Форум » Сны, мистификации, мистерии » "Пятнадцать человек на сундук мертвеца" » Ответить

"Пятнадцать человек на сундук мертвеца"

Лионель Савиньяк: Действующие лица и исполнители: Цезарио Шарле, капитан пиратского корабля - Лионель Савиньяк [more][/more] Франческа Корвальен, пленница с захваченного торгового судна - Марианна Капуль-Гизайль [more][/more] Элейн Марли, дочь губернатора о. Марикьяре - Бледный Гиацинт [more][/more] Винсент Вега, помощник капитана Цезарио - Закатная тварь [more][/more] Отыгрыш основан на мотивах серии квестов Monkey Island

Ответов - 218, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Лионель Савиньяк: - Я-то конечно, хочу, - улыбнулся Цезарио, - любой бы на моем месте захотел иметь на корабле такое украшение. Кроме того, мне помощь женщины необходима, так что если Вы поедете, не придется искать на месте какую-нибудь ушлую дриксенку... Вы порядочная дама, Вам можно доверять - это все мне на руку, - сказал он, - Потом, Вы ведь правда хотите помочь. Так что я хочу, чтобы Вы остались, но... Вы должны понять. Есть одно условие. Пирату надоело стоять, и не спрашивая согласия дамы он взял стул, приставил поближе к койке, на которой она сидела, и сел сам. - У меня с командой отношения дружеские, - начал он издалека, - Когда отец помер, мне конечно, пришлось доказать, что я не просто сынок прежнего капитана, а кое-что могу. Моряки мои всегда сыты, и при этом ни разу мы не попадались властям, и "Антуанетту" за все время удалось сохранить почти без пробоин. И все же многие из команды меня еще совсем сосунком знали... Но они уважают меня потому, что есть за что, - "скромно" добавил Цезарио, заложив ногу за ногу, - А я отношусь к команде также тоже потому, что есть за что. Поэтому, я должен не только объявить своим морякам, что Вы плывете с нами, но и предъявить то, в каком качестве. Работорговлей я не промышляю, об этом все знают. Так что я объявлю Вас своей женщиной, и мы поцелуемся, так чтобы все видели, и по ходу плавания не возникало никаких... споров на Ваш счет, - просто заявил пират, - Я мог бы ничего не объяснять, но это могут счесть за неуважение к команде. В общем, с этим тоже можно было бы совладать, но мне сейчас некогда, - признался он, - Плавание в Дриксен - это не увеселительная прогулка, мне нужен каждый человек из команды, нужна его преданность, а путь долгий, так что если в пути вдруг Вас вздумают делить, я просто швырну Вас за борт. И вот чтобы не пришлось... вечером на палубе нужно будет поцеловаться. Цезарио замолчал, ожидая, что скажет или сделает Франческа в ответ на его слова.

Марианна: Франческа опустила взгляд, который, как могло бы показаться со стороны - стал стеклянным. Вот как, она все еще должна сделать выбор. Теперь все на корабле будут думать, что она и Цезарио... - Но, ведь мы с вами плывем к вашей невесте. Пусть она сейчас не в человеческом живом обличье, но она все еще ваша невеста. Как это расценит ваша команда?

Лионель Савиньяк: Цезарио отрицательно покачал головой. - Элейн находится не в Дриксен, - сказал он, - Так что поплывем мы не к ней, а для того, чтобы достать кое-что, что поможет ее расколдовать. С Вашей помощью заполучить это было бы проще, чем без. А что до остального... Я не понял Ваш вопрос, - честно признался он, - Дама не может плыть на корабле с пиратами оставаясь... неприкосновенной, - снова попытался объяснить Цезарио, - Да еще в такую даль.

Марианна: - Вы все правильно поняли, капитан. Мне просто нужно было еще раз спросить... Вы же должны меня понять... - она стала запинаться, речь не давалась сейчас так легко. Она подняла на него взгляд - он.. красив. Да. Красив. Темно-серые глаза, смотрит все время с прищуром, будто даже в темноте его слепит солнце, отражаясь от водной глади. Светлые, выгоревшие пряди волос, загорелое лицо, высокие скулы... Что она теряет? Если это нужно ради ее собственного спокойствия, то незачем так переживать. - Я согласна, - тихо проговорила она, все так же неотрывно глядя на него, - Я поцелую вас...

Лионель Савиньяк: После ответа Франчески Цезарио посерьезнел. Молча он смотрел на нее какое-то время, потом поклонился ей и также молча вышел из каюты. Вернулся он уже совсем поздно в этот же день, и прежде чем войти, постучал.

Марианна: Франческа так и оставалась одетой, молча смотрел на зажженную свечу и вздрогнула от стука в дверь. - Войдите..

