Форум » Королевский сад » Конная прогулка (приват для Марианны) » Ответить

Конная прогулка (приват для Марианны)

Лионель Савиньяк: Тихая улочка одной из окраин Олларии близ городских ворот, за которыми начинаются зеленые поля и густой лес. Держа под уздцы своего Вигго и белую полумориску Бэль с дамским седлом, Савиньяк ждет баронессу во время, условленное в записке, переданной ей слугой.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 All

Марианна: Карета остановилась на соседней улочке и грум отворил дверцы, подавая руку даме. Баронесса осторожно ступая по булыжной мостовой отошла в тень деревьев, натягивая плотнее узкие перчатки. Она не виделась с капитаном три долгих дня, за это время успев многое передумать. Сейчас она может позволить себе прекрасную прогулку в обществе Лионеля. Выбрав для такой встречи бархатное темно-зеленое платье, Марианна, как и было указано в записке, последовала за угол дома, где и увидела ожидающего ее графа. - Лионель, - тихо позвала она, сияя улыбкой, - Я не очень заставила Вас ждать? - она протянула к нему правую руку, придерживая шлейф левой.

Лионель Савиньяк: Лионель обрадованно улыбнулся, увидев, что Марианна приняла его приглашение, явивишись в назначенное место. - Я счастлив тебя видеть, - проговорил он, едва сдерживаясь, чтобы тут же не притянуть Марианну к себе для горячего поцелуя. Вместо этого Ли взял руку баронессы в свою и поднес к губам, чуть отогнув перчатку и целуя ее запястье. - Я хочу предложить тебе загородную конную прогулку, - сказал он, - Эта полумориска для тебя. Ее зовут Бэль. Ты ведь ездишь в дамском седле? Мы поедем неспеша, - пообещал Ли, глядя на Марианну.

Марианна: - Какая красавица! - ахнула Марианна подходя к лошади и коснулась рукой выгнутой шеи, - А раз красавица, то скорее всего своенравна и капризна, - тихо рассмеялась, поглаживая кобылицу. - Бэль великолепна и для меня будет честью прокатиться на ней, и в твоей компании, - баронесса повернулась к к Лионелю, - Постараюсь тебя не разочаровать и как следует держаться в седле. Она пока не взялась за поводья полумориски, а взяла обе руки Лионеля в свои. - Ли, я очень скучала по тебе, - прошептала Марианна и виновато опустила ресницы, видимо, стесняясь своей горячности. Они виделись всего ничего, а она уже возомнила себе невесть что. Так внезапно вспыхнувшие чувства все же не могли заглушить голос разума уже опытной женщины, а не юной девушки. - Поедем же скорее кататься, - сжала она его ладони и с задором посмотрела на белоснежную Бэль, желая поскорее скрыть свое смущение.

Лионель Савиньяк: - Я тоже скучал, ужасно, - признался Лионель, все-таки притягивая Марианну к себе и целуя ее в висок. - Ну что ж, если Бэль тебе понравилась и ты не против такой прогулки, едем! Савиньяк подхватил баронессу за талию и поднял в седло. Убедившись, что она удобно и достаточно уверенно там устроилась, он провел ладонью по шее Бэль, успокаивая встрепенувшуюся лошадь и призывая ее вести себя смирно с той драгоценной наездницей, которую он ей доверил, после чего сам вскочил в седло Вигго и вновь улыбнулся Марианне. - Все в порядке? - спросил Лионель прежде, чем двинуться с места.

Марианна: Марианне было хорошо известно о характере морисков, а потому даже половина доли этой крови в жилах белокожей трепетной красавицы может сделать прогулку незабываемой. Она чуть подтянула поводья, озаботясь тем, чтобы не ранить нежные губы лошади, пяточкой едва тронула ее бок и покрепче обняла правой ногой верхнюю левую луку. Кобылка и правда была восхитительной несмотря на нервозность - ну так у какой породистой лошади ее нет? Марианна старалась двигаться вровень с лошадью - еще неизвестен характер ее скачки. Сейчас совсем уж потихоньку, зато так рядом с графом. Баронесса делала вид, что смотрит то на прямые белые ушки кобылицы, то по сторонам, то на ясное синее небо. А потом повернула голову к Лионелю и спросила: - Куда же мы едем, Ли? Подальше от узких мощеных улочек и площадей, к листве в лесу или степному вольному ветру?

