Форум » Королевский сад » Кабинет Савиньяка (приват для прекрасной баронессы) » Ответить

Кабинет Савиньяка (приват для прекрасной баронессы)

Леворукий: Небольшая, кажущаяся достаточно мрачной, комната. На столе с дорогим сукном стоят два подсвечника с горящими свечами - это единственный источник света. Напротив поставлено удобное кресло. В глубине комнаты притаился мягкий диван и столик с вином и вазой с фруктами.

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Марианна: Марианна застонала едва слышно, потому что капитан бессовестно пользовался правом поцелуя и лишал ее воли, решительности уйти прямо сейчас. Сейчас она была спросонья слишком мягкой и разнеженной, чтобы сразу же вставать. Ответ на поцелуй Лионеля был долгим. Баронесса обвила его шею рукой, с придыханием лаская кончиком языка его губы. - Допрос был восхитительным, - проворковала она уже целуя его подбородок, - Я не смогла ничего утаить от тебя, Нельо, - Марианне нравилось играть с его именем, на все лады произнося с особой долей ласки. - Ты беспощаден даже сейчас, - она выгнулась под его руками.

Лионель Савиньяк: - Ты стойко держалась, - улыбнулся Лионель в ответ на слова Марианны о допросе, - Я впечатлен, - шепнул он ей на ушко, прижимаясь своей эрекцией к бедру женщины, а после подхватил ее под нежные ягодицы ладонями и приподнял на руках. Покрывало сползло с белой спины и изящных плеч. Лионель посадил Марианну на себя, сперва охватив ее взглядом, затем проведя ладонями по ее бедрам, животу, округлой полной груди, прикусив губу от горящего в нем желания.

Марианна: - Как ты жесток, - засмеялась Марианна, - Еще никто не приглашал меня на такую раннюю прогулку верхом, - она наклонилась вперед целуя его прикушенную губу. Сонливость сошла с нее вместе с покрывалом, когда она посмотрела в глаза Лионеля, и выпрямилась, отбрасывая волосы за спину. - Я чувствую, что ты готов меня покатать, - прошептала она чуть приподымаясь и опираясь коленями в диван. Теплая рука скользнула между бедер женщины, чтобы приготовить мужчину к "скачке", баронесса медленно опустилась обратно, теперь уже и сама прикусив губку, привыкая к горячему присутствию в своем теле. - Любимый, - шепнула она опять одним губами, закрыла глаза, уперлась ладонями в плечи Лионеля и начала неторопливые движения вперед-назад, мерно раскачиваясь. Волосы несколькими прядями скользнули вперед, подметая мужскую грудь. Баронесса тихо ахнула сжимая пальцами кожу на плечах графа. - Милый... - все возбуждало ее, его взгляд темных очей, его растрепанные светлые волосы, плотно сжатые губы - как же ей хотелось повелевать им и быть одновременно послушной его воле! Получится ли нагнать эту мечту в утренней "скачке"? Она плотнее прижалась коленями и ступнями к его бокам, будто хотела пришпорить жеребца.

Лионель Савиньяк: Лионель жадно ответил на поцелуй, взглянул в темные глаза склонившейся над ним женщины. Едва заметные следы усталости и полубессонной ночи в уголках и у нижних век, но как же блестят ее прекрасные глаза! Движение и уверенное прикосновение ее руки едва не заставили его застонать. Руки Лионеля вновь заскользили по телу Марианны, медленно, нежно, но он с трудом сдерживался, чтобы не схватить ее бедра и не насадить на себя быстрее, резко, может быть даже грубо. Лионель этого не сделал, и Марианна опустилась на него сама, прижавшись к его бокам ножками, неспеша впуская его в себя, а затем... Это была сладкая пытка. Ли старался не двигать бедрами хотя бы сначала, позволяя Марианне самой выбирать темп. Когда из губ баронессы вырвался громкий вздох, он поймал ее руки, вцепившиеся в его плечи, сперва накрыл своими ладонями, а после сплел пальцы с ее маленькими нежными пальчиками, сжал их и после этого задвигался сам, частыми и резкими толчками, уже не столько думая о комфорте "наездницы", сколько желая удовлетворить страсть их обоих.

