Форум » Сны, мистификации, мистерии » "Осторожно, модерн!" » Ответить

"Осторожно, модерн!"

Лионель Савиньяк: Действующие лица и исполнители: Леонид Савин, капитан УГРО - Лионель Савиньяк [more][/more] Марина Копылова-Газилина, его возлюбленная - Марианна Капуль-Гизайль [more][/more]

Ответов - 160, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Лионель Савиньяк: Леонид проснулся от нежных объятий и ласкового голоса любимой, и хотя в неудобном положении во сне у него затекло все тело, Марина сделала его пробуждение приятным. - Мариночка... Он потянулся, растирая спину, а затем оттолкнул на столе подальше пепельницу, полную окурков. - Что-то я не заметил вчера, как уснул. Сейчас пойду умоюсь, и поговорим. Мне удалось ночью кое-что решить... Леонид поднялся, поцеловал Марину в макушку и ушел в ванную.

Марианна: Марина встревожилась и ставила на стол чашки для кофе. Почему-то именно сейчас стало страшно. - Лёня... - она будто не ему говорила, когда сняла чайник с плиты, - Я никуда отсюда не уеду, слышишь?.. Я лучше из окна выпрыгну, но не уеду! Только бы ей не пришлось уходить себя из дома! Господи, да она влюблена по самые уши! Она боится его потерять и готова какую угодно сказать чушь, лишь бы остаться.

Лионель Савиньяк: - А я тебя никуда и не отпущу, - пообещал Савин, когда вернулся из ванной, где наскоро умылся и почистил зубы. Он подошел сзади и обнял Марину, прижал ее к себе, на всякий случай отнял из ее рук горячий чайник и после этого поцеловал свою возлюбленную в губы.

Марианна: - Ты не понимаешь, милый, - Марина задрожала, оказавшись в его руках, - Я больше никому не дамся, понимаешь? Никому. Я в окно прыгну, но не поеду больше туда. Там клетка. Ты оттуда меня уже не вытащишь. Только здесь и только сейчас. Лучше бы ты судил меня, а не кто-то другой. Я была бы только твоей узницей, но не там! - она шептала это сквозь поцелуй.

Лионель Савиньяк: - Туда тебе ехать не надо, - сказал Леонид, садясь на табурет и усаживая Марину к себе на колени, - Я твой вопрос решил ночью, но нужны деньги. Людей выкупают и прямо с зоны, после суда, но до этого не дойдет. Только... Нам нужно съездить к твоей матери. Ты сделаешь на нее доверенность на все, что осталось тебе после Константина - так будет проще. У тебя с мужем был брачный контракт? Или нет?

Марианна: Марина нахмурилась, обняв Лёню за плечи. - Нет. Контракта не было. Все было так спонтанно и ни я, ни он не думали тогда об этом, когда расписывались. Это плохо? ... И ты уверен, что после моего ареста у меня что-то осталось?... Конечно, к маме поехать мы сможем. Ума не приложу, как ей все объяснить, - она уткнулась лбом ему в плечо.

Лионель Савиньяк: - Это хорошо, - Савин кивнул, выслушав Марину, и приобнял ее, прижал к себе. - Да, ты имеешь право на половину имущества Константина, только сама не можешь распоряжаться им, потому что ты под подозрением. Но доверенность написать на мать ты можешь. Так что нужно к ней ехать и решать этот вопрос поскорее. Тебя можно только выкупить, милая. Другого способа избежать тюрьмы нет. Вот только матери стоит ли говорить сейчас все? Может быть, не нужно ее пугать. Леонид погладил Марину по спинке.

Марианна: Марина затихла, по прежнему прижимаясь к его плечу и потом только проговорила. - Ленечка... я тебя очень люблю. И я тебе верю. Она выпрямилась, видимо принимая важное для себя решение. - Мы поедем к моей маме и я скажу, что я пока под подозрением. Тебя можно представить, как следователя, который мое дело и ведет, чтобы она не волновалась так. Я напишу доверенность и остаюсь полной бесприданницей, - тут она грустно улыбнулась, запуская пальцы в свои волосы.