Лионель Савиньяк: Лионель пребывал в таком благостном расположении духа, следуя к городским воротам вместе с Марианной, что даже широко улыбнулся козырнувшим ему стражникам и едва не рассмеялся недоуменному выражению, на мгновение проступившему на их лицах от такого невиданного раньше ими зрелища. По улыбчивому лицу его сейчас можно было бы спутать с братом, если бы не мундир. - Что ты предпочтешь, дорогая? - спросил он Марианну, когда они выехали за ворота на загородную немощеную дорогу. - Чего тебе сейчас хочется больше?

Марианна: - Лес, - мечтательно ответила Марианна, - Утром был туман, значит там восхитительно пахнет хвоей и прелыми листьями, - она взяла чуть вправо, спускаясь от основного тракта к лесной полосе деревьев, - Надеюсь, на нас не нападут разбойники?... Но я вооружена, - она заулыбалась и коснулась рукой с коротким хлыстом своего бедра, подразумевая, что под юбкой у нее есть оружие, а не только кружева. - Но чего я опасаюсь рядом с тобой? Разве что за свое самообладание. Все вокруг может рухнуть или улететь в Закат, а я буду смотреть на тебя и думать, что жизнь никогда не закончится. Лошади всхрапывали, мерно топая по рыхлой земле, кобылица повернула голову, поглядев на свою ношу. Баронесса отметила, что у полумориски "сорочий" цвет глаз - голубая радужка вокруг зрачка. - Ли, ты любил когда нибудь? - вдруг спросила она встревоженно повернувшись к графу. Нет, этот вопрос не был ревностью или желанием проверить, есть ли соперница или невеста. Марианна хотела знать Лионеля намного лучше, чем просто любовника и начальника королевской охраны. Но и вопрос был щекотлив - она рисковала испортить настроение кавалеру, вряд ли он захочет ее обмануть, но и правду не всегда приятно говорить - всему свое время. - Если я затронула для тебя что-то очень важное, пожалуйста, не говори, милый, - она пустила Бэль шагом вдоль кромки деревьев, - Прости мое женское любопытство.

Лионель Савиньяк: - О, - Лионель вновь улыбнулся своей спутнице, когда она уверила его в своей подготовленности ко встрече с разбойниками, - Ну тогда мне и сам Леворукий не страшен, не то что жалкая кучка лесных оборванцев. Я знаю, ты меня спасешь, - он посмотрел на Марианну, и его взгляд посерьезнел, давая понять, что под этими словами Ли имеет ввиду еще нечто иное, вслух невысказанное. Он вдохнул свежий сырой воздух осеннего леса полной грудью, придержав рвущегося вперед Вигго, чтобы ехать вровень с Марианной. На вопрос баронессы Савиньяк ответил не сразу. - В юности я был циником и не верил в любовь, - наконец, произнес он, - За что и после был наказан, когда в доме твоего супруга впервые увидел тебя, - Лионель обратил к Марианне потеплевший взгляд, - А почему не верил... Так отчего-то сложилось. Мать любила отца, я это видел. И вижу до сих пор, а отец... он тоже любил ее, по-своему, но..., - Лионель замолчал, глядя прямо перед собой и о чем-то задумавшись, - Романы юности Миля, Росио, мои... Это и романами назвать нельзя, просто связи без обязательств, - он мотнул головой. - Выходит, не любил. Любовью это все назвать нельзя. Последняя фраза вышла резкой, и Лионель осекся. Широкая лесная просека, по которой они ехали до сих пор, сужалась, а в сторону от нее уходила заросшая пожухлой травой тропа, по которой можно было проехать на лошади. - Давай свернем, дорогая, - сказал Ли Марианне, указывая на тропу и разворачивая Вигго, - Я хочу показать тебе кое-что. Небольшой сюрприз. Надеюсь, он тебе понравится, - он улыбнулся и поехал вперед, призывая Марианну следовать за собой.

