Форум » Собрание сочинений » Религия и Церковь » Ответить

Религия и Церковь

Леворукий: Обзор основных культов.

Ответов - 6

Леворукий: Культ Четверых Древнейший кэртианский культ, сведения о котором дошли до потомков либо в изложении жрецов-абвениатов, либо в виде легенд, сказок и суеверий. Суть его сводится к тому, что Кэртиана создана четырьмя божественными братьями – повелителем Скал Литом, повелителем Волн Ундом, повелителем Ветров Анэмом и повелителем Молний Астрапом. Каждый имел четыре ипостаси – Зимнюю (Полуночную), Весеннюю (Рассветную), Летнюю (Полуденную), Осеннюю (Закатную). Четверо являлись людям в разных обличьях, но чаще всего представали в виде знатных охотников. Лит, Анэм, Унд и Астрап считались близнецами, но их уцелевшие изображения не похожи друг на друга. Владыку Скал, Зимы, Полночи и Севера Лита древние представляли в виде могучего зрелого мужчины с резкими чертами лица. Волосы и борода его были русыми, а глаза – светло-серыми. Повелитель Скал носил черные с золотом доспехи, его любимым оружием были палица и праща, а постоянным спутником – огромный молчаливый пес, способный превращаться в вепря, быка и медведя. Лит редко участвовал в забавах своих братьев и еще реже являлся смертным, предпочитая одиночество и размышления. Хозяин Ветров, Весны, Рассвета и Востока Анэм был высок и строен. Черноусый и голубоглазый, с черными растрепанными волосами, он одевался в синее с серебром, носил легкие доспехи и был вооружен луком со стрелами и дротиками. Спутницей Анэма была белая ласточка, становящаяся то коршуном, то стрекозой, то летучей мышью. Анэм был самым веселым и легкомысленным из братьев, он любил пошутить и поиграть со смертными, порой не рассчитывая своих сил. Унда, повелителя Волн, Лета, Полудня и Юга, изображали стоящим на краю скалы или на берегу реки. Повелитель Волн не носил бороды, его волосы были каштановыми, а глаза – зелеными, как и одежды. Унд не признавал доспехов, а в странствиях его сопровождал лебедь, оборачивающийся чайкой, летучей рыбой или дельфином. Унд предпочитал копье и кинжал, но больше оружия любил кифару. Повелитель Молний, Осени, Заката и Запада Астрап выглядел моложе своих братьев. Стройный и гибкий, с длинными золотыми волосами и черными глазами, он то улыбался, то хватался за меч. Иногда Астрап надевал золотые доспехи, но чаще довольствовался алой туникой и алым же плащом с золотыми молниями. Товарищем Повелителя Молний был конь-оборотень, непредсказуемый, как и его хозяин. Спутник Астрапа оборачивался леопардом, ловчим соколом и гончей, а сам Астрап всем забавам предпочитал охоту. Абвении были равны между собой и правили Кэртианой по очереди. Легенд о ссорах и размолвках меж Четверых не сохранилось, равно как и сказаний о том, что кто-то пытался захватить власть или же удержать ее дольше, чем следовало. Считалось, что в конце каждого круга Четверо проводили какое-то время среди смертных, и поэтому на Изломе эпох прекращались войны, а каждого незнакомца принимали с величайшим почетом. Празднества Смены круга начинались в завершающий день старого круга и продолжались до начала нового. Так, круг Скал завершался в День Зимнего Излома [123], а круг Ветров начинался в день Весеннего следующего года. Круг Ветров завершался в День Весеннего Излома, а круг Волн начинался в День Летнего и так далее. Основными праздниками древней Кэртианы были Дни Изломов (Весенний, Летний, Осенний и Зимний), каждый из которых посвящался одному из божественных братьев. После принятия эсператизма Дни Излома перестали отмечать как праздники, но связанные с ними суеверия и некоторые обычаи уцелели. Главным праздником года был день того из Четверых, кто владел текущим кругом, этот же день считался началом Нового года. В жизнь людей Четверо вмешивались редко, предоставляя смертным следовать своей совести и своей воле. Древние верили, что самые достойные своей жизнью и смертью открывают врата в чертоги Четверых, становясь их спутниками. Тем, кто был привязан к земной жизни, порой удавалось вернуться и завершить незавершенное. Большинству же смертных предстояло пройти постоянно меняющимся лабиринтом в одно из Четырех Царств. На пороге лабиринта умерший обретал спутника и провожатого, которого заслуживал. Прожившие свою жизнь недостойно до Четырех Царств не добирались, исчезая в лабиринте и становясь добычей гнездящихся там чудовищ. Вечных мук вера в Четверых не предполагала, самой страшной карой было полное небытие. Древние верили, что у Четверых были спутники-астэры. Спутников Лита (литтэнов) обычно изображали в виде каменных быков с человечьими головами. Эвроты (спутники Анэма) казались вечно смеющимися полуптицами-полулюдьми. Найеров (спутников Унда) представляли в виде плачущих и поющих у берегов женщин с рыбьими или змеиными хвостами, а сопровождающие Астрапа фульгаты напоминали сотканных из пламени юношей и девушек с крыльями и кошачьими или леопардовыми головами. Астэры могли принимать человеческое обличье, по собственному выбору становясь как женщиной, так и мужчиной. В человеческой ипостаси они были практически неотличимы от людей, хотя существовал ряд примет, по которым их можно было узнать. Спутники питались силой Четверых, но могли на какое-то время покидать своих повелителей, оседая в приглянувшейся им местности или же вступая в союз со смертным. Связи эти продлевали жизнь и молодость возлюбленным астэр, но оставались бесплодными. Удостоенные любви спутников богов почитались счастливчиками, живыми талисманами и посредниками между людьми и высшими силами. Считается, что первыми жрецами Четверых стали возлюбленные астэр, просившие сначала за своих близких, а затем за соседей. Кроме Четверых и их спутников, древние верили в различных магических существ, большей частью враждебных людям, но отступающих перед защитными знаками и заклятиями, дарованными богами. Каких-либо сведений о церкви Четверых, как о структуре, серьезно влиявшей на жизнь древних племен, не сохранилось. Что до обрядов, то они состояли из необременительных жертвоприношений. Считалось, что Лит благоволил к ночным бдениям, Унд предпочитал сложенные в его честь песнопения, Анэма радовали ритуальные игры, а Астрапа – пляски.