Лионель Савиньяк: - Да, так будет лучше всего, - кивнул Леонид, а потом посмотрел на Марину, которая выглядела растерянной и испуганной. - Не бойся, - добавил он, - Это решение не только верное, но и вообще единственное из всех возможных. Нужно выкупить твою свободу. Сейчас это самое главное. А потом, если... когда все получится, - решительно сказал Савин, - может быть ты согласишься остаться со мной и жить здесь? Я понимаю, что ты привыкла к другому, но... боюсь, что кроме этой старой однушки мне нечего тебе предложить. Леонид затаил дыхание в ожидании ответа от Марины. Неужели его давняя мечта сбывалась - хотя и при таких диких обстоятельствах?

Марианна: Марина посмотрела в его глаза. Нет, ее Костя не мог сравнится с Леней. Костя был каким-то странным в проявлении любви и пытался задабривать ее подарками, а сам безбожно ревновал без повода, хотя вынужден был брать жену по всяким мероприятиям, а потом и пенял ей за откровенные наряды и улыбки направо-налево. Создавалось впечатление, что она - ширма для него, эталон качества. А Лёня... Лёня тот самый рыцарь, который вытаскивает ее из болота, нежданный спаситель, любовник, друг и ...возможный покровитель. О гламурной жизни можно забыть, но стоит ли жалеть? Она блистает, но каково мужчине, который боится ее потерять? Марина положила голову ему на плечо. - Если мы выкупим мою свободу, то я останусь здесь, с тобой. Но, Лёнечка, связь со мной не повредит ли твоей работе? Где угодно могут возникнуть сплетни за спиной, что ты сам участвовал во всей этой афере, чтобы выкупить любовницу, это грозит твоей карьере. Вполне может быть, что нам придется потом уехать отсюда. Она поглаживала его плечи. Он сильный, умный, все сделает, но и она должна чуть-чуть соображать, чем грозит ей и ему такой поворот дела.

Лионель Савиньяк: Леонид погладил Марину по голове. - Не я первый, не я последний, - усмехнулся он, - Если что-то и могло бы мне повредить, то точно не это. На нашей "кухне" такие дела время от времени случаются и считаются почти в порядке нормы. Не бойся, милая, - Савин снова прижал Марину к себе, - ничего не бойся. Леонид поцеловал возлюбленную в макушку и подвинул ей телефон. - Позвони матери, договорись с ней, - сказал он, пересаживая Марину на другой табурет и вставая, чтобы открыть форточку на кухне, - А я пока покурю.

Марианна: Марина послушно кивнула и глубоко вздохнула, собираясь с духом. А собраться надо было непременно, неизвестно, как мать отреагирует на весть о вдовстве дочери и криминальной ответственности. Она взяла мобильный, белый, совсем новый... Он достался ей ценой хорошей затрещины месяц назад, иногда Марине казалось, что он и сам пульсирует, как и ее щека тогда. Еще раз вздохнув, она набрала нужный номер и вполголоса стала разговаривать. Естественно, она не сразу сказала, что произошло. Из разговора было понятно, как нелегко Марине было рассказывать о случившемся. Единственное, чем она попыталась успокоить маму, так это то, что она под покровительством человека, который займется ее делом и что она не в тюрьме. Разговор длился долго. Мама плакала. за ней стала плакать и Марина, уговаривая старушку ее дождаться, чтобы подписать бумаги и не волновать себя. Когда разговор закончился, она повернулся к Лёне. - Нам нужно ехать уже завтра. Я боюсь за маму. Если она меня не увидит в ближайшее время, то решит, что я нарочно ее обманываю, чтобы она не волновалась, и сижу в тюрьме...

Лионель Савиньяк: Когда Марина закончила разговор с матерью, Леонид затянулся последней порцией горького сигаретного дыма и затушил окурок в пепельнице. - Поехали сегодня, - сказал он, оборачиваясь, - ведь у меня выходной. Чем быстрее удастся все уладить, тем лучше... Давай завтракать и собираться, - предложил Савин, - Кофе готов?