Марианна: Внимательно слушая Марианна даже на некоторое время перестала слышать что-либо вокруг кроме голоса Лионеля. Она может помочь ему, спасти? Конечно... Любовью женщина может исцелить, поднять к небесам из бездны и той же самой любовью убить. Одинаково с обеих сторон любовь выглядит и как спасенье, и как яд. Но как же он сладок и притягателен, этот яд, какой патокой стекает по сердцу чувства к любимому и как бьется сердце, когда он рядом, и как блестят глаза, когда он смотрит вот так, как сейчас... Марианна так же мягко улыбнулась Лионелю и протянула к нему руку. - Леворукий или Создатель - неважно, кто приложил усилия, что бы мы встретились. Важно то, что я сейчас не вижу и не слышу никого, кроме тебя и мечтаю сделать тебя счастливым. Она с любопытством посмотрела на тропу. - Конечно! - ох уж это женское любопытство! Кошка, она тоже женщина, и будет сновать по всем закоулкам и кустарникам, крышам и пещерам, лишь бы знать - что там? Вот и баронесса приподнялась в седле, чтобы хоть что-то разглядеть впереди, куда уходит тропа и куда приглашал Лионель. - Это твоя тайна, милый? Обещаю, что никто больше не узнает, - заговорщицки проговорила она и засмеялась.

Лионель Савиньяк: - Я надеюсь, что увиденное тебе понравится, - Лионель, едущий впереди, обернулся через плечо, чтобы посмотреть на Марианну. - Настолько, чтобы стать нашей общей тайной. Ведущая вперед заросшая тропа, наконец, закончилась, и расступившиеся деревья открыли обзору небольшое лесное озерцо, будто спрятанное вглуби леса. Прозрачная вода тихо плескалась у песчаного берега, а чуть в стороне стоял небольшой деревянный домик. - Это один из охотничьих домиков Савиньяков, - сказал Лионель, остановив Вигго, когда они с Марианной выехали на берег из-под сени деревьев, - Он давно заброшен, и я сам почти не бывал здесь. Отец любил охоту, а мы с Милем не слишком. Да и времени никогда нет. Он посмотрел на свою спутницу и продолжил: - Я приказал слугам заранее как следует протопить и приготовить это пристанище. Сейчас домик пуст, но там есть еда и питье, камин и меховые шкуры... Ты согласишься провести там время со мной?

Марианна: Марианна затаила дыхание глядя на эту прекрасную картину уединенного счастья. Озеро, прекрасный осенний лес, охотничий уединенный домик, и все это принадлежит им, ей и Лионелю. - У меня нет слов, милый, - она попридержала поводья восхищенно рассматривая все вокруг. - И это будет только нашим пристанищем, правда? Это маленькое королевство любви и уединения! - она закусила от нетерпения нижнюю губку. - Как я хочу все осмотреть! Прямо сейчас! - почти детское восхищение, когда дарят что-то новое и необычное на день рождения, охватило баронессу. - И сколько же времени мы сможем с тобой тут находиться сегодня? - тут же она обернулась к графу Савиньяку и встревоженно посмотрела в его глаза. Для влюбленных время бежит слишком быстро или не существует вовсе...

Лионель Савиньяк: - Я бы хотел провести с тобой на берегу этого озера остаток жизни, - признался Лионель, взяв руку Марианны в свою, немного отогнув перчатку и целуя нежную кожу, - но боюсь, что вернуться в Олларию нам придется завтрашним утром... Дольше остаться у меня не получится, - он виновато посмотрел на баронессу, а затем сказал, - Но если тебе нравится здесь, то не будем терять время, - Лионель тронул поводья. Подъехав к маленькой деревянной пристройке-стойлу для лошадей, Савиньяк спешился и помог Марианне спуститься из седла Бэль на землю. - Слуг сейчас тут нет, - повторил он своей даме, - нет и конюха, так что я сам расседлаю лошадей. А ты пока можешь осмотреться. Сегодня ты хозяйка этого места, дорогая, и все, что здесь есть - в твоем распоряжении. Ли снова поцеловал руку Марианны, а затем увел Вигго и Бэль в стойло.