Леворукий: Абвениатство Абвениатство как религия зародилось одновременно с объединением четырех избранных анаксий в единую Золотую Анаксию и вобрало в себя древние верования и суеверия. Согласно абвениатству Четверо были вынуждены надолго покинуть Кэртиану, дабы сражаться с демонами. Уходя, боги передали часть своей силы избранным из числа смертных. С тех пор Четверых стали называть Абвениями, то есть ушедшими, а тех, кто хранит установленные ими законы – абвениатами. Краеугольным камнем абвениатства было утверждение о божественном происхождении династии Раканов и Четырех Великих (иногда их называли Высокими) Домов, некогда правивших слившимися в Золотую Анаксию Надорэа, Борраской, Пенья и Марикьярэ. Тех, кто принадлежал к Высоким Домам, называли эориями (наиболее адекватный перевод со старогальтарского – «существующий здесь и сейчас», «бытийствующий»). Абвениаты считали, что Четверо, решившись на неопределенный срок покинуть Кэртиану, сделали это не сразу. Сначала боги избрали подруг из числа смертных и наделили рожденных ими сыновей частью своей силы, одновременно наложив на потомков ряд запретов и ограничений, призванных исключить использование божественных даров во зло. Сыновья Абвениев стали владыками четырех анаксий, склонившимися перед Повелителями-Раканами. Происхождение династии Раканов, призванной объединить Четыре Дома, овеяно тайной, однако их божественность и права на престол многие века признавались неоспоримыми. Дети Абвениев и стали первыми анаксами и родоначальниками Высоких Домов, получив титул Повелителей Стихий. Повелители хранили заповеди прародителей в тайне, передавая их от главы дома к наследнику. Абвениаты полагали, что все дети рождаются по воле и с благословения Абвениев, и поэтому в Золотой Анаксии не было понятия «бастард». Если отцовство было доказано, то ребенок становился полноправным членом семьи, а если он был старшим, то и наследником рода, но последнее относилось лишь к мальчикам. Женщины Золотой Анаксии не могли быть наследницами, и в случае пресечения мужской линии все переходило к ближайшему родичу по мужской линии. Одной из самых таинственных и малопонятных легенд абвениатской эпохи была легенда об Оставленной. Жрецы-абвениаты ее не опровергали, но и не признавали, и она дошла до потомков благодаря трагедиям древних авторов и народным сказаниям. Суть легенды состоит в том, что Унд привязался к своей избраннице всем сердцем, однако она не смогла подарить богу сына. Для того чтобы завершить дело защиты Кэртианы, повелитель Волн был вынужден взять себе другую женщину, ставшую родоначальницей Дома Волн. Судьба прежней подруги Унда неведома, известно лишь, что она хотела умереть, но возлюбленный умолил ее остаться жить, поклявшись исполнить любую ее просьбу. Что это была за просьба, осталось тайной, известно лишь, что Унд ее исполнил. С легендой об Оставленной смыкается легенда о синеглазой сестре Смерти, стерегущей в лабиринтах под Гальтарой сон изначальных тварей и о самом лабиринте, якобы смыкающемся с путями умерших. В Гальтаре верили, что в подземельях находится храм Абвениев, откуда анакс и главы Высоких Домов могут воззвать к ушедшим богам, и там же спит загадочный Зверь Раканов, таинственный и всемогущий. Зверь может быть поднят волей анакса, но цена его помощи – жизнь призвавшего. Наследство, оставленное Абвениями Раканам, не исчерпывалось властью и правом вызывать Зверя, но Эрнани Святой уничтожил все письменные источники, повествующие о Силе Раканов, а устные предания слишком противоречивы и ненадежны. Абвениатская церковь в отличие от аморфного древнего жречества являла собой жесткую структуру, во главе которой стоял Абвениарх, чье имя называл анакс. Нет сомнения, что при избрании Раканы основывались не на личном пристрастии, но признаки, по которым анакс из числа настоятелей главных храмов избирал одного, неизвестны. Новоизбранный принимал посвящение в подземном храме Гальтар, куда не имел доступа никто, кроме Абвениарха и анакса. Бывало, что новый Абвениарх не поднимался наверх, и тогда анакс называл другого. Абвениатство подразумевало строжайшее разграничение светской и церковной властей. Эориям было запрещено становиться жрецами-абвениатами. Известно, что настоятели храмов умели узнавать эориев, даже если те сами не знали о своем происхождении. Принявший посвящение Абвениарх в мирских делах подчинялся анаксу, но в делах служения Абвениям был независим. Известна легенда об Абвениархе Кермии, в прошлом первосвященнике Анэма. Кермий в угоду анаксу Эобани подтвердил облыжное обвинение, выдвинутое против одного из полководцев. Обвиняемый был казнен, хоть и не признал свою вину, но в день Весеннего Излома Кермий был подхвачен внезапно поднявшимся смерчем и убит об алтарь Анэма на глазах анакса и множества прихожан. Здесь следует подчеркнуть, что большинство легенд о посылаемых Абвениями чудесах и знамениях относятся к раннегальтарскому периоду и не могут рассматриваться как достоверные свидетельства. Абвениатская церковь просуществовала до распада созданной Эрнани Святым Золотой Империи, но являться сколько-нибудь значимой силой перестала уже при правнуке Эрнани Святого Эрнани Холодном.

