Форум » Сны, мистификации, мистерии » "Осторожно, модерн!" » Ответить

"Осторожно, модерн!"

Лионель Савиньяк: Действующие лица и исполнители: Леонид Савин, капитан УГРО - Лионель Савиньяк [more][/more] Марина Копылова-Газилина, его возлюбленная - Марианна Капуль-Гизайль [more][/more]

Ответов - 160, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Лионель Савиньяк: Леонид поймал ее шепот своими губами, осторожно целуя женщину, "вбирая" в себя ее дыхание. Сейчас ему не верилось, что это происходит с ним на самом деле.

Марианна: Марина подставляла лицо для поцелуев и не открывала глаза, ресницы закрытых век трепетали, губы все еще шевелились, произнося его имя. Потом она все же обняла его шею и подтянулась повыше, чтобы поцелуй стал смелее. Теплый язык ласкал его губы. - Пусть это будет только наша ночь, Лёнечка, только наша? - она гладила его скулы, - Я буду твоей сегодня, только твоей!

Лионель Савиньяк: - Разве здесь есть кто-нибудь еще? - усмехнулся Леонид, ненадолго отрываясь от губ Марины, чтобы тут же снова к ним приникнуть, и подхватывая ее руками под ягодицы, чтобы отнести к тахте.

Марианна: Марина мягко засмеялась, запрокинув голову. Халатик предательски задрался и она уже ощущала руки Лёни уже не через ткань, пришлось для удобства обхватить ножками его торс, чтобы стать еще ближе. Ворсистые края халата сползли и открыли округлые белые плечи, волосы локонами, как черные змеи, опустились на грудь.

Лионель Савиньяк: Леонид прижал Марину к себе, продолжая горячо целовать ее. А после осторожно уложил ее на тахту на спину, склоняясь к ней и целуя ее шею, плечи, нежную грудь, показавшуюся в распахнувшемся халатике. - Я люблю тебя, - горячо прошептал он, дергая пояс халата, чтобы развязать его и обхватить губами и обвести языком напрягшиеся соски на груди Марины, поцеловать ниже, мягкий живот, еще ниже...

Марианна: Марина нежилась в его руках, частое дыхание в темноте и слабый стон выдавали ее удовольствие. Если с Костей это было вынужденно и обыденно, то с Лёней все было пропитано теплом и силой. От касаний к груди Марина зажмурилась и закусила губку, невольно обхватив ладонями голову капитана, чтобы задержать эту ласку. А потом, когда он стал спускаться ниже своими поцелуями, она замерла, часто вздрагивая.

Лионель Савиньяк: Леонид прервался лишь для того, чтобы быстро стянуть с себя свитер и майку - Марину хотелось ощутить всем телом, прижать к себе. Затем он присел перед ней на корточки, обхватывая ее бедра руками, приникая губами и языком к нежному естеству возлюбленной, стараясь доставить ей как можно больше удовольствия и до безумия возбуждаясь сам.

Марианна: Марина непроизвольно выгнулась в спине. Халатик, уже не удерживаемый поясом и так сполз по обе стороны персиковой мягкой подстилкой. Женщина зажмурилась, будто смущаясь того внимания, что оказывал ей мужчина и только часто дышала, запуская пальцы в светлые волосы, побуждая его прижаться к ней сильнее, наслаждаясь его ласками. Если раньше она могла вовсе не получать удовольствия от подобного внимания, а симулировать или просто перейти к следующему - резким толчкам и тяжелому с хрипотцой дыханию, то сейчас она тянула это удовольствие, наслаждалась, таяла, шепча Лёне что-то ласковое с тихим стоном.

Лионель Савиньяк: Шепот и негромкие стоны Марины ласкали слух капитана, а сама она, распостертая перед ним, в распахнутом халатике на кушетке была прекрасна и восхитительна. Ощущать ее нежные пальчики в своих волосах было очень приятно. Леонид продолжил ласкать Марину языком, доводя ее и себя до исступления.