Марианна: Марианна счастливо вдохнула воздух полной грудью. Целый день здесь, рядом с Лионелем, без поклонов, расшаркиваний и подчеркнутой вежливости. Баронесса тепло проследила взглядом за уходящим с лошадьми графом и поднялась на порог охотничьего домика. Что ж, сегодня она тут хозяйка, а значит у нее масса времени обойти это небольшое хозяйство и осмотреть. Но какое же оно небольшое, когда здесь два этажа, пара небольших башенок и еще задний двор, соединенный с кухонькой? Однако, здесь их ждали и изрядно подготовились - все было чисто прибрано и поленница полна дров, для лошадей приготовлен кормовой овес рядом с поленницей. А за порогом чисто убрана прихожая с вешалками из оленьих рогов и платяным шкафом - вероятно там хранятся плащи и полевые одеяла, а так же охотничьи принадлежности - Марианна заглянула и туда. Потом следовала огромная гостевая комната с центровым массивным камином, богатым убранством, мягкими креслами с клетчатыми пледами, столом для пиршества после удачной охоты, звериные головы-трофеи и мягкий ковер из волчьих шкур. На стенах висели мушкеты, копья, длинные кинжалы и богато инструктированные охотничьи рога. Дополняли все это убранство картины и гобелены с изображением охотничьих баталий. Марианна так и замерла, разглядывая убранство гостевой комнаты, переходя от кресла к креслу, от мушкета до картины, от стола до камина. - И мы здесь совершенно одни, - она не могла поверить, что Ли отпустил сейчас всех слуг. Но это и не страшно - они прекрасно управятся здесь сами. Баронесса сумеет приготовить еду и подать вино сама. Только вот платье ее собственное будет не совсем удобным для обхода дома. Марианна предусмотрительно под юбку надела штаны для верховой езды - ее пришлось снять, поверх правого бедра отстегнула ремешок, которым крепился кинжал и сложила все в ближайшее кресло. Теперь она могла ходить куда быстрее и проворней. Взбежав по лестнице на второй этаж она увидела вдоль по коридору три массивные двери. - Для каждого из братьев, - с улыбкой догадалась она и потянула за первую ручку. Дверь была не заперта и баронесса с любопытством оглядела комнатку с широкой кроватью, укрытой шкурами, возле окна стоял стол и бюро. У стены был шкаф, куда уже Марианна не стала заглядывать, а лишь притворила дверь. Остальные двери были заперты. Марианна спустилась вниз и направилась по коридору на кухню, которая открывалась тут же на внутренний двор. Там же стоял стол для разделывания туш, висело пара крюков и таз. Множество острых ножей висело на стене и уже тлели угли в коптильне. Оставалась пройти через двор, выйти и обойти особняк кругом, вернуться к Лионелю. - Ли! - позвала баронесса появившись из-за очередного поворота, - Я уже успела оценить ваши трофеи и погладить неопасного медведя, - смеялась она. - Как же все-таки здесь прекрасно, - ей открылся вид на озеро. Марианна замерла, глядя на зеркальную водяную гладь.

Лионель Савиньяк: Лионель расседлал обеих лошадей, обтер их вспотевшие спины и шеи сухой попоной, после чего устроил Вигго и Бэль в стойле, задав им овса, ароматного сена и свежей воды. Потрепав ласково их гривы, Ли вышел из пристройки и полил сам себе на руки дождевой водой, собравшейся по желобу в большой жестяной кувшин. Затем он обернулся на голос Марианны. В костюме для верховой езды она выглядела непривычно и очень соблазнительно. Лионель подошел к ней ближе и обнял за плечи, взглянув на плещущееся у песчаного берега озеро и сам. - Я очень рад, что тебе тут нравится. Он обнял Марианну за талию другой рукой и притянул к себе для поцелуя.