Леворукий: Эсператизм Эсператизм – монотеистическая религия, согласно которой Кэртиана всего лишь бусина в Ожерелье Миров, нанизанных на нить Света сотворившим все сущее Создателем, которого Эсператия (священная книга эсператистов) именует так же Милосердным, Всезнающим, Всеблагим, Всемилостивым и Ожидаемым. Создатель находится в бесконечных странствиях вдоль нити Света. Когда Он посещает очередной мир, то шестнадцать лет ходит по нему неузнанным, а затем творит суд и над живыми и над умершими, после чего вновь пускается в путь, чтобы когда-нибудь вернуться. Эсператисты живут в ожидании возвращения Создателя и Последнего Суда, когда праведные и невинные будут вознаграждены, грешные, чьи провинности были не столь велики и о спасении которых неустанно возносились молитвы, прощены, а закосневшие во Зле погибнут навеки. Судьбу же Кэртианы взвесят на весах, где на одну чашу встанут праведники, а на другую грешники. Эсператисты верят, что в ожидании Последнего Суда всем предстоит пройти Первый Суд, открывающий душам праведных Рассветные Сады и ввергающий грешников в Закатное Пламя. Те же, кто при жизни преступил грань, отделяющую малое зло от великого, избегают Первого Суда и становятся спутниками Леворукого, закатными тварями, несущими в мир зло и скверну. Сведения об антагонисте Создателя достаточно противоречивы. Его имя неведомо. Святая Эсператия его именует Чужой и Враг, в быту же обычно употребляют эвфемизмы Зеленоглазый, Леворукий и Повелитель кошек. Враг традиционно изображается в виде смеющегося красавца с пестрой кошкой на плече и обнаженным мечом в левой руке. Одет Чужой в цвета Заката – черный и красный, у него длинные золотые волосы и зеленые глаза. Враг ничего не создает, но идет по следам Создателя, отвращая людские души от Истины. Последнему Суду будет предшествовать низвержение Создателем Чужого и уничтожение его свиты. Эсператисты признают существование Абвениев, но считают их не богами, а посланными Чужим демонами, захватившими власть над Кэртианой в отсутствие Создателя. До 358 года круга Волн среди эсператистов существовали некоторые разночтения на предмет освобождения Кэртианы из– под власти демонов. Откровения святого Торквиния утверждают, что Создатель вернулся после семитысячелетнего отсутствия, изгнал Четверых Злотворящих, осудил грешных и наградил праведных. С этим спорят Анналы святого Танкреда, согласно которым демоны бежали, убоявшись одного лишь имени Создателя. При Эсперадоре Агнии конклав сошелся на том, что Создатель, изгнав демонов, отсрочил Последний Суд, даровав смертным святую Эсператию, дабы искупили они грех демонопочитания и отринули Леворукого. Существует множество легенд и суеверий, в отношении которых официальная церковь хранит молчание. Наиболее широко распространено поверье о закатных тварях, которые в новолуние проходят Закатные врата и спускаются на землю. Прислужников Чужого притягивает кровь и похоть, соблазняя и очаровывая своих жертв, они могут принимать любой облик. Тех, кого не удается сбить с пути истинного, слуги Леворукого убивают, не устоявшие обретают через них силу, долгую молодость и вечную погибель. Весьма любопытна и легенда о кошке. Когда Создатель вернулся в Кэртиану, все твари дневные и ночные склонились перед Ним и восхвалили Его. Все, кроме кошки, повернувшейся к Нему спиной и принявшейся умываться. За свою гордыню кошка была изгнана на край мироздания, где вечно горит Огонь Заката. Там, вместо того чтоб искупить свой грех смирением, она отыскала проход в великом пламени и показала его Чужому, назло Создателю признав того своим владыкой. Именно кошки проводят сквозь Закат спутников Леворукого, за что почитаются нечистыми тварями. Эсператисты не должны пускать кошек в дом, но после эпидемии чумы, которую разносили крысы, и вызванного мором голода, Эсперадор Константин запретил уничтожать кошек, объявив, что не следует мешать Злу уничтожать Зло. Для защиты от Леворукого и его свиты используется так называемая эспера (Защитная Звезда) – медальон в виде семилучевой серебряной звезды с изображением в середине эсператистских символов или лика одного из святых. Первую эсперу одновременно увидели во сне святой Адриан, святой Доминик, святой Иоанн и святой Танкред. Встретившись наутро в храме, они узнали, что им было послано одно и то же видение. Это было расценено как знак высшей воли. Эспера надевается на шею во время обряда Единения, вводящего неофита в лоно эсператистской церкви. Ношение эсперы не духовными лицами (за исключением некоторых специально оговоренных случаев) не является строго обязательным, однако в период религиозных смут и гонений не носившие эсперу рисковали быть обвиненными в демонопочитании или ереси. Кроме того, простолюдины полагают, что старые эсперы (созданные в Золотой Империи) помогают женщинам при родах, облегчают боль и защищают от нечистой силы и закатных тварей. Особой ценностью являются адриановы эсперы, которых сохранилось около шестисот. В народе верят, что обладатель адриановой эсперы не только неподвластен Леворукому и его демонам, но и способен защитить других. Главным эсператистским праздником является Полуденное бдение, отмечаемое не раньше дня Весеннего Равноденствия и не позднее Дня Летнего солнцестояния. Точный срок Полуденного бдения ежегодно определяет Эсперадор, которому помогает магнус ордена Знания. Эсператисты верят, что в полдень этого дня может вернуться Создатель, и готовятся Его встретить. Эсператистские богослужения проводятся на старогальтарском языке, после чего следует проповедь на современном. На старогальтарском написаны Эсператия и все молитвы. Считается, что любая ошибка в священном тексте привлекает слуг Леворукого. Особенно это относится к основной эсператистской молитве «Создателю всего сущего», которой надлежит начинать и завершать день и любое важное дело. Вознесение молитв сопровождается коленопреклонением, поклонами и ритуальным жестом. Молящийся прикладывает левую руку к губам и сердцу и склоняет голову, отрекаясь таким образом от Леворукого. * * * Главой эсператистской церкви является пожизненно избираемый конклавом