Лионель Савиньяк: - Госпожа Корвальен, - Цезарио вошел и подал Франческе руку, - Нужно идти на палубу. Если конечно, Вы не передумали, - сказал он, давая ей самый последний шанс отказаться от небезопасного путешествия на пиратском корабле.

Марианна: Франческа встала. Да, она решилась. Создатель спаси ее и помилуй, но она готова принять его предложение и пуститься в опасное путешествие хотя бы в благодарность, что капитан оставил ей жизнь. - Я готова, Цезарио, - проговорила она и встала, поправив складки юбки и шаль на плечах. Как же ей теперь вести себя? Как развязная женщина или как послушная затворница? Она положила прохладную руку на его рукав. - Идемте, капитан.

Лионель Савиньяк: Цезарио едва не ухмыльнулся, услышав, как Франческа назвала его по имени. Ну что ж, это ответ на все вопросы. Нежная ручка женщины легла на его локоть, и пират повел свою "пассию" на палубу, где собралась команда. Моряки провожали Франческу восхищенными и завистливыми взглядами, уж очень хороша она была. Они знали, что капитан не один вечер провел в каюте с пленницей и в том, что происходит между ними, конечно, никто не сомневался, но то, что Цезарио собирается взять ее с собой в путешествие, оказалось для команды сюрпризом. Когда Цезарио вывел Франческу в центр и объявил об этом, крепко обнимая ее за талию, среди моряков прошел нехороший шепоток - все знали, как опасен предстоящий вояж в Дриксен, а женщина на корабле... это ведь к несчастью. Но громко возразить никто не посмел. На глазах у команды Цезарио приник к сладким губкам Франчески, долго целуя ее и окончательно тем самым определяя ее в свою собственность в глазах своих пиратов.

Марианна: Она зажмурила глаза, пока длился их поцелуй. Почему-то именно в этот момент, когда он взял ее за плечи, удерживая на месте, и начал целовать, женщина и не понимала, какая перемена происходит в ней... Она уже бессознательно и не хотела, что бы он.... искал свою невесту. О, кощунство! Франческа торопливо, возможно и не совсем умело отвечала на поцелуй, но всеми силами старалась показать команде (а может быть и капитану) как она на самом деле хочет ему принадлежать. А правда это или нет, пусть судят зрители и сам Цезарио... В ней боролись два чувства: страх за свою честь и желание принадлежать ему. Печально, но это было так.

Лионель Савиньяк: Цезарио неспеша наслаждался поцелуем под одобрительные возгласы и улюлюканье своей команды, хотя и не слишком уважительные по отношению к Франческе. Но она, казалось ни на что не обращала внимания, с готовностью отвечая на ласки губ капитана своими. Пират прижал ее к себе сильнее, чем того требовалось для правдоподобия происходящего, уже не просто приджерживая ее за талию, а с удовольствием заключая даму в свои крепкие объятия. Вдоволь насладившись поцелуем Франчески, Цезарио, наконец, оторвался от нее и посмотрел на своих моряков. - Сегодня гуляем на берегу! Каждый получит у Веги еще монет на выпивку и шлюх! - воскликнул он, широкой улыбкой отвечая на то, как завопила его команда: "Да здравствует капитан Цезарио!" - Команде нужно отдохнуть как следует перед долгим плаванием, - тихо объяснил он Франческе, - Ты пойдешь со мной на берег?

Марианна: - На берег? - переспросила слегка обескураженная Франческа не сразу сообразив, что именно имеет в виду капитан, - А... что мне теперь нужно делать? - от того, что Цезарио так целовал ее, у женщины коленки стали ватными и подкашивались ноги. Теперь в глазах моряков она не порядочная вдова, а падшая женщина. Как ужасно. Ей захотелось закрыть лицо ладонями, что бы никто не видел ее лихорадочного румянца и блеска в глазах. Да понравилось ли ей происходящее? Цезарио... Она не должна позволять себе думать так о капитане, который при малейшем бунте не задумается о ее участи и поцелуй ничего не будет значить! Какая же она глупая! - Цезарио, я должна быть вашей любовницей только в глазах команды? - спросила она, переводя дыхание и воровато оглядываясь по сторонам.

Лионель Савиньяк: - Ну да, на берег, - подтвердил Цезарио, удерживая Франческу в объятиях, - Завтра отплываем, и на суше еще не скоро придется оказаться... Э, да что с тобой! Пирату показалось, что сейчас она упадет, но нет, женщина удержалась на ногах и задала ему вопрос... - Да, конечно, - шепнул он ей на ухо, обдавая теплым дыханием, - только в глазах команды.

Марианна: - Хорошо, - порозовела и одновременно отвела глаза в сторону Франческа, думая, что "поцелуем все и ограничилось. На большее ее никто толкать не будет". - Я в порядке и готова идти...мой капитан, - слишком тихо проговорила она и перевела взгляд на свои руки. Она смотрела бы сейчас на что угодно, лишь бы не на его лицо.