Марианна: Марианна с охотой повернулась к Лионелю и обняла его за шею. - Наконец-то ты не просто целуешь мне руку, - прошептала она с улыбкой и приникла к его губам, смакуя поцелуй. Еще большее удовольствие во время поцелуя для нее было - это перебирать пальцами в волосах, гладить сильную шею, обводить скулы и ласкать подбородок. Марианна нежилась в объятиях графа и думала, что сейчас самое подходящее время для зачатия детей, жизни в особняке и счастливой... ой нет, только не старости, а просто жизни. Какие странные мысли у нее сейчас. Разве она хотела детей? Сейчас?... "Ах, Ли..." Женщина чуть оторвалась от губ Лионеля. - Я теряю голову, милый. Здесь слишком красиво, чтобы быть реальностью. Наверно нам стоит уйти в дом? - шаловливости в голосе не было, а тихая просьба уединиться.

Лионель Савиньяк: Лионель прикрыл глаза, млея от прикосновений и ласк Марианны во время глубокого поцелуя. Его рука вольным движением сдвинулась с талии женщины вниз, скользнула по бедру... Ли почувствовал возбуждение. - Пойдем, - он прижался губами к ее виску, вдыхая аромат волос, уложенных в прическу, которую хотелось скорее распустить, чтобы погладить шелковистый водопад локонов, зарыться в них лицом, - пойдем, любимая... Лионель поднял Марианну на руки и понес к крыльцу, где толкнул дверь носком сапога, входя в дом. В большом зале было довольно тепло - угли еще теплились в заранее протопленном слугами камине. Мужчина опустился со своей "добычей" на ковер из меховых шкур, снова приникая к ее губам своими.

Марианна: Марианна прильнула к кавалеру, а когда опустилась на мягкой покров из шкур, отпустила шею Лионеля и томно улеглась, как бы приглашая его не покидать "добычу" раньше времени. Она опять целовала его, вспоминая, как это было в первый раз и запустила руку за отворот его рубашки, оттягивая воротник. - Ли, здесь так жарко, - шептала Марианна расстегивая многочисленные пуговки его камзола, - Мой охотник.

Лионель Савиньяк: От ощущения ладони Марианны, скользящей по коже под рубашкой, сердце забилось чаще, но Лионель уже едва осознавал это. Хотелось взять женщину поскорее, без особой прелюдии, но... так нельзя было поступать с его драгоценной дамой сердца, так что о грубых и жестких вещах с Марианной Ли позволил себе лишь тень отдаленных мыслей и фантазий, которую отогнал, продолжив обнимать и целовать баронессу нежно. Он сам ослабил пряжку своего ремня, помня, что в прошлый раз Марианне было сложно справиться с ней самой, поймал ее руки, уже расправившиеся с пуговицами его камзола, и положил их себе на пояс, прежде поднеся к губам и поцеловав пальчики.

Марианна: Марианна заулыбалась и уже легко потянула к себе пряжку ремня, ослабевая захват. Сейчас у нее было просто таки животное удовольствие раздевать мужчину, чтобы увидеть его еще раз без одежды. Камзол оказался поодаль них на шкурах. Вытянув полы рубашки, Марианна приподняла их и стала целовать открытую кожу правого бока Лионеля, подымаясь и оставляя влажную дорожку "шагов" от ослабевшего пояса к открытой подмышке. Она сняла ему рубашку через голову по-кошачьи опять протеревшись щекой по обнаженному торсу и повернулась к Лионелю спиной, стоя на коленях, убрав волосы с затылка, предлагая освободить ее от корсета.

Лионель Савиньяк: Ли старался расслабиться "в руках" Марианны, пока она понемногу разделывалась со всей его одеждой, но получалось не очень. От прикосновений ее рук и поцелуев по всему его телу шла дрожь нетерпения. Когда баронесса повернулась к нему спиной, Лионель дернул завязки ее корсета так, что едва не разорвал их, но тут же осадил сам себя, принявшись распутывать шнуровку осторожно. Сейчас он себя чувствовал каким-то пылким несдержанным юнцом, но стыдно за это не было. Распустив, наконец, корсет Марианны, Ли жадно прижался губами к ее обнажившейся спине. Руки его обняли баронессу за талию, поднялись вверх и сжали мягкую грудь, а после погладили живот и принялись искать застежку ее штанов для верховой езды. Губы Лионеля все это время ласкали бархатную спину Марианны поцелуями сверху вниз вдоль линии позвоночника.