Эсперадор, а главным центром эсператизма с 3 года круга Молний является Агарис – город-государство, расположенный на полуострове, выдающемся в Померанцевое море. Эсператистская церковь делится на две части – территории и ордена. К первой относятся священники, живущие среди паствы и наставляющие ее, ко второй – члены монашествующих орденов, возглавляемых магнусами. Последние в церковной иерархии равны кардиналам, возглавляющим эсператистскую церковь суверенных государств. Эсперадор назначает четырнадцать кардиналов-секретарей, являющихся его помощниками в управлении Церковью. Половина кардиналов-секретарей принадлежит к церкви территорий, а половина к орденам. Магнусы, кардиналы и кардиналы-секретари составляют конклав, решающий принципиальные богословские вопросы (внесение изменений в Эсператию, «Трактования» и жития святых, канонизация, отлучение, объявление какого-либо постулата еретическим) и избирающий Эсперадора из числа магнусов. Эсператистские ордена считаются равными между собой, представляя собой некий круг, где каждый занимает определенное место по отношению к другим, но отсчет начинается с того ордена, откуда происходит нынешний Эсперадор. За орденом Славы (символ – Лев со Свечой) всегда следует Знание (Сова со Свечой), Милосердие (Голубь со Свечой), Истина (Мышь со Свечой), Домашний Очаг (Пес со Свечой) Чистота (Агнец со Свечой) и Справедливость (Единорог со Свечой). Клирик, не состоящий ни в одном из орденов, может вступить в любой из них, переход же из ордена в орден может быть осуществлен лишь по решению конклава. Первые магнусы орденов являются наиболее почитаемыми эсператистскими святыми. Это магнус Славы Адриан, магнус Знания Танкред, магнус Милосердия Иоанн, магнус Истины Торквиний, магнус Домашнего Очага Игнатий, магнус Чистоты Андроний и магнус Справедливости Доминик. Члены орденов, помимо обязательных для всех эсператистов восьми заповедей, должны исполнять семь орденских заповедей. Исторически орден Славы и орден Справедливости находятся в перманентном противостоянии с орденами Истины и Чистоты, а ордена Милосердия, Домашнего Очага и Знания сохраняют нейтралитет. Эсператистские клирики носят светло-серые одежды, признавая тем самым свое несовершенство в глазах Создателя. Только Эсперадор во время богослужений надевает белую, расшитую серебром и бриллиантами Светлую мантию, являющуюся символом его власти. Иерархи эсператистской церкви, начиная с епископов и настоятелей крупных монастырей, носят наперсные знаки, состоящие из эсператистской символики и пастырского или орденского знака. У простых монахов орденский знак вышивается на правом плече. * * * Считается, что эсператизм возник во второй половине последнего круга Скал Гальтарской эпохи в Гайской провинции Золотой Анаксии. Какое-то время власти не обращали внимания на нищенствующих проповедников, но затем обладающий владениями в провинции Гайи эорий Гаэций из Дома Ветра сделал воспитателем своих детей эсператиста Павсания, обратившего в свою веру сначала жену Гаэция Лаиссу, а затем его самого. Примеру Гаэция последовало несколько других аристократов, тяготившихся зависимостью от Гальтар. Так отрицавший божественность Раканов эсператизм стал важным политическим фактором. Анакс Эридани-Копьеносец казнил Гаэция и его единомышленников и объявил эсператистов вне закона. Вражда новой церкви с анаксами и абвениатами, то затухая, то усиливаясь, продолжалась около сотни лет. Большинство жителей анаксии придерживались абвениатства, избегая нищенствующих фанатиков, предрекавших жителям процветающей страны неисчислимые бедствия. Ситуация в корне изменилась в 397году круга Ветра, когда Ринальди, брат правящего анакса Эридани, похитил и обесчестил отвергшую его супругу Повелителя Ветра Беатрису Борраска. Женщине при помощи слуги-эсператиста удалось бежать. Беатриса ждала ребенка от насильника и находилась на последнем сроке беременности, но это не остановило оскорбленную эорию. Беатриса Борраска обнаженной прошла через весь город и по праву Ветра потребовала суда анакса. Ринальди отрицал свою вину, и анакс назначил испытание, позволяющее узнать, чьего ребенка носит Беатриса. Анакс воззвал к силе Раканов, и вокруг Беатрисы воссиял четырехцветный ореол, указывающий, что она беременна Раканом. Ринальди предали суду и приговорили к мучительной смерти в гальтарском лабиринте. Когда осужденного вели на казнь, он проклял своего брата и все его потомство. Ряд эсператистских богословов полагают, что Ринальди Ракан воззвал к Леворукому, и тот помог нечестивцу отомстить. Другие придерживаются мнения, что Ринальди воспользовался силой Раканов, являющейся не чем иным, как демонским даром, но все сходятся на том, что принцу удалось разбудить и выпустить на поверхность чудовищных тварей, принявшихся разорять город. Ценой собственной жизни анакс Эридани остановил чудовищ, и на престол взошел младший и последний из братьев Раканов – Эрнани. Юноша был так потрясен случившимся, что отрекся «от духов нечистых» и принял эсператизм, а спустя несколько лет перенес столицу из Гальтары в незначительную Кабитэлу. Золотая Анаксия прекратила свое существование, уступив место Золотой Империи. В 4 году круга Волн император Эрнани Первый издал эдикт, уравнивавший в правах эсператизм и абвениатство, что послужило толчком к созданию эсператистской Церкви, как института. Тогда же началось становление Семи Орденов и были сформулированы заповеди и исчислены смертные грехи. В списках первых эсператистских хроник утверждалось, что святому Адриану во время ночной молитвы было Откровение. На обращенной к Рассвету стене его кельи проступили серебряные письмена, а на Закатной – кровавые. И были то Восемь Заповедей, исполнившим кои отверзнутся Рассветные Врата, и Восемь грехов, свершившие кои будут ввергнуты в Закат. Впоследствии первоначальные (т.