Марианна: Не могла Марина тихо дать понять Лёне, что она уже на пределе. Она вся пылала, кожа стала горячей, дыхание прерывистым и стоны заменились всхлипами и вскриками. Коленки, до этого разведенные широко, вдруг дернулись, сближаясь одним резким толчком, что женщина чуть не сжала шею капитану, находясь во власти экстаза. Крик наслаждения, вопль довольной кошки огласил комнату, Марина дернулась всем телом, опрокидывая подушку на пол. - Лёня! Лёнечка... - она закрыла глаза, тяжело дыша.

Лионель Савиньяк: Марина вскрикнула, сведя колени, выгнулась на тахте, и Леонид поднял голову, всмотрелся в лицо любимой, затрепетавшей в его руках, выкрикнувшей его имя. Потом он поднялся, чтобы сесть с ней рядом, прижать к себе, снова прижаться к ее губам своими, оставляя на них ее собственный вкус.

Марианна: Пальцы, до этого ласкавшие волосы капитана, уже гладили его шею, плечи, Марина благодарно целовала его, не отрываясь от таких теплых и уже родных губ. Как же она раньше не замечала, вернее не хотела замечать, как он хочет быть с ней? Глупо, как глупо все получалось. Она была с ним столько времени и вот только сейчас счастлива и благодарна. Однако просто благодарности мало ей самой. Поцелуй от просто касания губ стал более требовательным - она слизала с его губ свой вкус и чуть прикусила подбородок, требуя остаться рядом. Потом покусывания вперемешку с поцелуями спускались вниз, по его груди.

Лионель Савиньяк: Леонид запустил пальцы в мягкие шелковые локоны Марины, закрыл глаза, когда ее нежные губы стали целовать его грудь, перемещаясь дорожкой поцелуев вниз на живот.

Марианна: Марина больше всего на свете хотела сейчас Лёню не то что отблагодарить, а любить, любить, что есть сил и желания. Она желала, чтобы он сильнее сжал пальцы, чтобы он был требовательным и страстным, хотела его нежным и осторожным, хотела всякого... О, это его запах, горьковатый от смеси дезодоранта и кожи, Марина не удержалась и языком очертила широкую дугу над пупком, задевая жесткие волоски в его паху. - Леня... - он мог только почувствовать в темноте, как она ласкает его, как спадают последние оковы стеснения и благоразумия, как Марина становится податливой и одновременно жаждущей.

Лионель Савиньяк: - Любимая, - произнес Леонид в ответ, чувствуя, что тонет в своих ощущениях от ее шепота и ласк. Так хорошо ему не было уже давно... или вообще никогда. Он осторожно нашел своими ее руки и положил их на пряжку своего ремня.

Марианна: Марина томно вздохнула и потерлась щекой о мужской пах, потом пальчики сами, наощцпь, стали справляться с пряжкой ремня, освобождая путь к наступлению. Потом женские руки толкнули капитана на спину, заставляя лечь на диван, а самой Марине было легче добраться до его плоти. Дальше дело было за умелыми губками, горячим язычком и влажным нёбом, руками же Марина удерживала белье, оттянув его вниз.

Лионель Савиньяк: Леонид опустился на спину, поддаваясь настойчивым ручкам Марины. Он все еще не мог до конца осознать и поверить, что все это происходит с ним. А потом... о, потом его мысли кончились, осталось лишь острое наслаждение от ее горячих ласк...

Марианна: Руки настойчиво гладили его бедра, очень скоро капитан был избавлен и от брюк. Марина чувствовала себя ведьмой, которая крадет чье-то нечаянное счастье и ни за что не вернет его, пусть даже по мирским законам не имеет на него права. Ласки становились настойчивей, она изнемогала и уже оседлала его ногу, взобравшись на кровать целиком, дальше - больше. Она уже пленяет его, обхватив коленями бедра и заканчивает свой путь - он уже внутри нее. Марина закрыла глаза и, тихо застонав, качнулась вперед, касаясь сосками его груди, а волосами укрывая его лицо, губы нашли губы, еще качок, еще... - Ах-х-х...