Марианна: - Ой, кофе! - вскочила с места перепуганная Марина и кинулась к плите, обжигаясь о горячую ручку, - Сейчас выкипит! Схватившись обожженными пальцами за мочку уха, она зацокала языком. - Сегодня? Ах да, уже ведь сегодня, а не завтра. Ты прав, Лёня... А тебя как представить маме? Друг или.. муж?

Лионель Савиньяк: - Будущий, - улыбнулся Леонид, - Если только ты и правда согласна выйти за меня замуж. Он взял у кухонной раковины тряпку, чтобы поймать потеки кофе на плиту, но благодаря вмешательству Марины "аварии" не случилось. - Осторожно, милая... Савин взял руки Марины в свои и поцеловал обожженный пальчик. - Ну и ты ведь собиралась сказать матери, что я следователь, который ведет твое дело, - добавил он, водружая на место кофеварки на плите сковородку для будущей яичницы с ветчиной, - Так что, думаю, я смогу убедить ее в том, что все не так страшно, чтобы она не волновалась. Капитан привычно быстро приготовил завтрак, пока его возлюбленная разливала кофе по чашкам.

Марианна: - Тогда сейчас не следует ей говорить о нашей связи, иначе она расценит мое поведение более чем легкомысленное или даже продажное, - Марина насыпала сахар в кофе и поглядела в окно, - Оставим все, как есть. Ты - следователь, я - подозреваемая. Как это похоже на женский роман, ты не находишь? Будет время и я с удовольствием вспомню эти моменты... И вопреки всем законам жанра я могу сейчас сама, краснея от смущения, сделать тебе предложение, чтобы ты женился на мне, - она села за стол, глядя на "шеф-повара".

Лионель Савиньяк: Савин тоже сел за стол и улыбнулся Марине. - Я счастлив его принять, - признался он, - Я никогда не надеялся, что ты захочешь стать моей женой. Хотя, это неправда, - он усмехнулся, - Конечно, я надеялся. Но уводить тебя у Константина было бы нечестно, потому что... ты же сама видишь, как я живу, - он передернул плечами и посмотрел на девушку, - Но я люблю тебя. Очень люблю и сделаю все для того, чтобы мы были вместе, и ты ни о чем не беспокоилась. Леонид накрыл руку Марины своей, потом взял ее и поднес к губам. - Поверь, так бывает не только в женских романах, - улыбнулся он.

Марианна: - Сейчас для тебя нет никаких преград, любимый, - Марина порозовела от удовольствия, - Мне до сих пор все это кажется сказкой, Лёня. Слишком все неправдоподобно, страшно и прекрасно. А сейчас... давай позавтракаем и поедем. Хоть мне и будет тяжело сейчас говорить с мамой, но чем быстрее, тем быстрее, правда? - она посмотрела в его глаза. Как странно - друг вдруг становится мужем...

Лионель Савиньяк: - Да, верно, - согласился Леонид, и уже довольно скоро они собрались и вышли из дома, чтобы отправиться к матери Марины. Приятная пожилая женщина показалась Савину очень перепуганной, потому они с Мариной постарались прежде всего успокоить ее, хотя... Было видно, что теперь покойного мужа своей дочери она не любила, и волновалась только за Марину. Хотя, на капитана она тоже смотрела с недоверием, так ему показалось, но бедную старушку можно было понять. Вскоре были улажены все дела и у нотариуса. Савин посмотрел бумаги и покивал сам себе - денег должно было хватить. - Все будет хорошо, - снова сказал он обеим женщинам, когда они вышли из конторы. - Марина, останься сегодня с матерью, все равно мне завтра на работу, а тебе лучше не быть одной. Я приеду вечером, - пообещал Савин, - нужно будет еще кое-какие бумаги подписать.

Марианна: Марина кивнула и, обнявшая мать, стояла на пороге. Потом сказала, что позвонит кое-кому и отошла с капитаном за угол. Там порывисто обняла, чтобы поцеловать на прощение не на глазах у мамы, чтобы не волновать лишний раз. Целовала страстно и будто в последний раз, смакуя его теперь уже такие родные губы. - Милый, возвращайся поскорей, я ведь жду тебя, - провела она рукой по его щеке, - Ты мой мужчина, я твоя женщина...только вернись.

