Форум » Сны, мистификации, мистерии » "Осторожно, модерн!" » Ответить

"Осторожно, модерн!"

Лионель Савиньяк: Действующие лица и исполнители: Леонид Савин, капитан УГРО - Лионель Савиньяк [more][/more] Марина Копылова-Газилина, его возлюбленная - Марианна Капуль-Гизайль [more][/more]

Ответов - 160, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Лионель Савиньяк: Щелкнул выключатель закипевшего чайника. Леонид осторожно убрал руки Марины со своего воротника и сжал их своими. - Ничего, - сказал он в контрасте с выкриком Марины спокойным и уверенным голосом, - Мы что-нибудь придумаем. Только расскажи мне все. Как все было. Он налил кипяток в чашку свободной рукой, бросил туда пакетик чая и поставил перед Мариной на стол, не спуская ее со своих колен.

Марианна: - Я знала, куда он пошел, когда сказала, что ухожу. Он оружие хранил только в одном месте и я знала, что живой из кухни уже не выйду. Поэтому я отошла за дверь и... когда он вошел опять, огрела его сковородой. Пистолет был у него. Лёня, я свернула полотенце и через него прострелила ему голову, пока он валялся на полу... - закончила Марина глядя на свои руки, - Потом я вытерла пистолет и бросила рядом с ним, вызвала милицию, - все это она говорила монотонно, будто самой себе, понимая, что теперь уж и деваться некуда. - Лёня...можно я пойду в душ? - тихо спросила она.

Лионель Савиньяк: Выслушав рассказ Марины Савин сжал губы так, что они превратились в тонкую линию и нахмурился. - А пистолет был снят с предохранителя, или ты сама это сделала? - спросил он, проигнорировав ее вопрос про душ.

Марианна: - Он уже был снят. Константин видимо уже все решил, - тихо ответила Марина. Я ничего не делала, кроме как нажала на курок. Потом отбросила пистолет... а после вытерла его полотенцем. Я очень испугалась, Лёня, - она подняла на него глаза и вздохнула.

Лионель Савиньяк: - Да... Брови Савина оставались нахмуренными, на лбу залегла складка. Ситуация сложилась очень скверно, и даже то, что Марина была уверена, что муж целенаправленно собирался ее убить и даже взвел затвор пистолета, идя на кухню, почти ничего не решало. Все говорило против его возлюбленной, включая свидетельства соседей и все действия ее самой. Леонид снова крепко обнял Марину, словно боясь потерять ее уже прямо сейчас. - Любимая, положение не из лучших, - сказал он, продолжая покачивать ее на своих коленях, - Даже если тебя возьмется защищать адвокат Кирилл Дорин, ты все равно получишь срок.

Марианна: - Меня посадят? - ахнула Марина и чуть не обмякла. Нет, она не потеряла бы сейчас сознание, но отчаяние будто легло огромным грузом на плечи. Она отвела взгляд от лица любимого. - Но почему?... Я должна была ждать, что бы меня убили?... Что я не так сделала, Лёня? Я не понимаю и не хочу понимать! Я не пойду в тюрьму только потому что осталась живой! - как загнанный в угол волчонок она попыталась сжаться в комок.

Лионель Савиньяк: - Я этого не допущу, - пообещал Леонид, обнимая Марину и прижимая ее к себе еще бережнее, - Хотя это будет очень непросто. Если действовать честным путем, ты точно окажешься за решеткой. Все твои действия указывают на преднамеренное убийство, и доказать обратное будет практически нереально. Константин тебя пальцем не тронул - следов борьбы нет ни в доме, ни на его или твоем теле. Я знаю, что ты спасала свою жизнь, но суд в это не поверит. Ведь ты могла убежать после того, как "вырубила" его, но ты взяла пистолет и застрелила, да еще и отпечатки стерла. Что в общем исключает состояние аффекта... Так что и этого не доказать. Свидетелей в доме не было... Леонид покачал головой. - Все это было очень неразумно, Марина.