Лионель Савиньяк: Леонид помог Марине взобраться на тахту, придерживая ее за руки, а после, когда она оседлала его бедра, избавив от джинсов и белья, переплел ее пальцы со своими и окинул взглядом фигуру прекрасной женщины. Она была словно бы облита лунным светом... Леонид замер, восхищенный ее красотой, а потом она подалась ему навстречу всем своим телом... Капитан тихо выдохнул, когда Марина начала движения, сперва осторожно двигаясь навстречу ей, давай ей самой управлять "процессом". Его мысли путались. Ее изгибающееся тело в сиянии луны, светящей в окно его питерской однушки... Это было словно сон. Марина выгнулась на нем в оргазме, прижалась к нему, целуя. Леонид сходил с ума от ее близости, запаха, стонов... Он сильно толкнулся внутри нее, прижимая ее к себе.

Марианна: Марина легла рядом с ним, часто дыша и пряча лицо где-то сбоку от его шеи, щекоча дыханием кожу. - Лёнечка...Лёня, - шептала она, поглаживая его грудь, - Что будет, Лёня! Что нам делать? - она понимала, что тайком встречаться Леонид может не захотеть, а значит придется принимать важное решение, но она и не могла точно сказать, что вытворит Костя, если узнает... "Или убьет, или покалечит.."

Лионель Савиньяк: Леонид обнял ее, очень бережно, словно хрупкую вещь, притянул к себе, целуя уголок нежных губ, мягкую бархатную щечку, любимые глаза. - Оставайся завтра у меня, - предложил он, - Дождись меня до вечера, а потом встретимся с твоим мужем и поговорим. Или я сам поговорю, без твоего участия. Но теперь ты будешь со мной, Марина... Со мной. Леонид поцеловал Марину в губы.

Марианна: - Нет-нет, я сама. Сама поеду домой. Лучше я соберу свои вещи, оставлю ему записку и уеду. Объясняться не за чем. Он не поймет меня и я не хочу, чтобы он с тобой встретился, Лёня. Он - бешеный просто, когда ревнует. Его с утра дома быть не должно, так что я тебе позвоню, как только соберусь, - она устроилась поудобнее в мужских объятиях и прикрыла глаза. В самом деле - все должно решить утро...

Лионель Савиньяк: - Ну что ж, ладно, - неожиданно согласился Леонид, - делай так, как считаешь нужным, я не буду спорить. Он поцеловал Марину в висок, а после поднялся и натянул джинсы. - Я покурю, - сказал он Марине. На кухне лежала початая пачка сигарет.

Марианна: Маринка опираясь на локоть приподнялась вслед за ним, но вставать не хотела. На диванчике они так славно пригрели местечко, что покидать его не хотелось ужасно. Ей оставалось только вздохнуть. В самом деле, не могла же она вот так все бросить и остаться здесь? Как бесприданница. Оставалось еще время толком посмотреть на комнатку, где они уединились. Уже скоро будет рассвет. Марина рискнула включить мобильный и удивленно приподняла брови - 17 вызовов Кости, 5 от мамы, 3 от подруги и один неопознанный.. Странно, кто бы мог ей звонить в такой поздний час? Но, может быть, Костя хотел схитрить и набирал с чужого? Она разберется потом... Отключив телефон опять, Марина положила голову на сложенную руку и закрыла глаза, засыпая.

Лионель Савиньяк: На кухне Леонид не стал включать свет - от горящих на улице фонарей его было достаточно. Он открыл форточку, встал у подоконника, закурил, вдыхая сырой осенний воздух вперемешку с горьковатым сигаретным дымом, и задумался. Марина... Будет ли она с ним счастлива? Ведь тот материальный достаток, к которому она привыкла, он не сможет ей дать. Даже эта его обшарпанная холостятская однушка. Ведь она не идет ни в какое сравнение с тем "дворцом", в котором Марина живет с Костей. Он не сможет так ее обеспечивать, покупать ей дорогие вещи и украшения... Ведь его работа далеко не относится к высокооплачиваемым. И да, еще и его работа... Его работа - это вечные отсутствия дома, необходимость подрываться и ехать куда-то посреди ночи, а это значит, что Марина будет часто и подолгу оставаться одна. И она затоскует рано или поздно. Потом, она ведь учится платно... Учебу, разумеется, оплачивает ее пока еще муж. Леонид глубоко затнулся. Нет, это он решит. Влезет в долги, займет у матери и друзей, но учебу Марине бросать нельзя. Загрревшийся фильтр вдруг обжег пальцы, капитан и не заметил, как докурил до конца. Он потянулся за следующей сигаретой - так лучше размышлялось. Завтра Марина поедет к себе. Леонид согласился на это лишь потому, что ей и правда нужно подумать и взвесить все. Решить, нужна ли ей такая жизнь, которую он может предложить ей, или ...или в ней будет слишком много сложностей и неудобств.