н. «Адриановы») заповеди претерпели ряд существенных изменений. «Истинные» заповеди были утвержденны конклавом 364 года круга Волн. Признание прежних «Адриановых» заповедей было приравнено к ереси, за приверженность которой предали церковному суду около тысячи клириков. Эсперадор Пий предпринял попытку распустить созданный «еретиком» Адрианом орден Славы, однако магнус Александр (в миру Энио Марикьяре) не признал решение конклава и, засев в резиденции ордена крепости Барсина, выдержал осаду церковного воинства. В лагере осаждавших началась холера, перекинувшаяся на Кабитэлу. Из всего конклава, за исключением находящегося в Барсине Александра, уцелели лишь магнусы Милосердия и Знания. Побуждаемые перепуганными толпами на улицах, они объявили новым Эсперадором Александра, принявшего имя Антония Первого. В 365 году круга Волн буллой Эсперадора Адриановы Откровения были подтверждены, а новый список объявлен заповедями, открывшимися Эсперадору Танкреду и магнусам семи орденов. В 379-мАнтоний таинственным образом исчез, и Эсперадором стал магнус Милосердия Агний, сосредоточившийся на богословских вопросах. В 397году в Кабитэле вновь вспыхивает эпидемия, унесшая жизнь императорской семьи, и на престол садится внучатый племянник императора Лорио, четырнадцатилетний мальчик, выросший в провинции. Фактически правители окраин империи воспользовались этим как предлогом, чтобы заявить о своей независимости. Лорио Ракан по совету своей матери принял все условия мятежников. В том числе дал согласие на перенос Святого Престола из Кабитэлы в Агарис. Агний, так же как и Лорио, не нашел в себе сил сопротивляться, в 399 годуЭсперадор выезжает в Агарис, но по дороге умирает. Эсперадором становится магнус Чистоты Теоний, вернувшийся к политике Пия. Именно Теоний стал инициатором тотального искоренения Абвениатства. На территории бывшей империи начались массовые преследования абвениатов, разрушение храмов и уничтожение предметов искусства, связанных с культом Четверых. Тогда же были сожжены философ Аркений Уэртский, обнародовавший девять доказательств невозможности существования Создателя, и побывавший в Багряных землях фельпский лекарь Люччио Рьенчи. Религиозные гонения продолжались несколько десятков лет и пошли на спад лишь вследствие набегов морисков на агарийское побережье и разрушения в 44 году круга Молний Агариса нар-шадом Мтсарахом-Справедливцем, собственноручно утопившим в Померанцевом море зашитых в мешки вместе с разъяренными кошками Эсперадора Ксаверия Второго и одиннадцать кардиналов и магнусов. Император Гайифы предложил новому Эсперадору Руцию перенести Святой Престол в Паону, но получил отказ. Руций объявил Агарис вольным портом, заключив соглашения с фельпскими, кэналлийскими, морисскими и гоганскими негоциантами. Город был отстроен, превратившись в один из крупнейших торговых центров на побережье Померанцевого моря. Гонения на еретиков были прекращены, а нападения морских шадов отбиты церковным войском, созданным под эгидой ордена Славы. Наследники Руция продолжали его политику вплоть до вступления в 353 году круга Молний на престол адепта Истины Клеменция Шестого. Новый Эсперадор добился причисления Ксаверия Второго к лику святых, объявил поход против марикьярских демонопоклонников и потерпел сокрушительное поражение на море. Следующим шагом Клеменция стал суд над предавшимися ереси кардиналами, после чего начались гонения на тайных абвениатов, еретиков и чернокнижников, вошедшие в историю, как «война с кошками». За двадцать лет в Гайифе, Уэрте, Талигойе, Приморских герцогствах и Дриксен было казнено, заключено в тюрьмы и сослано на рудники и галеры более ста тысяч человек, в подавляющем большинстве из числа зажиточных торговцев, мастеров и сьентификов. Следующим шагом Клеменция стал эдикт, направленный против части дворянства, «почитающего своими предками демонов». Эсперадор предпринял попытку вторгнутся в Талигойю, но был остановлен дружинами герцога Эпинэ. Потерпев неудачу, Клеменций принял предложенную императором Гайифы и королем Уэрты помощь и начал деятельно готовиться к войне с еретиками, но скоропостижно скончался. Новый Эсперадор Винцент из ордена Знания перешел к политике увещевания и удовлетворился клятвой в верности эсператистской церкви, публично принесенной королем Эрнани Раканом и его вассалами. Это вызвало неодобрение адептов Истины и Чистоты и недовольство Гайифы и Уэрты. Винцент отступил, потребовав от Эрнани допустить в страну орденских проповедников и следователей. Талигойский король, несмотря на протесты высшей аристократии, дал свое согласие, и страну (за исключением Кэналлоа и Эпинэ) наводнили адепты ордена Истины и Чистоты. Их деятельность вызвала стихийные возмущения, направленные как против пришельцев, так и против короля. Ситуацией воспользовался бастард марагонского герцога Франциск Оллар, вторгшийся в Талигойю с севера. Агарис направил в лагерь марагонца своих легатов. По свидетельству эсператистских хроник, целью миссии было призвать марагонца к покаянию и вынудить под страхом отлучения от церкви покинуть пределы Талигойи. Франциск же утверждал, что послы предлагали свое посредничество в разделе Талигойи с Гайифой и Уэртой и признание и благословение Эсперадора в обмен на перенос в Кабитэлу главной резиденции ордена Истины и уничтожение старой аристократии. В любом случае Франциск Оллар не принял предложений Агариса и продолжил победное шествие к Кабитэле. После возвращения посольства Эсперадор отслужил молебен о здравии благочестивого короля Талигойи Эрнани, а позднее дал приют бежавшей из взятой Кабитэлы королеве Бланш и ее сыну Эркюлю. Клеменций канонизировал Алана Окделла, а Франциска, его потомство и Рамиро Алву предал проклятию, но следующий Эсперадор Руций Второй настоял на отмене анафемы в отношении рода Олларов, чему предшествовали две попытки Агариса сместить новую династию при помощи воинской силы. Оба похода провалились, после чего Агарис смирился с тем, что Талиг вышел из-под его власти. Олларианская церковь была объявлена еретической, однако особой роли это не играет, так как олларианство исповедуют только жители Талига. Запрет на эсператизм в Талиге также носит достаточно формальный характер, массовых гонений на тайных эсператистов и судов над ними не было со времен Октавия Оллара, но и тогда эти меры были вызваны политическими, а не религиозными причинами.