Марианна: "Какой резвый!" - эта мысль и пронеслась бы в головке у Марианны, если бы под ней действительно был нетерпеливый скакун, который сразу взял с места в карьер. - Ах-х-х-х-х! - только и вырвалось у женщины, когда ей дали понять, что медленным аллюром она не отделается. - Да!...Да!....- страсть захватила ее целиком. Подобно фурии Марианна взметнула волосами на мгновение создав веер вокруг себя, а потом, выгнув спину, стала насаживаться, извиваться и двигаться вслед за горящим нетерпением "жеребцом". - Ли!...Ли!... Прошу тебя, не останавливайся!... Ах!!! - ее пальцы до боли сомкнулись с его пальцами, громкий стон и всхлип подстегнул обоих. Сладкая судорога удовольствия пронеслась по телу Марианны, когда она насаживалась в этой бешеной скачке, не думая останавливать скакуна. Стон за стоном, крик за криком - от одержимости женщина потеряла голову, забыла кто она есть и отдалась ему полностью! - Не жалей меня! Не останавливайся! - вскрикнула она и резко осела, желая вобрать всю его силу и страсть, - Ты - мой!

Лионель Савиньяк: В этой бешеной "скачке" Марианна была потрясающе прекрасна. Лионель то поедал ее взглядом, то прикрывал глаза, стараясь продлить удовольствие как можно больше, сделать так, чтобы "разрядка" не пришла раньше времени. Его виски и лоб были мокрыми от пота, громкое дыхание вырывалось из приоткрытых губ. Закрывая глаза, Ли пытался мысленно "зависать" на посторонних вещах, но не выдерживал и снова распахивал глаза, чтобы видеть свою великолепную "наездницу" и держаться совсем на грани. Еще немного и все, острота ощущений достигла предела, но "пропустить даму вперед" все же удалось. Лионель и сам едва понял, что вторит крику выгнувшейся на нем женщины, "задержавшись" лишь на доли секунды. - Марианна! Марианна... Когда после невероятной по ощущениям "разрядки" Ли притянул ее к себе, в накатившем дурмане расслабления он понял, что раньше никогда еще не выкрикивал имен своих любовниц. Ни одной.

Марианна: Марианна со всхлипами пыталась успокоить свое дыхание, лежа рядом с любовником. Мыслей не было никаких, кроме одной - "Я люблю"... Она обняла Лионеля за плечи, уткнувшись лицом в его шею. Эти молчаливые минуты были наградой, теперь она не спешила покидать ложе. "Где был ты, где была я сама?" Она закрыла глаза, предоставляя Лионелю теперь решать, когда и как ей уйти.

Лионель Савиньяк: Лионель готов бы был провести на жестком кабинетном диване, который сейчас казался ему роскошным ложем благодаря близости Марианны, целую вечность и еще немного, но это было невозможным. Во-первых, сама Марианна заслуживала куда лучшей обстановки для какого-либо продолжения, во-вторых, в этом кабинете и вне его Савиньяка ждали дела и обязанности, от которых отмахнуться было нельзя. И все же Ли оттягивал и оттягивал момент прощания, обнимая прильнувшую к нему женщину, но... - Дорогая, - проговорил он, прежде прижавшись губами к виску Марианны, - сегодня нам все-таки придется расстаться... Ненадолго, обещаю тебе, - сразу добавил Ли.

Марианна: Марианна, приоткрыв глаза, нежно улыбалась. - Да, Ли... Я знаю, что уже пора ехать домой. Просто не могу пока представить себе и дня без твоего взгляда...рук, голоса, - она вздохнула и взглянула в окно. Уже было позднее утро. У себя она бы еще спала и спала, поэтому было еще время вернуться без лишних расспросов. Баронесса приподнялась, еще раз взглянув на Лионеля. - Что бы ни случилось, ты должен знать, Ли, что я люблю тебя. За окном уже начиналась привычная для утра возня и шум. Баронесса поспешила с одеванием. Чулки, белье, многочисленные юбки и само платье заняли достаточно много времени, на прическу не стоило тратить усилий, Марианна уже накидывала на плечи плащ. - Господин граф, - присела она в поклоне, как в первый раз за эту ночь, - Позвольте мне покинуть Вас.

Лионель Савиньяк: Лионель лежал, приподнявшись на локте, и наблюдал, как Марианна одевается. Он откровенно ею любовался. Затем он встал сам. Натянуть штаны, сапоги и рубашку было секундным делом. Марианна уже облачилась в плащ. - Мы увидимся снова очень скоро, - пообещал он ей, подойдя и притягивая даму к себе за талию, чтобы крепко обнять. - Ты восхитительна... Савиньяк зарылся лицом в распущенные волосы Марианны, не собранные в прическу, его губы прижались к ее шее, после, к сладкому рту... Выпускать женщину из объятий очень не хотелось. Лионель целовал Марианну долго, но в отличие от страстных поцелуев бурной ночи этот был нежным и осторожным. - Тебя отвезут домой, - Ли, наконец, оторвался от губ баронессы, - Не гвардейцы, - он улыбнулся, - в обычной карете. Затем он раскрыл ладонь, протягивая Марианне закатившуюся вчера под диван жемчужную сережку и прошептал ей на ушко: - Я люблю тебя.



полная версия страницы