Марианна: Рассвет был на удивление ясным и солнце прокралось лучиками по комнате прямо к уютному лежбищу. Марина открыла глаза и довольно зажмурилась опять. - Лёня? - тихонько позвала она вдруг встрепенувшись, - Лёнечка?

Лионель Савиньяк: Когда Марина проснулась, она могла обнаружить себя укрытой теплым одеялом, которым Леонид заботливо укутал ее ночью. На кухне в турке дымился еще неостывший свежесваренный им кофе, а на столе лежала записка и ключи. "Любимая! Я не хотел тебя будить. Если ты не передумала выходить, запри дверь и брось ключи в почтовый ящик. Я буду ждать тебя вечером. Эта ночь была прекрасной. Твой Леня."

Марианна: Марина сонно потерла глаза, когда прочитала записку. Любовно глядя на плиту она уже составляла план действий. Сейчас она поедет домой, примет ванну, подумает... потом быстро соберет вещи и уедет. Главное успеть снять наличные со счета в банке, если Костя еще не перекрыл ей кислород - это хоть какая-то компенсация за вчерашнее! Выпив кофе, она, как и просил Лёня, бросила ключи в почтовый ящик и побежала на остановку в надежде успеть на маршрутку.

Лионель Савиньяк: Леонид полдня пребывал в хорошем настроении, не смотря на то, что по работе пришлось побегать, помотаться по городу, съездить в таможенный порт и пообщаться с сотрудниками и начальством о деле обнаруженного канала поставки дури, после долго и безрезультатно допрашивать взятого на поставке дилера, который упорно обо всем отнекивался. Савин от него так ничего толком и не добился. А потом пришлось еще разбираться по другому делу - убийство на улице, висяк. Свидетелем сама пришла какая-то бабулька, сперва вывалила кучу сплетен и домыслов, а потом неожиданно четко описала возможного убийцу. Как выяснилось, это описание совпало с портретом ее бывшего квартиранта, который не заплатил вовремя за квартиру. Капитан предупредил бабульку за дачу ложных показаний, от чего она перепугалась и забрала вообще все свои показания, не только описание внешности... Леонид и не заметил, как свечерело, но такое в рабочие дни с ним случалось часто. Марина... Наконец-то есть возможность позвонить и поговорить с ней. Савин нажал вызов номера любимой, но в ответ услышал равнодушное: "абонент отключен или временно недоступен"... Капитан огорчился так, что словно бы почувствовал, как в усталость прошедшего нелегкого дня разом свалилась ему на плечи, "придавив" своей тяжестью. Адрес Марины он знал, и когда с работы его наконец отпустили, поехал прямо к ней домой.

Марианна: Ворота и входная дверь были опечатаны, а небольшую площадь перед ними еще и огорожена желтой лентой. Где-то глухо залаял соседский сторожевой пес. Свет в окнах двухэтажного небольшого особняка не горел. Было пусто и сыро, на снегу возле ворот было множество следов ног, шин и уже потемневшие бурые пятна. Сомнений возникнуть не могло было - кровь. Причем уже давно. - Кого вы ищете, молодой человек? - из-за соседнего забора вышел пожилой мужчина в теплушке и с лопатой, видимо решил расчистить дорожку перед своими воротами от натоптанного и уже начинающего замерзать снега. - Вам бы лучше здесь не ходить, тут с утра уже все побывали. Говорят, хозяина тутошнего убили, Костьку Копылова, может это и его кровища. А кто убирать-то будет, чтобы люди не смотрели и не пугались? Если вы ему кем-то приходитесь, то в морг обращайтесь.



полная версия страницы