Леворукий: Примечание Первоначальные (т.н. «Адриановы») заповеди 1. Возвысь душу свою, ибо это есть радость Создателю. 2. Не скажи о себе – я свят и праведен, ибо лишь Создателю ведомо, кто чист пред ликом Его и на ком благодать Его. 3. Не по словам, но по делам суди человека: истинно ближе Создателю те, кто не знал Слова его, но жил так, как если бы знал, чем те, кто говорил: «Чту и ожидаю», но грешил делом и мыслию, как не грешат худшие из язычников. 4. Не сверши насилия ни над духом, ни над разумом, ни над плотью ближнего своего. 5. Не опечалься радостью ближнего. 6. Дар Создателя да не поставишь ты в упрек ближнему своему. 7. Не возжелай ни злата, ни жены, ни места ближнего твоего, и ничего, что у ближнего твоего, не возжелай. Кровь его и род его да не поставишь ты в упрек ближнему своему, ибо нет для Создателя ни эория, ни простолюдина, но все суть дети Его. 8. Не ставь клейма на ближнем своем на всю жизнь его, ибо наихудший из грешников, искупив содеянное, станет вровень с праведниками. Смертные грехи 1. Гордыня 2. Злорадство 3. Зависть 4. Злоба 5. Клевета 6. Алчность 7. Невежество 8. Лень Заповеди, утвержденные конклавом 364 года круга Скал 1. Возблагодари Создателя и восславь Его, ибо Он есть истина первая и последняя, начало всему и вместилище всего. 2. Отрекись от духов нечестивых. 3. Возлюби всякого брата во Ожидании, как брата кровного. 4. Смири гордыню свою пред Лицом Создателя. 5 Почитай Пастыря своего и Отца своего. 6. Почитай мать детей твоих и держи ложе свое нескверно. 7. Не злоумышляй против брата своего во Ожидании. 8. Не предавайся излишествам, теша плоть свою в ущерб духу.

Леворукий: Олларианство Олларианцы утверждают, что Франциску Оллару в юности явился святой Адриан и предрек юноше великую славу и великие победы, если он вернет Церковь к ее истокам, когда каждый шел к Создателю своим путем, служа Ему мыслями и делами, а не откупался от Него, как от мытаря. В Откровении Франциска сказано, что нельзя принуждать людей возносить молитвы на мертвом языке, подменяя идущие от сердца слова непонятными заклятиями. Нельзя лишать людей свободы выбора и свободы воли, ибо земная жизнь дана смертным для созидания, а не для самоуничижения. Святой Адриан велел Франциску хранить Откровение в тайне до дня, когда он воссядет на престол Раканов, и лишь тогда объявить во всеуслышание высшую волю. Эсператисты объявили видение Франциска еретической выдумкой, а его победы и успехи объясняют помощью Леворукого, пославшего марагонцу помощь в лице кэналлийского нечестивца Рамиро, предательски убившего короля Эрнани и впустившего в город марагонского бастарда. Франциск назначил Рамиро Первым маршалом, но воспользоваться плодами своего злодеяния кэналлиец не успел. Алан Окделл отомстил за короля, поразив Алву кинжалом, но был казнен по приказу Франциска. Олларианство, как и эсператизм, является религией Ожидания, однако по мнению олларианских богословов, интерпретировавших Откровения Адриана, эсператисты замкнулись на магических числах, впав в чернокнижие. Создав семь орденов, эсператистская церковь из безмерности Создателя выделила лишь семь аспектов, что есть умаление Создателя и является не чем иным, как идолопоклонством, а эсператистская символика и ритуалы исполнены скверны, идущей от древних демонов. Олларианство признает большинство первых эсператистских святых, но не тех, кто был канонизирован после перевода Святого Престола в Агарис. Среди наиболее почитаемых святых олларианского периода – святая Октавия, святой Фабиан, святой Эгидий и святой Ариан (см. Примечания). Главой олларианства является король, единолично назначающий кардинала, ведающего делами церкви. Франциск приказал перевести священные тексты, и в первую очередь Эсператию (в олларианском варианте – Книгу Ожидания), на современный язык. Он отказался от канонов иконописи и храмовой архитектуры, повелев изображать святых на фоне реальных пейзажей, за что послушавшиеся его мастера были отлучены Эсперадором от церкви. Франциск отменил коленопреклонение и поклоны во время богослужений. Во время молитвы олларианцы прикладывают правую руку к губам и сердцу и склоняют голову. Олларианцы отрицают целибат и посты, полагая их насилием над человеческой природой, что противно воле Создателя. Священники-олларианцы, непосредственно связанные с паствой, обязаны иметь семьи. Странствующие проповедники, ученые богословы, хронисты и администраторы, включая кардинала, могут оставаться холостыми, но это не является обязательным условием. Олларианцы, становясь слугами Создателя, отрекаются от прежних имен, они носят черные одеяния, за что их иногда называют «аспидами», и два наперсных знака – первый указывает на принадлежность к клиру, второй – на сан. Из административных церковных реформ Франциска особо следует отметить роспуск церковных орденов на территории Талига и упразднение монашества как такового. Однако вследствие череды войн и восстаний в Талиге было много одиноких женщин благородного происхождения. Король Октавий Добрый взял их под свое покровительство и на свое обеспечение и, будучи главой церкви, восстановил часть женских