Марианна: - Лёнечка, я не знала, как надо, я боялась! Я думала, что так лучше, - продолжала говорить Марина уже не стесняясь слез, которые катились по щекам одна за другой, - Я же не убийца! - она замолчала, поняв бессмысленность последней фразы. Она таки убийца, пусть и невольная. Чем ей поможет Лёня? Скроет? Оправдает? Он верит ей, но ведь он влюблен. Тем более, что одна преграда между ними ушла, но встала другая, более несговорчивая.

Лионель Савиньяк: - Я знаю... Тише... Я обещаю тебе - все будет хорошо. Савин укачивал Марину на руках, держа ее в объятиях. Потом посмотрел на нее, плачущую, с размазанной косметикой. - Пойдем вместе в душ, - предложил он.

Марианна: В ответ Марина лишь кивнула, безропотно подчиняясь теперь единственному человеку, который сможет удержать ее рядом с собой и который просто будет спасителем. Любимым. Она взяла его за руку и, шмыгая носом, собралась идти в душ.

Лионель Савиньяк: Марина встала и сжала его ладонь, но Савин снова подхватил свое заплаканное сокровище на руки, прижал к себе и понес в ванную. Там он включил теплую воду, чтобы настывшая ванна нагрелась, и стал раздевать Марину, присев перед ней на корточки, чтобы высвободить ее ножки из колготок с поехвашими "дорожками", как перед маленькой.

Марианна: Марина послушно давала себя раздеть. Это был трогательный момент, когда она даже не думала делать что-то иначе, как полностью покориться и довериться. Колготки являли собой плачевное зрелище, равно как и испачканная известкой короткая юбка, у молнии вдобавок отломался "бегунок". Легкий "гольф" тоже был слегка измят и со следами губной помады - когда Марина плакала в камере, она пыталась вытереться рукой и вдобавок испачкала одежду. Волосы почти полностью закрывали лицо. Когда дошла очередь до белья, Марина слегка задрожала, дыхание участилось.

Лионель Савиньяк: Леонид осторожно стянул с Марины колготки и юбку, поцеловал синяк на лодыжке и ссадину на коленке, как у маленькой девочки, набегавшейся во дворе, а не недавно застрелившей своего мужа женщины. Перемазанный помадой гольф также лег, скомканный, на край стиральной машинки, занимавшей часть ванной комнаты. Леонид встал и провел ладонями по дрожащему телу Марины, пока покорно стоящей перед ним в нижнем белье. Потом он расстегнул на ней лифчик, стянул с нее трусики и, снова подхватив на руки, поставил в ванну, уже нагревшуюся от теплой воды. После чего он стал быстро раздеваться сам, не в силах оторвать от Марины взгляд.

Марианна: А Марина смотрела на него и дрожала...дрожала от едва скрываемого возбуждения. "Да, милый, да!" - можно было прочитать в ее глазах, она безумно хотела его. Такого сильного, уверенного во всем и такого... страстного. О, как безошибочно чутье женщины, когда она знает, что может сотворить с мужчиной. Ее покорность может показаться ловушкой, а податливость - провокацией. Но здесь Марина и сама вдруг страстно захотела этого! Глядя, как быстро капитан быстро избавляется от одежды, она прислонилась к кафельной стенке ванной комнаты и томно вздохнула, быстро облизнув губы. - Лёня... - позвала она, быстро убирая волосы, что черными полосами налипли на грудь, позволив воде свободно обтекать округлые формы.

Лионель Савиньяк: Леонид оказался рядом со стоящей под душем Мариной едва ли не быстрее, чем она позвала его. Сейчас она уже не выглядела такой измученной, как сначала, когда он внес ее в квартиру, но все-таки о сильном нервном стрессе после убийства мужа и ночи в СИЗО нельзя было забывать. Савин обнял Марину бережно, прижал к себе ее податливое тело. Его руки ласкали ее так же, как теплые струи воды, бегущие по ее спине и ногам.