Лионель Савиньяк: - Вот и хорошо, что согласилась, - сказал он, - отдохнем на берегу как следует, потом еще не скоро придется... Цезарио увлек Франческу к сброшенному трапу под радостные вопли команды, получавшей деньги у его помощника перед предстоящим кутежом. - Ты только ничего не бойся, - сказал пират, когда ножка женщины ступила на землю, - Народ здесь разный попадается, но я тебя в обиду не дам. Он крепко взял ее за руку и повел в порт.

Марианна: Франческа сейчас и не сомневалась, что Цезарио не даст ее в обиду. И даже хотела убедиться в этом неизвестно почему. Создатель, да что же она себе возомнила? Он ведь только поцеловал ее, причем это было так показательно, что она сама чуть было не поверила, что может так понравиться. А ведь у него есть невеста. Тихо вздохнув Франческа только кивнула и поспешила вслед за своим "покровителем" к ярким огням в порту и всеобщему кутежу.

Лионель Савиньяк: - Пройдемся сперва по набережной, - предложил Цезарио, махнув рукой в сторону освещенного фонарями порта, где с одной стороны шла бойкая торговля и играла музыка - кто-то пытался зарабатывать и таким образом, а с другой о высокий берег шумно плескалось море. Не дожидаясь согласия Франчески, пират крепко перехватил ее за талию одной рукой и неспеша повел вперед. Народ по дороге попадался разный. Многие здесь хорошо знали капитана "Святой Антуанетты", тем более накануне распродавшего награбленное, а вот дама в его сопровождении была необычной. Для простой портовой девки она была одета слишком строго и дорого.

Марианна: Франческа ловила на себе недоуменные взгляды и смущалась еще больше. Она ведь видела, какие женщины в основном встречались. Цезарио здесь знали и приветствовали каждая по своему. Она почувствовала себя чужой, оглядываясь по сторонам. Франческа Корвальен не может так ярко накрасить губы и так низко опустить лиф платья, выставлять оголенные плечи и подкрашивать соски, чтобы они светились сквозь ткань рубашки. Неужели ее и правда здесь примут за любовницу пирата? Она так нелепо здесь выглядит. От ощущения неловкости молодая вдова еще плотнее закуталась в шаль.

Лионель Савиньяк: - Не бойся, - Цезарио крепче приобнял Франческу, прижал к своему боку прежде, чем продолжить с ней путь, будто бы стараясь отгородить от любопытной толпы и их бесцеремонных замечаний. - Ты где такую отхватил, Цезарио? - ухмыльнулся какой-то пират в потрепанном, явно с чужого плеча, камзоле, и большой золотой серьгой в ухе. - Да ему только знатных подавай, мы уж для него не хороши, - расхохоталась в ответ какая-то девка. - Да ладно, Аделия, разве я обидел тебя когда-нибудь? - усмехнулся в ответ Цезарио. - Нет, не обидел, - девица взметнула ярко-алой юбкой и оказалась совсем вблизи пирата, лишь мельком глянув на Франческу, - Поэтому, я хочу тебя предупредить, - тихо сказала она, - На тебя идет облава из-за этой твоей губернаторской невесты, - она не удержалась и снова глянула на Франческу прежде, чем продолжить, - Ничего, что я... - Ничего, - сказал Цезарио, погладив свободной рукой Аделию по плечу закрытому полупрозрачной блузкой, - И что же? Власти здесь? - Здесь их пока не видали, - ответила девица, - только слухи пошли не просто так, что губернатор Марикьяре цену назначил за твою голову. Думает, что это ты его дочку украл. Но ведь и правда всем известно, что ты к ней клинья подбивал, - закончила она. - Спасибо, что предупредила, красавица, - улыбнулся Цезарио девице. - Так что будь осторожен, - сказала она ему, довольно улыбнувшись густо подведенными кармином губами, когда пират притянул ее к себе, чтобы благодарно поцеловать в щечку.

Марианна: Франческа опустила взгляд, а потом и вовсе отвернулась в сторону, чувствуя, что уже не одобряет жеста Цезарио относительно гулящей девки, хотя та и предостерегала его. Поскорей бы уже добраться до этого зачарованного места и помочь капитану с его невестой... Да и какая она? Франческа поджала губы. Не мешало бы и за собой проследить. Кругом столько ярких красок, а она тут сама скромность. Оглянувшись на ближайший прилавок вдова увидела горку вишен и стянула одну ягодку, чтобы надкусить и провести по губам, чтобы те стали ярче. Может так она не станет слишком уж выделяться из толпы?