обителей. Олларианки вольны в любое время покинуть монастырь, либо переехав к родственникам, либо вступив в брак, что вызывает резкое отрицание у эсператистов, полагающих, что клятва Создателю не может быть отменена. Недоброжелатели называют олларианскую Церковь королевской канцелярией, что по своей сути соответствует действительности. Клирики получают жалованье из государственной казны и пенсион по старости и болезни и подчиняются вышестоящим духовным лицам, которые, в свою очередь, подчинены кардиналу Талига, над которым находится король. Эсператистская церковь настаивает, что, когда Франциск Оллар захватил Талигойю, Агарис отказал ему в поддержке, и Оллар ответил тем, что объявил себя главой новой Церкви. Из трудов наиболее ортодоксальных эсператистов следует, что чашу терпения Святого Престола переполнила канонизация жены Франциска блудницы Октавии. Олларианские источники придерживаются версии, согласно которой Франциск Оллар был возмущен жадностью, жестокостью и продажностью эсператистских клириков, скрывавших от паствы истинное Слово Создателя и превративших Церковь в орудие для удовлетворения своих низменных страстей. После принятия олларианства в Золотых землях начали возникать так называемые эгидианские общины, которые, по сути, исповедовали олларианство без Олларов, то есть упрощенные обряды на современном языке и независимость от Агариса. В Норуэге, Улаппе и Ардоре эгидианство стало основной религией, пользуются серьезным влиянием эгидианцы в Бергмарк, Кир-Риаке, Газарее, Алате и Кадане. Эгидианские общины традиционно дружественны Талигу, что навлекает на них гонение в Гайифе, Дриксен и Гаунау. Примечание Святая Октавия – вдова Рамиро Алвы, жена Франциска Оллара (см. дом Олларов) и первая олларианская святая. Святой Фабиан – воспитатель молодых дворян в Лаик. Погиб, заслонив собой единственного сына Франциска Оллара Октавия. Святой Эгидий (в миру – Андреас Арко).Единокровный брат и ближайший соратник Франциска Оллара. Незаконнорожденный сын герцога Адольфа Марагонского и графини Арко, по настоянию герцогини Летисии Марагонской и графа Арко был посвящен Церкви под именем Эгидия. Ученик епископа Модеста, позднее – капеллан и духовник своего единокровного брата Франциска. После завоевания Франциском талигойского престола – епископ Надорский (сменил эмигрировавшего Гальфрида). После смерти Ариана – кардинал Талига. Эгидий – олларианский покровитель Надора и Придды, сам же более всех святых чтил святого Доминика. Ариан (в миру – Эгберт Солвей). Эсператистский епископ Кабитэлы и первый кардинал Талига. Активно способствовал становлению и укреплению олларианской Церкви. Для олларианцев – один из первых святых, для эсператистов – раскольник и ересиарх.

Леворукий: Прочие верования Золотых земель В описываемые времена большинство Золотых земель придерживается той или иной разновидности религии Ожидания. Исключение составляют некоторые области Торки, Черной Алати, Кэналлоа, Марикьяра и острова Померанцевого моря, Сагранна, Нуху, Холта и гоганские общины. При этом все жители Золотых земель, кроме холтийцев, нуху, гоганов и саграннских племен, считаются эсператистами, олларианцами или эгидианами и при рождении проходят через соответствующие обряды, что не мешает им «радовать демонов». Абвениатские культы и суеверия Несмотря на внешние различия, верования торских и алатских горцев и моряков Померанцевого и Устричного моря являются искаженным абвениатством с элементами доабвениатских ритуалов, призванных привлечь и удержать спутников богов. В горной части Алати наиболее выражен культ Астрапа, в прибрежных районах – культ Унда и Анэма, в Торке – Лита и Астрапа, на Марикьяре – Астрапа и Унда. Что до Нуху, Кэналлоа и Багряных земель, то их обитателей можно назвать абвениатами без жрецов и эориев. Кэналлийцы, марикьяры и мориски веруют, что Четверо оставили созданный ими мир, положившись на совесть и волю своих детей. Когда Абвении вернутся, каждый получит что заслужил. Багряноземельцы и обитатели Кэналлоа ни о чем не просят, ибо Четверо велели людям жить самостоятельно. Их редкие молитвы напоминают письма, посылаемые отсутствующему любимому человеку. Они никогда не повторяются и произносятся тогда и там, когда просит душа. Грехом и святотатством считается отягощать отсутствующего своими бедами и особенно жалобами на других. Каждый должен делать то, что за него никто не сделает, и отвечать за свои поступки. Абвении сражаются, негоже отвлекать воинов во время боя. Возвращения ушедших богов мориски и кэналлийцы ожидают не как Последнего Суда и неизбежных кар, а как праздника, ведь Отцы любят своих детей и стремятся к ним всей душой. В Багряных землях религиозных праздников нет, каждый праздник исполнен конкретного смысла и приурочен к какому-то событию – победе, рождению, свадьбе, совершеннолетию. В Кэналлоа, напротив, отмечают не только дни Излома, но и устраивают так называемые альегры – напоминающие карнавалы празднества, посвященные астэрам, и венсии – праздники победителей. Формально Кэналлоа, как и Марикьяра, находится в лоне олларианской церкви, по сути же влияние официальной религии свелось