Марианна: Когда Ли дернул шнуровку Марианна едва слышно охнула и мягко засмеялась. Прямо как за уздечку осадил и заставил покориться. Она обернулась, чуть выгнувшись в его руках, подставляя грудь для ласкающих рук и прошептала: - Не хочу, что бы ты медлил... Я слишком хочу тебя, - не глядя она сама нащупала за своей спиной вконец ослабевший пояс и рванула его на себя. Что будило в ней такое желание - неизвестно. Возможно их долгожданное уединение вдали от всех, может быть это запах шкур диких животных, звериный оскал трофеев или горячее дыхание Лионеля на ее коже. Она уже помогала ему разобраться с завязками и застежками своих штанов и призывно коснулась бедрами его колен.

Лионель Савиньяк: Лионель подцепил пальцами полоску шелковистого кружева, открывшегося под расстегнутым поясом штанов Марианны, и потянул ее вниз, обнажая ее бедра и ягодицы. Его губы и язык приникли к пояснице женщины, влажно очертив ее поцелуями, затем спустились ниже, а после Ли выпрямился и крепко прижал баронессу спиной к себе, снова охватывая ладонями ее грудь и сжимая пальцами соски. Он потерся эрекцией о ее нежные ягодицы, а после вошел в нее сзади, не резко, все же еще стараясь сдерживать свое нетерпение, хотя это было очень нелегко.

Марианна: Марианна тихо вздохнула, когда почувствовала его и инстинктивно выгнула спинку, прогнувшись в пояснице. Обернувшись еще раз назад, она прихватила шею Лионеля и призывно лизнула его подбородок. - Можно я побуду твоей волчицей? - с придыханием спросила она и легонько куснула графа, отпуская и опускаясь на вытянутые руки, на шкуры под ними. Его запах, его руки, сильные бедра и само присутствие, волчьи шкуры под ладонями и коленями - все заводило донельзя и баронесса не отдавала себе отчет, что она сейчас мало походит на благородную даму, сейчас она была именно куртизанкой, но именно для него, для Лионеля.

Лионель Савиньяк: Когда Марианна подалась вперед и вниз, опустившись на руки, Лионель осторожно нагнулся вместе с ней, не отпуская ладонями ее грудь, а затем также осторожно выпрямился, погладив нежный живот баронессы и обхватив ладонями ее бедра. - Ты моя хищница, - проговорил он, хотя на слова уже едва хватало дыхания. Раскованность Марианны, которую она сейчас показала ему, была высокой степенью доверия, а значит, между ними рухнул последний заслон, за которым женщина больше не боится и не стесняется показать мужчине себя, как она есть, и все свои желания, а также понять и его желания, самые потайные, и исполнить их. Лионель подался вперед и "рванул" Марианну на себя, сильно сжав ее бедра руками, так что от надавивших белую кожу пальцев могли остаться следы. Он задвигался в ней резко, давая выход страсти.

Марианна: Марианна вскрикнула, но этот вскрик тут же и утонул в стонах, которые прерывались лишь на частое, возбужденное дыхание. - Ли!... Ли! - она что-то шептала, но этого нельзя было расслышать, потому как шумное дыхание и всхлипы опять и опять вырывались из губ баронессы, которая то пыталась удержаться на вытянутых руках, то склонялась к мохнатому покрову под собой, укрывая лицо копной волос. Это было совсем не то, что в ночь самого первого свидания в кабинете капитана королевской охраны. Там была нежность и предупредительность, расслабление и нега. Здесь же была страсть и вожделение, удовлетворение страстей обоих, пропитанная желанием еще и еще раз узнать любимого, выпустить его тайного зверя, не думать об этикете, когда женщина хочет его здесь и сейчас, без прелюдий и подготовительных ласк! - Лионель!...Ли! - она изогнулась, чуть расставив колени и поднялась, коснувшись спиной его груди, жаждущая, обернулась и стала ловить его губы, чтобы перед самым пиком наслаждения украсть его дыхание.

