - А теперь мое сладкое! - она облизнула губки, ожидая, пока пьет Лионель, чтобы тут же и поцеловать, коварно обводя язычком мужские губы.

Лионель Савиньяк: Лионель осушил бокал и поставил его в песок, чтобы обнять Марианну обеими руками прежде, чем приникнуть губами к ее сладким губкам. Рука скользнула по кожаным штанам, что были на баронессе вместо привычных шелковых юбок, сжимая бедро сидящей у него на коленях женщины.

Марианна: - Осторожнее, милый, - проворковала Марианна, поджимая коленку и ставя носок сапожка на сосну, - У меня будут фантазии, как можно будет использовать эту сосну, - она тихонько засмеялась очерчивая пальцем губы Лионеля. Ощущать на теле вместо белья, множества мягкой ткани и чулков кожу мужских штанов было прелюбопытным ощущением, это будило азарт.

Лионель Савиньяк: - Мне нравятся все твои фантазии, - горячо проговорил Лионель, ловя губами пальчик любимой, - я от них в восторге. Он сунул руку под меховую безрукавку, лаская грудь любимой через ткань рубашки, трогая пальцами мигом затвердевший сосок.

Марианна: От вечерней прохлады, от вина и близости любимого человека у Марианны кружилась голова и стала очень чувствительной кожа. Рука Ли, дразнящая своим касанием грудь, вызвала у женщины довольный стон. Баронесса отклонилась назад, отводя полу безрукавки, смотрела, облизнувшись на его руку. - Сожми меня. Покажи, как ты меня хочешь. Хочу видеть тебя, как тирана, - возбужденно прошептала она, - Моего тирана!

Лионель Савиньяк: Воображение Марианны было настоль неординарным, что Лионель сперва даже слегка оторопел. Жестокость была не чужда ему, но жестокость к женщине... Ли посмотрел в лицо Марианне, пытаясь понять, насколько далеко готова зайти его шалунья, глаза которой сияли озорным блеском. - И какими же бывают тираны в твоем представлении, дорогая? Расскажи мне, - сказал он, целуя руку баронессы и одновременно покачивая ее на своих коленях, словно маленькую девочку.

Марианна: - У нас было время для нежности, но иногда хочется и жесткости, - заулыбалась Марианна, - Однако если для тебя это так неожиданно, то можем и повременить, а может и вовсе забыть, - она опять взяла свой бокал и посмотрела вниз, в поисках корзинки.

Лионель Савиньяк: Лионель осторожно отнял у любимой пустой бокал, утопил его ножку в песке подле своего и снова прижал запястье Марианны к своим губам, на этот раз молча, лишь внимательно вглядываясь в ее лицо. А затем... Его рука очертила ее бедро, ягодицы, пальцы быстро расстегнули и сняли ремень, удерживавший штаны на талии женщины. Будто на мгновение о чем-то задумавшись, Ли обвел пальцами тяжелую кованую пряжку, но затем отложил ремень, бросив его на ствол сосны, будто оставив эту мысль. После он резко рванул пояс ее шатнов вниз, приподнял ее обеими руками, и внезапно женщина оказалась перекинутой через ствол дерева и уложенной животом на мягкий мох. Штаны были спущены на колени. Лионель одной рукой удерживал Марианну за талию в таком положении, прижимая к дереву, другой он провел по ее белой обнаженной коже...

Марианна: - Ли! - Марианна не ожидала, что вот так резко... ее слова воспримут всерьез, - Ли... - она испуганно обернулась к нему, пытаясь уверить себя, что любимый лишь играет. Тело разом пронзила дрожь, кожа взялась "цыпками", она сделала попытку рвануться вперед.