к тому, что к древним праздникам кэналлийцы добавили сначала эсператистские, а потом и олларианские. Холта Холтийцы – потомки кочевых племен Седых земель, вытесненных оттуда похолоданием примерно через четыреста лет после создания Золотой Анаксии. Легенды рассказывают, что в то время между Седыми и Золотыми землями существовал перешеек, ныне исчезнувший под водой. Холтийцы чтут Духов Степи и души предков. Они считают, что дети Пламени вступили в союз с дочерьми Ветра и породили Духов Степи. Духам стало одиноко, и тогда Огонь и Ветер вняли просьбам своих детей и создали коней, верблюдов, коров и овец. Однажды весной Духи Степи почувствовали неодолимое желание и удовлетворили его с верблюдицами. От этого союза произошли люди, в которых скотское начало неотделимо от божественного. Религия холтийцев запрещает подходить к «воде без двух берегов» ближе, чем на дневной переход, строить каменные и деревянные дома и питаться мясом сородичей-верблюдов. Прежде чем принять какое-либо решение, холтийцы слушают ветер, полагая, что беседуют с душами предков. В особо важных случаях холтийский правитель кан и его заклинатели Ветра и Огня производят жертвоприношение и читают волю Духов Степи по мозгам, сердцам и печени жертвенных животных, а иногда и людей. Сагранна Верования жителей Сагранны весьма примитивны. Все они, за исключением ныне исчезнувших с лица земли яги, полагают себя потомками богозверей. Так сильные и воинственные бириссцы почитают себя детьми Барса, а пастушеский народ бакранов ведет родословную от бога-Козла. Саграннские горцы верят в судьбу и поклоняются Хозяевам гор. Жреческие обязанности исполняет старейшина рода, которому помогает старуха-пророчица. Гоганы Гоганы – выходцы из Багряных земель, категорически отрицающие родство с морисками. Живут изолированными общинами, главы которых одновременно являются священниками. Об обычаях и верованиях гоганов известно очень немного, однако сьентифики Академии сходятся на том, что им подвластна особого рода магия. Религия гоганов сочетает черты абвениатства и эсператизма. Они верят, что мир был создан Кабиохом, Богом-Родителем, которому в эсператизме соответствует Создатель. У Кабиоха было четверо сыновей: Флох, властелин Огня земного и небесного, Оллиох, властелин всех Вод, Рох, властелин Земли, и Вентох, властелин Ветра. Уходя Звездной Нитью, Кабиох поручил сыновьям «управлять миром Его именем и по закону Его, пока не призовет Кабиох сынов своих». Дальнейшие события гоганы описывают так же, как абвениаты, с той лишь разницей, что отрицают легенду об Оставленной, зато утверждают, что у Роха родились близнецы, а у Вентоха – дочь. Повелитель Земли сделал наследником того, кто раньше вышел из материнской утробы, а повелитель Ветра дождался рождения сына. Младший сын Роха Гох и дочь Вентоха Гарелли должны были прожить жизнь простых смертных, но случилось так, что они встретились, полюбили друг друга и стали прародителями народа гоххонов (на талиг произносится как гоганы), то есть детей Гоха. Гоганы называют себя правнуками Кабиоховыми, в отличие от Раканов и Повелителей Стихий, которых считают старшими и именуют внуками Кабиоховыми или же Первородными. Гоганы полагают, что, объявив Абвениев демонами и отказавшись от заветов предков, внуки Кабиоховы совершили величайшее святотатство и первородство должно перейти к гоганам. Однако, по закону Кабиохову, любое первородство может быть передано младшей ветви лишь добровольно или при пресечении старшей линии, причем наследники никоим образом не должны быть в этом виновны, иначе на их голову падет проклятие Всеотца. Чтобы избегнуть обвинения, гоганы избегают мест, где обитают внуки Кабиоховы. Именно поэтому они не селятся в пределах Талига. О сути гоганских религиозных обрядов иноплеменникам практически ничего не известно. Правнуки Кабиоховы чтят Кубьерту – книгу, в которой собраны тайные знания и поверия гоганов. Списки Кубьерты хранятся в пяти наиболее уважаемых домах гоганской общины в специальной маленькой комнатке рядом с Чертогом Четырех и Одного, где находится алтарь в виде пирамиды. Гоганы блюдут Ночи Луны, когда луна переходит из одной фазы в другую. Каждая из Ночей Луны посвящена одному из сынов Кабиоховых. В Ночь Луны гоганы ничего не едят, не пьют, не занимаются любовью и не покидают своих комнат. Гоганские общины живут очень замкнуто, люди другой веры допускаются лишь на деловую половину дома, отделенную от занимаемой хозяевами коридором, в котором воскуривают особую смесь из освященных благовоний. Вера гоганов запрещает прикасаться иглой к простыням и полотенцам и предписывает обращаться к собеседнику и называть себя в третьем лице. Покидая жилище, гоганы одеваются по обычаям страны, в которой живут, но дома носят национальные одеяния. Глава общины носит одеяние желтого цвета, шестнадцать самых уважаемых гоганов желто-черные. Остальные взрослые мужчины ходят в черном неподшитом одеянии с желтой полосой по– низу. Поскольку среди гоганов много темно-рыжих, а те, кто от природы обладает другим цветом волос, красят бороды и волосы, иноплеменники называют их «куницами».



полная версия страницы