Лионель Савиньяк: Марианна снова изогнулась в его руках, и Лионель был готов услышать ее вскрик, ощутить дрожь вершины наслаждения, проходящую по телу женщины, но вместо этого его любовница снова сменила положение, прижавшись к нему и ловя губами его губы. Ли жадно поймал этот поцелуй, продолжая двигаться внутри нее. Его руки отпустили бедра Марианны, чтобы переместиться на ее грудь, охватить ладонями, сжать, сильно, но не причиняя боли. - Любимая, - выдохнул-простонал Лионель, после того, как его язык очертил небо Марианны, - любимая...

Марианна: - Милый!..Милый! - в ответ раздался истомленный стон, она жаждала его все больше, мечтала никогда не разрывать этих объятий. С поцелуем пилось и дыхание, пьянящее, горячее. Марианна обнимала его шею, закинув руку за голову и стала поддавать бедрами назад, будто бы она опять насаживалась. - Лионель!...Любовь моя! - она отпустила его, чтобы вновь оказаться внизу, в покорной позе, но это уже означало, что она на грани. Еще чуть-чуть, толчки и ощущения закрыли все остальное, она вскрикнула и рванулась вперед.

Лионель Савиньяк: Одна рука Ли запуталась в волосах Марианны, другой он продолжал ласкать ее грудь, пока длился их поцелуй. Опьянев от ощущений, которые дарила ему близость с прекрасной женщиной, Савиньяк едва помнил себя. Марианна вновь опустилась вниз, на шкуры, снова сменив позу, подаваясь бедрами к нему навстречу, и от этого наслаждение достигло своего пика. Лионель снова выкрикнул имя любимой, излившись в нее и еще не осознавая, что она вторит ему его именем, пока по ее телу пробегают сладкие судороги, а когда она рванулась, обхватил ее за талию, обнял, прижимая к себе и делая еще несколько глубоких толчков, будто не желая отпустить.

Марианна: Глаза Марианне пришлось прикрыть веками, ибо она ничего сейчас не видела, а только слышала стук обоих сердец - в собственной груди и в груди того, кто прижимался сейчас к ее спине. Слушала дыхание Лионеля после того, как он выкрикнул ее имя. Воздух пульсировал вокруг них, будто выкипала вода в котле, а они, как раскаленные угли, отдают самый пылкий жар и медленно остывают, растекаются, расплавляются, как льдинки... Марианна, справляясь с дыханием, все же легла на шкуры и еще раз застонала от удовольствия, подтянув одну коленку повыше. Он все еще держит ее в объятиях, ее Лионель. - Иди сюда, любовь моя, - шепчет баронесса любовнику, увлекая прилечь рядом. Благо, это не узенький диванчик и у них есть место, чтобы лечь с комфортом и любоваться изгибами истомленных ласками тел. - Разве я была волчицей? Скорее ланью, которую ты догнал, - она тихо смеялась, глядя на лицо мужчины в испарине, - Заставила тебя побегать, мой охотник.

Лионель Савиньяк: Лионель опустился на локоть подле любимой и тоже ненадолго прикрыл глаза, отдавшись блаженной неге, охватившей его тело после любовного акта. - Ты моя, - проговорил он в ответ, улыбаясь и вновь притягивая Марианну к себе, - моя, а значит, нет на свете охотника удачливее, чем я. И счастливее... Ли прижался губами к виску Марианны, удерживая ее в объятиях какое-то время. Затем произнес: - Увы, дорогая, я не позаботился о смене удобной одежды для тебя в этом доме. Но если тебя устроит мой халат, я принесу. И растоплю сейчас снова камин - углей недостаточно. Еще раз поцеловав Марианну в губы, Ли поднялся, чтобы быстро натянуть штаны и рубашку и подать любимой плед с кресла.



полная версия страницы