Лионель Савиньяк: Лионель поймал страх во взгляде обернувшейся к нему Марианны, но не спешил улыбаться в ответ, хотя конечно, все это была игра... Игра, которая завела его настолько, что он не задумываясь взял бы любимую прямо сейчас, на этой поваленной сосне. Но Марианна, казалось, испугалась на самом деле, рванувшись из его рук. Это завело Ли еще больше, однако, сразу перегибать не стоило, тем более, на берегу холодало так же стремительно, как и темнело. Продолжая придерживать Марианну за талию одной рукой, а ладонью другой гладя ее нежный живот, Савиньяк опустился на одно колено, ткнувшись сапогом в песок, поцеловал открывшуюся под задранной рубашкой полосу нежной кожи чуть вздрагивающей спины любимой, затем спустился поцелуями ниже, прикрыв глаза и сам дрожа от возбуждения... Однако, длились его поцелуи недолго. Как ни были они горячи, для их продолжения следовало вернуться в дом. На озере становилось слишком холодно, и Ли побоялся застудить любимую. Он встал, не выпуская ее из рук, вернул на место ее белье и штаны, а после поднял Марианну с дерева, заключая ее в объятия и крепко прижимая к себе. - Ты испугалась... Испугалась, моя девочка, - он нежно прижался губами к ее виску.

Марианна: Марианна крепко обняла его, вздрагивая и прижимаясь всем телом к его горячей груди. - Извини, я заигралась... Но мне понравилось, правда, - шептала она забираясь руками под его куртку, пытаясь уменьшиться в размерах, чтобы, как белка, юркнуть к нему за пазуху. - Ты так резко меня уложил, что мне показалось, что либо ты меня отшлепаешь, либо возьмешь прямо сейчас, на сосне, - она едва вздохнула, но то ли от огорчения, что игра не продолжилась, то ли от удовольствия, что сейчас она опять в безопасности и Ли никогда не обидит ее, каковы бы ни были безрассудны ее желания.

Лионель Савиньяк: Ли немного отстранился, посмотрев на Марианну. - Если подобное на самом деле тебя не пугает, я бы с удовольствием продолжил, - сказал он, - Но я должен был в этом увериться. Кроме того, на берегу сейчас слишком холодно для такого продолжения. Лионель распахнул полы своей куртки, сильнее прижимая к себе Марианну и укутывая ее, а затем развернулся вместе с ней к озеру, чтобы видеть закат осеннего солнца над ним. - Взгляни, любимая, закат мы все-таки не пропустили, - сказал Ли, указывая на оттенки красного и оранжевого, отражающиеся в воде.

Марианна: Марианна затихла, вместе с Ли наблюдая последние солнечные блики на кромке воды и как солнце постепенно уходит за верхушки леса, как ленивый кошачий глаз. Горячие краски в воде потускнели, поверхность озера стала серой с проплывающими по ней чернеющими опавшими листьями. Где-то наверху послышался разноголосый птичий гомон - косяк уток или гусей летел далеко на Юг. Баронесса мечтательно смотрела им вслед. - Они уносят последние теплые дни, любимый. Нам остается лишь камин и наши тела, а также горящие любовью глаза, - она поежилась, обнимая Лионеля под курткой, - Нам пора возвращаться, сумерки подступают. В подтверждение слов Марианны подул прохладный ветер и зашелестел подсохший камыш. - И ты меня не то что бы напугал... Это и нельзя назвать испугом. Просто неожиданность... Но знал бы ты, как горячо стало потом, - загадочно заулыбалась Марианна и ее скулы густо покраснели, - Никогда бы не подумала, что твое применение силы может так возбудить.

Лионель Савиньяк: - Вот как, - улыбнулся Ли в ответ на последние слова любимой, снова прижимаясь губами к ее виску, - Значит, ты действительно мне доверяешь. Для меня это очень важно. Он еще немного подержал Марианну в объятиях, а затем отпустил, чтобы сложить в корзинку бокалы и недопитое вино, перекинуть через руку плед, а локоть другой руки вновь предложить любимой. На озере быстро стемнело, так что охотничий домик, от которого они отошли не так далеко, теперь угадывался лишь очертаниями в сгущающихся осенних сумерках. Вернувшись туда с Марианной, Ли взялся за растопку камина.