Лионель Савиньяк: Цезарио уже отпустил Аделию, которая, хихикнув, скрылась в веселой разношерстной толпе на набережной, и заметил то, как Франческа подвела губы вишневым соком. - Ты очень хороша, - шепнул он ей, - Пойдем, я покажу тебе одно красивое место в этом порту... Он отпустил ее талию и взял за руку, а потом почти побежал вдоль набережной вперед, весело улыбаясь и увлекая Франческу за собой сквозь гудящую толпу мимо прилавков торговцев со снедью и добром, играющих вразнобой музыкантов и матросов, снующих с тюками с берега на свои корабли и обратно.

Марианна: Франческа в этой суматохе все же умудрилась потерять шаль где-то в толпе, но это быстро забылось. От быстрого бега и шальной улыбки пирата она будто расцветала, вдыхая прохладный воздух и впитывая, как губка, все веселье кругом. Щеки покрылись румянцем, глаза блестели, прическа растрепалась и гребень застрял где-то в густых черных кудрях. Она уже почти не боялась и бежала следом, подобрав подол тяжелой юбки.

Лионель Савиньяк: Крепко держа Франческу за руку, Цезарио вывел ее из портовой толпы на дорогу менее освещенную. Веселый народ попадался теперь все реже, пока не стало совсем пустынно, хотя от гудящего порта они отошли совсем недалеко. Пират вдруг свернул к морю и вывел свою даму на край выступающей в море скалы. - Смотри, как здесь красиво. Море, плещущееся внизу, напоминало переливающийся черный шелк, впереди в темноте виднелись огни маяков и идущих к берегу или от него сигнальных фонарей парусных суден, а небо, усыпанное звездами, в этом месте, казалось, опустилось особенно низко, к стоящим на скале Цезарио и Франческе.

Марианна: Франческа хоть и опасливо поглядела вниз и на полшажка отошла назад, но вид вокруг и правда был прекрасен. Плещется темное море о вечные камни, где-то блестят огни и слышен гул человеческих голосов и скрип стоящих на якоре кораблей. Это было так захватывающе, что вдова улыбнулась и прижалась к "пленителю", положив ладонь ему на грудь. - Да, Цезарио. Это просто необыкновенно прекрасно. А это небо...мне страшно смотреть на него так долго, оно так же безбрежно...

Лионель Савиньяк: Цезарио отпустил руку Франчески для того, чтобы переложить обе свои ладони на ее талию. - Тебе правда здесь нравится? - спросил он, рассматривая ее лицо в полумраке.

Марианна: - Да, да... - воодушевленно ответила Франческа, уже глядя на его лицо и, замирая, почувствовала внутренний едва заметный, но неумолимый порыв...Она привстала на цыпочки и несмело чмокнула Цезарио в губы, мельком подумав, что от стыда неплохо бы и со скалы в море прыгнуть.

Лионель Савиньяк: Цезарио расплылся в улыбке. Здесь, на этом темном пирсе, зрителей не было, в отличие от палубы "Антуанетты", значит, Франческе по-настоящему самой захотелось поцеловать его. Он крепче обнял даму, прижал ее к себе, чтобы в свою очередь найти губами ее губы.

Марианна: Франческа едва вздрогнула, ожидая снисходительной улыбки, а получила именно то, что и тайно предвкушала - его добровольный и не наигранный поцелуй. Ах, как сладок, как желанен и как восхитителен был этот поцелуй, который она не прерывала, целуя мягко в ответ капитана. Опустив ресницы она мечтала лишь об одном - что бы это не заканчивалось и ей не пришлось краснеть от стыда в темноте, не смея посмотреть Цезарио в глаза. О чем она только думает? У него же есть невеста... И она продолжала ласкать губами его губы.

Лионель Савиньяк: Пират еще какое-то время увлеченно целовал свою "добычу", но на большее пока не пошел. Будь на месте Франчески женщина из низсшего сословия, он бы не раздумывая сунул руку ей под юбки прямо тут, в темноте, на этом выступе над морем, но с госпожой Корвальен он так поступить не мог. Во всяком случае, пока. Нацеловавшись с ней до одурения, Цезарио, наконец, оторвался от ее сладких губ и посмотрел на Франческу одурманеным взглядом. - Теперь пойдем выпьем? - предложил он, - И повеселимся.

Марианна: - Да..выпьем..и повеселимся, - машинально ответила не менее одурманенная поцелуем женщина, послушно глядя на своего кавалера. Нет, определенно она сошла с ума! Вдова, совсем недавно пережившая такое потрясение, теперь так прильнувшая к капитану...пирату! Да ей грош цена и без накрашеных губ! Однако глядя на Франческу сейчас можно было сказать, что женщина просто влюблена, влюблена как кошка. Хорошо, что на нее как раз никто сейчас не смотрел кроме Цезарио.



полная версия страницы