Марианна: Марина прижалась к нему, ощущая, как теплая вода течет, сбегает струйками между их телами, как его кожа пахнет, как местами пошла цыпками, когда она дышала на его грудь. Сейчас в голове стучала только одна мысль "Не оставляй, не бросай" Под влиянием этого женщина прижималась все сильнее, желая слиться с мужчиной в одной целое, лишь бы больше не уходить. Просто дыхание сменилось скоро короткими поцелуями, она благодарила его за помощь, участие, присутствие...

Лионель Савиньяк: Леонид поцеловал прижимающуюся к нему девушку в губы, чувствуя на своем лице струи бегущей воды. А потом все-таки отстранился, улыбнулся ей и выдавил на мягкую мочалку, некогда купленную специально для регулярно остававшейся у него ночевать Марины, немного цветочного геля для душа, приобретенного для нее же. Потом он осторожно провел мочалкой по спине девушки, плечам, шее, оставляя на ее теле следы ароматной пены, которые тут же смывались водой из душа. Обвел намыленной мочалкой грудь, замер, рассматривая ее, а потом приник губами к темному твердому соску.

Марианна: - Аххх... - непроизвольно вырвалось из губ Марины, а спина выгнулась дугой, подставляясь под струи воды и его губы, по всей коже будто ток пробежал и она глубоко вздохнула обнимая руками его голову, чтобы прижать к себе покрепче! Как бы хотелось навсегда околдовать его! Привязать к себе! Какое тут убийство! Она просто избавилась от этого плена, чтобы проторить ему дорожку... Вода стала теплее, наверно она задела переключатель. Запустив пальцы в его потемневшие от влаги волосы она чувствовала его собственный жар.

Лионель Савиньяк: Леонид целовал изогнутую шею, грудь, чувствуя теплую воду на своих губах вперемешку с запахом кожи и мокрых волос Марины, теплом ее тела. Сейчас он уже ни о чем не мог думать, все проблемы ушли в сторону, осталась только она, его возлюбленная женщина. Он сунул руку между ног Марины, придерживая ее другой за талию, гладя спинку, снова ворвался поцелуем в ее губы.

Марианна: Марина прильнула к нему, уже зная, что между ними никаких загадок не будут, и преград - тоже. Чуть отставив ногу в сторону, она поставила ее на бордюр ванной, в ответ скользнув рукой к мужскому паху. Поцелуй не прерывался, лишь тонкий всхлип из губ разомлевшей женщины и прерывистое дыхание.

Лионель Савиньяк: Леонид провел рукой по влажному бедру Марины, тронул пальцами под коленкой, обвел его внутреннюю сторону, двигаясь к самому сокровенному, сам невольно двинув бедрами навстречу руке возлюбленной. Ласки и поцелуй продлились еще немного, и вот он уже прижал Марину к скользкой стене ванной, подхватывая ее руками под бедра, сжимая нежные ягодицы и осторожно входя в нее. Не смотря на туманящее мозг безумное возбуждение и желание как можно быстрее и жестче удовлетворить его, Савин собирался сейчас быть с Мариной бережным.

Марианна: Марина обвила его ногами, целуя такие родные и желанные губы, всем естеством принимая плоть. - Давай же..милый, - шептала она, сама делая попытки сделать соитие более приятным, приподымаясь и двигая тазом, упершись затылком о кафельную стенку, - Я так хочу тебя... Владей мной! - видеть его так близко, чувствовать запах, трогать, принимать и любить, любить и еще раз любить! Марина сейчас готова была на все!

Лионель Савиньяк: На все слова Марины Савин отвечал поцелуями. Он ловил вздохи и шепот возлюбленной своими губами, наслаждался прикосновениями и ласками ее нежных ладоней, объятиями ее прохладных рук. Леонид двигался в ней медленно и осторожно, удерживая ее бедра навесу, но в какой-то момент начал наращивать темп, жестче целуя раскрытые навстречу губы любимой.

Марианна: Боже, как ей это нравилось! Он дает ей именно то, что нужно - страсть! Покрепче обхватив ногами его торс Марина шепчет, целует, кусает его губы и шею. - - Да, Да! Любимый, да! - от блаженства закрываются глаза, напрягаются мышцы живота, она уже собой не владеет и подставляется ударам любимого, вздрагивая всем телом.