Марианна: Марианна на последние слова Лионеля не смогла ответить и молча благословила сумерки, что они скрыли ее лихорадочный румянец, что при ее светлой коже было крайне трудно. Темнело очень быстро и стало холодать, даже безрукавка так не согревала, как на берегу. Ветер усилился и по небу стали сгущаться тучные, низко висящие облака, которые в темнеющем небе выглядели, как огромные черные пятна. - Любимый, погода портится, поторопимся, - обеспокоенно сказала Марианна и быстро скрылась в доме. Пока Ли занимался растопкой камина, баронесса разливала вино и готовила мясо с хлебом, чтобы они с Лионелем разогрели кушанье над камином.

Лионель Савиньяк: Лионель сидел на полу у камина, понемногу подбрасывая сухое дерево в огонь и размышляя о сегодняшнем вечере, а вернее, о произошедшем на берегу. Он будто вновь ощутил прохладную кожу ремня в своей ладони и трепетное тело Марианны под другой ладонью... Это было возбуждающе. Внезапно, его взгляд упал на одежду баронессы, оставленную в зале на одном из кресел. Помимо платья и нижних юбок с кресла к полу свешивался шелковый шарф, тонкий и длинный. Ли встал и взял его в руки, затем медленно протянул нежную ткань сквозь кулак.

Марианна: Марианна что-то щебетала в соседней комнате, наверно нашла множество одеял и подушек, чтобы поудобнее устроиться перед огнем на полу в гостиной. Выглянув на свет, все еще в штанах Лионеля и его рубашке, она подошла к графу и обняла за плечи. - Что ты делаешь, Ли?...Тебе нравится мой шарф? - с усмешкой сказала она, поцеловав его за правым ухом.

Лионель Савиньяк: Лионель повернулся к любимой, молча и внимательно взглянул в ее лицо. Затем он провел по нежной щеке и белой шее Марианны прохладным шелком шарфа, который намотал на ладонь.

Марианна: Марианна в свою очередь не сводила взгляда с лица Лионеля, интуитивно догадываясь, что любимый что-то задумал. Это интриговало, и баронесса улыбнулась, склонив голову на бок. - Ты хочешь сделать что-то с моим шарфом, любимый? - спросила она шепотом, покорно демонстрируя открытую шейку...

Лионель Савиньяк: Ли внезапно резко притянул к себе Марианну, прижался губами к ее губам, ворвался языком в ее рот. Его руки избавили ее от меховой безрукавки, потянули рубашку вверх, сдернули штаны. - Верь мне, - прошептал Лионель на ушко любимой, отрываясь от ее губ, - Верь мне... Избавив Марианну от одежды, он осторожно обернул шарф вокруг ее шеи, оставив в своей руке оба его конца.

Марианна: Марианна опешила от такой резкой перемены его поведения, но и не думала вырываться. Ей стало интересно вдвойне. - Ты на меня узду надеваешь? Или аркан? - усмехаясь говорила она ощущая прохладные "объятия" шарфа. Он был крепкий и гладкий. Взглядом она спрашивала Лионеля "Зачем?..."

Лионель Савиньяк: Лионель быстро скинул одежду и сам, намотав оба конца шарфа на руку, чтобы не выпустить, а затем вдруг набросил легкую ткань на крючок в стене у камина и слегка потянул за концы шарфа, совсем немного, лишь чтобы дать Марианне привыкнуть к ощущениям и понять условия новой игры.

Марианна: Марианна почувствовала, как шарф, ласковый и едва ощутимый, становится опасным... Сначала он просто натянулся, плотно обхватив шейку баронессы кольцом, а потом чуть стянул кожу и женщина глубоко втянула воздух, будто запасаясь им на этот момент. Было ли это инстинктивно, Марианна, не знала, но манипуляция с шарфом дала ей ясно понять, что сейчас ее дыхание зависит от того, насколько сильно потянет за шарф Лионель. - Ли... - она обеспокоенно посмотрела на руки мужчины. Ее пугало и одновременно возбуждало положение зависимости. Лионель просил её довериться, она попытается...

Лионель Савиньяк: Не выпуская концов шарфа из руки Лионель обнял Марианну другой, прижал к себе, провел по спинке, собирая темные локоны в горсть. - Не бойся, - прошептал он, - не бойся... Его дыхание и шепот щекотали обмотанную шарфом шейку баронессы. Рука спустилась ниже по спине и сжала нежные ягодицы.



полная версия страницы