Лионель Савиньяк: Леонид обнял Марину, прижал к себе, отвечая на ее горячий поцелуй, перехватывая инициативу. - Не волнуйся, любовь моя, - в который раз уже сказал он, - Я все улажу. Савину удалось сделать так, чтобы Марина не попала в тюрьму, но пришлось отдать практически все, на что она имела право после смерти мужа, включая и коттедж, где они жили с Константином, и его машину, и накопления. Несколько дней Марина пожила с матерью. Когда все окончательно было улажено, Савин пришел к любимой. - Это тебе, - сказал он прямо на пороге, доставая из-за полы куртки чайную розу на длинном стебле, - и это тоже, - Леонид протянул раскрытую ладонь, на которой лежала бархатная коробочка с кольцом в две зарплаты следака, - Давай подадим заявление прямо сегодня?

Марианна: Марина прикрыла ротик обеими ладонями, глядя на подарок, потом перевела взгляд на капитана и только кивнула, радостно ахнув. - Милый... Я согласна, - она даже не раскрыла коробочку, а только подставила кисть со свободным уже пальчиком. - Примеришь? И прямо сегодня?! - ахнула она, - Это невероятно! И так быстро! - похоже, что она не верила этому счастью.

Лионель Савиньяк: Леонид поцеловал руку Марины прежде, чем надеть на ее пальчик золотое кольцо, украшенное бриллиантом. Оно оказалось впору. - Тебе нравится? - спросил он, снова прижимая к губам маленькие пальчики возлюбленной.

Марианна: - Нравится, - проговорила Марина, глаза ее блестели от невольных слез радости. Она вдруг сильно обняла Савина и прижалась всем телом. - Но ты мне понравился первым! - шептала она.

Лионель Савиньяк: - А когда? В какой момент я тебе понравился? - спросил Леонид, обнимая любимую и крепко прижимая к себе. В его голосе просквозило неподдельное любопытство.

Марианна: - В тот самый, когда мы с тобой встретились. Может быть ты этого уже не помнишь, но я тогда впервые почувствовала, что могу довериться тебе не как к обычному служебному исполнителю, а как мужчине, рыцарю, - Марина покраснела, когда начала вспоминать, обнимая Савина, - На мне еще была эта ужасно пошлая маечка с розой, я была вся заплаканная, ужасно некрасивая и растерянная. Мне казалось, что на меня все в том коридоре смотрели, как на проститутку, а ты - нет. Ты оказался не таким, как все. Даже когда Коля приехал домой, все еще упрекал меня в том, что я вырядилась как шлюха, что я роняю его авторитет даже в вашей богадельне... А я стыдилась тогда, что ты меня такой увидел. Но и была благодарна. Я не ошиблась в тебе, милый, - шептала она на его ухо, - И я по праву остаюсь только с тобой... уже с той самой минуты.

Лионель Савиньяк: - Я тоже полюбил тебя в тот самый момент, когда увидел впервые, там, в управлении, - признался Леонид, - Сколько же времени мы потеряли зря... Но ничего, - он улыбнулся, - теперь ты моя и только моя. Савин поднял Марину на руки и закружил, словно собирался так и перейти за порог квартиры и нести любимую женщину к самому загсу.

Марианна: Марина звонко смеялась и обнимала Савина за шею. - Да хоть сейчас, милый! Сейчас же и подадим заявление! Я не хочу быть вдовой в такой прекрасный день, хочу быть твоей женой. В тапочках, халатике, с жареной картошкой! Но что бы ты был рядом, любовь моя.

Лионель Савиньяк: - Отлично! - обрадовался Леонид. - А на обратной дороге купим торт и шампанское. Он поцеловал любимую, отпуская ее с рук, чтобы она могла собраться.

Марианна: - Любое твое желание теперь закон, Марина смеялась. Действительно, почему бы тут же не поехать в свадебное путешествие или не гулять по городу всю ночь до утра? Или купить угощение для дома, а самим скрыться в неизвестном направлении! - Мы купим шампанское и торт, я измажу тебя всего этим тортом, а в шампанском искупаемся!



полная версия страницы