Лионель Савиньяк: Струи воды из душа текли по лицу и телу, словно райский дождь. Именно там и находился Леонид, когда Марина, обвивая его ножками, забилась в судорогах оргазма. В этот момент она была восхитительна. Савин вновь поймал губами ее губы, ловя ее вскрики и выдохи, а затем закрыл глаза, крепче прижимая к себе любимую и уже не контролируя себя. Несколько глубоких фрикций, и он кончил, прижался к ее щеке своей, тяжело дыша и не выпуская Марину из рук.

Марианна: Два сердца бились почти в унисон, быстро, сильными толчками перекачивая кровь. Марина поцеловала любимого, не торопясь отпускать. Она мечтала об этой хватке, об этом крепком объятии, об этом неистовом соитии и о нем самом, о его любви... - Лёня...Лёнечка, - шептала она сцеловывая воду с его щеки, - Любимый... Ты только мой, слышишь? Мой...

Лионель Савиньяк: Леонид еще несколько мгновений не выпускал Марину из объятий, сильно прижимая ее к себе, и не выходя из нее. Вода из душа теплым дождиком текла по спине. Было так хорошо... из приятного дурамана и оцепенения не хотелось возвращаться в реалность. Марина целовала его лицо, шептала слова любви, и Савин растворялся в них, и в ней, не открывая глаз. Но все-таки "возвращаться" было надо. Леонид поцеловал Марину в губы нежно и долго, потом осторожно поставил ее на дно ванной и выключил воду. Затем он заботливо набросил на ее плечи одно из некогда специально купленных для возлюбленной персиковых полотенец и перебрался через бортик, быстро вытерся сам и натянул джинсы, а потом взял Марину на руки, вынув ее из ванной.

Марианна: - Лёня, мы спать? - томно спросила Марина, обвивая его шею руками. Вот так бы всю жизнь. На руках у него и вдыхать его запах. - Знаешь, я уже почти не боюсь. Но я так устала, милый. И так счастлива, что я с тобой. Все что ни случилось, будет к лучшему. Теперь я уже полностью принадлежу только тебе и доверяю, что ты спасешь меня...и нас тоже, - пробормотала она уже засыпая. Головка мягко опустилась на его плечо и Марина затихла, проваливаясь в мягкий и обволакивающий счастливый сон.

Лионель Савиньяк: - Да, любовь моя, - Леонид прижал к себе Марину и отнес на руках в комнату, чтобы уложить в свою постель, - Теперь нужно поспать. Он усадил сонную девушку в кресло, разложил и застелил чистым бельем диван, а потом, уютно устроил ее под одеялом. Затем Савин задернул шторы, захватил пачку сигарет, мобильник, и вышел на кухню, плотно закрыв за собой дверь. Он звонил и разговаривал с кем-то почти до самого утра, называл фамилии, звания, хмурился, курил в открытую форточку, пил крепкий и сладкий чай. Это продолжалось долго, и под утро капитан уснул прямо на кухонном столе, уложив голову на руки.

Марианна: Марина сладко проспала до самого утра и даже не спешила подниматься, желая, чтобы этот сон не кончался никогда. Она теперь здесь, и никуда не уйдет. Лучше уж в окно выпрыгнуть, чем остаться без его объятий и ласкового, уверенного взгляда. То, что любимого рядом не оказалось все же встревожило. Постель рядом была не тронута, она проспала всю ночь одна? А где же капитан? Марина поднялась, кутаясь в свой уже родной персиковый халат и пошлепала босыми ногами на кухню. Увиденное зрелище тронуло ее до глубины души. Любимый спал, облокотившись на стол. Что он делал здесь всю ночь? Уже не важно. Она подошла к нему и села напротив, тоже уложив лицо на руки, облокотившись подбородком, долго смотрела на него, улыбаясь. Затем включила плиту, поставив чайник. Встала со спины и обняла его за плечи, опустилась к уху и поцеловала. - Лёня...доброе утро...



полная версия страницы